?

Log in

No account? Create an account

Категория: медицина

Верхняя запись Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Читать дальше...Свернуть )
Не, ну, ладно, если без всяких шуток и юродства, а кто-нибудь в серьез не уверен, что Навальный действительно на корню куплен американцами и бьется исключительно за их бабки из корыстных побуждений?
Впрочем, ладно, извините, это я так, как говорили в свое время у нас в порту Мотыгино после первого стакана вечернего питьевого спирта, «для разгону беседы». Хочу сейчас несколько слов совсем о другом, о вечном. В Саратове толпа хотела линчевать подозреваемого в убийстве маленькой девочки. То есть, это я так аккуратно по привычке пишу «подозреваемого». Толпа-то была уверена в его виновности. Толпа всегда уверена. Иначе она не толпа. Неуверенная толпа – всего лишь невнятное множество мятущихся душ.

Я же о своем отношении к смертной казни говорил бесчисленное количество раз и повторяться давно зарекся. Это из оперы «на Украине», про аборты, ношение оружия и кто распял Христа. Потому тут не стану никому морочить голову, а просто вспомнилась пара старых историй.

Первая произошла примерно в середине шестидесятых в одном из традиционных сельскохозяйственных американских штатов, где тогда ещё не отменили смертную казнь и даже не ввели на неё мораторий. Судили некого серийного убийцу. Процесс получился громким из-за своих кровавых экзотических подробностей, информация просочилась в центральную прессу и попалась на глаза очень крупному ученому-психиатру из Нью-Йорка. Профессор, мировая величина, он приехал на суд, вошел в контакт с адвокатами обвиняемого, сначала в одиночку, потом подтянул из своей клиники весьма значительные силы, и они начали заниматься психиатрическими экспертизами.

Работали больше года. Профессор за это время успел написать с десяток статей в самых авторитетных научных издания и даже выпустил отдельную монографию, имевшую в среде специалистов большой успех. Он для себя установил, что убийца болен даже не раздвоением личности, а личностей этих довольно много, но между собой они практически не связаны, о существовании друг друга и не подозревают, а преступная из них только одна. Так что, остальные не могут и не должны отвечать за её поступки.

Судья был очень терпелив, присяжные предельно доброжелательны и уважительны, профессора и членов его команды слушали долго и со всем вниманием. А потом минут тридцать посовещавшись, приговорили убийцу к электрическому стулу.

Когда вечером перед отъездом расстроенный профессор сидел в баре своей гостиницы, к нему подошел пожилой скотовод, старшина присяжных. Он попросил ученого не побрезговать угощением, заказал ему выпить и изложил примерно следующее. «Я вижу, у Вас плохое настроение и Вы, похоже, обижены, что невежественные фермеры не поняли глубины Ваших мыслей и изысканий, проявив свою грубость и варварство. Но, поверьте, мы очень старались и к Вам со всем пиететом. Я лично даже несколько Ваших статей прочел, конечно, далеко не всё понял, но из дошедшего в полном восторге от уровня знаний и виртуозности научных исследований. Однако, умоляю, и Вы нас тоже попытайтесь понять. Всё-таки все мы фермеры и не в первом поколении. И точно знаем, что, если животное взбесилось, можно над ним рыдать, но усыпить его необходимо».

А вторая история более по времени близкая, это уже начало нынешнего века. Тоже небольшой провинциальный американский городок. В одной большой, издавна там живущей и сильно расплодившейся семье начали умирать люди. Сначала на это не очень обратили внимание, поскольку дело касалось стариков, имевших букеты хронических заболеваний и в любом случае дышавших на ладен. Но после шестого трупа всё же заинтересовались подробнее и начали следствие. Я о подробностях сейчас рассказывать не буду, хотя там много любопытного, но это другая тема. Потому коротко о результатах. Что выяснилось.

