Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Аквариум

Экстремальные ситуации, типа нынешней, они как спиртное. У одних полностью меняют личность, у других всего лишь обостряют и проявляют те черты и качества, которые и до этого были, но просто, возможно, не столь заметно. Правда, тут речь не об отдельных людях, а о целых сообществах, возможно, и обо всей цивилизации, но это не слишком принципиально, суть та же.

Я в свое время вспоминал, как ещё в восьмидесятых присутствовал при обсуждении фильма Лопушанского «Письма мертвого человека», и все участники разговора, весьма неглупые люди, согласились, что ядерный постапокалипсис уже давно наступил, и идет искусственный отбор, кому жить, а кому умирать, замаскированный под естественный.

Но так называемый цивилизованный мир всё-таки как-то старался сохранять внешние рамки приличий. Нет, понятно, что у ребенка богатых родителей, которому требуется дорогая операция, много больше шансов выжить, чем в трущобах. Но формально продолжали звучать мантры о том, что «жизнь каждого человека бесценна» и «врачебный долг вне зависимости от любых качеств больного». Однако этот тонкий налет формального гуманизма слетел мгновенно. В тех же Италии или Испании, странах древней богатейшей европейской культуры, уже официально, если рядом лежат два пациента в одинаковом состоянии, а аппарат ИВЛ один, то спасать будут более молодого, а «старикам здесь не место».

Да что там старики и дети, не будем драматизировать и нагнетать ужасы. Вот самое примитивное и как бы безболезненное. Большинство домашних животных с разной степенью эффективности, но всё-таки можно кормить тем, что едим сами. Кроме аквариумных рыбок. Корм для них можно купить только в зоомагазине. А их закрывают. Только не надо сразу начинать давать советы, что можно заказать по интернету. Во-первых, быстро уже нельзя, во-вторых, не везде и не всегда, в-третьих, вообще не об этом разговор.

А о том, что приходит жена и спрашивает, ну, что, идти, пока ещё можно успеть, закупаться рыбьим кормом и рисковать заразиться, или черт с ними, этими рыбками? И дело не в том, что ответ сложный. Просто его не существует.
вторая

Все умрут, а я останусь

Ну, во-первых, не получится. Понимаю, что в такой ситуации, как в старом анекдоте про отсутствие патронов, относительно «во-вторых» можно уже и не говорить, но тут редкий случай, когда и это не имеет значения.

Если бы и получилось, то бесполезно. Скучно и никакого смысла. Тихого злорадного удовольствия от такого чуда хватило бы только на несколько минут. Дальше чисто по Райкину, обладание дефицитом приносит удовольствие лишь когда есть с чем и кем сравнивать.

Тут не давно слушал интересную тем, что предельно безэмоциональная, беседу нескольких крупных ученых о так называемом «всемирном потеплении». И один геофизик, переиначив мысль Вольтера, сказал, что, если бы потепления и не было, то его следовало бы выдумать. И довольно, с моей точки зрения, рационально обосновал, но сейчас совсем о другом.

Ведь на самом деле подобное можно применить к очень многому. Весьма универсальная формула. СПИД сделал для корректировки человеческого поведения в самых разных областях, вплоть до морали и нравственности, сильно больше, чем все религии и философские системы вместе взятые.

То же относится и к новому коронавирусу. Совершенно не имеет значения, что он из себя реально представляет и какие истинные угрозы несет. Это даже не сигнал или целеуказание, а всего лишь нейтральный намек для желающих прислушаться. Скорее всего абсолютно бесполезный, как почти всё, но столь же абсолютно необходимый.

Сентиментальные и чувствительные люди с нежной душой призывают не стрелять в белых лебедей и почему-то очень боятся черных. Но черные много полезнее и умнее.

Сегодня меня добавил в «друзья» какой-то ранее мне не известный блогер. Поскольку такого давно не происходило, я с некоторым удивлением зашел в его Журнал для знакомства и увидел, что это крупный адепт «Здорового образа жизни». Сначала весело улыбнулся, представив себе, как истинный «зожник» отреагировал бы на мой образ жизни. Но потом улыбка тихо сползла с уст моих. Возможно, этот человек знает что-то не всем доступное и смотрит много глубже обыденного.
вторая

Новогодняя история, почти святочная

Нет, это я еще не вернулся с каникул, просто решил всё-таки поделиться уж очень уместным сюжетом, пока он не забылся.

