Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

В начале пятого

Прежде всего, я, конечно, не считаю себя специалистом в данном вопросе и не являюсь таковым, больше всего боюсь оказаться в компании кухонных стратегов, выигрывающих любые битвы перед стопкой водки. Затем, естественно, в подавляющем большинстве вся специальная литература, на которой основываются мои знания и мнения, относится к двадцатому веку и ранее, потому некоторые новейшие технологические нюансы я учесть не могу. И, конец, один и самых важных факторов заключается в том, что определенного рода революция произошла не только в компьютерном мире и всём с ним связанном, но, опосредованно, и в структурно-социальных областях, напрямую влияющих на бытовую составляющую действительности. Например, всё связанное с тотальной и всеобщей мобилизацией или сильно отходит на второй план, или исчезает вовсе.

Но, если всё это отбросить и сосредоточиться на основном и несомненном, то картина получается довольно простой. Весь существующий опыт по этой теме, зафиксированный в любых источниках, начиная от классических трудов корифеев и заканчивая самыми простыми учебниками для академии Генерального штаба, говорит о том, что происходящее не является балансированием на грани войны, подготовкой к войне, демонстрацией силы или ещё чем-то подобным. А это и есть война. Которая уже началась.

Можно это опровергать. Можно над этим смеяться. Можно как угодно рассуждать и строить любые планы с предположениями, типа, если пойдет так, то рванет там-то, а если так, то рассосется и ничего не произойдёт. Это занятия, несомненно, увлекательные и способные развлечь массу народа. Но смысла и сути происходящего это никаким образом не меняет. — Как, мол, что?— Бывало всяко. — Трудно все же?— Как когда. — Много раз ходил в атаку? — Да, случалось иногда. Это правда. На войне не каждую секунду идут в атаку. Но время, которое дано на артобстрел, войну не отменяет и из боевого не вычитается.

Является ли запрет быть идиотом и кретином ограничением демократических прав и свобод? Несомненно. Быть таковым является одним из основных неотъемлемых прав, которое никто не то, что не имеет право, но и, что редко, никогда практически и не может ограничить. Любые попытки бессмысленны, противоестественны и опасны. Но самое главное, что абсолютно бесполезны.

А реально в данный момент на самом деле неизвестен всего один фактор. Будут ли украинцы в полную силу воевать за свою страну. Неизвестен даже им самим. Хотя это единственное, что имеет практическое значение.
вторая

Розенкранц и Моргенштенрн живы

Есть такие два как будто сходных выражения. «Каша в голове» и чуть менее употребимое, но тоже бытующее «винегрет в голове». Вроде смысл один и тот же, но на самом деле разница принципиальная. Каша в данном случае как образ чего-то совсем не структурированного, возможно и вкусного, но к нахождению в голове вовсе не предназначенного. А вот винегрет предполагает, как раз не однородность, а сочетание не самого сочетаемого, однако при перемешивании и правильной нарезке создающего нечто самостоятельное, новое и отличное от вкуса каждого составляющего ингредиента в отдельности.

И я прошу воспринимать сказанное далее, как винегрет. Смысл и вкус в котором появятся только если перемешать, иначе это просто не очень внятные ломтики, не имеющие между собой ничего общего.
То, что молодежь нынче пошла не та, это даже не обсуждается. Их кумирами являются клиническая хихикающая идиотка Бузова, буйный дергающийся шизофреник Моргенштерн и просто несущийся на бешеной скорости в бездну кровавый маньяк Бил. Миллионы, а то и десятки миллионов почитателей, любителей и мечтающих быть последователями. Вот мы в свое время и в их возрасте читали Пастернака, слушали Чайковского и мечтали исключительно о том, чтобы попасть на балет в Большой театр. И любого троечника разбуди ночью, он тебе отчеканит, что Раскольников зарубил старушку, а Каренина бросилась под поезд.

Кстати, во всем выше сказанном очень много правды, однако не больше, чем анекдота. Но с нами всё понятно, это трогать не будем, это святое. Хочу лишь заметить, что одно из самых известных в мире и действительно гениальных архитектурных сооружений было некогда создано высокодуховными римлянами отнюдь не для проведения цветочных выставок. А для того, чтобы как можно больше народу могла посмотреть, как одни люди убивают других или их растерзывают дикие звери.

