Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Каждому по плечу. Ну, или по другому месту


А я вам сейчас очень быстро и просто объясню, откуда эта неутихающая ненависть к Ходорковсому и ему подобным. Тлеющая во глубине народного массового сознания с той или иной степенью интенсивности, но всегда достаточная для того, чтобы при малейшей попытки хоть немного разворошить, вспыхнуть с новой силой и стабильной неотвратимостью.

Подавляющее большинство населения искреннейшее абсолютно уверено, что ему просто не повезло с каким-то параметром. Вот если бы пофартило родиться в начале шестидесятых в нищей московской коммуналке, в семье рабочих завода «Калибр» (мы папино еврейство сразу вынесем за скобки и более упоминать не будем, чтобы не замутнить идиллическую картину), то потом с легкостью, подрабатывая постоянно с четырнадцати лет, в начале восьмидесятых поступили бы в Мендилавочку, ну, не ах уж какой институт, окончили бы его без проблем с отличием, стали бы там замсекретаря комитета ВЛКСМ и дальше всё пошло бы вообще по накатанной дорожке.

Организовали бы с начавшейся перестройкой что-то коммерчески-воровское, сколотили бы начальный капитал на какой-нибудь стандартной и обычной для того времени афере, типа, спекуляции компьютерами, ещё как-то надули государство и обокрали народ, после чего в новой уже России с легкостью приватизировали дохрена всего и создали, например, крупнейшую в стране вертикально интегрированную нефтяную копанию. Став миллиардером и так называемым олигархом.

Collapse )
вторая

А я дедушку не бил, а я дедушку любил

Чубайс, конечно, не был автором самой идеи приватизации, механизмов её реализации и даже в самом осуществлении практических шагов его роль отнюдь не главная и не самая принципиальная. Но волею судеб именно его рыжие кудри стали знаменем и символом этой самой приватизации.

Потому до самой последней возможности и даже, вероятно, немного сверх этой возможности, я был на его стороне. Для меня это было жизненно важно и практически, и идеологически, и морально, и как только ещё возможно. Хотя сам я от той приватизации не получил и ломаной копейки, даже ваучер не пошел получать. А квартира, и на самом деле во многом ставшая основой моего благосостояния в новой России, и до того была многократно оплачена нашими с женой трудовыми потом, а то и кровью.

Но ради того, чтобы жить в стране с разрешенной частной собственностью на средства производства я был готов на многое, если не на почти всё. И поскольку такое переустройство страны, пусть и достаточно случайно, и не совсем заслуженно, но олицетворялось именно Чубайсом, я готов был прощать ему тоже почти всё.

Но, надо отдать ему должное, и он сделал почти всё, чтобы переполнить чашу моей ему лояльности. Началось это, пожалуй, ещё году в восьмом, окончательно оформилось, наверное, к четырнадцатому. Нет, не то, что он стал моим врагом или я стал испытывать к нему какие-то особые личные негативные чувства. Естественно, не столь близко к сердцу и интимно. Но из поля внимания и уважения он ушел совсем. Скажем так, наиболее мягко, стал неприятно неинтересен.

Но всё-таки это была фигура явно неординарная и, хотя с годами всё менее публичная, но всё равно достаточно яркая и заметная в информационном поле. Потому я поневоле неизбежно иногда обращал внимание на некоторые его поступки и высказывания и, пусть нехотя и почти автоматически, но на них реагировал. Так честно, хоть и без особого интереса, но посмотрел и послушал на «Дожде» его дебаты с Навальным.

Вроде это было вчера, но на самом деле звучит практически как легенды и мифы древней Греции, хотя прошло всего семь лет. «Дождь» ещё вещает» и даже не в интернете, а в эфире, и два этих достаточно знаковых человека обмениваются мнениями.

Признаюсь честно, несмотря на все мои многочисленные претензии и несогласия с Навальным, я изначально был настроен по отношению к нему много благосклоннее, чем к Чубайсу. Но всё же старался быть объективным. И вот по моему абсолютно личному мнению, в той дискуссии несомненно полностью одержал верх Чубайс. Он был логичнее, убедительнее, аргументированнее, да и вообще значительно лучше владел просто чисто техническими инструментами спора. Но всё-таки главным для меня было то, что дебатировали в моем субъективном понимании далеко не демиурги истории и даже недостаточно значимые её акторы. Потому, да, занимательно и даже в чем-то полезно, но не более.

