Category: образование

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Шинель

Недавно наткнулся на текст одного последние годы широко публикуемого и рекламируемого блогера, фамилию которого не хочу указывать и потому, что лично мне он крайне неприятен, и потому, что в данном случае она не имеет никакого значения. А мое внимание его слова привлекли тем, что в них как раз очень стандартно и до затертости привычно бесчисленный раз было повторено то, что я слышу в разных вариантах всю жизнь. Прошу прощения за, возможно, излишне пространную цитату, но мне кажется это любопытным и даже важным:

«Сегодня поговорил с несколькими своим знакомыми, обычными людьми, работягами. Они даже и не знали, что произошла смена Правительства, а когда я им об этом рассказал, то сказали с рабоче-крестьянской прямотой – Какая разница, кто будет, главное, чтобы хуже не было. А про конституционную реформу или, как назвали это тихим конституционным переворотом никто из них вообще не думает. Для одних это слишком сложно для понимания, для других есть более насущные проблемы. А что вы хотите от человека, для которого 15 000 рубасов шикарная зарплата? Вы хотите от него анализа текущей ситуации и выхода с протестами на улицу? Да не выйдут они, уверен, это всё московские зажравшиеся штучки».

И далее:

«Поговорил сегодня на эту тему со своей мамой, с которой недавно записал интервью о жизни в России, правда всё никак его не перенесу на бумагу. Вот честно, мне гораздо интереснее мнение простых людей, чем кучи аналитиков и экспертов.
Маму волнуют гораздо более приземлённые вещи – медицина, образование, повышение пенсии «детям войны», цены в магазинах и не более. Она любит порассуждать о тех, кто засел наверху, но ей важнее тысяча рублей в кошельке, чем все эти политические баталии и обещания. Ну вот так устроено большинство нас, а нас тянут в эту политику. Ну вот нахрена?»


Тут как бы две очень связанные между собой, но на самом деле все-та отдельные темы. Первая о невозможности хотеть от человека, получающего пятнадцать тысяч в месяц, анализа ситуации. Я уже не говорю о протесте, это уже совсем другой вопрос, исходящий из результатов данного анализа, которого, если принципиально нет, то какой может быть протест.

И тут нужно начать с того, а почему, собственно, у человека такая маленькая зарплата? Это может быть из-за не слишком удачно сложившихся жизненных обстоятельств. По большому счету беда, тяжелое детство, невозможность получить хорошее образование, востребованную профессию, прилично оплачиваемую должность. Проблемы со здоровьем, кстати, не только физическим, тут очень много разных непростых ситуаций. Любые социальные, региональные, даже чисто географические нюансы, население у нас исторически мало мобильно и далеко не всегда оно в этом виновато. Короче, может быть миллион практических причин, по которым и здоровый человек в расцвете лет (о иных принципиально отдельный разговор) способен оказаться на грани финансового выживания.

А, кстати, это может быть даже сознательным жизненным выбором. Я знавал некоторое количество весьма неглупых и далеко не самых дурных людей, которые, не стану утверждать, что именно и конкретно на уровне пятнадцати тысяч, но принципиально ограничивали свои претензии зарабатыванием того минимума, который позволял и хоть относительно не помереть с голода, но и не привадил к с их точки зрения к излишним затратам сил и времени, требуемы на что-то иное, опять же с их точки зрения более важное.

Вообще, жизнь достаточно паршивая и несправедливая штука. Так что, я могу всё понять, с чем-то смириться, а в чем-то, по мере скромнейших возможностей, и попытаться помочь. Но единственное, что мне не совсем понятно, это когда заработок в пятнадцать тысяч становится одновременно и причиной своего рода гордости, и оправданием ленивости собственных мозгов и души. Да, возможно, в том, что ты столько зарабатываешь, нет никакой твой личной вины. Но совершенно нет и заслуги. Если считаешь это недостатком, пытайся и старайся бороться с ним, а не используй его как оружие или инструмент для самоутверждения и борьбы с кем-то.

И второй момент. Вообще-то, это довольно беспроигрышный вариант – в виде аргумента рассказать что-нибудь трогательное про свою мать-старушку, может и не очень разбирающуюся в ваших тут нынешних сиюминутных хитросплетениях, но обладающую высшей мудростью истинного здравого смысла. И вот я подумал, а почему бы и мне не воспользоваться?

Ведь у меня тоже была мама. И я её очень любил, да и сейчас люблю. Но в пятнадцать лет ушел из дома и ни разу об этом не пожалел. Об этом, наверное, не очень принято говорить, но лично я никогда не считал маму особо мудрым или даже просто умным человеком. А уж вкусы у нас точно были совсем разные практически во всем.

Она не получила хорошего фундаментального образования. В эвакуации, в Уфе, в четырнадцать перевелась в школу рабочей молодежи и за полноценную карточку пошла работать на завод. В сорок пятом, вернувшись в Москву, аттестат получила уже в обычной школе, на Харитоньевском. Но тогда возник большой дефицит учителей начальных классов и ей предложили пойти в для решения этой проблемы созданный одиннадцатый специализированный педагогический класс. Закончив его, она сразу пошла преподавать и поступила на заочный в МОПИ. Потом Колымская трасса, интернат для чукотских детей, больных стригущим лишаем, ставка учителя начальной школы шестьсот восемьдесят в старых. Конечно, с северными надбавками получалось несколько больше, но не настолько, чтобы сделать какие-то накопления. Потому, уже после возвращения в Москву эти самые уже новые шестьдесят восемь и были единственным доходом. Жить практически негде, приходилось ещё снимать «угол» за занавеской (на комнату не хватало) и растить в одиночку сына.

До начала семидесятых это было по сути нищенство, потом, с некоторым повышением материального благосостояния в стране в целом, на общем уровне, возможно, и относительно достойная, но явная и несомненная бедность. Мама проработала больше пятидесяти лет, практически до самой смерти, на одной должности и без единого дня перерыва, не считая выходных и отпусков, больше она ничего не знала, не умела и не хотела, но вот научить писать, читать и считать могла даже самый тупой пенек.

Мать была безумная театралка. Билетов и денег на них никогда не было. Так она подходила в антракте после первого акта к Большому, Малому, МХАТу, любому другому театру, смешивалась с толпой вышедших подышать свежим воздухом зрителей и пробиралась с ними потом в зал, пряталась где-то в уголке и смотрела спектакль. В хорошую погоду не было особых проблем, но сезон-то основной не летом, потому в морозы они с подругами делали это по очереди, одна шла на спектакль, а вторая в это время ждала с пальто в каком-нибудь ближайшем подъезде или в метро.

Ходила в «Историчку» (там было проще, чем в «Ленинке»), заказывала в читальном зале стихи, которые негде и не на что было купить. Пыталась всегда поймать хоть какую-ту информацию из-за рубежа на старенькой радиоле, немецкий на слух относительно воспринимала и постоянно сетовала, что английский у неё плохо идет. Выпрашивала у обеспеченных знакомых хоть на сутки почитать «толстый» журнал с чем-то интересным. Уже на пенсии, когда сильно и тяжело болела, могла сутками не вставать с постели, но узнав, что у Райкина премьера, умудрялась добраться до театра и достать билет.

И да, конечно, чисто бытовые сложности обсуждались в семье, куда же без этого, когда наступает зима, а ходить не в чем, да и слишком рано вступивший в пору подросткового неутолимого аппетита сынок постоянно пялится в практически пустой холодильник. Но что-то я не помню, чтобы именно эти темы были основными при общении в семье. Как-то более обсуждались совсем иные темы и превалировали другие интересы. Какие угодно, но отнюдь не зацикленные на жратве и шмотках.

Я также не помню, чтобы когда-нибудь советовался с мамой относительно чего-то хоть сколько серьезного, если, конечно, это не прямо её касалось. Впрочем, она тоже себя не сильно этим утруждала. Так, не сказав мне ни единого слова в августе девяносто первого поковыляла своей клюкой защищать Белый дом. Даже медаль за это получила, за какие-такие подвиги представления не имею, не расслышал, когда орал на неё единственный раз в жизни по поводу этого её приключения, которое едва не кончилось реанимацией.

Моя мама не знала и не понимала огромного количества вещей. И с годами подобного становилось всё больше в бурно меняющимся мире. Что-то из этого неизвестного и непонятного её раздражало и даже угнетало, о существовании чего-то она даже и не подозревала. Но никогда я не слышал от неё чего-нибудь, типа, я человек маленький, меня это не касается, мне бы до зарплаты дотянуть и до поликлиники добраться. И никогда она не предъявляла претензии тем, чьи желания и действия выходили за рамки убогого бытового круга, ограниченного скромными материальными, физическими или иными подобными возможностями. Невозможно было в её устах представить чего-то вроде «больно умные», «зажрались», «им бы мою зарплату» или иного такого же из этой оперы.

Я счастлив, что сумел на старости лет дать ей возможность хоть немного посмотреть мир. Она была в Америке, в Европе, Израиле. Всегда предельно скромно, я её ничем не ограничивал, но она по въевшейся привычке считала каждую копейку и не реагировала на мои просьбы позволить себе какие-нибудь приятные излишества. Единственное, на что не жалела денег, так это на альбомы и видеокассеты с видовыми экскурсионными сюжетами, часто можно было её застать каким-нибудь мерзким зимним вечером часами зачарованно пересматривающей виды Венеции или виртуально бродящей по Лувру.

Она умирала долго и тяжело. Но до последнего дня, пока ещё была в сознании, ощущала себя деятельной и мыслящей частью этой жизни, сохраняя абсолютное, органичное и неизменное чувство собственного достоинства.
вторая

Ещё о памяти

На днях я, в своей реплике , возможно, не слишком уважительно отозвался о интернет-ресурсе «Московские истории дзен», за что прошу прощения. Почитав публикуемые там материалы более внимательно, убедился, что ведущая это своеобразное издание журналист Мария Кронгауз сумела очень профессионально и интересно создать платформу, на которой читатели могут поделиться действительно личными, но при этом одновременно достаточно характерными сюжетами из реальной истории и страны, и своей жизни. Так что, искренне рекомендую.

Но сейчас хотел ещё несколько строк о другом, продолжая и тут же, обещаю, закрывая тему, начатую в «УКВ памяти», а то по этому поводу можно пререкаться бесконечно. Но последний раз себе позволю.

В «Московских историях» был опубликован небольшой отрывок из моего почти десятилетней давности текста о прошлом и настоящем воблы. И там, в частности, были упомянуты определенные эквиваленты обмена среди детей этой самой воблы на разные прочие редкости, например, на шариковую ручку или жевательную резинку. И вновь меня слегка изумила реакция читателей. Одна женщина написала: «Интересно, какое это было время, что жвачка и шариковая ручка одинаково ценились? Шариковые ручки появились в нашем городе в 60-х годах, а жвачка лет на 20 позже. Я родилась в 1953 году». Напоминаю.

Нечто принципиально напоминающее современную шариковую ручку было изобретено а потом даже запатентовано ещё до Войны венгерским журналистом Ласло Биро. Но реально в массовый обиход до сих пор, вероятно, самая распространенная ручка «Bic» вошла на Западе с пятьдесят третьего, то есть ещё за год до моего рождения. Однако у нас, хотя теоретически и формально как будто попытки наладить производство осуществлялись чуть ни с начала пятидесятых, хоть относительно что-то более или менее доступное начало появляться только с шестьдесят пятого, когда «Союз» начал выпуск этих изделий. Стержни делались исключительно на швейцарском оборудовании, были в большом дефиците, отсюда появилась и целая индустрия «заправок», о чем сейчас даже несколько смешно вспоминать. Да и стоили они до конца шестидесятых два рубля, весьма серьезные по тем временам деньги. Но в любом случае массовое использование шариковых ручек, в том числе и связанное с разрешением использования их в школах (о чем, возможно, весьма небезынтересный, но отдельный разговор), произошло только с началом семидесятых.

А «жевачка» изобретение человечества ещё более древнее, но мы сейчас вовсе не станем заниматься его историей, отмечу лишь, что по какой-то причине с определенного периода в СССР жевательная резинка, в отличие от той же шариковой ручки, много более нейтральной, стало неким символом загнивающего капитализма с идеологическим подтекстом, наряду, например, с джинсами или длинными волосами. В том числе и по этой причине, хотя не только, определенные попытки наладить выпуск хоть чисто теоретически и осуществлялись сначала в Ереване, потом в Ростове и Эстонии еще с начала семидесятых, но реально что-то хоть относительно доступное появилось благодаря «Рот Фронту» только перед самой Московской олимпиадой. Что же касается более качественной импортной резинки, то окончательно её дефицит исчез только вместе с советской экономикой.

Так что, в то время, о котором я говорил, то есть это первая половина шестидесятых, моя начальная школа, позднее я уже всё-таки перерос возраст обмена воблы на «жевачку», никаких отечественных или свободно продающихся в магазинах импортных что шариковых ручек, что жевательной резинки абсолютно не существовало в принципе. Кто-то из редких бывавших за границей взрослых мог привести или выпрашивали (не только, правда, выпрашивали, но и это другая тема) при возможности у иностранных туристов. И тогда это становилось, особенно у детей, свободно конвертируемой валютой. Кстати, обертки от «жевачки» тоже имели самостоятельную ценность, как и особо красивые конфетные фантики.

Но это всё чепуха и мелочи. До глубины души меня поразило вот что. Несколько читателей написали комментарии такого рода: «Хз... в вобле никогда недостатка не наблюдал. другой вопрос - какого качества вобла, т.е., помимо размера, какой солёности и степени сухости?» Или: «А вот в моём ШКОЛЬНОМ времени она была и приезжала в замечательных пенковых (возможно ошибаюсь в названии мешком) плетёных мешках, и моя бедная СЕМЬЯ могла купить её МЕШОК не пострадав в деньгах! Это был СССР 63 год. Плюс минус во все стороны до дня, когда на СССР напали бандиты и до сих пор ПРАВЯТ».

Вы понимаете, ведь речь идет не о политике, не о каких-то идеологических разногласиях или нравственных критериях. А всего лишь о на самом деле довольно дешевой вяленой рыбе. Я прожил при советской власти тридцать семь лет. С раннего детства обожал воблу, а со старших классов школы, когда начал пить пиво, так и вовсе стал её фанатом и искал везде, где только можно. При этом жил и работал на Колыме и Чукотке, в Москве, в Сухиничах, на Вологодчине, в Сибири, в Казахстане, а как шабашник-строитель и журналист вообще объездил всю страну вдоль и поперек не по одному разу.

Так вот, никогда и нигде, ещё раз повторю и подчеркну, не единого раза нигде я в той части жизни не смог в магазине купить воблу. Да, в некоторых городах Поволжья на рынках она иногда встречалась, местного самодеятельного производства. Ну, и что? Я в Москве на центральном рынке своей первой жене в день рождения в январе тоже покупал в середине семидесятых в подарок пару помидоров за полстипендии. Значит ли это, что тогда зимой у нас в столице продавали свежие овощи?