В цивилизованной Европе в периоды её культурного и нравственного расцвета и подъема на площадях крупнейших городов собирались огромные толпы посмотреть на публичные казни, иногда запредельно жестокие и кровавые. В России тоже на подобные мероприятия не особо сгоняли, народ в основном собирался вполне добровольно и весьма заинтересованно.

Император Петр вошел в нашу историческую память как великий цивилизатор и новатор. Его Кунсткамера всегда приводится в пример стремления приобщить массы к достижениям современной тогдашней науки. Народ завлекали рюмкой водки посмотреть на заспиртованных младенцев с разными патологиями. Да, не только. Но именно подобного рода экспонаты пользовались наибольшей популярностью и именно они стали «визитной карточкой» петровской Кунсткамеры. Тяга же самого государя к наукам была и вовсе порой совсем уж экзотической. За рубежом он слушал лекции профессора анатомии Рюйша, ходил с ним по госпиталям, с удовольствием присутствовал при операциях, а однажды, увидев в анатомическом кабинете профессора превосходно препарированный труп ребенка, который улыбался, как живой, даже поцеловал это «наглядное пособие». В другой раз в анатомическом театре доктора Боэргава, заметив на лицах сопровождавшей его компании отвращение, Петр пришел в негодование и заставил всех своих спутников в «воспитательных целях» разрывать мускулы трупа зубами. А у нас нынче кое-кто, если даже особо не возмущается, то сильно недоумевает, отчего даже во время пандемии на выставку препарированных трупов стоит гигантская очередь.

Уже в девятнадцатом веке наивный Николай Алексеевич не столько мечтал, сколько искренне надеялся и верил, что настанут времена, когда вместо «милорда глупого» Белинского и Гоголя с Базара понесут. Но книжка Матвея Комарова, богато иллюстрированная лубочными картинками, хоть и, наверное, не является вершиной интеллекта и художественного вкуса, однако по сравнению с большинством современных комиксов и всего созданного вокруг них и на их основе представляется истинным литературным шедевром. Прогресс торжествует, всеобщая грамотность наступает, а «милорд» становится всё глупее и глупее. Но это отнюдь не говорит о «падении нравов, мысли и духовности», а только о том, что особо никогда и неоткуда было падать.

Тут не повод для стенаний и возмущений, а всего лишь основание для самого элементарного вопроса. А почему и каким образом человечеству до сих пор удалось окончательно не деградировать?

Я и сам не чужд самого пошлого обскурантизма, однако нельзя не признать, что за последние десятилетия человечество сделало гигантский рывок во многих науках, в том числе и в биологии в самом широком смысле понятия. Но при всем этот так без ответа и остаются многие принципиальные и ключевые моменты. Даже самые вроде бы миллион раз обговоренные, обсужденные и как будто выясненные. Типа, например, каким образом на самом деле появился человек, почему из многих, кстати, до сих пор окончательно не выяснено из скольких точно, видов человека именно нынешний крайне условно называемый «разумным» стал господствующим? Да и стал ли, и вправду ли остальные исчезли, а не хорошо замаскировались и в действительности управляют миром?

И вот среди прочего наука так и не разобралась с «черной смертью». В любом учебнике про чумную бациллу написано предельно конкретно и подробно, со всеми фотографиями и формулами. Но, если честно и серьезно, то это всё полная чепуха. Ни один серьезный ученый не станет утверждать, что несомненно знает что-то бесспорное об этой самой «черной смерти». Не то, что о её происхождении и механизмах, а примитивно о том, что это вообще такое было. Чума, холера, оспа, вид лихорадки Эбола, ещё что, так до сих пор и неизвестное?

И всё-таки есть несколько несомненных фактов. Главных среди них два. Во-первых, причины прекращения эпидемии столь же неизвестны, как и причины возникновения. Все разговоры о том, что сыграли хоть какую-то роль все санитарные, карантинные и в принципе имеющие хоть какое-то отношение к медицине меры, просто смешны. Те, кому это было предназначено какими-то биологическими законами, или иначе говоря «суждено», умерли поголовно. Остальные выжили по неведомому, но, тем не менее, явно объективно существующему признаку и принципу. И, во-вторых, именно «черная смерть» стала одним из главных и судьбоносных стимулов, давших толчок развитию современной, конечно, прежде всего европейской, но опосредованно и не только, цивилизации. Появилось понятие ценности индивидуальной человеческой жизни и качество работы каждого стало если не важнее, то по крайней мере не менее ценным, чем количество работающих. Как сказал бы Михаил Сергеевич, «процесс пошел».

