Category: недвижимость

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Земля и воля

Только, я вас умоляю, не собираюсь вступать в дебаты по поводу закона о продажи земли на Украине. По двум абсолютным и равнозначным причинам.

Во-первых, я не специалист в украинских земельных отношениях и не обладаю в этом вопросе достаточной компетенцией.

А, во-вторых, вопрос о продажи земли и в принципе о праве собственности на землю из разряда принципиально вечных и идеально не решаемых. Здесь следует смириться, как с правосудием. Его не существует, но к нему необходимо стремиться. Здесь важен путь и направление движения при осознании невозможности достижения конечной цели.

Вообще-то, продажа земли иностранцам, особенно это относится к землям сельхозназначения и под крупные строительные проекты в мегаполисах, достаточно жестко регулируется почти во всех государствах, за редчайшим незначимым исключением. Но в этой ситуации мне совершенно не понятна истерика, устроенная на эту тему у нас.

Насколько можно судить, не вдаваясь особо в юридические тонкости, рынка земли в данный момент на Украине в хоть относительно стандартном понимании практически не существует. На сделки по продаже попросту наложен мораторий. А в России он функционирует. Да, имеются ограничения, в том числе и по продаже иностранцам сельскохозяйственных угодий и некоторых иных особых категорий земли. Но, основываясь на публичных заявлениях Зеленского, украинцы тоже без всенародного референдума не собираются давать тут особую свободу. Так что, пока, как будто, речь идет всего лишь о приближении их системы к российской. Ничего более. И получается, что нам можно, а им нельзя только потому, что они глупые и слабые. Понимаю, аргумент убедительный.

Если же позволите всего несколько слов более отвлеченно, то, несомненно, любая собственность дает возможности для злоупотреблений. Но уровень этих злоупотреблений несоизмерим с тем, когда собственность эта остается в руках условного государства, то есть в реальности в распоряжении чиновников, которым она принадлежит не по закону, а на основании должностной власти.

За последние больше, чем сто лет, государство наше единственный раз что-то действительно значимое и ощутимое дало людям. Это разрешило приватизировать жилплощадь и позволило ей распоряжаться по своему усмотрению. Да, было много дурных последствий вплоть до настоящих кровавых преступлений. Но в целом это сыграло колоссальную положительную роль и во многом в корне изменило психологическое и социальное состояние страны.

Великий Каха Бендукидзе в свое время сказал: «Надо продать всё, кроме совести». К сожалению, он так и не смог полностью реализовать свои идеи, в частности рынок земли так и не стал в Грузии полностью либеральным и прозрачным, а вот как раз совесть они продали за «грузинскую мечту».
вторая

Дожить до рассвета

«Успели задраить последний люк как раз в тот момент, когда на полосу ворвались самоходки Капитана. Но это уже не имело значения.
Выстрелить никто не сумел. Двигатель стартующей крейсерской яхты не предоставляет такой возможности».

Ах, сколько еже осталось прекрасных сюжетов! Вернее, только что казавшихся прекрасными и увлекательными. Только затронутых мимоходом, для памяти и ждущих своего подробнейшего развития, намеченных явно, но пока не получивших полного логического совершения, вовсе не заявленных, даже намеком, но уже продуманных до последней мелочи, ещё только зарождающихся…

От безумно интересной мне Каталонии и связанной с ней удивительной особенности отечественной логики, до жизни и судьбы бывшего великолепного адвоката и журналиста Андрея Макарова, по какой-то необъяснимо капризной дури пустившего коту под хвост всю свою репутацию без малейшей надобности…

От фантастических по шизофреническому упорству усилий вождя великой страны, поддержанных единодушным порывом подданных, по наискорейшему и эффективнейшему убийству экономики этой самой страны, до приключений с поисками причины запаха дерьма, удушающего гигантский современный мегаполис с абсолютной невозможностью данную причину найти…

От космического зонда летящего десятилетие к самым фундаментальным тайнам мироздания через миллиарды километров, до населения гигантской территории, которое в этом полете не принимало никакого участия, хотя имело все шансы и возможности, а вместо этого старательно сходило с ума и добилось в достижении своей цели великолепных успехов…

А Каха, самая светлая ему память, по которому я с диким трудом не зарыдал прошлой ночью... А доллар… А нефть… А евро… А Украина… А банки… А налоги… А недвижимость… Особенно недвижимость. Вот уж нынче уникальная возможность развития самых изысканных хитросплетений…

Но – нет! Уже лечу. Улетаю от всего этого на теплые моря, в которых не плавал уже более четверти века, подзабыв ни с чем не сравнимый привкус соли на потрескавшихся от солнца и разврата губах…

У меня в жизни был вечер, когда я знал, что завтра утром уходить из дома без большой гарантии на возврат. Сел к столу, на всякий случай разложить документы и написать несколько поясняющих строк родственникам, как и что, в случае чего. Посидел, посмотрел с полчаса тупо на чистый лист бумаги, аккуратно положил ручку и пошел в бассейн.

