Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Тот самый Мюнхгаузен

Я тут недавно обмолвился, что хорошо бы когда-нибудь поставить памятник курьеру. Не какому-то конкретному, а всем мальчикам и не очень, которые в минуту жизни трудную пришли на помощь, рискуя здоровьем и в какой-то степени жизнью, чтобы и себя со своими близкими прокормить, и многим окружающим сделать доброе дело.

А один читатель мне даже с каким-то неожиданно острым эмоциональным протестом ответил, что большинство этих курьеров меня в глубине души ненавидит и при случае с удовольствием поднимет на вилы по старинной народной традиции. И вы знаете, я с ним абсолютно согласен. Разве что, некоторое сомнение может вызвать слово «большинство». Но такие вещи вообще плохо считаются. Однако так-то, да. Могут и поднять. Даже очень вероятно и с удовольствием. Что отнюдь никак не противоречит моим мыслям и чувствам относительно и памятника, и их самих.

Тут несколько дней назад Аркадий Бабченко в свойственной ему несколько истерической стилистике написал про врачей. Мол, все их постоянно нынче благодарят и прославляют, а на самом деле многие из них полное дерьмо и слова доброго не стоят. И сами очень часто являются одной из основных опор, а то и создателями той самой системы, благодаря ошибкам или прямым преступлениям которой вынуждены потом совершать героические поступки. Написал, как обычно, в неприятной и чуждой для меня манере, но, как тоже чаще всего, полную правду. Отменяет или компрометирует всё сказанное им героизм огромного количества врачей? И сам Бабченко задается вопросом, а в принципе те ли это самые врачи и вообще врачи ли они? Думаю, что нет, не компрометирует и не перечеркивает, а врачи именно те самые.

Давно сложился такой уже, типа, шаблон начала многих славных биографий: «В таком-то году он ушел добровольцем на фронт». И складывается впечатление, что почти все шли добровольцами. А между тем подавляющее большинство никто не спрашивал, призывали без всяких разговоров. И дальше воевали по-разному вне большой зависимости от всяких привходящих. Последняя сволочь, мобилизованная из-под палки и совершившая до того в жизни множество самых пакостных поступков, мог до последнего патрона остервенело отстреливаться в окопе или поползти к вражескому танку с гранатой. А совестливый и добрейший человек мог не выдержать ужасов окружения с сдаться в плен, бессильно подняв руки. Да, конечно, многое определялось качеством личности, но ничто не давало абсолютной гарантии.

Есть такое существо. Называется человеком. В нем много чего намешано. Если разложить по мелким кусочкам на столе, то обычно зрелище получится более чем неаппетитное. А всё вместе как будто иногда и ничего страшного. Бывают вполне себе симпатичные особи. Изредка встречаются и вовсе красивые. Сам удивляюсь.
вторая

Не мытьем, так катаньем


Я с детства чаще многих испытывал одиночество. Оказываясь нередко эмоционально лишним в компаниях и не умея толком искренне присоединяться к общему настроению. Так что это чувство некоторой отчужденности не является для меня чем-то неожиданным или таким уж горьким. Но никогда ещё, похоже, я не оставался настолько один.

Я, видимо, нынче единственный в мире не вирусолог. Все остальные поголовно и без исключения стали специалистами самого высокого уровня. Каждый знает о вирусах больше, чем о своих ближайших родственниках и по любому поводу в этой области имеет собственное авторитетнейшее мнение. Я же по-прежнему остаюсь валенок валенком и от того ощущаю себя тоскливо и не слишком уютно.

Но всё-таки, следует признать честно и искренне, совсем уж избежать тени всеобщего помешательства не удалось. И потому какие-то детские вопросы сам себе автоматически задаю. Ну, например, нас ещё со школы учили, откуда вообще взялись прививки. Когда-то кто-то во время всяких эпидемий то ли чумы, то ли холеры, то ли оспы, никто ещё не понял толком чего, называли обобщенно и не парясь по поводу нюансов «черной смертью», но заметил, что переболевшие и чудом оставшиеся в живых более не заражаются или во всяком случае заражаются гораздо реже. Потом это назвали иммунитетом. 

Collapse )
вторая

Только не надо нам нагнетать и подбрасывать

Отмороженное и бессмысленное дерьмо в нынешнем веке получило уникальную социально-техническую возможность публичного самовыражения. Карантин всё это великолепно конденсировал и самогон начал активно заполнять емкости.

Цирк зажигает огни. Одновременно возводя, казалось бы, непреодолимые границы и при этом стирая любые культурные и политические различия.

В центре Берлина произошло удивительное единение самых правых и левых ультра, протестующих против коронавирусного заговора, устроенного Мировым правительством, состоящим сами знаете из кого.

В Нигерии на тот момент, когда я увидел эту информацию, от эпидемии умерли тринадцать человек, а для обеспечения карантинных мер военные патрули застрелили минимум восемнадцать.

В Перу есть индейское племя, о существовании которого все подзабыли, настолько они далеко живут от ближайшей точки хоть какой-то цивилизации. Но несколько человек уж очень странно плохо себя почувствовали. И товарищи почти неделю несли их на руках до ближайшей больницы. Доставили живых, проверили, оказался ковид.

Сам не ожидал, что когда-нибудь стану цитировать Кураева. Уж очень чуждый мне человек. Но, думаю, далеко не бесталанный и неглупый. Сказал тут недавно, что пандемия не повод для морализаторства. Да уж. Точно не повод.

вторая

Хроника пикирующего бомбардировщика

Кабинет министров Израиля принял решение создать буферную зону вокруг ряда городов, в которых проживает крупная община евреев-ортодоксов.

Первым населенным пунктом, в который ограничен доступ, - город Бней-Брак, где в середине недели на прощание с известным раввином собрались сотни людей, хотя до этого власти ограничили количество участвующих в похоронах до двадцати человек.

Израильский минздрав сообщает, что почти треть тех, кто заразились коронавирусом, были инфицированы в синагогах и иешивах - религиозных учебных заведениях.

По информации израильских медиа, ежедневный рост заражения в Бней-Браке составил 15%.Почти половина пациентов, госпитализированных с COVID-19 - евреи-ортодоксы. Власти полагают, что в Бней-Браке число зараженных может превышать 2000 человек.

Но иудеи зря думают, что они самые истовые и экзотичные.

Духовник патриарха Кирилла и братии Оптиной пустыни 88-летний схиархимандрит Илий (Ноздрин) облетел Москву и Санкт-Петербург на самолёте с молитвой о защите России от эпидемии коронавируса.

3 апреля патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершит принесение иконы Божьей Матери «Умиление» с места её пребывания в Крестовом Владимирском храме патриаршей резиденции в Чистом переулке в Богоявленский собор Москвы.

Вечером того же дня в Елоховском соборе начнётся утреня праздника Похвалы Пресвятой Богородицы. Отмечается, что перед иконой Божией Матери «Умиление» молился святой преподобный Серафим Саровский.

Но хуже всех выступил, конечно же, я. Вообще, мне моим черным ртом надо бы поменьше болтать, а то слишком быстро сбывается всякая пакость. Не успел вчера заметить, что наверняка какому-нибудь умнику придет в голову мысль о сухом законе, как немедленно апокалиптические фантазии начали сбываться.

Власти Забайкальского края временно запретили розничную продажу алкоголя в регионе на фоне распространения коронавируса, сообщается на официальном портале региона. «Из-за режима самоизоляции обострилось количество правонарушений, совершенных на почве алкоголя», — пояснил зампред краевого правительства Андрей Гурулев. Запрет будет действовать «до особого распоряжения».

Накануне, 1 апреля власти Башкирии на фоне эпидемии COVID-2019 разрешили продажу алкоголя только с 10:00 до 18:00, а руководство Хакасии ввело более строгое ограничение — с 10:00 до 15:00. Ранее подобные меры приняли Якутия и Карелия.

Самым адекватным в данном случае оказался обычно отмороженный Рамзан. Он тупо закрыл республику и велел всем сидеть дома и не рыпаться. Вопрос с алкоголем, естественно, даже не обсуждается. А кто по глупости пытается обсуждать, мгновенно вынуждены извиняться.

Короче, Первомай шагает по планете! Как же прекрасна была наша молодость!
вторая

«Столичная» очень хороша от стронция

Вот только, умоляю, не надо здесь и сейчас о вреде алкоголя в условиях эпидемии или наоборот про дезинфицирующее действие при внутреннем применении. Это пошло, господа, не менее, чем «в Украину» или про аборты. Давайте серьезно, без агрессивной подростковой шизофрении.

Дело ведь не в том, пить или не пить чисто теоретически и умозрительно. И не в том, полезно это или вредно. А в конкретной реальной ситуации на сегодняшний день.

Я тут недавно в одном тексте обмолвился, что у меня имеются некоторые сложности с закупкой спиртного. И немедленно читатель меня укорил, мол, что же вы, Александр Юрьевич, с Вашим жизненным опытом не озаботились закупкой достаточного количества заблаговременно. Сразу не ответил, устыдившись и потупившись. Но вот сейчас решил хоть немного оправдаться.

Дело в том, что ещё с ранней юности, как только стал жить отдельно от родителей, мечтал, как в романах или редчайшем доходившем до нас западном кино, создать домашний бар. И несколько раз мне это почти удавалось. Но трагичность этого «почти» заключалась в том, что в результате огромных многомесячных усилий, казалось, ещё немножко, и ряд красивых бутылок на стеллаже начнет превращаться в нечто предполагаемое. И тут обязательно случалась какая-нибудь спонтанная хаотичная массовая пьянка, в результате которой на утро нигде не оставалось даже капли на донышке.

Второй сокрушительный удар по моей наивности был нанесен уже в конце восьмидесятых, когда у меня появились ранее никогда и не предполагаемые и жилищные, и финансовые возможности. Я в какой-то момент решил принципиально избавиться от проблемы наличия или отсутствия спиртного, для чего закупил алкоголь в товарном количестве, в частности, кроме много прочего в одной из комнат огромной по тем временам квартиры расположились несколько десятков ящиков финского клюквенного ликера.

Кончилось всё это предельно плохо. О подробностях даже когда-то упоминал, сейчас воздержусь, просто прошу поверить. Опыт однозначно и категорически показал, что держать дома слишком уж много спиртного, по крайней мере для меня, мягко говоря, не очень целесообразно.

Впрочем, те буйные и бесшабашные времена давно прошли. Сейчас совершенно спокойно бутылка водки может простоять в буфете и пару-тройку недель вовсе нераспечатанной, а если и открывается, то потребление за раз чаще всего ограничивается несколькими рюмками. Но традиция осталась. В доме обычно бутылка-две крепкого спиртного и столько же вина для жены. Ну, и пиво, это уже больше в зависимости от сезона и настроения.

Но отвлечемся от моих персональных «тараканов». Возможно, совершенно нерепрезентативные и субъективные наблюдения свидетельствуют, что по самым разным причинам, но в подавляющем большинстве знакомых мне семей ситуация с алкоголем примерно такая же. Да, кое-что есть, но больших запасов дома никто не держит и массово закупаться не привык.

А тут карантин. И можно что угодно рассказывать хоть относительно и изредка выпивающему человеку о прелестях здорового образа жизни, но просидев несколько дней взаперти, он меланхолично потянется к рюмке или бокалу. И через некоторое время обнаружит, что всё закончится. И тут же быстро, если даже случайно не был в курсе раньше, обнаружит, что доставка спиртного запрещена. А когда-то не было никаких проблем. Но, не помню уже точно, лет пять назад, по-моему, боюсь ошибиться, кому-то пришла в голову очередная гениальная идея и теперь даже пива тот же «Перекресток» не привозит.

И почешет репу мужик, повздыхает, однако и самый осторожный в конце концов плюнет и пойдет в магазин за бутылкой. Который побогаче и физически поздоровее, тот и возьмет побольше. Но всё равно не напасешься. Придется ходить.

Я всё ждал, может кто-нибудь хоть немного вменяемый там наверху окажется. Отменят, пусть только на период самоизоляции, запрет на торговлю спиртным по интернету. Нет, куда там. Даже наоборот, стали говорить о планах и вовсе ввести сухой закон. Да ещё и запретить продажу сигарет.