И вот Чубайс уволился и уехал, Навальный получил очередной срок, а «Дождь» уничтожили. А во след всем трем действующим лицам той древней истории понесся дружный озлобленный лай оставшейся блистательной стаи.

Возрожденная в Чечне под приветственное и восторженное одобрение Анатолия Борисовича Красная армия победоносно громит украинских нацистских фашистов. А оптимистично ожидаемая и приближаемая Алексеем Анатольевичем «новая прекрасная Россия будущего» самозабвенно этим победам аплодирует.

Я терпеть не могу всяческих слезливых сентенций, типа «а как он может после этого спать спокойно?» Уверен, что Чубайс имеет полную возможность спать вполне хорошо и комфортно. А если что ему и мешает, то, поскольку он всего на год моложе меня, то отнюдь не угрызения совести, а чисто возрастные болячки, от которых, к сожалению, не страхует и праведность, и богатство, и даже, вопреки общепринятому мнению, самый здоровый образ жизни. Навальный, получивший практически пожизненный, во всяком случае до конца жизни Путина, лагерный срок, наверное, спит там в бараке много хуже. Но и его сон, думаю и искреннейше ему желаю, достаточно спокоен и крепок.

Несколько любопытнее другое. А мог ли кто-нибудь из них тогда, в пятнадцатом, когда эти два харизматических красавца стояли друг против друга в телестудии, предполагать именно такой финал? Подозреваю, они вряд ли.

А я знал. Потому сплю хуже всех.
вторая

Ещё раз избранное из переписки

Снова не могу публично не ответить читателю. Уж слишком обожаю мудрых и надменных. Сначала человек цитирует мою фразу из предыдущего текста:

«Но когда пена стала оседать, то выяснилось, что всё-таки в основном, ещё до того, как условные менты почти всё подмяли, на плаву остались не то, кто драл чужие глотки. А кто умел организовать производство, договариваться, строить отношения и держать свое слово».

А потом так изящно убирает меня одним неопровергаемым аргументом:

«Это вы про Сечина, Чубайса, Березовского, Потанина, Гусинского, хватит? или представить весь список?»

Позволю себе ответить.

Ваш список говорит лишь о том (простите, исключительно с моей субъективной точки зрения), что Вы не очень знаете и понимаете, о чем пишите.

Игорь Иванович Сечин никогда не был предпринимателем или «капиталистом» в любом смысле слова. Он из тех самых силовиков-комитетчиков, которые при Путине в конце концов всё под себя и подмяли, о чем я и упомянул.

Чубайс тоже совсем из другой оперы, из относительно противоположного лагеря, но никак не предприниматель, а чиновник-администратор, великие способности которого сильно преувеличены, но это мое субъективное мнение. Администратор, испугавшийся в какой-то момент самого себя и предавший всё хорошее, что в нем на самом деле когда-то было. Но и после этого предпринимателем он не стал, а просто из обычного, хоть и очень высокопоставленного чиновника превратился в чиновника с огромными деньгами.

Березовский - просто великий авантюрист и злой гений России, который заигрался в свою «многокритериальность», привел к власти Путина и за это поплатился жизнью. Никакого же реального бизнеса и предпринимательства за ним никогда не стояло, одни аферы, правда, действительно иногда небесталанные.

Потанин же и Гусинский как раз полностью подходят под мою характеристику. И именно у Гусинского всё было в порядке, пока его желание вырвать что-то из чужого рта не превысило желание договариваться.

Но я вообще имел в виду отнюдь не этот верхний и количественно очень тонкий слой. А основную статистическую массу. Вот, например, Пятницкая улица, одна из самых дорогих и прибыльных в смысле коммерческой недвижимости в Москве и, следовательно, в стране. Я лично ещё в самом начале девяностых участвовал в приватизации самой крутой, хоть и относительно маленькой тамошней торговой точки – знаменитого в свое время магазина «Соки-воды» прямо напротив выхода из метро «Новокузнецка». Нравы на улице изначально был самые что ни на есть бандитские и царил полный беспредел.

Хозяйничали кто угодно от «ореховских» до самых отмороженных чеченцев. Меня самого несколько раз заказывали. Имущество постоянно переходило из рук в руки, оставляя на асфальте лужи крови. Чистая фронтовая полоса без малейших намеков на хоть какие-то правила ведения войны.