Прошлой весной был в Тель-Авиве. И у меня в самый неожиданный и неподходящий момент, как это обычно бывает, раскололся зуб и началась очень сильная боль. Звоню дочке, она женщина хоть в медицинских вопросах, к счастью, пока не слишком опытная, но молодая, шустрая, с четырьмя языками, включая местный, должна что-нибудь выяснить. Прошу срочно найти любую клинику, пусть самую дорогую, только побыстрее. Приезжает через полчаса, несколько растерянная, говорит, что всё это время по дороге висела не телефоне, но сегодня какой-то государственный праздник и везде или автоответчики, или просто не отвечают. Спрашивает, а есть ли у меня что-то типа страховки.

А тут отдельная история. Эта самая медицинская страховка для выезжающих за границу формально является одним из необходимых документов при зарубежных поездках, наряду с загранпаспортом, визой, обратным билетом и гостиничным ваучером или его заменителем. Правда, с меня никогда пограничники не требовали эту бумажку, видимо, везло. Но, зная, что они имеют такое право, я, чертыхаясь, но на всякий случай её всегда оформлял. Дело не очень трудное, но достаточно муторное, особенно в последние дни перед отъездом, да и в памяти держать постоянно лень. А тут как-то в Сбербанке ко мне пристали, чтобы я оформил какую-то элитную кредитную карточку, черную, которая кручи всяких золотых и платиновых и мне, по их мнению, крайне необходима. Я вяло отбрехивался, а операционистка не отставала и перечисляла всякие блага, которые на меня с этой карточкой посыплются. И вдруг в этом потоке мусорной информации проскальзывает что-то относительно зарубежной страховки. Прошу уточнить, и она поясняет, что наличие такой карточки отменяет необходимость этих самых постоянных страховок, она сама и есть бессрочная страховка, признаваемая всеми. Я поверил и оформил. Но никогда ей так и не воспользовался.

Тут протягиваю дочке и излагаю ситуацию, как её понимаю. Соня начинает куда-то активно звонить, с кем-то о чем-то оживленно переговаривается и через какое-то время докладывает, что, мол, действительно, это какая-то наикрутейшая международная страховая контора с коло-центрами в Лондоне и Варшаве, я у них и вправду зарегистрирован, и они будут мною заниматься, просили подождать. Ждем. Примерно через час раздается звонок. Соня говорит, что страховщики подняли на уши весь Тель-Авив, но нашли единственное место, где как будто мне согласились помочь.

Берем машину, едем по указанному адресу куда-то в старую Яффу, узенькие улочки, почти трущобы, не без труда находим нужный дом, подходим к двери, на которой нарисован красный полумесяц и зуб, дергаем дверь, она заперта, звоним, никто не отвечает. Дочка снова берется за телефон, кого-то достает, но добивается только ответа, что надо стоять и ждать. Наконец, минут через пятнадцать-двадцать появляется довольно молоденький арабский мальчик на ходу что-то дожевывая, явно из-за стола. Открывает дверь, по скрипучей лестнице сомнительной чистоты и прочности проводит на второй этаж в какую-то каморку с подобием дантистского кресла и, надо признать, весьма быстро, ловко и профессионально разбирается с моим зубом. К счастью, в какой-то степени обошлось.

И подобная история происходит у меня перед нынешним Новым годом, днем тридцать первого. Жена связывается по телефону с нашим постоянным врачом, тот уже к этому времени сидит за праздничным столом, говорит, что, судя по услышанным симптомам, мне нужно срочное хирургическое вмешательство, но сам, естественно, уже ничем помочь не может и представления не имеет, кто сейчас работает. Начинаем поиски. Действительно, никто. Даже скорая платная дежурная ЦНИИСа, самое главное заведение города, закрыта и не отвечает.

В полном отчаянии звоним по первому адресу, всплывающему в поисковике, где указан Госпиталь челюстно-лицевой хирургии для ветеранов войн. Там неожиданно говорят, чтобы приезжал. Вызываю такси, через полчаса по пустой уже Москве на месте, это в районе Шаболовки. При госпитале поликлиника. Захожу, роскошный холл, гардероб, подходит милая девушка в белом халате, помогает раздеться, надеть бахилы, потом подводит к какому-то аппарату, куда-то нажимает, вручает выскочивший талончик и смущенно предупреждает, что, несмотря на острую боль, придется немного подождать, праздник всё-таки. Потом под ручку ведет в регистратуру.