Как-то легко и почти весело понял окончательно, что никому ничего писать не надо, все во всём сами прекрасно разберутся, а тебе будет и безразлично, и не стоит предаваться греховной гордыне, преувеличивая собственную незаменимую ценность.

Нет, нет, нынче совсем другое, и моей жизни, надеюсь, ничего не грозит, во всяком случае, выше обычных среднестатистических пределов. Но настроение точно такое же.

А вам, дорогие читатели, я собираюсь ещё в самое ближайшее время рассказать что-нибудь интересное. И про интересное. Будем надеяться. Я надеюсь. И лечу…
вторая

Сама невинность

ВАСИЛЬЕВА

Людям даже не знакомым со мной лично, а всего лишь хоть изредка и мельком просматривающим этот Журнал, думаю, не нужно подробно объяснять, сколь во всех смыслах не просто далека от меня, но и противоположна практически по всем жизненным установкам, от нравственных и политических, до стилистических и примитивно бытовых моя однофамилица Евгения Васильева.

Короче, если совсем просто, то лишь мамино воспитание не позволяет выразиться о представительнице прекрасной половины человечества резче, но от определения «крайне неприятная женщина и предельно чуждая мне женщина» удержаться не могу.

Но я заинтересовался изначально её делом отнюдь не только из обозначенной неприязни и не из однофамильства или каких-то иных побочных соображений, а любопытство моё было в определенной степени профессиональным. Дело в том, что ещё в конце «перестройки» я начал, кроме прочего, мягко говоря, полулегально заниматься маклерством на рынке недвижимости, а с началом капитализма был учредителем и совладельцем одной из первых официальных риэлторских фирм Москвы.

Правда, уже более десяти лет назад я из этой сферы окончательно ушел, но до того довольно много, часто и, порой, весьма не безуспешно был связан именно с той сферой, в которую входят почти все обвинения против Васильевой. То есть переходом объектов условно (или безусловно) государственной формы собственности в иные опять же условно или безусловно частные руки.

Кстати, что-то о каких-то веселых и интересных эпизодах, по-моему, рассказывал здесь в своё время, но сейчас искать лень, да и, во всяком случае, сейчас пускаться в особые подробности и нюансы нет охоты. Потому ограничусь всего двумя краткими замечаниями-констатациями. Да, несомненно, процессы эти чрезвычайно взяткоемкие. Нет, отнюдь не всякая и каждая продажа любого госимущества связана со взятками. По крайней мере, в классическом смысле этого понятия.

Так вот, я, конечно, прочитал далеко не всё уголовное дело Васильевой. Но к довольно многому мне удалось получить доступ, и считаю, что объем достаточен, чтобы я мог составить мнение по принципиальным пунктам обвинения. Скажу однозначно: Евгения Николаевна невиновна. А всё разговоры о заниженной оценке объектов – полнейшая классическая ментовская чушь и муть, которую они всегда могут развести на пустом месте на любое количество томов. Даже обсуждать это бессмысленно, каждый риэлтор вам подтвердит.

Единственный момент, о котором в подобных ситуациях можно говорить, это когда чиновник, через которого идет продажа, берет конкретные бабки и его на этом ловят с достаточной доказательной базой. Причем, чаще всего, это как раз и не очень бывает связано с занижением стоимости объекта. Просто система так построена, и иным образом ей функционировать сложно. Но тут совершенно отдельный разговор. А именно на непосредственном получении денег Васильеву, из того, что мне удалось выяснить, и не поймали. Остальное же – пена и лирика.

Так что, приходится мне с сожалением признать. Женщина неприятная, но уголовное дело ещё хуже.
вторая

Крымский налог и крымская дань

У нас в России не только поэт больше чем поэт.

Совсем недавно, ужиная в изумительном бельгийском ресторане и несколько развеселившись от качества роскошной жареной барабульки, написал текст «Крымский маркер», который многие мои знакомые, и не абсолютно небезосновательно, сочли в какой-то степени благожелательной шуткой.