Жила очень приличная тихая женщина, домохозяйка, родила и вырастила нескольких детей, сорок с лишним лет в браке, никаких особых событий, маленький чистенький домик, средний доход, на необходимое хватало, излишнего не требовалось, всё шло стандартно, прилично и в полном покое. И вот муж, наконец, умирает, от старости, самым что ни на есть естественным образом. Семья, как уже сказал, была большая, его очень уважали, и родственники устроили роскошные похороны. Заказали самый лучший и дорогой в городке катафалк, организовали поминки по первому разряду, пошили вдове великолепное траурное платье, она в центре внимания, ей говорят самые теплые и торжественные слова сочувствия, и, как она сама потом призналась, когда многолюдная процессия отправилась на кладбище, женщина впервые в жизни почувствовала себя такой счастливой.

А потом всё закончилось, вошло в привычное русло, и вдова затосковала. Ей снова захотелось праздника и всплеска эмоций. Поскучала, поскучала, и начала травить родственников крысиным ядом. Восьмерых отправила на тот свет, ещё одиннадцать по больницам, пока её не остановили. Дали пожизненное. А через несколько лет судья вышел на пенсию и в одном интервью местной газете разоткровенничался. «Конечно, я понимаю, что она сумасшедшая. Но и она, и адвокаты не настаивали на этой линии защиты, а мне тоже углубляться дебри психиатрии не захотелось. Да и то сказать, если разобраться, у нас в городе подавляющее большинство таких сумасшедших, если на это обращать внимание, так и вовсе судить и сажать будет некого. Только лечить. А это же бессмысленно, такое не лечится».

А вы говорите – Госдеп, Навальный…

Симптомы синдрома

Уже несколько недель с четырех до шести утра по ОТР показывают английский телесериал «Доктор Мартин». Поскольку это уже давно как раз мое стандартное время пере сном, я, однажды ка-то наткнувшись, с тех пор смотрю регулярно. Очень нравится и всем искренне могу порекомендовать. Тем более, что совсем необязательно это делать в столь экстремальное для многих время, кино есть в интернете в свободном доступе. Впрочем, если не пойдет, не обессудьте, дело вкуса, а тут я никому ничего не навязываю.

Так вот, вчера этот доктор сказал одному из пациентов, что, если немеют и покалывают обе руки, то ничего страшного. Хуже, когда одна, вполне может быть симптомом приближающейся болезни Альцгеймера. А у меня как раз в этот момент затекла и начала покалывать левая рука. Я несколько напрягся, но постарался себя успокоить, может, ещё пронесет пока.

А сегодня обнаружил ещё один тревожный признак. Ксения Собчак и Константин Богомолов сочетались законным браком. Подобные мероприятия и относящиеся к гораздо много более близким мне людям не то, что не вызывали у меня никогда никакого интереса, но и вовсе не было шансов, чтобы я обратил на такое и малейшее внимание. А тут не просто внимательнейше прочел информацию, узнал, что на Грибоедова было около трехсот гостей и ещё массу важнейших подробностей, но и тупо несколько минут читал комментарии в сети по поводу этого события. Почему-то большинство нашло здесь основания вылить ушаты дерьма на новобрачных, но это как раз не сильно встревожило или удивило, обычное дело. Ещё не хватало, чтобы кто-то примитивно поздравил новобрачных или хоть промолчал. Проблема совсем в другом.

Она в том, что в принципе с психикой какой-то явный непорядок, если я занялся такого рода развлечениями. Как-то не совсем уютно становится жить. Перспективы довольно мрачные.

И ещё совсем безотносительно, просто по касательной, пришло в голову. Лимузин, роскошное белое платье, подружки невесты, фотосессия, прочее соответствующее… Нет, ну, никаким образом не против и никаких малейших негативных ощущений. Здоровья и счастья молодым! Только почему-то совершенно не представляю, как бы мог сосуществовать с женщиной, которую интересовало бы что-нибудь из перечисленного. Она сама была бы мне абсолютно не интересна. И никому из моих детей ничего подобного в голову прийти не могло, и не приходило, хотя мы это никогда не обсуждали и даже не упоминали.