И тут очень важно вот что ещё подчеркнуть. «Черная смерть» является, возможно, самым наглядным, известным и хоть относительно задокументированным фактором гомеостатической регуляции и стимуляции биосферы, но отнюдь далеко не единственным. Мы, знаете ли, ещё даже с динозаврами до конца не разобрались. Но в это сейчас углубляться не будем. Тема отдельная и слишком обширная.

Теперь об этом дурацком коронавирусе. Ну, уж меня точно меньше всего можно тут отнести к любого рода диссидентам, протестантам или конспирологам. И я обеими руками за прививки, правда, главным образом как психотерапевтическое средство массового воздействия. В остальном же я своими куцыми мозгами никак не могу понять, почему человечество должно или хотя бы всего лишь может выжить. Нам несут какой-то бред про «популяционный, он же стадный и ещё много какой, иммунитет». Но при этом совершенно откровенно говорят, что даже у переболевшего человека никакого стойкого иммунитета не возникает. Если антитела и начинают вырабатываться, то через довольно короткий период прекращают и всем советуют в любом случае прививаться, как бы при этом нужных антител больше, и они сильнее. Но опять же, сколько действует эта прививка, никто точно не знает. Однако и самые большие оптимисты больше года срок не называют. Но дело в том, что за этот год не только всех, а и большинство не привьют. Просто элементарные цифры об этом свидетельствуют. Так что, в любом случае кого-то будут продолжать прививать, а в том же темпе у привитых ранее начнет исчезать иммунитет. И тут ещё нюанс, что большинство прививок, в том числе наш знаменитый «Спутник» второй раз колоть бессмысленно. Да, есть вакцины, которые и пригодны для ревакцинации, но их эффективность тоже относительно короткая, так что эту гонку просто чисто технически и статистически не выиграть.

То есть, всё какой-то полный бред, даже толком не маскируемый, но, повторю, я не против, возможно кого-то успокоит. Уже прекрасно.

Однако спокойный человек помирает столь же гарантировано, как и дерганый. Так что, или помрут все, или, если работает та же старая схема, только те, кому суждено, а вирус на какое-то время отступит и затаится. И вот тут самый главный вывод и грубоватый намек на ответ проблемы вырождения и деградации.

Вымрут или моргенштерны, или розенкранцы. Или этот признак вообще не значим, а сыграет какой-то совсем иной. Нам не известный, который, возможно, так никогда и не станет понятным. Но кардинальные изменения в любом случае произойдут. А уж вопрос о качественной характеристике этих изменений зависит от личных настроений и мироощущения каждого. Бернард Шоу как-то сказал, что оптимисты придумали самолет, а пессимисты – парашют. Я лично для себя эту цитату чаще употреблял в таком виде, что пессимисты придумали пулемет.

… Помню, много лет назад мы как-то сидели на даче у приятеля, и он одновременно с шашлыком жарил на мангале ещё и овощи. В какой-то момент я сказал приятелю, что ещё минута, и овощи надо снимать, иначе сгорят. Он пробурчал что-то типа, не надо тут учить, мне лучше знать. Я ответил, что готов поспорить на ящик пива. И тут же поймал на себе слишком пристальный и внимательный взгляд отца этого приятеля, сидевшего неподалеку, старого фронтовика, прошедшего всю войну, к сожалению, давно покойного. Несколько обеспокоился и спросил, мол, что-то не те так, Лев Ефимович? И услышал: «Нет, всё в порядке, просто смотрю на тебя, Васильев, и никак не могу понять, чему ты больше обрадуешься в этом споре, своему выигрышу или проигрышу?»

P.S. Недавно я заметил, что как не вижу никаких причин для начала войны, так никаких и для того, чтобы она не началась. И несколько читателей отреагировало в смысле, что я несу полный бред. Только что по всем лентам агентств прошла информация, что ответственные российские должностные лица заявили: «Если Украина не перестанет хулиганить, то ей кранты». Ну, или как-то так.
вторая

Без крылышек

Тут нет особого смысла даже немного лукавить, не то, что откровенно врать. Хоть смерть уже плодотворно и поработала над нашими рядами, но ещё слишком много осталось людей и в живых, которые с легкостью могли бы меня уличить. Да и малейшего желания нет изображать из себя святого. Я зарабатывал деньги с конца шестидесятых, когда стал жить самостоятельно. И далеко не всегда это происходило в правовом, легальном, полностью прозрачном и законном поле, короче, отнюдь не исключительно подходило под классическое понятие «честной трудовой копейки». Разные это были копейки. В том числе и более чем стрёмные.