Просторная светлая комната, там за компьютерами сидят ещё три совершенно свободные и не менее обворожительные девушки. Сажусь напротив первой же, протягиваю паспорт со свидетельством ОМС (был предупреждён по телефону), она начинает быстро стучать по клавиатуре, выясняет, что я у них первый раз, сейчас, говорит, оформлю медкарту. Я, честно говоря, даже не имя в виду сильную боль, нахожусь в некотором напряжении, уж очень всё сладко складывает, не в нашей привычной отечественной стилистике. Жду подвоха и вот, наконец, девушка начинает крутить в руках мой полис, ой, удивляется, да он у вас старого образца, давно надо было сменить, этот уже не действующий. Ну, думаю, слава Богу, всё становится на свои места, повеяло родным духом, конечно, обязательно должна быть какая-то закавыка. И с трудом пытаюсь объяснить, что черт с ним, этим полисом, я готов заплатить любые деньги, только примите.

Но девушка даже руками на меня замахала. Какие, говорит, пустяки, о чем вы, Александр Юрьевич, я что не вижу, что вы коренной москвич и приличный пенсионер, конечно, мы вам поможем и совершенно бесплатно, а устаревшая бумажка – это просто чепуха и яйца выеденного не стоит. Поднимайтесь на второй этаж, вас вызовут. Поднимаюсь. Народу довольно много и вид у всех не самый лучший, сажусь, готовлюсь к длительным мучениям. Но уже минут через двадцать, если не меньше, называют мою фамилию.

Вхожу. Огромный сияющий кабинет с (я, конечно, не специалист, но по первому впечатлению) самым современным, во всяком случае на вид совершенно новым оборудованием. Работают за отдельными перегородками сразу несколько бригад, в каждой врач, фельдшер у компьютера и медсестра на подхвате. Быстро ставят диагноз, делают всё, что нужно, и отпускают. Предупредив, что сегодня в двенадцать лучше вместо шампанского выпить несколько рюмок водки. До Нового года остается ещё час три.

Даже не знаю, стоит ли упоминать, но всё-таки, чтобы сюжет не получился совсем уже сказочным, расскажу честно. В тот момент, когда сестра набирала шприц, врач поинтересовалась, как я переношу бесплатную анестезию. Я несколько удивленно переспросил, а в чем дело, почему такое странное уточнение. Относительно своей реакции на бесплатную анестезию не в курсе, но, если подобный вопрос возникает, то нельзя ли платную. Она ответила, что никаких особых проблем, просто это стоит восемьсот рублей, и не все соглашаются. Я согласился. Больше никаких сложностей не возникало.

Велела прийти на осмотр послезавтра, второго января. Но только после восьми вечера. То есть, у них и днем будет работать филиал, но он довольно далеко, за метро «Царицыно», так что, если мне Шаболовка удобнее, то с вечера до утра. Был и в этой ночной приемной. Конечно, не столь роскошно, но тоже очень удобно, эффективно и в любом случае с израильскими условиями не сравнить.

Итак, вот вам «два мира – два Шапиро». А вы всё льете грязь на нашу Родину. Лучше запомните адрес: Лестева 9. Может, пригодится. Хотя, не дай Бог, конечно.
вторая

Да, чё там, пишите сразу в плен

Нет, я прекрасно понимаю, что это не просто не мое собачье дело, а настолько абсолютно не мое, что даже любой самый вежливый мой вопрос на эту тему может быть воспринят как кровное оскорбление.

Но, искренне надеюсь, моя репутация в этом отношении столь бесповоротно испорчена, что я всё-таки осмелюсь задать такой вопрос. Ну, скажите, нахрена украинцам это ОРДЛО? На любых условиях.

То есть, естественно, я говорю не о какой-то фантастике с участием марсиан или рептилоидов, а на любых реальных мыслимых условиях. Не только сформулировать, но и хоть как-то приблизительно и туманно я не могу вообразить ничего, что принесло бы какую-нибудь внятную пользу и не закончилось бы продолжением дальнейшего кровавого позора.

Зачем тупо и усердно стараться забить этот ржавый гвоздь себе в задницу? Тут даже не мазохизм, а предельно обостренный и извращенный суицидальный синдром. Стена, только та самая стена с пулеметчиками на вышках и свежеперепаханной контрольной пограничной полосой.