Да, нехорошие признаки. Тревожные.
Когда придет последняя тоска,
И испарится запах всех садов,
Тогда уже введу свои введу войска
На улицы проклятых городов.
Забудьте про опасности простуд
И можете проститься с головой.
Останется один нестрашный суд,
Но только лишь военно-полевой.

Кто пасется на лугу?

Вопреки некоторым легендам и более просто слухам, и его родители, и сам Закари Тейлор отнюдь не были крупными плантаторами-рабовладельцами. Скорее, так, в нынешнем понимании довольно средненькие и даже не слишком успешные фермеры. Но действительно, Закари происходил из очень авторитетной семьи с глубокими южными корнями, ведущей свою родословную чуть ни от самых первых поселенцев, и, естественно, рабство для него являлось обычным, привычно воспринимаемым и экономическим, и чисто бытовым фактором.

Впрочем, я не стану вдаваться в подробности биографии этого весьма любопытного и неординарного человека, с ней каждый может легко познакомиться самостоятельно. А упомянутые нюансы происхождения отметил лишь вот по какой причине. Сам Тейлор большую часть жизни не занимался и даже особо не интересовался политикой. Потому особо дотошно и четко публично не формулировал свои взгляды по многим вопросам. В основном занимался или хозяйством, или, в перерывах, военной службой. Причем последней много эффективнее, чем первой, особенно во время Мексиканской войны, блестяще накрутив хвоста Санта-Анне. Стал практически национальным героем, виги решили воспользоваться ситуацией, приложили ему баллотироваться от них, и в сорок восьмом Тейлор был избран двенадцатым президентом США.

Для северян сыграла свою роль популярность победителя, а южане проголосовали за него почти автоматически, по умолчанию, предполагая, как само собой разумеющееся, что человек с такими корнями их не подведет. Но он поступил довольно неожиданно. Нет, конечно, он не был радикальным сторонником отмены рабства и не на какие фундаментальные основы не покушался, но высшим приоритетом для него оказалось единство страны, а не экономические или даже самые принципиальные идеологические различия. Потому в очень в тот момент болезненном и важном вопросе по поводу рабовладения на новых территориях, особенно это касалось Калифорнии, он занял сторону даже не то, что северян, а поиска компромисса и отказа от южного догматизма.

Южане очень обиделись. Ну, то есть, совсем серьезно. Такое предательства они не ожидали. Нравы были ещё вольные до диковатости, пошли разные разговоры, иногда в нашем сегодняшнем понимании весьма опасные и почти экстремистские, но президент гнул свою линию довольно непреклонно. Однако недолго. Всего через шестнадцать месяцев своего правления на День независимости он произнес речь у строящегося монумента Вашингтону, перекусил, пошел отдохнуть и плохо себя почувствовал. Заболел живот, затошнило, поднялась температура. Лег, позвали врачей, те определили «бактериальную инфекцию», дали микстуру прочистить желудок, но Тейлору становилось всё хуже, и через пять дней он умер.

Шестьдесят пять лет, особенно по тем временам, не такая уж и молодость, но мужик был внешне мощный, абсолютно здоровый и никаких слабостей особо не проявлял. А тут вдруг совершенно неожиданно всего за несколько дней. Пошли очень упорные слухи. Что это южане ему так отомстили. Ну, и, понятно, на масонов тоже валили, куда же без них. Но доказательств не нашлось, президента похоронили, и история пошла своим чередом.