А у них, оказывается, всегда в свободной продаже была вобла. Что я могу сделать? Это, как говорил тот старый грузинский учитель русского языка, «нельзя понять, нужно просто запомнить».
вторая

The Wall

Тут прошла очередная и при этом достаточно круглая годовщина падения Берлинской стены. Множество людей сочло возможным и даже необходимым по данному поводу высказаться. Я, честно говоря, получил большое удовольствие от наблюдения за этим цирком, однако, конечно, не настолько, чтобы возникло необоримое желание самому выскочить на арену.

И всё-таки позволю только повторить предельно кратко то, что говорит и писал бесчисленное количество раз в связи с этим.

Да, естественно, я прекрасно понимаю, что в то время и в той конкретной ситуации это было не просто единственно верное, но и практически единственное реальное решение. Не было, не существовало силы, структуры, личности, чего угодно иного пригодного и эффективного, что могло организовать и направить этот процесс хоть как-то иначе. И всё же, изначально признавая собственную полную фантазийную маниловщину, я остаюсь в абсолютной уверенности, что это была величайшая ошибка. То есть, нельзя было так безусловно и бездумно ломать стену и открывать объятия восточным немцам.

Для этого сложилась довольно уникальная историческая ситуация. То есть, страны, разделенные по условно политическому принципу, существовали и иные, типа Вьетнамов, но тут в Европе, достаточно цивилизованные и хоть относительно жизнеспособные, в возникшей окружающей довольно благожелательной обстановке. Не нужно было принимать в ФРГ всех без разбору только по принципу принадлежности к немецкому народу. Это право каждый должен был заслужить, сдать нечто типа жизненного экзамена, пройти испытательный срок и только после этого сознательно сделать выбор. А для тех, кто не смог бы, не захотел, поленился, ещё по каким причинам предпочел бы ГДР, оставить прежнюю страну, пусть продолжают свое счастливое социалистическое существование «первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян».

И из РСФРС тоже нельзя было всех массово принимать в новую Россию. А наоборот, и здесь построить самую высокую стену, разделить страну, поначалу дав тем, кто хочет жить при капитализме, пусть самый крохотный кусочек территории, но гарантировать его неприкосновенность и устроить самые высокие критерии отбора.

Кстати, я лично совершенно не уверен, что сам сдал бы соответствующие экзамены и смог бы соответствовать таким критериям. Но это уже личное дело каждого. Исчезает возможность для всякой мрази вонять на тему, что их обманули, отняли прекрасную Родину и насильно ввергли в ужасы рыночной экономики.

Между прочим, примерно то же происходит и с присоединением к Евросоюзу. Ведь никому не открывают двери просто по желанию и принципу географического нахождения в Европе. Сначала наведите у себя порядок, докажите, что соответствуете определенным требованиям, подтвердите свое желание конкретными действиями, тогда пожалуйста. Да и тут бы я был сильно аккуратнее и осторожнее. Скажем, проходит референдум и голоса делятся сорок на шестьдесят. Не надо заставлять всех подчиняться воле большинства. Делите страну пропорционально и пусть тот, кто хочет жить в единой Европе имеет такую возможность, а остальные наслаждаются добровольно избранным.

Мои наивные мечты, к сожалению, плохо исполнимы. Если в конце концов Кореи объединятся не по предложенному мной принципу, а так, как произошло с Германиями, то, подозреваю, ничего хорошего не получится даже в самой отдаленной перспективе. Бочка меда и ложка говна дают в результате автоматического смешивания бочку говна. Иного варианта нет.
вторая

С песней по жизни

Тут случайно попались на глаза материалы одного судебного процесса. Восемнадцатилетний юноша избил отца своего школьного приятеля. Дело было так. Парень зашел к приятелю, но того не оказалось дома, он немного задерживался, но в квартире находился его отец, неважно себя чувствовавший с похмелья. И мужчина попросил парня, чтобы пока времени зря не терять, сбегать за водкой, на что выделил свои последние кровные.

Юноша пошел, купил бутылку, но на обратном пути почти полностью её сам и выпил, оставив всего несколько глотков, которые, правда, честно донес. Сделал он это, согласно его последующим показаниям, «в знак протеста против невыносимого материального положения бугульминских учителей».

Дальнейшее подсудимый описал как: «Потерпевший стал меня оскорблять и унижать мое человеческое достоинство, за что и был побит». Мужика отправили в больницу. Суд признал парня виновным в умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести и дал реальные три года.

Да, инцидент произошел в Томске. Уточняющие вопросы обвинителя, типа, «знает ли подсудимый, где находится Бугульма» и «почему судьба учителей именно этого города так взволновала юношу» судья признал не относящимися к делу и отклонил.

Парень уже частично отсидел и подал на УДО. Характеристики из места заключения самые положительные. К ним также приложено заявление пострадавшего, что он никаких претензий к юноше не имеет и давно его простил.

Конечно, история не столь экзотическая, как с питерской расчлененкой профессора-реконструктора, но мне почему-то очень понравилось, простите, если зря отвлек чье-то внимание.
вторая

Помощь психолога

То ли жизнь – слишком странная штука, то ли человек – слишком нелепое существо. Могут происходить какие-то вселенские катаклизмы и великие исторические сдвиги прямо на твоих глазах, а ты сидишь, лениво пьешь пиво и никак это тебя не задевает и не трогает. А иногда какая-то форменная чепуха, мелочь, не стоящая внимания, но она полностью мгновенно меняет твою картину мира и перестраивает все чувства.

В девятом классе тюменской школы на уроке ОБЖ ученики чем-то вывели из себя учителя, и он нескольких дернул за руки и воротники, эмоционально проматерившись. А детишки сняли это на видео и выложили в сеть.

Из опубликованного не видна предыстория конфликта и даже не очень понятен уровень мата, там всё основное «запикано». Но из оставшегося волне понятно, что педагог, действительно, что-то там изложил не совсем цензурное, и вообще вел себя омерзительно. Этому мужику явно не стоит работать в школе. А относительно очаровательных цветов жизни я вовсе промолчу, дабы не нагнетать. Но на меня произвело неизгладимое впечатление совсем другое. В местном управлении образования официально заявили:

«На данный момент проводится всестороннее расследование инцидента. Решение будет принято после. С детьми, оказавшимися вовлеченными в произошедшее, будет работать педагог-психолог».

То есть, ещё раз. Это минимум пятнадцати, а то шестнадцатилетние тюменские лбы. На уроке по обеспечению безопасности жизнедеятельности они услышали несколько грубых окриков и матерных слов, от чего получили столь глубокую моральную травму, что им потребовалась помощь специалиста-психолога.

Не понимаю, почему они ещё не выступают на сессии Генассамблеи ООН: «Вы украли наше будущее, как вы смеете!»

О, этот прекрасный светлый новый мир. Явно пора мне на кладбище.
вторая

Страна норм

Моя супруга, натура много более чувствительная, чем я, встретила меня вчера с перекошенной от огорчения физиономией. Я уже испугался, что это реакция на меня и стал судорожно вспоминать, где и когда успел накосячить, но оказалось случайно здесь ни в чем не виноват.

Объяснила, мол, такой хороший и умненький мальчик, Егор Жуков, попытался стать кандидатом в депутаты от нашего Крылатского, жена послушала несколько его выступлений в интернете и даже специально сходила поставить за него подпись. А его ночью арестовали. Просто так. Чтобы не высовывался.

Я уточнил, посмотрел и проверил. Действительно, мальчик очень милый, двадцать один год, студент «Вышки», там у себя отличник и вообще «звездочка», преподаватели вне зависимости от политических предпочтений говорят только самое лучшее. Захомутали совершенно на пустом месте и со звериным показательным ожесточением.

Но в принципе никто нынче вовсе не заморачивается. Что какой-то там Жуков. Один из авторитетнейших юристов европейского уровня Елена Анатольевна Лукьянова, доктор наук, профессор ведущих юридических факультетов страны, человек с многолетним опытом работы в высших законодательных структурах в ранге советника первого класса, и прочее, и прочее, поставила свою подпись за одного из кандидатов. Ей сообщили, что подпись фальшивая. Елена Анатольевна возмутилась и потребовала предоставить доказательства. Тогда, видимо, чтобы не связываться, заявили, типа, ничего предоставить не могут, поскольку её подписи вовсе нет, так что и проверять нечего.

А мальчика Жукова мне, конечно, жалко, но, каюсь, не очень. Молодой, здоровый и, судя по всему, весьма неглупый. Если это действительно так, то ночной арест должен оказаться достаточно внятным уроком. Нечего валять дурака и терять время на чепуху. Набрать на билет и сваливать. Как можно быстрее.

А на улицах продолжают винтить ребят. Трансляция идет в прямом эфире. И не нужно никаких фантазий. Всё прекрасно видно. Хватают вчетвером совершенно спокойных юношей и девушек и волокут в горизонтальном положении за руки и за ноги в автозак. Сильно не бьют. Так, иногда по неаккуратности могут приложить немного мордой об асфальт, но ничего страшного, чепуха, дело житейское.

Тут недавно в комментарии один читатель гениально написал: «А чего, Путин норм и вообще всё норм». И вправду, лучше не скажешь. Правда, само по себе слово «норм» представляется мне несколько ублюдочным, ну, так именно потому оно сюда столь идеально подходит.
вторая

Плохое чувство зависти

Да, Господи, наплевать на меня. Умный я или глупый, плохой иди хороший человек, истинный либерал или фундаменталист-мизантроп, вменяемый или даже совсем психически больной. Никакого практического значения не имеет. В любом случае это не я сначала тупо и нагло издевался над странноватыми для меня людьми, решившими поиграть в нынешнюю российскую демократию, а потом не я бил обидевшихся по головам и не я заламывал им руки.