Однако, чем больше проходит времени, тем яснее проявляется, что, как в любой правильной иной, в этой шутке есть самой шутки лишь небольшая доля, с проявлением реальности всё более уменьшающаяся.

Только что у меня с моим деревенским соседом Мишей смешной разговор произошел во время жарки (!, но об этом отдельно) шашлыка. Прозвучало по одному из постоянно звучащих на моем участке информационных каналов нечто на тему того, о чем я уже довольно давно говорю, о «глобально-частном пиздеце», который ожидает множество тупых моих (и самых умных тоже, но и о них в данном случае отдельный разговор) сограждан, связанным с предстоящим «единым налогом на имущество».

И вот Миша вдруг меня спрашивает, мол, да, кстати, все забываю у тебя поинтересоваться, один из моих компаньонов просил у тебя уточнить, от какого количества недвижимости стоит избавляться, стоит ли избавляться вообще, и есть хоть малейший смысл оставлять что-нибудь?

Для того чтобы мне раньше ответить на этот вопрос, следовало выяснить и получить множество иной дополнительной информации, ушло бы непропорциональное эффективности решаемой задачи время. Я тут мне оказалось достаточно минимального: «А это парень кто на счет крымнаш»?

Да, ответил Миша, он более чем крымнаш…

И всё. И не надо более мне ничего уточнять. Пусть ни в коем случае ничего не продает, говорю. Пусть только покупает. Пусть, сука, живет и радуется. С каждым днем всё более радуется. Не будет у него лучшего времени для радости. Нигде и никогда.
вторая

Прощание с Ходорковским – 12. РЕКОНСТРУКЦИЯ ОТ МЫТНОЙ ДО БАСМАННОЙ

(Продолжение. Смотри начало)

МЫТНАЯ

Советская власть уже рухнула, но и новая Конституция принята ещё не была, и даже старый Верховный совет не разогнан. И я тоже пребывал на некотором распутье.

Издательская моя деятельность зашла в некоторый тупик. Выросшее из крохотного кооператива уютное и, главное, абсолютно независимое частное издательство «Московский книжный двор» в том виде, который меня устраивал, полностью достигло пределов своего развития. На рынок выходили серьезные игроки с длинными острыми зубами, и это ещё, казалось, совсем недавно тихое и интеллигентное дело с каждым днем все более начинало превращаться в стандартный денежно-криминальный бизнес начала девяностых. У меня был выбор или превращаться в совсем уж прикладную конторку по тиражированию мелкой рекламной продукции, пусть и с возможностью удовлетворения каких-то собственных эстетико-литературных капризов, или с кем-то объединяться, привлекать дополнительные ресурсы и лезть в общую кучу-малу, озверело размахивая кулаками. Ни того, ни другого не хотелось категорически.

Риэлтерская же деятельность, наоборот, сама по себе расцветала и становилась всё доходнее уже не очень зависимо от меня лично. Было понятно, что довольно скоро «Полиграфжилстрой» превратится в серьезную фирму, и тут даже никаких особых дополнительных усилий не требовалось. Но от этого становилось ещё более скушно и тошно. Предстояло окончательно переквалифицироваться в пусть и очень высокооплачиваемого, руководящего и снабженного всеми возможными понтами с прибамбасами, но по сути обыкновенного маклера. А закончить свои дни или хотя бы провести значительное их количество именно в таком качестве уж очень не хотелось.

Единственное удовлетворение ещё приносили несколько организованных мной ремонтных бригад, но и там чувствовалось приближение момента принятия какого-то принципиального решения. Время примитивного самодеятельного «евроремонта» охватившего эпидемией столицу, только начинавшую высовывать нос из коммуналок, подходило, как многим тогда казалось, к зениту, а я уже понимал, что к концу. Явно требовались иные и решения, и уровни, и задачи.

И вот в этот момент, как раз очень вовремя, что для меня обычно, появляется Андрей Ерохин со своим предложением. Администрация ЦАО заключила договор на реконструкцию здания рабочего общежития с некой фирмой «Виктория». Ребята должны были своими силами провести все строительные работы и за это получить в результате сорок процентов реконструированных площадей в собственность.

Collapse )
вторая

Вдогонку

И всё-таки напоследок не могу удержаться ещё от одной реплики по поводу предыдущего текста о Татьяне Догилевой. Хотя сам терпеть не могу подобных аргументов, типа «ты на себя посмотри» и вообще копания в чужих карманах. Но тут уж слишком всё наглядно и публично.