Ну уж о конце восьмидесятых и девяностых уже просто нет смысла упоминать. Я прошел их с боями в пехоте с первого дня до самого конца, пока хватало сил и желания. И ситуаций было много самых разных, по сравнению с которыми любые сцены из киношных «Бригад» выглядели бы добрыми детскими сказками. Но всё-таки, мне думается, была какая-то красная черта.

И я не говорю о каких-то принципиальных вопросах бытия, связанных с отношением к чужой жизни. Понятно, что я никогда никого не «заказывал» и на моей совести нет ни единой живой души, но и ни одного перелома и даже синяка. Это из другой оперы, я сейчас о вопросах много менее жестких и в основным вовсе обыденных.

Помню, был у меня один компаньон. Мы очень близко вместе работали несколько самых тяжелых лет первоначального становления бизнеса. Человек весьма своеобразный и непростой, но в финансовых отношениях со мной предельно щепетильный до мелочей, ни разу не давший мне повод хоть для малейшей претензии. И вот сидим мы с ним как-то и обсуждаем варианты одной операции. И так можно это дело провернуть, и эдак, но есть один наиболее простой и эффективный способ. Однако я заявил, что делать этого не буду. Компаньон удивился, мол, почему, ведь тут всё законно, не придерешься, и прибыль практически гарантирована. Но я пояснил, что хоть формальная законность и имеется, но на самом деле это лакуны и откровенные дырки, а по сути мы поступим просто нечестно. Мужик нам не сделал ничего плохого, мы его даже толком не знаем, а только потому, что он «зевнул», оставим его без штанов. Короче, ещё раз повторяю, нечестно, непорядочно и всё. Не буду, давай думать что-нибудь другое.

Он посмотрел на меня крайне удивленно, но спорить не стал, знал, что это в некоторых вопросах бесполезно. Однако после этого мы практически перестали вместе работать. Нет, без малейших конфликтов ил взаимных упреков. Я после этого и сам неоднократно расходился с партнерами по бизнесу, и наблюдал, как это делают другие вообще непрерывно и постоянно, на этом фоне то наше расставание было почти уникальным и идеальным. Никаких проблем и даже малейших обид. Но больше не работали. Моя аргументация показалась ему слишком иррациональной, а я не мог смириться с таким его пониманием.

Но, видимо, я тоже извлек определенные уроки из произошедшего. И за последующие более чем пятнадцать лет непрерывной «предпринимательской деятельности» ни разу при обсуждении каких-то дел не употребил выражения «не честно». А если видел для себя какие-то причины не ввязываться, то старался использовать какие-то иные аргументы и находить другие, более воспринимаемые окружающими и партнерами поводы. Однако вот что примечательно. И с другой стороны я за всю жизнь ни разу не слышал хоть от кого-то в любой ситуации определений «честно» или «не честно». То есть в бизнесе. Так-то, в быту, пожалуйста, постоянно и сколько угодно. Но только не в делах. Как будто там этих понятий вовсе не существует.

Лакуна. Большая черная дыра.
вторая

Цыганское счастье

Только очень прошу правильно меня понять и поверить. Я, конечно, не то, что в принципе лишен этих качеств, но в данном случае и в ему подобных абсолютно не завидую, не горю «классовой ненавистью» к начальникам и чиновникам, которые воруют «народное добро» не возмущаюсь «незаконно нажитыми капиталами», короче, ничего похожего на «левый марш» в сторону стремления к всеобщей справедливости. Тысячи раз говорил и писал, что не считаю, будто у меня есть доля в этом самом «народном добре» и потому совершенно не воспринимаю покушение на него на свой счет.

Если меня и моих близких особо не трогают, не пакостят, не лезут в тарелку и постель, то к остальному я довольно давно уже полностью равнодушен. Правда, последнее время всё чаще и лезут, и пакостят, но это уже события и эмоциональная реакция на них совсем иного уровня, в которой копаться у меня публично нет никакой охоты. А в остальном полное равнодушие. Даже не «наплевать», а именно скучно и неинтересно. Никак не входит в круг бытовой повседневности.

И отнюдь не утверждаю своей в этом правоты. Тут вообще для меня нет понятий «правильно» или «неправильно». Просто в моей личной жизни вот так. Без предмета споров и дискуссий. Потому, надеюсь, хоть как-то получилось объяснить, что мои дальнейшие впечатления совершенно нейтральные, исключительно в стилистике l'étranger.