И что? Уже к концу века всё стабилизировалось, кстати, практически без малейшего вмешательства сверху со стороны тупых и предельно коррумпированных властей. На многих кладбищах и не только в Москве появились целые аллеи очень красивых памятников, но на Пятницкой больше не стреляли. И остались отнюдь не те, у кого было больше оружия, солдат или всяческих ресурсов, в том числе и административных. А именно те, кого я и упоминал, то есть умеющие договариваться, держать свое слово и, главное, имеющие при этом хоть немного нормальных мозгов.

Нет, я вас умоляю, никаких радужных картинок, никакого идеала или райской прелести, когда ягненок возлежит рядом с волком. Не было и нет там особых ягнят. Но слишком уж отвязные волки-беспредельщики тоже не выжили. А началась скучная и обыденная коммерция. Люди зарабатывали деньги. И в какой-то момент критическая масса сытых и уставших от непрерывных боев потушила пожар первоначального накопления. Остаться в живых и давать жить другим оказалось попросту выгоднее и комфортнее.

Но потом Борис Абрамович и Валя устроили стране подлянку. А страна с радостью и надеждой повелась. Но это уже совсем другая история, ко всему мною сказанному никакого отношения не имеющая.
вторая

Земля и воля

Только, я вас умоляю, не собираюсь вступать в дебаты по поводу закона о продажи земли на Украине. По двум абсолютным и равнозначным причинам.

Во-первых, я не специалист в украинских земельных отношениях и не обладаю в этом вопросе достаточной компетенцией.

А, во-вторых, вопрос о продажи земли и в принципе о праве собственности на землю из разряда принципиально вечных и идеально не решаемых. Здесь следует смириться, как с правосудием. Его не существует, но к нему необходимо стремиться. Здесь важен путь и направление движения при осознании невозможности достижения конечной цели.

Вообще-то, продажа земли иностранцам, особенно это относится к землям сельхозназначения и под крупные строительные проекты в мегаполисах, достаточно жестко регулируется почти во всех государствах, за редчайшим незначимым исключением. Но в этой ситуации мне совершенно не понятна истерика, устроенная на эту тему у нас.

Насколько можно судить, не вдаваясь особо в юридические тонкости, рынка земли в данный момент на Украине в хоть относительно стандартном понимании практически не существует. На сделки по продаже попросту наложен мораторий. А в России он функционирует. Да, имеются ограничения, в том числе и по продаже иностранцам сельскохозяйственных угодий и некоторых иных особых категорий земли. Но, основываясь на публичных заявлениях Зеленского, украинцы тоже без всенародного референдума не собираются давать тут особую свободу. Так что, пока, как будто, речь идет всего лишь о приближении их системы к российской. Ничего более. И получается, что нам можно, а им нельзя только потому, что они глупые и слабые. Понимаю, аргумент убедительный.

Если же позволите всего несколько слов более отвлеченно, то, несомненно, любая собственность дает возможности для злоупотреблений. Но уровень этих злоупотреблений несоизмерим с тем, когда собственность эта остается в руках условного государства, то есть в реальности в распоряжении чиновников, которым она принадлежит не по закону, а на основании должностной власти.

За последние больше, чем сто лет, государство наше единственный раз что-то действительно значимое и ощутимое дало людям. Это разрешило приватизировать жилплощадь и позволило ей распоряжаться по своему усмотрению. Да, было много дурных последствий вплоть до настоящих кровавых преступлений. Но в целом это сыграло колоссальную положительную роль и во многом в корне изменило психологическое и социальное состояние страны.

Великий Каха Бендукидзе в свое время сказал: «Надо продать всё, кроме совести». К сожалению, он так и не смог полностью реализовать свои идеи, в частности рынок земли так и не стал в Грузии полностью либеральным и прозрачным, а вот как раз совесть они продали за «грузинскую мечту».
вторая

Миноритарии и дольщики

Если совершенно серьёзно, без малейшего юродства, но и без надменного абстрактного мудрствования, то практической основой Реформации в континентальной Европе (с англиканством совсем другая, довольно смешная история, о которой не сейчас) стал отнюдь не, как нас учили в юности, пресловутый конфликт между уровнями развития производительных сил и производственных отношений, не потребность и желание свое рода возвращения к корням и примату Священного писания над Священным преданием, не языковые проблемы главных Текстов, не стремление части прогрессивной высшей светской аристократии модернизирующихся германских княжеств выйти из-под становящегося явно навязчивым влияния Рима, не философские искания уже созревших в интеллектуальном и духовном смысле относительно, но всё-таки молодых священников и не многое подобное, обычно называемое в первую очередь.