Однако подозрения оказались уж очень стойкими. Даже сложилось конкретное мнение, что симптомы слишком похожи на отравление мышьяком. И, ребята упорные, там плюс ко всему ещё и несколько писателей с журналистами нагнали эмоций, короче, добились, что почти через полтора века, в девяносто первом произвели эксгумацию, благо фамильный склеп сохранился в неприкосновенности и материал имелся. Но мышьяка не нашли. Пришлось смириться с диагнозом, что всё-таки «бактериальная инфекция», да плюс микстуру для прочистки желудка тогда использовали с участием ртути, не зная ещё о её опасных свойствах, так что, жалко, конечно, но, типа, несчастное стечение обстоятельств, ничего не поделаешь. Особо упертые, ясно, не сильно поверили и до сих пор грешат на убийство рептилоидами, но это уже из другой оперы, тут наука бессильно, по крайней мере современная в моем понимании.

Я же обо всем этом сейчас пишу, отнюдь не поехав мозгами и не собираясь вступать в ученые дискуссии с медицинским или криминологическим уклоном. А исключительно желая дать практический совет с житейским стариковским предостережением. Это довольно редкий случай, когда через столько лет сохранились такие подробности. Закари Тейлор после произнесения речи не просто абстрактно перекусил, а конкретно поел вишен с мороженным и запил приличным количеством молока. Если вы посмотрите самые подробные нынешние таблицы сочетаемости продуктов, то обнаружите, что на эту тему до сих нет единого мнения. А кто-то даже, наоборот, считает, что именно со сладкими ягодами (или фруктами, не будем занудами, в данном случае без разницы), вроде вишни, молоко сочетается особенно хорошо. Опять же, не собираюсь высказывать своего мнения по этому поводу, притворяясь сильно сведущим в химии, медицине или чем-то подобном. Особенно в ситуации, когда слишком многое зависит от каждого конкретного организма, я видел, как у нас в деревне некоторые за милую душу уплетают банку огурцов под крынку молока, а финны или норвежцы запивают им пару селедок, и ничего.

Но просто хочу мягко порекомендовать. Ну его. Людям нашего с Тейлором возраста лучше в молоке себя вообще несколько ограничивать, впрочем, с ягодами и фруктами, особенно свежими, тоже не переусердствовать и уж точно стараться на всякий случай не совмещать. А если всё-таки начнется расстройство желудка, то не использовать какие-то сомнительные микстуры, слава Богу ртутью уже никто давно не злоупотребляет, но дряни и без неё до сих пор хватает, а помнить, что нет ничего лучше в таких ситуациях кипяченой воды, на крайний же случай, к счастью, придуманы антибиотики.

И в принципе, думаю, обязан в конце заметить, что никогда в жизни меня не подводило сочетание с любой растительной закуской (да и прочей почти тоже) водки или вина. Плохо бывало. Но не от качества, а от количества.

А ведь я даже не президент.

Эпикриз

Всё-таки, несмотря на огромное нежелание, придется ради соблюдения элементарных правил приличия сказать буквально несколько слов о сложившейся предвыборной политической ситуации в России. А то, действительно, совсем как-то неудобно получается, некоторые товарищи уже давно предъявляют прямые и откровенные претензии. Мол, вся прогрессивная общественность самым активным образом обсуждает насущные проблемы взаимоотношений Навального с Собчак, а ты, Васильев, тратишь время на какие-то пустые байки, но по данной животрепещущей теме как в рот воды набрал. Пора бы уже четко определить позицию и высказать свое мнение.

Вообще-то я и позицию определил и мнение высказал уже довольно давно и предельно подробно. Аж ещё в одиннадцатом году в целых четырех томах. А уж в четырнадцатом и вовсе подвел окончательные итоги в форме, как мне представляется, не оставляющей никаких дополнительных вопросов, в том числе и основного, классического «Что делать». Но, чтобы не выглядеть манерной кокеткой, ладно, напишу ещё десяток-другой строк, не убудет. Только уж не пеняйте на тон и качество, они всего лишь соответствуют настроению.