Фашисты.
вторая

Все умрут, а я останусь

Ну, во-первых, не получится. Понимаю, что в такой ситуации, как в старом анекдоте про отсутствие патронов, относительно «во-вторых» можно уже и не говорить, но тут редкий случай, когда и это не имеет значения.

Если бы и получилось, то бесполезно. Скучно и никакого смысла. Тихого злорадного удовольствия от такого чуда хватило бы только на несколько минут. Дальше чисто по Райкину, обладание дефицитом приносит удовольствие лишь когда есть с чем и кем сравнивать.

Тут не давно слушал интересную тем, что предельно безэмоциональная, беседу нескольких крупных ученых о так называемом «всемирном потеплении». И один геофизик, переиначив мысль Вольтера, сказал, что, если бы потепления и не было, то его следовало бы выдумать. И довольно, с моей точки зрения, рационально обосновал, но сейчас совсем о другом.

Ведь на самом деле подобное можно применить к очень многому. Весьма универсальная формула. СПИД сделал для корректировки человеческого поведения в самых разных областях, вплоть до морали и нравственности, сильно больше, чем все религии и философские системы вместе взятые.

То же относится и к новому коронавирусу. Совершенно не имеет значения, что он из себя реально представляет и какие истинные угрозы несет. Это даже не сигнал или целеуказание, а всего лишь нейтральный намек для желающих прислушаться. Скорее всего абсолютно бесполезный, как почти всё, но столь же абсолютно необходимый.

Сентиментальные и чувствительные люди с нежной душой призывают не стрелять в белых лебедей и почему-то очень боятся черных. Но черные много полезнее и умнее.

Сегодня меня добавил в «друзья» какой-то ранее мне не известный блогер. Поскольку такого давно не происходило, я с некоторым удивлением зашел в его Журнал для знакомства и увидел, что это крупный адепт «Здорового образа жизни». Сначала весело улыбнулся, представив себе, как истинный «зожник» отреагировал бы на мой образ жизни. Но потом улыбка тихо сползла с уст моих. Возможно, этот человек знает что-то не всем доступное и смотрит много глубже обыденного.
вторая

Новогодняя история, почти святочная

Нет, это я еще не вернулся с каникул, просто решил всё-таки поделиться уж очень уместным сюжетом, пока он не забылся.

Прошлой весной был в Тель-Авиве. И у меня в самый неожиданный и неподходящий момент, как это обычно бывает, раскололся зуб и началась очень сильная боль. Звоню дочке, она женщина хоть в медицинских вопросах, к счастью, пока не слишком опытная, но молодая, шустрая, с четырьмя языками, включая местный, должна что-нибудь выяснить. Прошу срочно найти любую клинику, пусть самую дорогую, только побыстрее. Приезжает через полчаса, несколько растерянная, говорит, что всё это время по дороге висела не телефоне, но сегодня какой-то государственный праздник и везде или автоответчики, или просто не отвечают. Спрашивает, а есть ли у меня что-то типа страховки.

А тут отдельная история. Эта самая медицинская страховка для выезжающих за границу формально является одним из необходимых документов при зарубежных поездках, наряду с загранпаспортом, визой, обратным билетом и гостиничным ваучером или его заменителем. Правда, с меня никогда пограничники не требовали эту бумажку, видимо, везло. Но, зная, что они имеют такое право, я, чертыхаясь, но на всякий случай её всегда оформлял. Дело не очень трудное, но достаточно муторное, особенно в последние дни перед отъездом, да и в памяти держать постоянно лень. А тут как-то в Сбербанке ко мне пристали, чтобы я оформил какую-то элитную кредитную карточку, черную, которая кручи всяких золотых и платиновых и мне, по их мнению, крайне необходима. Я вяло отбрехивался, а операционистка не отставала и перечисляла всякие блага, которые на меня с этой карточкой посыплются. И вдруг в этом потоке мусорной информации проскальзывает что-то относительно зарубежной страховки. Прошу уточнить, и она поясняет, что наличие такой карточки отменяет необходимость этих самых постоянных страховок, она сама и есть бессрочная страховка, признаваемая всеми. Я поверил и оформил. Но никогда ей так и не воспользовался.