Летом позапрошлого года в селе Чемодановка Пензенской губернии произошла массовая драка местных с тоже относительно местными, но цыганами. Вроде, кто-то кого-то хотел изнасиловать, но это сейчас не имеет никакого значения, потасовка получилась знатная, были серьезно пострадавшие, один мужик даже погиб. После чего народ возмутился бездействием, по их мнению, правоохранительных органов и начал бунтовать вплоть до перекрытия федеральной трассы с требованием выселить из села цыган, как «криминального элемента».

Событие поселкового масштаба получило столь громкую огласку, что успокаивать народ приехал сам губернатор Иван Белозерцев. С этой целью он обратился к населению с речью:
«У нас, к сожалению, Америка, Запад загоняют огромные деньги на подготовку людей, которые получают оттуда деньги. Они есть в каждом регионе, есть и у нас, которые не решить проблему, а дестабилизировать ситуацию. Ложную информацию загоняют сюда, как они находят телефоны? […] Вбрасывают, народ взрывается».

Это не анекдот. Я привожу лишь сухие факты и дословно цитирую. Но, собственно, это моя оговорка совершенно излишняя. Никто ничего анекдотического тут и не увидел. Слова губернатора абсолютно спокойно и на полном серьезе транслировались по всем каналам на страну без малейшего удивления. А что? Человек сказал и так всем прекрасно известную правду. Идея, что Госдеп засылает цыган под Пензу, находится крайне естественно в общем понятийном ряду нынешней России.

И вот вчера Белозерцева берут. Якобы за крупную взятку. Но это нужно будет ещё доказывать, дело не быстрое, а пока проводят стандартный обыск в доме. И изымают более полумиллиарда рублей наличными в аккуратных пачках пятитысячных.

У меня в Грибках есть знакомый бригадир таджиков, команда которого, немалая, несколько десятков человек, базируется на местном строительном рынке. Они там и материалом кое-каким поторговывают, и подряды берут на разного рода работы, в основном, правда, земляные, не требующие особого уровня квалификации. Но это давно уже не привычного популярного вида забитые нищие гастарбайтеры, а вполне себе ассимилировавшиеся вполне самостоятельные и обеспеченные работящие мужики, даже водку пьют и свиными сардельками закусывают.

Но, естественно, финансовые потоки там предельно далеки от классических легальных схем с многостраничными договорами, чеками, квитанциями и банковскими транзакциями. В обращении исключительно устные неформальные договоренности и не «серый», а откровенно «черный» нал. Но даже у этого моего знакомого бригадира под рукой принципиально никогда не бывает больше нескольких десятков тысяч рублей. Если речь заходит хотя бы о сотне, то он просит подождать до вечера или до завтра. Вряд ли знает, кто такой Альфонсе Габриэль Капоне и какая неприятность по поводу кэша с ним произошла в тридцать первом году прошлого века. Но зачатками своего здравого ума подозревает, что не надо светить слишком уж много наличных и следует вести себя если не осторожно, то, по крайней мере, аккуратно.

А тут пятьсот миллионов. Не зарытых где-то на участке, не замурованных в тайнике под бетонным фундаментом. Просто валяются в комоде на мелкие расходы. У Губернатора. Одного из представителей самой высшей власти в стране.

И ещё классический набор для этих ребят. Коллекция, именно коллекция, а не несколько штук под разные костюмы, самых элитных часов по много миллионов стоимости каждые. Не знаю, есть ли в психиатрии соответствующий термин, но само заболевание, несомненно, существует и передается, видимо, каким-то верным путем непосредственно через губернаторское кресло. Каюсь, я и сам в начале девяностых, в период шока от прихода «дикого капитализма» и «первоначального накопления», когда был первый раз в Женеве, зашел в фирменный салон и купил себе золотой «Лонжин». Ну, валяются они сейчас где-то в ящике тумбочки. И я сам удивлюсь, если придет в голову их надеть, и окружающие, практически уверен, придут в изумление, если их увидят на мне. А тут целая коллекция. В специальных футлярах под стеклом. Уму непостижимо.