Простите. Понятно, что я паршивый патриот любой страны и мне не дано понять тонкие струны вашей души, для которой смертельно болезненна сама мысль, что хоть пядь родной земли может быть отторгнута. Меня, правда, не то, что извиняет, но, возможно, немного объясняет мое поведение то, что большую часть детства я провел в магаданских карантинных дизентерийных бараках. А там главной задачей было не заразиться.

Правда, похоже, тут зараза уже проникла всюду. Но не уверен, что это повод дополнительно столь активно стремиться объединиться с лепрозорием.
вторая

Всё равно судимы будете

Не, ну, ладно, если без всяких шуток и юродства, а кто-нибудь в серьез не уверен, что Навальный действительно на корню куплен американцами и бьется исключительно за их бабки из корыстных побуждений?
Впрочем, ладно, извините, это я так, как говорили в свое время у нас в порту Мотыгино после первого стакана вечернего питьевого спирта, «для разгону беседы». Хочу сейчас несколько слов совсем о другом, о вечном. В Саратове толпа хотела линчевать подозреваемого в убийстве маленькой девочки. То есть, это я так аккуратно по привычке пишу «подозреваемого». Толпа-то была уверена в его виновности. Толпа всегда уверена. Иначе она не толпа. Неуверенная толпа – всего лишь невнятное множество мятущихся душ.

Я же о своем отношении к смертной казни говорил бесчисленное количество раз и повторяться давно зарекся. Это из оперы «на Украине», про аборты, ношение оружия и кто распял Христа. Потому тут не стану никому морочить голову, а просто вспомнилась пара старых историй.

Первая произошла примерно в середине шестидесятых в одном из традиционных сельскохозяйственных американских штатов, где тогда ещё не отменили смертную казнь и даже не ввели на неё мораторий. Судили некого серийного убийцу. Процесс получился громким из-за своих кровавых экзотических подробностей, информация просочилась в центральную прессу и попалась на глаза очень крупному ученому-психиатру из Нью-Йорка. Профессор, мировая величина, он приехал на суд, вошел в контакт с адвокатами обвиняемого, сначала в одиночку, потом подтянул из своей клиники весьма значительные силы, и они начали заниматься психиатрическими экспертизами.

Работали больше года. Профессор за это время успел написать с десяток статей в самых авторитетных научных издания и даже выпустил отдельную монографию, имевшую в среде специалистов большой успех. Он для себя установил, что убийца болен даже не раздвоением личности, а личностей этих довольно много, но между собой они практически не связаны, о существовании друг друга и не подозревают, а преступная из них только одна. Так что, остальные не могут и не должны отвечать за её поступки.

Судья был очень терпелив, присяжные предельно доброжелательны и уважительны, профессора и членов его команды слушали долго и со всем вниманием. А потом минут тридцать посовещавшись, приговорили убийцу к электрическому стулу.

Когда вечером перед отъездом расстроенный профессор сидел в баре своей гостиницы, к нему подошел пожилой скотовод, старшина присяжных. Он попросил ученого не побрезговать угощением, заказал ему выпить и изложил примерно следующее. «Я вижу, у Вас плохое настроение и Вы, похоже, обижены, что невежественные фермеры не поняли глубины Ваших мыслей и изысканий, проявив свою грубость и варварство. Но, поверьте, мы очень старались и к Вам со всем пиететом. Я лично даже несколько Ваших статей прочел, конечно, далеко не всё понял, но из дошедшего в полном восторге от уровня знаний и виртуозности научных исследований. Однако, умоляю, и Вы нас тоже попытайтесь понять. Всё-таки все мы фермеры и не в первом поколении. И точно знаем, что, если животное взбесилось, можно над ним рыдать, но усыпить его необходимо».

А вторая история более по времени близкая, это уже начало нынешнего века. Тоже небольшой провинциальный американский городок. В одной большой, издавна там живущей и сильно расплодившейся семье начали умирать люди. Сначала на это не очень обратили внимание, поскольку дело касалось стариков, имевших букеты хронических заболеваний и в любом случае дышавших на ладен. Но после шестого трупа всё же заинтересовались подробнее и начали следствие. Я о подробностях сейчас рассказывать не буду, хотя там много любопытного, но это другая тема. Потому коротко о результатах. Что выяснилось.