Тут протягиваю дочке и излагаю ситуацию, как её понимаю. Соня начинает куда-то активно звонить, с кем-то о чем-то оживленно переговаривается и через какое-то время докладывает, что, мол, действительно, это какая-то наикрутейшая международная страховая контора с коло-центрами в Лондоне и Варшаве, я у них и вправду зарегистрирован, и они будут мною заниматься, просили подождать. Ждем. Примерно через час раздается звонок. Соня говорит, что страховщики подняли на уши весь Тель-Авив, но нашли единственное место, где как будто мне согласились помочь.

Берем машину, едем по указанному адресу куда-то в старую Яффу, узенькие улочки, почти трущобы, не без труда находим нужный дом, подходим к двери, на которой нарисован красный полумесяц и зуб, дергаем дверь, она заперта, звоним, никто не отвечает. Дочка снова берется за телефон, кого-то достает, но добивается только ответа, что надо стоять и ждать. Наконец, минут через пятнадцать-двадцать появляется довольно молоденький арабский мальчик на ходу что-то дожевывая, явно из-за стола. Открывает дверь, по скрипучей лестнице сомнительной чистоты и прочности проводит на второй этаж в какую-то каморку с подобием дантистского кресла и, надо признать, весьма быстро, ловко и профессионально разбирается с моим зубом. К счастью, в какой-то степени обошлось.

И подобная история происходит у меня перед нынешним Новым годом, днем тридцать первого. Жена связывается по телефону с нашим постоянным врачом, тот уже к этому времени сидит за праздничным столом, говорит, что, судя по услышанным симптомам, мне нужно срочное хирургическое вмешательство, но сам, естественно, уже ничем помочь не может и представления не имеет, кто сейчас работает. Начинаем поиски. Действительно, никто. Даже скорая платная дежурная ЦНИИСа, самое главное заведение города, закрыта и не отвечает.

В полном отчаянии звоним по первому адресу, всплывающему в поисковике, где указан Госпиталь челюстно-лицевой хирургии для ветеранов войн. Там неожиданно говорят, чтобы приезжал. Вызываю такси, через полчаса по пустой уже Москве на месте, это в районе Шаболовки. При госпитале поликлиника. Захожу, роскошный холл, гардероб, подходит милая девушка в белом халате, помогает раздеться, надеть бахилы, потом подводит к какому-то аппарату, куда-то нажимает, вручает выскочивший талончик и смущенно предупреждает, что, несмотря на острую боль, придется немного подождать, праздник всё-таки. Потом под ручку ведет в регистратуру.

Просторная светлая комната, там за компьютерами сидят ещё три совершенно свободные и не менее обворожительные девушки. Сажусь напротив первой же, протягиваю паспорт со свидетельством ОМС (был предупреждён по телефону), она начинает быстро стучать по клавиатуре, выясняет, что я у них первый раз, сейчас, говорит, оформлю медкарту. Я, честно говоря, даже не имя в виду сильную боль, нахожусь в некотором напряжении, уж очень всё сладко складывает, не в нашей привычной отечественной стилистике. Жду подвоха и вот, наконец, девушка начинает крутить в руках мой полис, ой, удивляется, да он у вас старого образца, давно надо было сменить, этот уже не действующий. Ну, думаю, слава Богу, всё становится на свои места, повеяло родным духом, конечно, обязательно должна быть какая-то закавыка. И с трудом пытаюсь объяснить, что черт с ним, этим полисом, я готов заплатить любые деньги, только примите.

Но девушка даже руками на меня замахала. Какие, говорит, пустяки, о чем вы, Александр Юрьевич, я что не вижу, что вы коренной москвич и приличный пенсионер, конечно, мы вам поможем и совершенно бесплатно, а устаревшая бумажка – это просто чепуха и яйца выеденного не стоит. Поднимайтесь на второй этаж, вас вызовут. Поднимаюсь. Народу довольно много и вид у всех не самый лучший, сажусь, готовлюсь к длительным мучениям. Но уже минут через двадцать, если не меньше, называют мою фамилию.

Вхожу. Огромный сияющий кабинет с (я, конечно, не специалист, но по первому впечатлению) самым современным, во всяком случае на вид совершенно новым оборудованием. Работают за отдельными перегородками сразу несколько бригад, в каждой врач, фельдшер у компьютера и медсестра на подхвате. Быстро ставят диагноз, делают всё, что нужно, и отпускают. Предупредив, что сегодня в двенадцать лучше вместо шампанского выпить несколько рюмок водки. До Нового года остается ещё час три.