Вот у вас есть близкий и дорогой вам человек. Он смертельно и неизлечимо болен. Да, пусть некоторая доля в этом заболевании имеется и его собственной вины. Не всегда вел самый здоровый образ жизни, не очень слушал советы умных врачей, порой позволял себе некоторые излишества и совершал вредные для здоровья поступки, короче, далеко не идеален. Но это, конечно, не имеет принципиального значения. Всё равно для вас главное, что родному и горячо любимому человеку плохо. И вы отдадите последнюю рубаху и без малейшего меркантильного расчета приложите любые мыслимые и немыслимые усилия, чтобы облегчить его страдания, пусть и понимаете полную обреченность и его положения, и ваших действий.

Ну, а кроме того, что греха таить, все мы не абсолютно рациональны, поэтому в глубине души неизбежно теплится хоть какая-то надежда на великое чудо. По разумным расчетам ничего не получается и получиться не может, и всё-таки, а вдруг… Но и вне зависимости от этого ты не отступишь и не сложишь руки в отчаянии, а будешь бороться до конца, каким бы ужасным и неизбежным он ни был. И это даже не исполнение какого-то долга, а просто единственно возможный и естественный способ существования и поведения.

Но в какой-то момент выясняется, хотя, вряд ли это момент, скорее некий процесс, однако он может быть достаточно быстрым, что этот близкий человек начал совершать подлые поступки и не просто не может выздороветь или хоть как-то поправить собственное состояния до приемлемого уровня, но и категорически не хочет. Более того, начинает жутко гордиться собственной болезнью и старается максимально эффективно и массово заразить ей других. А тебя и очень немного тебе подобных, имеющих на данную тему прямо противоположную точку зрения, воспринимает как ненавистных врагов.

И тогда ты перестаёшь ощущать этого человека как близкого и дорого. Нет, ни в коем случае не желаешь ему зла и, тем более, никогда не станешь делать чего-то во вред ил для причинения ущерба. Но просто уходит личное отношение. Смотришь спокойно и холодно со стороны. Прекрасно понимаешь, что он обречен, но от этого уже нет никакой боли, да, что там боли, даже элементарной заинтересованности или хоть любопытства. Поскольку такового любопытного не существует, всё предельно понятно, явно и наглядно. Человек погибнет полностью по собственной вине совершенно вне зависимости от твоих желаний и намерений и глупо, даже бестактно во всё это соваться в любой форме.

И вот тут к тебе приходит один из тех немногих, кто, как и ты, не считает смертельную болезнь предметом гордости, однако по каким-то собственным, практически всегда абсолютно непонятным тебе соображениям, хочет участвовать ещё в каких-то оздоровительных мероприятиях по продлению и улучшению условий существования умирающего. И просит тебя высказать мнение, что ты считаешь наиболее эффективным, поставить градусник или клизму.

Вот, скажите на милость, как интеллигентнее, приличнее и вежливее ответить в подобной ситуации? Когда даже материться уже нет никакого желания, обижать никого не хочется, но ещё меньше – выглядеть полным идиотом и пустобрехом?

Метки:

Пришел от зубного. Он развлекал меня больше трех часов. Встретил анекдотом: «Рабинович, вы случайно не танкист? Ой, ну, что вы! Я специально не танкист». Какое это имеет отношение к предстоящему сверлению каналов я понял не сразу, однако через некоторое время понял, что определенное имеет. Впрочем, от этих подробностей я вас избавлю.

В какой-то момент доктор повысил голос: «Откройте рот шире!» Я промычал, что не могу. Он раздраженно и почти возмущенно поинтересовался: «Почему?» Мне не оставалось ничего иного, кроме как честно сознаться: «Не открывается». Он на несколько мгновений задумался, потом с явной неохотой, но согласился: «Аргумент…»

После моей робкой попытки поинтересоваться, когда можно рассчитывать на завершение хоть какого-то этапа лечения, врач меланхолично пояснил: «Это как путешествие по незнакомому лесу без карты и компаса. Прогнозы бессмысленны и даже, бывает, опасны».

А попрощался со мной фразой: «У вас ещё всё не так плохо. У вас всегда всё плохо по-другому».

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel