Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Киев бомбили, нам объявили…



А вот зря вы не смотрите федеральные телеканалы. Ох, как зря! Мне глубоко чужда эта интеллигентски пренебрежительная, брезгливая позиция через губу, мол, я-то уж мараться не буду, это всё ниже меня. Нет, я человек открытый, искренний и не стесняющийся своей причастности и, тем более, своего интереса. От меня не убудет, я вообще не отношу отстраненное высокомерие к особо положительным и привлекательным качествам.

Так что, я не только смотрю массовый и общедоступный телеэфир, но и без малейшего смущения в этом признаюсь. Да ещё и призываю последовать моему примеру, поскольку иначе многие из вас лишают себя огромного удовольствия, а я не чужд ещё и щедрому сочувствию.

Но прошлой ночью смотрел на экран, естественно, с особыми чувствами. Для многих людей моего и близких к моему поколений эта ночь всегда была и навсегда останется особой. Мы по мелодию «двадцать второго июня, ровно в четыре час» выросли. Это в крови и уже никуда не денется. А тут ещё и ровно восемьдесят лет. Магия цифр и непроизвольное обострение фантомных болей. До самого утра.

И, если без фанатизма и пристрастий, совершенно произвольно, однако не впадая в совсем уж полный волюнтаризм, пользоваться пультом и переключать каналы, то можно было составить для себя весьма впечатляющую и многозначную картину. Буквально стык в стык, без малейших перерывов, иногда частями накладываясь друг на друга, но тоже достаточно осмысленно, непрерывно шли сюжеты, казалось бы, о разном, но на самом деле абсолютно про одно и то же.

Грозные патриотические речи специалистов боевого разговорного жанра спецбригад Соловьева и Шейнина. Чеканные цитаты из основополагающей статьи великого русского историка Путина о причинах и последствиях Второй мировой. Высокохудожественные тексты Прилепина о фашистской Украине. Кадры военной кинохроники. Концерт в прямом эфире, посвященный круглой трагической дате. Ну, и тому подобное. И должен сказать, что кадры редчайшие, замечательные и ценнейшие. А концерт великолепный. Блестящий концерт.

Но одновременно фоном и великолепной знаковой связкой всего этого шло повторение примерно годичной уже давности передачи Андрея Малахова о земной жизни святой Матроны Московской. С иконой, на которой изображен Сталин, с рассказами об облете Москвы в сорок первой самолета с образом Богоматери и страстными заклинаниями огромного количества народных артистов о русском чуде. И под лозунгом, что «Иисус был освободителем человечества, а Иосиф Виссарионович – освободителем нашей страны и Европы, потому их лики должны находиться друг против друга».

Совершенно изумительный шабаш истеричных свихнувшихся ведьм. Чистая бесовщина. Это даже не Средневековье. Тогда впереди была надежда и Возрождение. У этих лишь озлобленное отчаяние и беспросветное кликушество.

Короче, полностью повторить полученное мной удовольствие у вас уже, конечно же, не получится, если только в следующем году не сотворят что-то подобное, а то и круче. Но передачу про Матрону очень рекомендую посмотреть. Право, обидно, если я останусь одним из немногих насладившихся.
вторая

Ниже Манижи

Подавляющее большинство известных мне людей, имеющих хоть малейшее представление о вкусе вообще и музыкальном вкусе в частности, при упоминании Евровидения брезгливо морщатся и отмахиваются. Мол, говорить не о чем в принципе. И очень зря.

Дело в том, что это отнюдь не музыкальный конкурс и даже не конкурс конкретных песен, а отнюдь не певцов, о чем тоже давно забыто. Просто начиная с пятидесятых годов, а последние десятилетия с развитием технологий массовых коммуникаций в особенности, это стало идеальным инструментом своего рода социологического и психологического среза общества. Даже ведущие перестали кокетничать и лицемерит, никто не говорит, что такая-то песня получила такую-то оценку, а излагают предельно примитивно: «Болгария дала России двенадцать баллов». Что это значит? Да, всё элементарно. Что в данный момент правительство Болгарии может стремиться в Евросоюз или НАТО, устраивать пакости с российским газопроводом или ещё как хулиганить. Но становой хребет ихних домохозяек и продвинутых автослесарей-хипстеров за что-то обозлился на Америку, любит Путина и таким образом выражает свои эмоции в отношении России.

Именно поэтому и только поэтому практически каждая страна, а уж наша особенно, может как угодно материться по поводу Евровидения и всячески издеваться над ним, но с непреодолимым упорством каждый год хочет в нем участвовать и, конечно, побеждать или по крайней мере занимать достаточно высокие места. Это момент самоутверждения и обозначение своего места в международных народных сердцах.

Однако там есть один нюанс. Особые изыски в профессиональном и строго музыкальном смысле не проходят. И наоборот, эксперименты в области чистого шоу пользуются повышенным спросом и успехом. Так что, если хочешь добиться реальных результатов, то приходится балансировать предельно с одной стороны осторожно, а с другой одновременно и рискованно. Так как пристрастия пристрастиями, политические и душевные порывы сами собой, а париться и напрягаться европейская домохозяйка тоже особо не хочет. Её нужно максимум, если и удивить, то исключительно приятно, в привычных и комфортных рамках. Ну и, естественно, всё это в направлении превалирующих супертолерантных современных главенствующих тенденций.

Короче, учитывая эти и ещё великое множество подобных сопутствующих и привходящих нюансов в этом году решили (уж простите, я не стану тут рассказывать про истинно «народное голосование») от России послать на Евровидение этническую таджичку Манижу Сангин. С песней про русскую женщину. Английским припевом и плясовым фоном в стилистике отечественных народных танцев, придуманных еврейкой Бруштейн.

И тут же мгновенно взорвалось и началось. Практически все те в полном составе, кто последние годы только и визжал про украинских и прибалтийских нацистов, стройными рядами пошли в атаку за расовую и национальную чистоту. Какое имеет право какая-то неполноценная гастарбайтерша представлять на международной арене прекрасную половину великого русского народа?

Да, талант не пропьешь. Хоть к этому и надо стремиться. Вот она, наша «всечеловечност» во всей красе. Уже и ветераны (а их не тронь, это святое!) подали жалобу в Следственный комитет с требованием проверить текст песни Манижи на «противоправные высказывания», а этот комитет немедленно занялся таковым расследованием. Понимаете, в связи с отравлением Навального никаких оснований не нашли, а тут моментально возбудились. Ничуть не удивлюсь, если в конце концов девушку отзовут от участия «по техническим причинам», хорошо, если не посадят.

Но вот что ещё любопытно. Попытавшись, уверен, из самых лучших побуждений, быть в тренде и представить Россию на конкурсе в самом лучшем виде и наиболее выгодном свете, авторы всего действа в целом соорудили продукт удивительного уровня убогости. Естественно, исключительно с моей предельно субъективной и абсолютно непрофессиональной точки зрения, так называемая песня Манижи представляет собой выплеснутую под какофонию миску бессвязных слов и всё это никакого отношения к понятиям «музыка» и «пение» не имеет категорически. Да ещё и слишком уж напористый налет хабалистости, круто замешенный на традициях пьяного отечественного корпоратива.

В общем, очень история получилась характерная и привычная. А вот Шведы сделали примерно то же, но как-то так, по-шведски. Они от своей страны послали конголезского негритёнка. Тоже, кстати, не великий певец, да и песня нельзя сказать, что такой уж шедевр. Но всё же, согласитесь, вполне не стыдно.

вторая

Рублев и Врубель



Когда я более невинно, чем наивно задал осторожный, даже не вопрос, а так, мимолётный намек на него по поводу величия России, похоже, меня не совсем правильно поняли. Как будто я стараюсь примазаться к хору своего рода «чаадаевцев», пытающихся опорочит свершения страны и бессчетный раз заняться повторением пошлостей про то, что даже самое вроде бы свое «посконное и домотканое», начиная с матрешки и самовара, и кончая пельменями с балалайкой, на самом деле не мы придумали, а в наглую слямзили и присвоили.

Нет, конечно. И не в балалайках дело. Плевать я хотел на ваши балалайки. Это всего лишь попытка защититься от собственных темных и мутных предутренних страхов. Беда в том, что я и сам с рождения существую в незыблемой парадигме величия России. Я вырос на гениальном маршаковском «Мистере Твистере», переполненный гордостью за то, что мне посчастливилось появиться в самой счастливой и прекрасной стране мира, где блистательное братство всех народов и нет всяких омерзительных куков, поганящих человечество.

Это неизбывно и от этого не уйти. Примешивалось, конечно, к той гордости и некоторое смущение от не совсем абсолютной и справедливой заслуженности своего счастья. Ведь, в конце концов, это не совсем моя заслуга, просто повезло, а какому-нибудь несчастному американскому или европейскому ребенку нет. Но общего оптимистического состояния и настроения это не сильно портило, слегка стыдясь собственного эгоизма я всё равно не мог притушить в душе состояния восторга.

А потом была долгая и достаточно насыщенная жизнь, слегка подпорченная ещё и тем, что уже больше тридцати лет как оказались открыты границы и мне удалось посмотреть что-то иное, кроме описываемого в советских стихах, кстати, не только детских. И случалось, что какие-то факты неприятно вступали в противоречие с моей фундаментальной уверенностью в величие России.

Помню, как стоял и чувствовал себя полным идиотом, спросив в захолустной испанской деревушке владельца участка, который хотел купить, получится ли у меня провести сюда водопровод и канализацию, и получив недоуменный ответ, что вообще-то у них ещё со времен Франко запрещено продавать землю без полного набора коммуникаций, сейчас уже включая и телефонную линию.

Но это всё, естественно, полная чепуха. С годами я понял, что для меня ощущение величия России зиждется вовсе на иных основаниях. Которые не имеют никакого отношения к состоянию инфраструктуры, уровню экономики, материальному благополучию в принципе и даже к Толстому с Достоевским, не говоря уже о голубом Чайковском.

Вот отправили в колонию во Владимирской области Навального. И любопытные журналисты тут же стали искать людей, отсидевших именно там, чтобы поинтересоваться стандартными условиями содержания. И сведущих оказалось немало. В том числе очень подробно ситуацию описал не так давно освободившийся оттуда Дмитрий Дёмушкин. Надо признать, что изложил достаточно скупо и без особого нагнетания ужасов, минимально эмоционально. И моментально в обществе по этому поводу развернулась широчайшая и чрезвычайно бурная дискуссия на тему, пытки это или ещё не совсем, а также, если пытки, то заслуженные или тоже не очень.

Стандартно считается, что есть две области, в которых каждый считает себя безусловным специалистом. Это футбол и педагогика. Каждый знает, как нужно забивать гол и воспитывать детей. Никак не отметая этих компетенций, у нас ещё и каждый знает, как нужно сидеть в тюрьме, кого за что нужно сажать и как правильно входить в «хату». Любого нашего человека ночью разбуди, и он тебе без запинки мгновенно ответит, чем отличается «красная» зона от «черной», а БУР от ШИЗО.

Так что, и по поводу Навального практически полное единодушие. За исключением отдельных совсем уж отморозков и иноагентов, подавляющее большинство уверено, что этот преступник совершенно справедливо не имеет права почесать нос без разрешения конвоя. И в особенный восторг приводит гуманизм надзирателей, которые запретили использовать в рационе осужденных соль, поскольку она вредно влияет на суставы, когда зэку приходится по десять часов стоять неподвижно.

Но Навальный – относительно молодой и здоровый мужик, правда, тут недавно съел что-то несвежее и вредное, но это мелочи, скорее всего справится, нечего было так резво и нагло выздоравливать. А вот тут на днях из Вятки после школы домой в пригород ехала на автобусе двенадцатилетняя девочка. Тростинка прозрачная, сквозь неё газету читать можно, божий одуванчик, рождественский ангелок. У неё на билет не хватило рубля. То ли родители прощелкали, то ли она сама по невнимательности не рассчитала и потратила лишнее в буфете. Но не хватило. Её на трассе в мороз, в часе еды от дома кондукторша высадила. Девочка потом сильно заболела, но её чудом всё-таки удалось спасти бабушке. Автобус был полный, но никто кондукторшу не остановил и рубля на билет не добавил. Прокуратура области до сих пор не может найти того кондуктора, хотя и напрямую нарушившего закон.

Любопытно, какой детский стишок мог бы написать на этот сюжет Самуил Яковлевич?

Рубль. Великая страна. И недорогая.
вторая

Попса голимая

По очень опосредованной ассоциации пришло в голову.

При всех моих абсолютных тупости и невежестве во всем, касающемся музыки, где-то в глубине души я прекрасно понимаю и ощущаю, что Ванесса Мэй слабая скрипачка, а Александр Малинин посредственный певец.

Но есть такая любопытная закономерность. Чем хуже у человека со слухом и голосом, тем больше он любит петь. Хорошего исполнителя часто нужно уговаривать что-то публично изобразить, а совершенно бездарный обычно делает это сразу и с огромным удовольствием. И я в какой-то степени тоже их этого числа, только моя слабость лежит более не в исполнительской, а в потребительской области.

Да, понимать понимаю, но, особенно слегка подвыпив, очень люблю послушать и Мэй, и Малинина, прежде всего, конечно, романсы, или что подобное, трогающее самые вульгарные и слабые струны моей души. Не могу даже сказать, что особо стыжусь этого. Скорее смиряюсь.

У моего старшего сына абсолютный слух, он даже в детстве небезуспешно учился играть на флейте, чему я страшно завидовал. А дочке, как и мне, медведь очень сильно на ухо наступил. Но она тоже очень любит слушать музыку. Однако вкусы у нас абсолютно разные, за всю жизнь вместе ставили разве что виниловые пластинки Пресли.

А вот музыка, которая, например, ей совершенно чужда. И, наоборот, многие мои эстетствующие и продвинутые в этом отношении знакомые тоже считают, что подобное есть голимая попса и яркий пример моего дурного уровня восприятия. А мне безумно нравится. Уж простите. (Есть другой, более популярный вариант исполнения, но мне почему-то ближе именно этот).

вторая

Похоже, это рок

Ну, я, честно говоря, уже давно смутно подозревал нечто подобное. Даже в свое время написал несколько реплик относительно и сложностей понимания межнационального и межкультурного юмора, и даже конкретно о нашем отечественном стендапе. Но всё-таки не думал, что беда столь велика, а пропасть столь глубока.
Мой сумасшедший телевизор опять самостоятельно среди ночи на каком-то американском, но вполне, оказывается, у наc официально зарегистрированном канале неожиданно показал мне действо, которое я по собственной воле, наверное, никогда бы не включил. Но сначала даже попытался заинтересовать и заинтриговать.

Я, признаться, краем уха слышал, что есть такой Крис Рок, известный комик, «стендапер», который, по-моему, несколько раз вел церемонию вручения «Оскара». Но не догадывался, что он у них столь велик. Оказывается, это суперзвезда первейшей величины, один из самых высокооплачиваемых артистов США, собирает по всему миру гигантские концертные залы и вообще входит в какую-то пятерку самых-самых. И вот обещали не просто его концерт, а масштабную нарезку самых удачных выступлений за последние годы.
Я честно попробовал приобщиться. Минут через десять от некоторого изумления приоткрыл рот. Минут через двадцать занервничал и приуныл. Минут через сорок всё-таки не выдержал и переключился. Явно не справился.

И дело тут совершенно не в том, умные или глупые вещи говорил этот человек. И не в каких-то скабрёзностях, грубостях или дурном тоне. Вообще не в смысловой, содержательной оценке. Убило то, что мне это оказалось просто совсем не смешно. Ну, то есть категорически. А при этом аудитория умирала от хохота, многие буквально скатывались на пол от смеха. А мне не единого раза не удалось даже слабо улыбнуться.

Тут можно, конечно, придумать множество самых разнообразных рациональных объяснений. Начиная с того, что далеко не все имена, факты, события или реалии, на которые иногда достаточно косвенно ссылается или которые прямо упоминает актер, мне известны, потому, естественно, не совсем понятны, разные у нас культурные и бытовые контексты. И заканчивая чисто языковым барьером, поскольку Рок порой утрированно стилизует свою речь под уличный негритянский сленг.

Но это всё пустые отговорки и лукавство. И миры наши не столь уж изолированы, вполне достаточно понятного и общеизвестного, и язык комика не так уж сложен для восприятия, и компания «Сони» сделала очень приличный титровый перевод, подчеркиваю, не подстрочник, а именно профессиональный перевод. Нет, тут явно что-то другое.

У нас тоже есть совсем разный юмор. Есть Петросян и «Аншлаг». Есть «Камеди клаб». Есть уже упоминавшийся стендап. Есть Задорнов. Есть то, что мне ближе, например, Жванецкий, особенно ранний, есть Горин и Арканов. Огромное количество грубости, глупости и пошлости. Тоже частенько смотришь на ржущий зал и приходишь в ужас. Но всё-таки иногда хоть что-то смешное проскальзывает. К тому же и у меня самого чувство юмора отнюдь не снобистское, я иногда вполне искренне и весело могу рассмеяться от того, от чего моя утонченная супруга только недоуменно пожимает плечами.

Но тут что-то принципиально другое. Мне не только не смешно, но я вовсе не понимаю и даже теоретически представить не могу, в чем здесь юмор. Как будто смотрю в зоопарке на клетку с обезьянами. Они совершают какие-то движения и сопровождают их гримасами. Вроде всё наглядно и ясно, но смысл происходящего полностью от меня ускользает. Это приводит в уныние и заставляет усомниться в собственных умственных и эмоциональных способностях.

Однако не хочется заканчивать реплику на столь мизантропической ноте. Всё тот же свихнувшийся телевизор познакомил меня с совершенно неизвестным мне ранее каналом Flix Snip. Это непрерывно идущие короткометражные фильмы со всего мира. Примерно треть там, на мой вкус, весьма посредственные поделки, иногда с потугами на некоторое интеллектуальное эстетство. Примерно треть – профессиональные, но довольно стандартные короткометражки, в том числе мультипликационные или музыкальные. Но практически треть – совершенно новый для меня неведомый мир. Реальные произведения искусства до того мне абсолютно не знакомого, но завораживающего даже не жанра, а вида или типа, не хочется пускаться в пустую классификацию.

Просто очень здорово. Искренне рекомендую, если кто не смотрел.
вторая

Ужас!

Тут очередной бесчисленный раз начались какие-то околомузыкальные тусовочные пересуды относительно Кости Кинчева. Что-то этот православнутый крымнашист спел, по-моему, вроде бы на тему приговоров по делу «Сети», на сей раз вдруг страшно прогрессивное и либеральное, что позволило определенным товарищам радостно заверещать о возвращении музыканта в круг вменяемых и рукопожатных людей.

Я, как не то, что большой любитель или поклонник «Алисы», но в определенной степени человек, выросший на этом звуковом фоне и не совсем чуждый данному направлению, по древней привычке хотел было отреагировать и написать несколько слов.

И тут хлопнул себя по лбу. Васильев, ты что, совсем уже сдурел? Куда тебе, дряхлой развалине, перевалившей за вторую половину седьмого десятка, высказываться о нынешней рок-музыке и кумире современной молодежи?

А потом сижу и соображаю. Подожди, какой кумир, какая молодежь и какая современность? И какой Костя? Константин Евгеньевич ведь всего на четыре года моложе меня. Ему самому пошел седьмой десяток. Мы оба уже давно уплыли, и, если старичку ещё не лень позориться, то ты-то вообще, о чем думаешь?

Давно отпетые и забытые песни. Вот уж действительно ужас. По сравнению с котором всё остальное полная чепуха.
вторая

Как все, как все…

Я никаких конкретных фамилий называть не стану, это бессмысленно, они постоянно меняются, а сам разговор остается неизменным и до боли одинаково повторяемый с одними и теми же аргументами.

Вот есть, например, некий человек, по моему личному субъективному мнению – полное дерьмо. Он находится в фаворе у властей и официального истеблишмента и обладает большим влиянием, короче, всё у него прекрасно. Но вдруг по каким-то их внутренним причинам попадает в опалу. С разными последствиями, от прямого уничтожения до, что нынче часто, просто отставки и забвения.

И тут иногда оказывает, что некоторые, даже не то, что мои полные единомышленники, но часть людей с хоть относительно схожими со мной взглядами, выражают по этому поводу в той или иной степени положительные эмоции. И вот в этот момент, если не обязательно, то чаще всего оказывается некто, вроде ранее тоже не замеченный в особой любви к опальному, но вдруг начинающий яростно выступать даже не то, что напрямую в его защиту, но более с укором в адрес так или иначе эту самую опалу одобряющих. Там обычно главный посыл такой. Мол, нельзя присоединяться к хору массовой травли и, если все против него, то я принципиально буду за, а ваше поведение подлое и безнравственное, ничуть не лучше, а на самом деле и много хуже, чем у того, чьему падению вы радуетесь.

Всё, конечно, очень благородно. Я и сам категорически против того, чтобы Берию расстреливали как английского шпиона. Но тут речь всё-таки о другом, несколько более общем.

Быть «за» только потому (ключевое слово здесь «только»), что власть и условное большинство тоже «за», это, с моей точки зрения, несомненное плебейство. Но и обратная ситуация, когда человек выступает против какого-то мнения не как такового, а исключительно потому, что в данный момент оно представляется ему излишне массовым, это в моем понимании ничуть не меньшее плебейство.

Да, мне примерно понятно и даже кажется несколько простительным желание обособиться, выделиться противоречием, не быть в «общем хоре» и все подобное, являющееся инстинктивным проявлением более чем уважаемого мной индивидуализма. Но когда это становится с одной стороны самоцелью, а с другой полностью зависит от колебаний этого самого якобы презираемого «массового мнения», то ничем не отличается от всех иных видов зависимости.

Уважительнее, что ли, надо к самому себе относиться…
вторая

Дальше некуда

Практически в моем доме, метров двадцать от выхода со двора, сегодня открыли продуктовый магазин сети Billa. Взял жену и пошел посмотреть, чем удивят и порадуют на премьере.

А в это время в концертном зале Зарядье Теодор Курентзис дирижировал исполнением девятой симфонии Малера. Моей любимой.

Без меня. Последняя стадия падения.