И, собственно, мнение мое обо всем этом, предельно тихое и высказываемое в крайне узком кругу, где тоже не имеет слишком уж большого влияния, если совсем объективно, по большому счету бессмысленно и фактически ничтожно. Усмехнуться и забыть, если вдруг случайно и запало в памяти. Так что, и тут говорить вовсе не о чем, пустое.

И уж совсем не стоит обращать никакого внимания на мои пророчества и предсказания. Прежде всего потому, что ничего подобного этим самым пророчествам или предсказаниям я никогда не излагал. Да, случалось, какие-то элементарные расчеты, естественно, они обычно оправдываются, поскольку трудно оказаться неточным при решении столь простеньких арифметических задач. Но тут всё слишком просто, Никакой моей заслуги нет, как нет никакой причины мне гордиться, что слишком многие не хотят и попытаться решить элементарные примеры из уровня таблицы умножения или уравнений с одним неизвестным.

Я произвел самые элементарные действия на уровне четвертого класса средней, ещё советской, школы и получилось, что вам пиздец. На всякий случай посмотрел ответ в конце задачника. Сошлось. Вы можете посчитать это осколком зеркала злого тролля в моем глазу. Ваше право и ваше дело. Лично ко мне это уже точно не имеет никакого отношения. Даже не придет в голову классическое «я же говорил». Я вам ничего и не говорил. Говорил не вам. Исключительно сам с собой. Извините.

Однако я сейчас хотел сказать совсем про другое, поделиться историей, которая, скорее всего, большинству покажется вовсе никак не связанной со всем вышеизложенным. В принципе так оно и есть, просто продукт слишком дискретного сознания и эмоциональной расхристанности на фоне повышенного стремления к смирению.

Сам обычно борюсь с бессонницей путем чрезмерного потребления новостных информационных каналов, в том числе и телевизионных, просто чтобы устали глаза и начали чисто механически слипаться. А моя супруга с той же целью последнее время стала пользоваться передачами «стендап» на канале ТНТ. И вот недавно она мне говорит, мол, понимаю, что тебе покажется дурковатым, но рекомендую посмотреть выступления такого юноши, зовут Иван Абрамов, почему-то мне кажется, что тебе понравится. Я обычно к рекомендациям жены отношусь с большим уважением, и тут, хоть и удивился, но послушался.

Действительно, мальчик оказался очень приятным. Он выпускник МГИМО, в совершенстве владеет тремя иностранными языками, прекрасно, по крайней мере в моем понимании, играет на множестве музыкальных инструментов, поет очень точно попадая в ноты весьма красиво и профессионально, ну, то есть по множеству еще и не упомянутых параметров представляет собой образец всего того, что может вызвать у меня, кроме уважения и восхищения, ещё и самую острую зависть вместе с воспаления чувства собственной неполноценности. Уже не упоминаю, что он молодой, спортивный, судя по всему здоровый и хорошо себя чувствующий, и симпатичный, чего самого по себе хватило бы для суицидальной тоски.

Посмотрел несколько его выступлений с большим удовольствием, и оно увеличивалось пропорционально с уже перечисленными не самыми лучшими чувствами. Порой вовсе хотелось повеситься от собственной убогости. Но вдруг в одном его монологе прозвучало: «И тут человек нагинается к моему уху». Нет, я далеко не языковой пурист, в живой речи со сцены любой может оговорится, а уж про собственную патологическую дисграфию и вовсе молчу. Но как-то так, видимо случайно, произошло, что и я сам за всю свою жизнь никогда не произнес, да и не смог бы произнести слово «нагинается», и не слышал никогда ни от кого из людей близких или просто своего круга общения. Разное было, порой вовсе экстремально экзотическое, но такого – нет.

И это меня ка-то смирило с действительностью. Успокоился и перестал завидовать. Всегда очень приятно, когда уходят плохие чувства. Главное – найти повод и механизм самоуспокоения. Так что, если кто ещё меня случайно слышит, слушает и испытывает при этом хоть легкое раздражение, постарайтесь представить себе относительно меня что-нибудь такое, унизительное и возвышающее вас в собственных глазах. Возможно сработает.
вторая

Расстройство от раздвоения

Собственно, речь постоянно, только в разных вариантах, но лишь об одном и том же. О странном устройстве моей собственной головы, которое мало понятно мне самому и потому вызывает некоторое беспокойство. Ассоциации крайне неочевидны, причинно-следственная связь прослеживается слабо, а выводы нередко прямо противоречат вводным данным.