Даже не знаю, стоит ли упоминать, но всё-таки, чтобы сюжет не получился совсем уже сказочным, расскажу честно. В тот момент, когда сестра набирала шприц, врач поинтересовалась, как я переношу бесплатную анестезию. Я несколько удивленно переспросил, а в чем дело, почему такое странное уточнение. Относительно своей реакции на бесплатную анестезию не в курсе, но, если подобный вопрос возникает, то нельзя ли платную. Она ответила, что никаких особых проблем, просто это стоит восемьсот рублей, и не все соглашаются. Я согласился. Больше никаких сложностей не возникало.

Велела прийти на осмотр послезавтра, второго января. Но только после восьми вечера. То есть, у них и днем будет работать филиал, но он довольно далеко, за метро «Царицыно», так что, если мне Шаболовка удобнее, то с вечера до утра. Был и в этой ночной приемной. Конечно, не столь роскошно, но тоже очень удобно, эффективно и в любом случае с израильскими условиями не сравнить.

Итак, вот вам «два мира – два Шапиро». А вы всё льете грязь на нашу Родину. Лучше запомните адрес: Лестева 9. Может, пригодится. Хотя, не дай Бог, конечно.
вторая

Да, чё там, пишите сразу в плен

Нет, я прекрасно понимаю, что это не просто не мое собачье дело, а настолько абсолютно не мое, что даже любой самый вежливый мой вопрос на эту тему может быть воспринят как кровное оскорбление.

Но, искренне надеюсь, моя репутация в этом отношении столь бесповоротно испорчена, что я всё-таки осмелюсь задать такой вопрос. Ну, скажите, нахрена украинцам это ОРДЛО? На любых условиях.

То есть, естественно, я говорю не о какой-то фантастике с участием марсиан или рептилоидов, а на любых реальных мыслимых условиях. Не только сформулировать, но и хоть как-то приблизительно и туманно я не могу вообразить ничего, что принесло бы какую-нибудь внятную пользу и не закончилось бы продолжением дальнейшего кровавого позора.

Зачем тупо и усердно стараться забить этот ржавый гвоздь себе в задницу? Тут даже не мазохизм, а предельно обостренный и извращенный суицидальный синдром. Стена, только та самая стена с пулеметчиками на вышках и свежеперепаханной контрольной пограничной полосой.

Простите. Понятно, что я паршивый патриот любой страны и мне не дано понять тонкие струны вашей души, для которой смертельно болезненна сама мысль, что хоть пядь родной земли может быть отторгнута. Меня, правда, не то, что извиняет, но, возможно, немного объясняет мое поведение то, что большую часть детства я провел в магаданских карантинных дизентерийных бараках. А там главной задачей было не заразиться.

Правда, похоже, тут зараза уже проникла всюду. Но не уверен, что это повод дополнительно столь активно стремиться объединиться с лепрозорием.
вторая

Всё равно судимы будете

Не, ну, ладно, если без всяких шуток и юродства, а кто-нибудь в серьез не уверен, что Навальный действительно на корню куплен американцами и бьется исключительно за их бабки из корыстных побуждений?
Впрочем, ладно, извините, это я так, как говорили в свое время у нас в порту Мотыгино после первого стакана вечернего питьевого спирта, «для разгону беседы». Хочу сейчас несколько слов совсем о другом, о вечном. В Саратове толпа хотела линчевать подозреваемого в убийстве маленькой девочки. То есть, это я так аккуратно по привычке пишу «подозреваемого». Толпа-то была уверена в его виновности. Толпа всегда уверена. Иначе она не толпа. Неуверенная толпа – всего лишь невнятное множество мятущихся душ.

Я же о своем отношении к смертной казни говорил бесчисленное количество раз и повторяться давно зарекся. Это из оперы «на Украине», про аборты, ношение оружия и кто распял Христа. Потому тут не стану никому морочить голову, а просто вспомнилась пара старых историй.