Жила очень приличная тихая женщина, домохозяйка, родила и вырастила нескольких детей, сорок с лишним лет в браке, никаких особых событий, маленький чистенький домик, средний доход, на необходимое хватало, излишнего не требовалось, всё шло стандартно, прилично и в полном покое. И вот муж, наконец, умирает, от старости, самым что ни на есть естественным образом. Семья, как уже сказал, была большая, его очень уважали, и родственники устроили роскошные похороны. Заказали самый лучший и дорогой в городке катафалк, организовали поминки по первому разряду, пошили вдове великолепное траурное платье, она в центре внимания, ей говорят самые теплые и торжественные слова сочувствия, и, как она сама потом призналась, когда многолюдная процессия отправилась на кладбище, женщина впервые в жизни почувствовала себя такой счастливой.

А потом всё закончилось, вошло в привычное русло, и вдова затосковала. Ей снова захотелось праздника и всплеска эмоций. Поскучала, поскучала, и начала травить родственников крысиным ядом. Восьмерых отправила на тот свет, ещё одиннадцать по больницам, пока её не остановили. Дали пожизненное. А через несколько лет судья вышел на пенсию и в одном интервью местной газете разоткровенничался. «Конечно, я понимаю, что она сумасшедшая. Но и она, и адвокаты не настаивали на этой линии защиты, а мне тоже углубляться дебри психиатрии не захотелось. Да и то сказать, если разобраться, у нас в городе подавляющее большинство таких сумасшедших, если на это обращать внимание, так и вовсе судить и сажать будет некого. Только лечить. А это же бессмысленно, такое не лечится».

А вы говорите – Госдеп, Навальный…
вторая

(no subject)

Когда придет последняя тоска,
И испарится запах всех садов,
Тогда уже введу свои введу войска
На улицы проклятых городов.
Забудьте про опасности простуд
И можете проститься с головой.
Останется один нестрашный суд,
Но только лишь военно-полевой.
вторая

Кто пасется на лугу?

Вопреки некоторым легендам и более просто слухам, и его родители, и сам Закари Тейлор отнюдь не были крупными плантаторами-рабовладельцами. Скорее, так, в нынешнем понимании довольно средненькие и даже не слишком успешные фермеры. Но действительно, Закари происходил из очень авторитетной семьи с глубокими южными корнями, ведущей свою родословную чуть ни от самых первых поселенцев, и, естественно, рабство для него являлось обычным, привычно воспринимаемым и экономическим, и чисто бытовым фактором.

Впрочем, я не стану вдаваться в подробности биографии этого весьма любопытного и неординарного человека, с ней каждый может легко познакомиться самостоятельно. А упомянутые нюансы происхождения отметил лишь вот по какой причине. Сам Тейлор большую часть жизни не занимался и даже особо не интересовался политикой. Потому особо дотошно и четко публично не формулировал свои взгляды по многим вопросам. В основном занимался или хозяйством, или, в перерывах, военной службой. Причем последней много эффективнее, чем первой, особенно во время Мексиканской войны, блестяще накрутив хвоста Санта-Анне. Стал практически национальным героем, виги решили воспользоваться ситуацией, приложили ему баллотироваться от них, и в сорок восьмом Тейлор был избран двенадцатым президентом США.

Для северян сыграла свою роль популярность победителя, а южане проголосовали за него почти автоматически, по умолчанию, предполагая, как само собой разумеющееся, что человек с такими корнями их не подведет. Но он поступил довольно неожиданно. Нет, конечно, он не был радикальным сторонником отмены рабства и не на какие фундаментальные основы не покушался, но высшим приоритетом для него оказалось единство страны, а не экономические или даже самые принципиальные идеологические различия. Потому в очень в тот момент болезненном и важном вопросе по поводу рабовладения на новых территориях, особенно это касалось Калифорнии, он занял сторону даже не то, что северян, а поиска компромисса и отказа от южного догматизма.

Южане очень обиделись. Ну, то есть, совсем серьезно. Такое предательства они не ожидали. Нравы были ещё вольные до диковатости, пошли разные разговоры, иногда в нашем сегодняшнем понимании весьма опасные и почти экстремистские, но президент гнул свою линию довольно непреклонно. Однако недолго. Всего через шестнадцать месяцев своего правления на День независимости он произнес речь у строящегося монумента Вашингтону, перекусил, пошел отдохнуть и плохо себя почувствовал. Заболел живот, затошнило, поднялась температура. Лег, позвали врачей, те определили «бактериальную инфекцию», дали микстуру прочистить желудок, но Тейлору становилось всё хуже, и через пять дней он умер.

Шестьдесят пять лет, особенно по тем временам, не такая уж и молодость, но мужик был внешне мощный, абсолютно здоровый и никаких слабостей особо не проявлял. А тут вдруг совершенно неожиданно всего за несколько дней. Пошли очень упорные слухи. Что это южане ему так отомстили. Ну, и, понятно, на масонов тоже валили, куда же без них. Но доказательств не нашлось, президента похоронили, и история пошла своим чередом.

Однако подозрения оказались уж очень стойкими. Даже сложилось конкретное мнение, что симптомы слишком похожи на отравление мышьяком. И, ребята упорные, там плюс ко всему ещё и несколько писателей с журналистами нагнали эмоций, короче, добились, что почти через полтора века, в девяносто первом произвели эксгумацию, благо фамильный склеп сохранился в неприкосновенности и материал имелся. Но мышьяка не нашли. Пришлось смириться с диагнозом, что всё-таки «бактериальная инфекция», да плюс микстуру для прочистки желудка тогда использовали с участием ртути, не зная ещё о её опасных свойствах, так что, жалко, конечно, но, типа, несчастное стечение обстоятельств, ничего не поделаешь. Особо упертые, ясно, не сильно поверили и до сих пор грешат на убийство рептилоидами, но это уже из другой оперы, тут наука бессильно, по крайней мере современная в моем понимании.

Я же обо всем этом сейчас пишу, отнюдь не поехав мозгами и не собираясь вступать в ученые дискуссии с медицинским или криминологическим уклоном. А исключительно желая дать практический совет с житейским стариковским предостережением. Это довольно редкий случай, когда через столько лет сохранились такие подробности. Закари Тейлор после произнесения речи не просто абстрактно перекусил, а конкретно поел вишен с мороженным и запил приличным количеством молока. Если вы посмотрите самые подробные нынешние таблицы сочетаемости продуктов, то обнаружите, что на эту тему до сих нет единого мнения. А кто-то даже, наоборот, считает, что именно со сладкими ягодами (или фруктами, не будем занудами, в данном случае без разницы), вроде вишни, молоко сочетается особенно хорошо. Опять же, не собираюсь высказывать своего мнения по этому поводу, притворяясь сильно сведущим в химии, медицине или чем-то подобном. Особенно в ситуации, когда слишком многое зависит от каждого конкретного организма, я видел, как у нас в деревне некоторые за милую душу уплетают банку огурцов под крынку молока, а финны или норвежцы запивают им пару селедок, и ничего.

Но просто хочу мягко порекомендовать. Ну его. Людям нашего с Тейлором возраста лучше в молоке себя вообще несколько ограничивать, впрочем, с ягодами и фруктами, особенно свежими, тоже не переусердствовать и уж точно стараться на всякий случай не совмещать. А если всё-таки начнется расстройство желудка, то не использовать какие-то сомнительные микстуры, слава Богу ртутью уже никто давно не злоупотребляет, но дряни и без неё до сих пор хватает, а помнить, что нет ничего лучше в таких ситуациях кипяченой воды, на крайний же случай, к счастью, придуманы антибиотики.

И в принципе, думаю, обязан в конце заметить, что никогда в жизни меня не подводило сочетание с любой растительной закуской (да и прочей почти тоже) водки или вина. Плохо бывало. Но не от качества, а от количества.

А ведь я даже не президент.
вторая

Так лучше, чем от водки и от простуд?

Недавно один мой приятель, лично неплохо знакомый с арестованным главой «Бэринга» Майклом Калви, вскользь в застольном разговоре обмолвился, мол, хороший мужик, очень его жалко… Я, признаю, довольно равнодушно пожал плечами и вежливо перевел разговор на другую тему. Но приятель вдруг на меня почти обиделся: «Всё-таки, Васильев, ты очень черствый человек, не в тебе даже элементарного сострадания, порядочных людей в тюрьму сажают, а тебе по барабану!»

Не стану особо оправдываться, хотя, конечно, несколько неприятно. Но черствый, так черствый, на повышенную мягкость и свежесть не сильно и претендую. Только картина представляется мне чуть иным образом.