То есть, не надо стремиться к эпатажу демонстративного радикализма, и это всё, конечно, тоже. Но в практическом основании процесса лежит очень простая, хотя и достаточно для своего времени передовая штука. Инвестиционный строительный проект.

Дело в том, что что в начале второго десятилетия шестнадцатого века к руководству католической церковью приходит интереснейший человек, второй сын Лоренцо Великолепного, последний мирянин на момент избрания, Джованни Медичи, ставший Львом Х. Новый Папа живет чрезвычайно широко, что собственно, и позволяет считать именно время его правления расцветом Ренессанса. Но занятие это дорогое, деньги стремительно заканчиваются, и всё острее становится очень серьезная проблема. Она осталась, собственно, Льву от предшественников, более всего от непосредственного, Юлия и неизбежно требовала какого-то решения.

Необходимо было если не закончить, столь амбициозных задач в те времена перед собой не ставили в столь масштабных проектах даже Папы, то хотя бы слишком наглядно не приостанавливать строительство главного христианского храма, ведущееся на месте пришедшей уже в полную негодность базилики, стоявшей более тысячелетия на месте, считающимся захоронением святого Петра.

Сооружение проектировалось и задумывалось как очень масштабное. Об особой экономии речи и не могло идти, а средств категорически не хватало. И тогда Папа, а мой личный взгляд, придумал и начал осуществлять гениальный, так до конца и не оцененный план. Он стал продавать нечто средние между акциями и долевым участием под названием индульгенции.

Для совсем далеких от темы или просто забывчивых должен предельно кратко, а от того неполно до последнего приближения к уровню неточности, напомнить пару нюансов.

Во-первых, саму индульгенцию придумал, конечно, отнюдь не Лев Х. Даже сам термин к тому времени уже давно существовал, века с одиннадцатого, а понятие как таковое ещё раньше, лет на четыреста, если не больше. Однако процесс выдачи индульгенций до того, во всяком случае столь откровенно и непосредственно, не был связан с финансовыми взаимоотношениями, это правда.

Во-вторых, вопреки до сих пор широко распространённому заблуждению, отнюдь не опускала оптом все «смертные грехи», гарантируя заранее материально мотивированное решение Страшного суда или попадание в рай. До такой наглости всё же не доходило. Имелось в виду, что у грехов есть и такого рода свойство, что они, ослабляя духовную стойкость человека, одновременно тем самым усиливают изначальную предрасположенность ко злу, а это, в свою очередь, приводит к излишним жизненным неприятностям, которые и подразумеваются под определением «временное наказание». И вот именно, но и только, к избавлению или хотя бы смягчению такового наказания имеет отношение индульгенция. Ничего более. Но если задуматься, то не так уж и мало.

Таким образом новаторство, ещё раз повторю, с моей сугубо субъективной точки зрения чрезвычайно до гениальности полезные, идеи Льва Х основывалось всего на двух моментах. Он придумал продавать грамоты, свидетельствующие об индульгенции, за наличные по конкретной таксе и при этом продавать дистанционно, через уполномоченные конторы по всей Европе для большего охвата рынка. И следует признать, товар пошел отлично. Что уже само по себе свидетельствует, насколько он был востребован и со всех точек зрения отвечал нуждам потребителя.

Естественно, сразу же начались злоупотребления на местах. А скажите мне пожалуйста, вы много знаете случаев, чтобы в подобного рода народных IPO, договорах долевого строительства или любых подобных предприятиях, связанных с массовым привлечением средств на определенных условиях, обходилось без злоупотреблений? Я не знаю даже одного до настоящего времени.

Впрочем, следует признать, что настоятель доминиканского монастыря Иоганн Тетцель, работавший по агентской доверенности уполномоченного Папой на то майнцского архиепископа, действительно в смысле упомянутых злоупотреблений довольно быстро попутал уже всяческие берега и явно начал борзеть до беспредела. У многих к нему возникли претензии, но более всего почему-то возмутился вполне к тому времени уже успешный и, несмотря на не слишком большой возраст, солидный доктор теологии, профессор Мартин Лютер.