Догилева последние годы стала известна ещё и как борец с новостройками, в том числе михалковскими, в районе Патриарших прудов. И я всячески Татьяну Анатольевну в этом отношении морально поддерживаю, даже как-то на митинг ходил. Но тут обычно опускается один нюанс. Сама Догилева не только, по её словам, «больше четверти века живет в этой в этом районе». Квартира в этом районе находится в её собственности. Не знаю какая и специально не хочу уточнить. Но там любая, самая плохонькая, по стоимости начинается от миллиона долларов.

Так же, исходя исключительно из открытой информации, в собственности актрисы находятся из недвижимости минимум ещё одни загородные апартаменты 140 квадратных метров в реконструированном пионерском лагере, на огороженной охраняемой территории со всей соответствующей инфраструктурой и пляжем у Москвы-реки. О стоимости этого можете судить сами, даже подсказывать не берусь.

Так вот, могло быть, ещё раз подчеркиваю это слово, в собственности пусть даже и очень известной актрисы нечто подобное, если бы в своё время условный Гайдар не спалил на сберкнижке её 100 долларов? А ещё более условный, по словам Догилевой «его подельник», Чубайс не занялся бы приватизацией?
вторая

Прописка

Депардье получил регистрацию в новостройке в центре столицы Мордовии, славного города Саранска, доме 1 на улице Демократической, в квартире родственников директора Госфильмофонда России Николая Бородачева, который является давним другом актера. В будущем актер планирует построить собственный дом.

В связи с этим знаменательным событием многие россияне хотели бы присоединиться к родственнику друга великого актера и тоже сделать Жерару Реневичу что-нибудь приятное. Я, со своей стороны, дарю ему песню о некоторых особенностях его нового места жительства.

вторая

А поговорить?..

Доктор наук оказался несколько раздражен степенью непонимания его идей и для особо одаренных сформулировал их ещё раз, как ему кажется, уже предельно четко, точно и конкретно. Хотя, по-моему, так напрасно старался, никаких особых разночтений и первая его статья не вызвала. Потому, что ничего слишком сложного там и нет. Не бином Ньютона.

Но вопросы остаются самые примитивные, и отнюдь не потому, что кому-то не ясно написанное господином Пастуховым, а потому, что в этом написанном нет никаких ответов. Чего он хочет и что предлагает?

«"Деприватизация" может начаться только после того, как в России будет создано государство, способное ее осуществить. В его нынешнем виде российское государство не может ничего ни «приватизировать», ни «деприватизировать». Оно может только украсть. Речь, таким образом, идет о стратегической и перспективной задаче… По сути, задача состоит в возвращении активов эффективному собственнику. В целом исторический опыт показывает, что любое государство - не лучший управленец. Но оно более эффективно, чем бандит и мародер. В идее приватизации как таковой нет никакого криминала. Просто вначале надо было создать в России правовое государство, а потом приискивать частных собственников, а не наоборот».

А теперь попытаемся представить эту замечательную картинку всё-таки в реальности. Не в смысле оценок произошедшего, а как осуществление предложенного плана действий. Надо создать в России правовое государство. Потом провести правильную «депририватизацию», а по-простому - национализацию. Потому, что государство плохой и неэффективный собственник, но в любом случае, лучший, чем бандит и мародер. Ну, и только после этого уже начать приискивать «частных собственников», то есть провести ещё одну приватизацию, но уже «хорошую».

Оставив в стороне вопросы, как кто и когда создаст правовое государство. Но, предположим, вот оно создано. Возможно, конечно, автор имеет в виду под «правовым государством» нечто своеобычное и тогда и тогда все мои сомнения напрасны. Но поскольку подробностей не имеется, то я всё же в праве предположить, что идет речь о правовом государстве с рыночной экономикой и прочими стандартными атрибутами современного демократического государства, включая автоматическую, неизбежную и регулярную смену власти.

В таком государстве обычно совершенно не требуется национализировать собственность, принадлежащую «бандитам и мародерам». Преступников просто сажают в тюрьму и делают это не по чьей-то политической воле, а по праву, раз государство правовое. А имущество, если нажито оно криминальным путем, конфискуют, продают на рынке, государство-то рыночное, и возмещают за счет полученных средств нанесенный преступником урон. Где во всём этом место национализации, совершенно непонятно.