Вот, например, за то и люблю живое общение в этом Журнале, один из читателей в комментарии к предыдущему тексту опускает на грешную землю мои абстрактные умствования следующей историей:

«Жил да был один профессор возрастом немного за 50. Была у него жена со стажем лет в 25 и четверо детей, причем младшему ещё совсем мало. И поехал этот профессор однажды в очень длинную, месяца 3-4, научную экспедицию, где среди прочих была и его аспирантка в половину его и его жены возраста. Не буду, из уважения, объяснять что происходит с мужским организмом и психикой за время столь долгого воздержания. Короче, вернулся профессор домой влюбленный как юноша и вскоре подал на развод.
А потом его жена пришла к ним на работу и долго и нудно таскала эту аспирантку за волосы и била красивой головой о стенные шкафы. Правильно ли я понимаю, что вы не находите в поведении аспирантки ничего предосудительного, в отличие от жены? Будучи знаком со всеми участниками коллизии, спешу заверить, что профессору его давно уже бывшая жена устроила вырванные годы по полной программе».


Но в том-то и дело, что я изначально признался в собственной глупости именно по указанной читателем причине. Читатель, видимо, усматривает по крайней мере моральную ответственность аспирантки перед женой профессора и особенно в ситуации, когда у последней маленький ребенок. И считает оправданными или хотя бы в какой-то степени обоснованными претензии жены к любовнице. А для меня эта логика абсолютно неуловима. В этом как раз и вся суть проблемы.

Или об уже упомянутых ассоциациях. Тут уже совсем полный мрак до уровня шизофрении. Недавно упоминал о странных возникших в голове образах убиенного нашего императора и британского его родственника Георга в связи с возвращением России в ПАСЕ. И здесь снова тот же сюжет с некоторыми подробностями рядом с профессорской женой, таскающей аспирантку за волосы. А подробности эти, сейчас практически полностью прояснившиеся, таковы. И дело оказалось не в деньгах бюджета ПАСЕ, на которые по наивности многие валили, а в высоких гуманитарных соображениях. Россия просто по сути поставила ультиматум. Или её возвращают все права в ПАСЕ без малейшего исключения, или она выходит из Совета Европа (не путать с Парламентской ассамблеей). Но дело совершенно не в этом. А в том, что автоматически российские граждане лишаются возможности обращаться в Европейский суд по правам человека.

Давайте ещё раз попытаемся предельно кратко сформулировать. Россию в связи с её определенными действиями лишают определенных прав в ПАСЕ. Полностью убираем в сторону справедливость и оправданность предъявляемых претензий. Оставляем чистый факт. Человек издал за столом звук, который остальные присутствующие посчитали неприличным, и ему запретили продолжать есть, пить и разговаривать до тех пор, пока он не осознает неверность своего поведения, извинится и внесет изменения в свое поведение. Но вместо этого нарушитель заявляет, что если его не пустят обратно, то он лишает себя и всю свою семью права по любому поводу обращаться с жалобами в полицию и любые иные правоохранительные органы. И сидящие за столом, смущенно потупившись и устыдившись своего жестокосердия, обреченно машут рукой и возвращают шантажиста за стол.

Мне, естественно, могут возразить. Что я путаю и смешиваю понятия и личности. Мол, правила поведения нарушают одни, а лишаются права обращаться к правоохранителям и невинно страдают совершенно другие. Вот в этом и есть основная ошибка всех этих либералов, демократов и прочих прекраснодушных людей, кстати, отнюдь не только западных, но и отечественных, в основном именуемых правозащитниками. На самом деле это полная чепуха. В реальности количество условных навальных и ходорковских на общем фоне ничтожно мало. На практике ситуация много более простая и обыденная.

Вася Иванов, искренний «крымнашист», с восторгом голосующий за Путина, вдруг абсолютно неожиданно для себя попадает в беду, иногда случайно по роковому стечению обстоятельств, чаще по каким-то, чаще всего достаточно корыстным соображениям любых представителей государства, суд его не защищает, менты прессуют, надзорные органы не реагируют, и он, если хватит сил и возможности, при определенной удаче к даже некоторому собственному удивлению становится в позицию «Вася Иванов против Российской Федерации». Нередко Суд по правам человека выигрывает. Некоторые удивятся, но более девяноста процентов решений этого Суда РФ исполняет. Государство по крайней мере выплачивает какие-то компенсации. Вася получает и счастлив. Но, вы думаете, что он реально «против Российской Федерации» хоть в чем-то? Да, ничего подобного. И никогда не был. Он всего лишь против того, что лично ему в какой-то момент прищемили хвост. А Крым по-прежнему наш, и Путин самый великий народный лидер. И тут не нужно лицемерить и обманывать самих себя.

Забыл название и быстро не смог найти в поисковике, но мне в таких случаях часто вспоминается одна, по-моему, американская комедия, где бегает некая армянская террористка, держа в руках урну с прахом своей бабушки, угрожает его рассыпать, если не будут выполнены её требования. И её все слушаются, делают то, что она хочет и скажет.