Сложный мужик. Ничего, конечно, он ни на какую дверь не прибивал и вообще многие прочие подобные экзотические поступки – это ему потом приписали. Но и в реальности он много чего весьма радикального совершил, и слава его до сих пор не сильно меркнущая вовсе не на пустом месте. Однако это сейчас оставим, отметим лишь, что действительно Реформация по сути началась с тех самых «девяноста пяти тезисов». А если их внимательно почитать, то несложно понять, что в основном сухом остатке Лютер обвиняет Папу в превышении полномочий и, соответственно, в продаже некачественного товара, не соответствующего заявленным производителем параметрам.

С моей точки зрения, обвинение это очень спорное. Но давайте сейчас, не углубляясь здесь особо в чистую теософию, попробуем посмотреть, к каким конкретным и практическим результатам привела эта финансово-строительная затея Льва Х.

С одной стороны, чисто тактически и в бытовом смысле права потребителя никак не были нарушены. А в некотором техническом смысле определенные процедуры даже стали элементарно более удобными и прагматичными. Например, как замена определенных видом епитимии. Накладывает, скажем, на тебя священник обязанность тысячу раз прочитать «Отче наш». Занятие, прямо скажем, туповатое и не слишком продуктивное даже для души самого кающегося, а уж церкви от того толку и вовсе маловато. Но времени занимает много и некоторых весьма сильно утомляет. А тут вместо этого заплати определенную сумму и спи спокойно. И для нормального работящего человека явная польза, и папская касса пополняется. Кому плохо-то?

С другой стороны, человечество получило в итоге тот самый протестантизм, уж практическая польза от которого, несмотря на все проблемы и сложности, кажется мне несомненной. И, слава Богу, не только мне.

И, наконец, правда, уже при другом Папе и с привлечением некоторых иных, дополнительных источников финансирования, но собор святого Петра был достроен и сегодня мы имеем одно из самых красивейших сооружений мира, а если вы не согласны, то и ладно, мне очень нравится.

Правила же выдачи индульгенций были значительно реформированы и оптимизированы уже в том же шестнадцатом веке, отшлифовывались, доводились до ума и впоследствии, вполне благополучно дожили до наших дней, уже окончательно формально потеряв финансовую составляющую. Что меня, честно говоря, даже несколько расстраивает, лично я не очень за дорого с удовольствием прикупил бы и повесил на стенку.

Вот теперь и думайте, так ли уж ущербна идея условного «сноса пятиэтажек». Или в ней, возможно, заложены основы весьма любопытной перспективы, хоть, вполне и даже более чем вероятно, не вполне просматриваемые самими инициаторами.
вторая

Уценка снобизма

Всего лишь с месяц назад я позволил себе мимоходом упомянуть краткую и веселую историю своих взаимоотношений с журналом «Сноб». И вот вчера вдруг получаю от них письмо. То есть, естественно, это автоматическая электронная рассылка, и никто лично там конкретно ко мне не обращался, но всё равно суть послания любопытная. Однако к нему мы ещё вернемся, а сейчас пока на иную и действительно не совсем пустую тему.

Телеканал «РБК», конечно не «очень хороший» и даже, пока, думаю, не заработал ещё звания «просто хорошего», но это единственный из известных мне отечественных каналов, который последние годы, пусть потихоньку, но постоянно и непрерывно становится всё лучше. Потому, соответственно, я и смотрю его всё чаще.

И вот недавно слушаю беседу нескольких специалистов по недвижимости, среди которых представители самых разных граней большого риелтерско-девелоперского бизнеса.

Там строители очень убедительно со всех сторон объясняли и доказывали, что, предположим (я сейчас в точных цифрах копаться не буду, не в них суть) квадратный метр в Москве меньше ста пятидесяти тысяч стоить не может, поэтому ни о каком снижении цен даже речь не идет.

А те, кто продает или сдает в аренду отвечали, что клиента не волнуют резоны строителей. У них или есть деньги на покупку или коммерческий смысл арендовать, или всего этого нет, и тогда можно назначать любую цену, но она бессмысленная.

И чувствовалось, что люди друг друга абсолютно не понимают. «Ну, значит, вы останетесь без площадей, а, соответственно, без денег, потому что мы дешевле строить не можем». «Да без ваших площадей мы как-то продержимся, вторичка никуда не денется, а вот вы точно останетесь без работы». «Но население-то растет, людям надо где-то жить». «Жить-то надо, но от этого у них денег больше не становится».

И так по кругу. Разошлись, чувствуется, очень недовольные друг другом, так и не выразив единого мнения, будет падать цена на недвижимость, или нет.