Совсем уже иная и отдельная история с неэффективными собственниками. И с тем, насколько им должно помогать государство. Следует с горечью признать, что такого рода ошибку излишней помощи совершают и самые правые, и самые рыночные государства. На мой взгляд, так ошибку часто даже трагическую, убыточные предприятия должны разоряться и переходить тем собственникам, которые смогут сделать их прибыльными. Или вовсе исчезать. Но эти ошибки в демократическом государстве и будут исправляться демократическими методами. Путем смены тех властей, которые ошибки и насовершали. А когда нет этих методов, то, что и огород-то городить? Но, в любом случае, какое это имеет отношение к «несправедливости приватизации»? Факт умного или глупого дальнейшего использования награбленного не сильно влияет на оценку события грабежа, как такового. И не сильно с ним связан.

Я, признаться, не очень понимаю, в какой стране живет этот доктор о каком обществе он пишет. Если в одной стране со мной и о том же обществе, в котором живу я, то хотелось бы поделиться и собственными впечатлениями. Вот уже более двадцати лет, если не ежечасно, то уж точно ежедневно, большинство нашего общества только и занято обсуждение вопросов «криминальной приватизации», «неправильно распределения когда-то общего пирога» и всего прочего, с этим связанного. Уже и пирога-то того давным-давно нет, а слюни от воспоминаний его восхитительного запаха до сих пор переполняют народное горло и не дают ему свободно дышать. Так что призывать общество «не забывать», «возобновить дискуссию на эту тему» и к «необходимости дать нравственную оценку приватизации» кажется более чем странным. Если что в нашей стране и не забыто, так только это и именно это.

«Может оказаться, что никаких путей восстановить социальную справедливость, не породив еще большую социальную несправедливость (новый «черный передел»), не существует», - пишет доктор. Это он так мягко «может оказаться». По всему видно, человек всё-таки вменяемый и прекрасно понимает, что иначе не «может оказаться». Тогда что остается?

Остается вполне понятное желание господина Пастухова, чтобы «инженеры, подрядчики и бенефициары» приватизации перестали учить всех морали. Тут нельзя не согласиться, но опять совсем не понятно, о какой стране идет речь. Если о нашей, то большинство «инженеров и подрядчиков» или умерло, или давно и вовсе отстранено от дел. А большинство изначальных бенефициаров или выдавлены из России, или сидят, или нынче являются достаточно номинальными бенефициарами, так как имена истинных в тумане и ничем кроме слухов не подтверждены. А нравственности всех учат отнюдь на они, а те, кто узурпировал власть, с ней и собственность, но отнюдь не в мифических 90-х, а вовсе даже в нынешнем веке.

То есть, ещё раз совсем коротко и просто. При нынешней системе власти проводить национализацию бесполезно и даже вредно. Да, к тому же, правда, особо циничным и извращенным образом она и так проведена. А при иной системе власти она и не потребуется. Но эту иную, правильную систему нельзя устроить без национализации. Немножко сумасшедший дом получается, не кажется? Или можно устроить? Но тогда почему именно «деприватизация» должна вдруг стать главным пунктом повестки дня? Может, сначала устроим эту самую «нормальную систему», а потом уже обсудим дальнейшее, если останется что обсуждать?

Только я вас умоляю, не воспримите мои слова как попытку подняться на один уровень с большим ученым и там, на этих высотах устроить дискуссию о высоком. Я ведь не доктор и не претендую. Но как самый, что ни на есть, приземленный обыватель взыскую хоть какой-то понятности в том, чего хотят и к чему призывают эти доктора. Всё-таки к национализации или к переустройству системы власти?

Или просто поговорить?
вторая

Отгадка

Честное слово, когда я вчера задавал свою «Загадку», у меня и в мыслях не было, что это действительно для кого-то может оказаться загадкой. Это я так неловко пошутил, будучи абсолютно искренне уверенным в полной прозрачности ситуации.

Но полученные от некоторых читателей ответы повергли меня в совершенное изумление. И я очередной раз одновременно обнаружил и насколько сам плохо представляю себе окружающих, и насколько эти окружающие имеют странные представления о нашем мире.

Так вот, дорогие мои читатели, я не стану сейчас заново углубляться во все подробности, но, поверьте, всё изложенное в комплекте, от наличных для покупки недвижимости, сунутых в наружный карман куртки, до прославления полицейского, отдавшего найденные деньги, возможно только в наши дни и только на весьма ограниченной территории постсоветского пространства. Больше нигде и никогда.

А реально это и случилось на днях в Костромской области. Большинство телеканалов, кстати, весь вчерашний день в новостях об этом сообщало.