Первая произошла примерно в середине шестидесятых в одном из традиционных сельскохозяйственных американских штатов, где тогда ещё не отменили смертную казнь и даже не ввели на неё мораторий. Судили некого серийного убийцу. Процесс получился громким из-за своих кровавых экзотических подробностей, информация просочилась в центральную прессу и попалась на глаза очень крупному ученому-психиатру из Нью-Йорка. Профессор, мировая величина, он приехал на суд, вошел в контакт с адвокатами обвиняемого, сначала в одиночку, потом подтянул из своей клиники весьма значительные силы, и они начали заниматься психиатрическими экспертизами.

Работали больше года. Профессор за это время успел написать с десяток статей в самых авторитетных научных издания и даже выпустил отдельную монографию, имевшую в среде специалистов большой успех. Он для себя установил, что убийца болен даже не раздвоением личности, а личностей этих довольно много, но между собой они практически не связаны, о существовании друг друга и не подозревают, а преступная из них только одна. Так что, остальные не могут и не должны отвечать за её поступки.

Судья был очень терпелив, присяжные предельно доброжелательны и уважительны, профессора и членов его команды слушали долго и со всем вниманием. А потом минут тридцать посовещавшись, приговорили убийцу к электрическому стулу.

Когда вечером перед отъездом расстроенный профессор сидел в баре своей гостиницы, к нему подошел пожилой скотовод, старшина присяжных. Он попросил ученого не побрезговать угощением, заказал ему выпить и изложил примерно следующее. «Я вижу, у Вас плохое настроение и Вы, похоже, обижены, что невежественные фермеры не поняли глубины Ваших мыслей и изысканий, проявив свою грубость и варварство. Но, поверьте, мы очень старались и к Вам со всем пиететом. Я лично даже несколько Ваших статей прочел, конечно, далеко не всё понял, но из дошедшего в полном восторге от уровня знаний и виртуозности научных исследований. Однако, умоляю, и Вы нас тоже попытайтесь понять. Всё-таки все мы фермеры и не в первом поколении. И точно знаем, что, если животное взбесилось, можно над ним рыдать, но усыпить его необходимо».

А вторая история более по времени близкая, это уже начало нынешнего века. Тоже небольшой провинциальный американский городок. В одной большой, издавна там живущей и сильно расплодившейся семье начали умирать люди. Сначала на это не очень обратили внимание, поскольку дело касалось стариков, имевших букеты хронических заболеваний и в любом случае дышавших на ладен. Но после шестого трупа всё же заинтересовались подробнее и начали следствие. Я о подробностях сейчас рассказывать не буду, хотя там много любопытного, но это другая тема. Потому коротко о результатах. Что выяснилось.

Жила очень приличная тихая женщина, домохозяйка, родила и вырастила нескольких детей, сорок с лишним лет в браке, никаких особых событий, маленький чистенький домик, средний доход, на необходимое хватало, излишнего не требовалось, всё шло стандартно, прилично и в полном покое. И вот муж, наконец, умирает, от старости, самым что ни на есть естественным образом. Семья, как уже сказал, была большая, его очень уважали, и родственники устроили роскошные похороны. Заказали самый лучший и дорогой в городке катафалк, организовали поминки по первому разряду, пошили вдове великолепное траурное платье, она в центре внимания, ей говорят самые теплые и торжественные слова сочувствия, и, как она сама потом призналась, когда многолюдная процессия отправилась на кладбище, женщина впервые в жизни почувствовала себя такой счастливой.

А потом всё закончилось, вошло в привычное русло, и вдова затосковала. Ей снова захотелось праздника и всплеска эмоций. Поскучала, поскучала, и начала травить родственников крысиным ядом. Восьмерых отправила на тот свет, ещё одиннадцать по больницам, пока её не остановили. Дали пожизненное. А через несколько лет судья вышел на пенсию и в одном интервью местной газете разоткровенничался. «Конечно, я понимаю, что она сумасшедшая. Но и она, и адвокаты не настаивали на этой линии защиты, а мне тоже углубляться дебри психиатрии не захотелось. Да и то сказать, если разобраться, у нас в городе подавляющее большинство таких сумасшедших, если на это обращать внимание, так и вовсе судить и сажать будет некого. Только лечить. А это же бессмысленно, такое не лечится».

А вы говорите – Госдеп, Навальный…