А теперь возвращаемся к «Снобу». Вчерашнее его послание начиналось словами: «Здравствуйте, Александр! Рады сообщить, что теперь Вы можете оформить продление Участия в проекте «Сноб» на 6 или 12 месяцев со скидкой 20%”». А заканчивалось: «Надеемся увидеть Вас снова среди участников проекта!»

И это снобы. Самый что ни на есть средний класс, даже как бы его верхушка. Но, видать, и там жаба начала подкрадываться. Скупердяйничает народ. Приходится его заманивать, скрести по сусекам, рассказывать сказки и строить глазки.

Так что, господа, я, собственно, вот к чему. Если есть такая шальная мысль прикупить что-нибудь из недвижимого, подождите ещё, не ведитесь на всякие уверения, типа «ниже уже не будет потому, что ниже некуда». Всегда есть куда. И в данном случае раньше конца лета я бы даже и не дергался, а по большому счету и вообще, при возможности, подождал пару лет.

А по самому большому счету… Ну, вы понимаете, чего зря повторяться.
вторая

Взял однажды дебил еврей валютную ипотеку… (К напечатанному)

Очень понравилась логика. Один читатель в комментарии к моему тексту, ответил другому читателю, не проявившему большую долю сочувствия валютным ипотечникам:

«По данной логике дети с генетическими отклонениями и психически нездоровые граждане тоже никакого сострадания и помощи не заслуживают. При том, что они и так страдают. Следующий шаг - как неразумных дураков их вместе с валютными ипотечниками уничтожить. Только не забыв добавить к ним евреев, цыган, гомосексуалистов, коммунистов и священнослужителей».

Это правда. У Александра Аронова есть такие нетленные строки:

– Жиды и коммунисты, шаг вперед!
Я выхожу. В меня стреляйте дважды.

Правда, в те годы, когда это было написано, мы ещё так широко не мыслили и не строили столь длинных цепочек, уже не говоря о том, что ипотеки не существовало, а даже за один найденный в твоем кармане доллар могли посадить в тюрьму.

Но сейчас, с пришедшей десятилетиями мудростью могу посоветовать лишь одно. Евреям лучше не становиться не только коммунистами, но и дебилами, берущими валютную, как, впрочем, и любую иную отечественную ипотеку. А то есть шанс получить за каждое прегрешение по отдельной пуле.

Хотя, если совсем честно и откровенно, надежнее и изначально евреем-то не быть. Для здоровья полезнее.
вторая

Строительный пистолет

В Красногорске местный строительный босс лично застрелил двух крупных чиновников и скрылся. Кстати, думаю, найдут, но это не имеет никакого значения. Определение «местный» для тех мест, если кто не в курсе, оно не уничижительное, а совсем даже наоборот. Чрезвычайно крутые места.

И деньги там гигантские. Чиновникам они платились всегда и сполна. А в ответ те должны были делать всего две вещи. Давать госзаказы и содействовать коммерческому строительству.

С бюджетами на районном уровне началась совсем беда, заказывать стало нечего. А тут ещё сели и строительный рынок. Причины всем прекрасно известны, и я неоднократно о них писал, но наложилась дополнительно и бюрократическая глупость вместе с нерасторопностью и непрофессионализмом, изменили правила страхования и не обеспечили функционирование нового порядка.

К черту подробности, кому надо, тот в курсе, а остальным достаточно того, что с начала этого месяца в стране не зарегистрирован палатой ни один договор долевого строительства. Продать квартиру в строящемся доме даже с девяностопроцентной готовностью попросту невозможно.

Денежки тю-тю, жёнушка гав-гав, нервы никуда. Строитель взял автомат и начал стрелять. Автомат заклинило, вытащил пистолет и добил врагов.

Но это хоть и не самое начало, однако даже ещё не начало кульминации. Пик придется на следующую осень. Любопытно, применение оружия каких калибров и зон поражения нам ещё предстоит увидеть и услышать?
вторая

Смешно

Вот только пару часов назад с соседом базарили на эту тему и я сказал, что собираюсь поинтересоваться, насколько после объявленной у нас "финансовой амнистии" увеличились вложения моих соотечественников и сограждан в лондонскую недвижимость. Высказал предположение, что если увеличились и не очень значительно, то точно и не уменьшились.

И как специально только что нарвался на любопытный фильм. Ничего, конечно, принципиально нового, по крайней мере, лично для меня, но любопытствующим посмотреть всё-таки рекомендовал бы.