Всегда были люди, которые занимались своим делом более или менее умно и эффективно, но у себя дома или, по крайней мере, в стандартных привычных обстоятельствах и врожденно органичной среде. А были те, кто садился на корабль и плыл в Карибское море с абордажной саблей в зубах или мчался в седле, размахивая кольтом, на дикий Запад. Там было неизмеримо больше рисков, но и шансов тоже. Даже не станем говорить о прямой корысти, тут речь о прибыли и перспективах в более широком смысле, но всё равно повышенная опасность так или иначе компенсируется.

А в горы люди лезут и совсем уже по мистическим причинам. Или, скорее, исключительно лично психологическим. Ну, вот такие они, если существуют горы, то нужно туда переть. Никакой логикой и рациональностью это не объяснишь, да и не требуется, люди сами делают выбор и сами за него платят. Жалко мне погибших? Знаете, так, довольно абстрактно, по-настоящему глубоко и искренне не слишком получается. Но и плеваться в их сторону не вижу оснований. В конце концов конкретно мне они прямого ущерба не нанесли, а если и существует какой косвенный, то я его на чувственном уровне не ощущаю.

Да, и вот это очень важно, я ни в коем случае не хочу ничего доводить до аннигиляционного маразма, Типа, что в том «Буке», который сбил Боинг с пассажирами, есть несколько копеек и из тех налогов, которые за эти годы заплатил Калви в российский бюджет. Во-первых, и моих несколько копеек там тоже есть. Правда, имеется некоторое различие, его степень добровольности уплаты этих налогов значительно выше моей. Но не в том суть. Я просто недостаточно ортодоксален, чтобы считать, будто любой российский налогоплательщик достоин немедленного тюремного заключения. Возможно, тут доля моей непоследовательности и слабой принципиальности, ну, уж простите.

А по поводу чисто человеческой жалости, то не такая я уж бесчувственная скотина. Испытал вполне нормальное сожаление, когда узнал, что вот вполне, скорее всего, безобидный и милый человек, сорокалетний Тодд Кроуэл, американский айтишник и большой любитель путешествовать, последние четыре года больше всего ездивший по России и особенно получавший удовольствие от прогулок по Питеру, был убит на тротуаре озверевшим подонком, влетевшим туда на своем БМВ после ночи в клубе. Страшная, нелепая и несправедливая смерть. Но она вообще не очень часто слишком добрая. А явно весьма неглупый, опытный и достаточно информированный человек наверняка знал, что шансов погибнуть в ДТП в России значительно больше, чем в США. Там тоже, кстати, гибнут, но у нас больше. Посчитал, что такого рода риск оправдан. Жалко? Жалко. Но, думаю, взрослый вменяемый просвещенный человек знал и понимал, что делал. Мир праху его.

А Майкл Калви не только жив и здоров, тысяча лет ему счастья, но и вполне неплохо себя чувствует. Посидит немного и подумает, может, человеку с его уровнем интеллекта и порядочности, если они таковы, как об этом все говорят, стоит быть немного разборчивее с кем, где и когда зарабатывать деньги?

Я же, если серьёзно и честно, даже малую букашку у себя в деревне никогда просто так не убью и не покалечу. Если какой жучок или паучок залет на стол во время ужина, то обязательно на салфетке отнесу обратно в траву, и никому другому не позволяю при мне их обижать. Без сожаления бью только комаров, да и то не всех, а только тех, кто уже на меня сел. Тоже понимаю, что они не очень виноваты, такова их природа и жизненная необходимость, но тут уж ничего с собой поделать не могу. Каюсь, не идеален.
вторая

Анамнез синдрома

Вот в чем на самом деле даже не основная проблема, а просто смысл и суть всего происходящего.

У меня нет материалов репрезентативных социологических анализов, массовых медицинских исследований, специальных статистических данных или чего-нибудь подобного боле-менее объективного и хоть немного похожего на научное. Исключительно личный индивидуальный опыт среднего по всем параметрам, пожилого и по большому счету советского человека, основанный только на собственных наблюдениях и сделанных на их основаниях выводах очень невысокого интеллекта. Но зато без малейшей корысти или пристрастности, просто в силу жизненных обстоятельств и счастливых свойств благожелательного к миру характера.

И, исходя из всего вышесказанного, могу с полной ответственностью доложить, что подавляющее большинство населения этой страны страдает психическими заболеваниями разной степени тяжести. Помноженными на душевную ущербность и нравственную извращенность. Проще говоря, омерзительные тупые дегенераты.

Спокойной ночи.