Только очень прошу понять меня правильно. Я сейчас не высказываю никакого своего мнения относительно ПАСЕ в принципе и действий этой организации в отношении России. Не потому, что стесняюсь или опасаюсь, а просто мне глубоко наплевать. Лично меня расстраивает лишь одно. Полная моя собственная неспособность понять чужую логику. Особенно людей, к которым я в принципе отношусь с определенным, очень обусловленным, но всё-таки уважением.
вторая

Господь с вами

Не так давно один читатель написал мне, что у него впечатление, будто мы с ним жили в разных СССР, хотя он и не может обвинить меня в прямом вранье, потому считает просто умелым пропагандистом и манипулятором. Я, помню, ответил, что, если забыть про пропаганду, поскольку на эту тему дискутировать глуповато, то в остальном с ним полностью согласен. Мы, наверняка, не только тогда в разных СССР жили, которых кроме наших вариантов было ещё бесчисленное количество, но и сейчас живем в разных Россиях. Это факт, которому не стоит давать качественную оценку, а следует просто смириться и воспринимать как данность.

И вот опять. Только что по совсем косвенному поводу другой читатель в комментарии привел ссылку на интервью Андрея Кураева, где тот, в частности, о своем пребывании на философском факультете МГУ говорит: «В годы, когда я учился, с 79 по 84, я не припомню никаких идеологических репрессий на факультете. Я как раз в то время крестился, что не было секретом и для руководства факультета — это не вызвало никаких неприятных последствий».

У меня могут быть любые несогласия с Андреем Вячеславовичем, но нет совсем никаких оснований обвинять его или даже подозревать в неискренности, плохой памяти или примитивной бытовой нечестности. Но всего лишь поделюсь личными на эту тему ощущениями и впечатлениями.

У нас в институте был преподаватель по фамилии Агеев (такую чепуху память зачем-то позволяет себе складировать, в отличие от многих действительно нужных и полезных вещей). Имя с отчеством, правда, забыл, но между собой мы его называли «полковник Агеев». Хотя являлся ли он действительно полковником доподлинно нам известно не было, а точно знали только то, что возглавлял в институте «первый отдел», пять же название неофициальное и условное, но каждому тогда предельно понятное. А кроме того преподавал у нас предмет «научный атеизм».

И как-то от скуки я на семинарском занятии максимально вежливо и наивно поинтересовался у него, если в Союзе существует постоянно декларируемая, в том числе и на лекциях по научному атеизму, свобода вероисповедания, то может ли верующий человек окончить наш родной институт. И товарищ Агеев ответил весьма подробно и благожелательно примерно следующее. Конечно, свобода вероисповедания у нас полнейшая. Но, если верующий человек честный, то он просто не сможет сдать экзамен по атеизму и, следовательно, получить диплом. А, если бесчестный, то, во-первых, значит, он не истинно верующий, а, во-вторых, дело общественности с помощью администрации вывести его на чистую воду и, соответственно, тоже не дать получить заветные «корочки».

Тут, конечно, возможны некоторые предположения относительно определенных несоответствий. Ну, например, Кураев говорит о восемьдесят четвертом годе, а я о времени на десять лет раньше. Сам же недавно напоминал и уточнял, что это только с позиции сегодняшнего дня советские времена представляются довольно однородными, а на самом деле между десятилетиями были большие различия. Всё так, но восемьдесят четвертый, хотя Брежнев уже и умер, но период был черненковско-андроповский, Горбачева не существовало по крайней мере в массовом общественном поле зрения, и ничем вроде «оттепели» даже не пахло, скорее наоборот из-за возникшей нервозности в процессе «гонок на лафетах».

Или можно посчитать, что на философском факультете МГУ были много более либеральные нравы, чем на филфаке МГПИ. Но тоже очень спорное допущение. Там ведь готовили не каких-то абстрактных «философов», а более чем конкретных специалистов именно по марксистско-ленинской философии, которые считались совсем не менее важными бойцами идеологического фронта, чем мы, будущие обычные школьные учителя русского и литературы. Даже на военной кафедре нас учили как командиров мотострелкового взвода, а их как замполитов, то есть по сути комиссаров.

Но без подробностей и совсем коротко в моей памяти очень ясная и понятная атмосфера отношения к религии. Нет, на Соловки и в подобные места уже никого не ссылали и человек в рясе мог вполне спокойно ходить по городу, максимум иногда ловя на себе любопытные взгляды. Но где-то в районе восьмидесятого моего хорошего знакомого, человека несколько старше меня, всего израненного и контуженного, бывшего офицера, прошедшего Корею и прочие анонимные военные пакости, задержали в метро, когда он читал Евангелие. Книгу отняли и потребовали объяснить, где взял. Он, правда, им потом устроил такую истерику со швырянием в лицо своих боевых наград, что они уже были не рады. Но, тем не менее, история тянулась довольно долго и святое писание находилось под арестом несколько месяцев.

Меня самого примерно тогда же и тоже в метро захомутали с сумкой, в которой я вез несколько икон. Они были совершенно «чистые», от известного коллекционера и вообще великой ценности и художественной, и финансовой не представляли, но в пятое отделение по охране метрополитена я ходил больше года, пытаясь объяснить постоянно удивляющимся ментам, зачем советскому человеку могут быть надобны предметы религиозного культа.

В общем, как-то так. А дьякон Андрей Кураев жил, похоже, несколько иначе. При том, что он был верующим, а я нет. Мне же остается лишь констатировать, что неисповедимы пути Господни.