Да, конечно, во всей этой истории губернатор совсем не основная фигура, он явно пристяжной к истинному герою сюжета Шпигелю. Но с Борисом Исааковичем изначально всё предельно ясно. Эта жидовская морда хоть и сам десять лет был активным, почти буйным сенатором, но всё-таки он по сути своей коммерсант до мозга костей и глубины души, тут и обсуждать нечего, на него достаточно посмотреть.

А Белозерцев — это даже не гаулейтер Белов, или элдепееровская заигравшаяся выскочка Фургал. А самый что ни на есть становой хребет правящей партии, классический «карьерный чиновник», ничего выдающегося или экзотического, но именно то, что считается не просто нормой, а эталоном. Золотым стандартом правителей современной России. Без старческой деменции, дипломатического империалистического хамства и малейшего намека на голубизну.

Как там сказал наш великий Талейран, дебилы, бля?
вторая

Правила отмены

Никаких фактов и никакой истины не существует. И это единственный реальный факт и единственная истина. Есть лишь определения и их понимание. Ну, и, естественно, сила, которая стоит за любым пониманием или отсутствует.

У нас нынче это возведено в абсолют и не просто не скрывается, но и принципиально публично декларируется. Соловьев очень долго и подробно объясняет, почему избрание на Украине президентом еврея не только не говорит об отсутствии там антисемитизма как формы нацизма, но и никак не свидетельствует о том, что антисемитизм проявляется у них не в самых крайних формах. Оказывается, Зеленский не настоящий, не истинный еврей. И дело не в аргументации. А в том, что сейчас в России определяет, кто еврей, а кто нет человек по фамилии Соловьёв.

Кадыров устами одного из своих нукеров мягко намекнул Путину, что если тот не разберется с предателями из «Новой», то придётся сделать это самим. Путин ещё более мягко заметил тоже через кого-то, что, ну, вообще-то с журналистами, может, стоит слегка помягче. С чем, Кадыров, естественно, мгновенно и полностью согласился, но уточнил, что это касается журналистов, а враги из подлой газетенки таковыми не являют. И опять же, дело не в юридических или лингвистических нюансах. А в том, что кто журналист, а кто нет, теперь в России определяет Кадыров.

А кто такой, собственно, убийца? Согласно простейшему толкованию Ожегова, это тот, кто совершил убийство. Всё элементарно. А дальше уже начинаются исключительно определения и толкования. А убийца ли дезинсектор? Или забойщик скота? Идет ли речь только об убийстве людей? И любое ли лишение жизни можно считать убийством? И, вот самое главное, а что есть человек? Кто это определяет?

Вопросы, конечно, бессмысленные и чисто риторические. Каждый сам прекрасно знает, что сейчас в России всё определяет. Устанавливает истину по поводу того, у кого руки по локоть в крови, кто на собор решил полюбоваться, а кто съел что-нибудь некачественное, а кто на мосту разбился, споткнувшись и упав с высоты собственного роста.

Так что, не надо грязи. Требуется всего лишь установить, кто определяет, что такое грязь.
вторая

Страна овна

Какая-то очередная годовщина того нелепого и по-детски лукавого референдума про обновленный Союз, и снова начинаются тупые и бесконечные тёрки – могло сохраниться единое государство, не могло, кто виноват или наоборот чья заслуга…

Я, кстати, в отличие от многих даже рыдающих по той великой империи совершенно и полностью уверен, что могла сохраниться не просто страна в тех, прежних границах, но даже и вовсе в форме и виде именно СССР. Пришел бы к власти вместо Горбачёва Романов, отодвинул потихоньку Михаила Сергеевича, отправил на пенсию Яковлева, там кто ещё подрос бы соответствующий, и никто бы не рюхнулся, жили бы себе прекрасно при совсем уж развитом социализме. Великие народы республик свободных эту самую свободу не завоевали и даже не заработали, а так, получили на халяву и всем дальнейшим своим поведением более чем заслужили, чтобы снова жить в замечательной стране советов.

Так что, сохранить было не то, что можно, а даже очень просто. И не имеет никакого значения мой глупый вопрос – а зачем? Большинство этого хочет или, по крайней мере, считает, думает, что хочет, даже не очень понимая и умея сформулировать, чего именно.

Семь лет – как с куста. Крымчане празднуют очередную годовщину возвращения домой. И пусть какие-то отщепенцы и злопыхатели ноют про усиление протестных настроений, на самом деле всё это полная чепуха. Люди действительно счастливы. И не по мифическому национальному признаку. Я неплохо знаю Крым, никогда там этой проблемы в реальности не было. Просто очень хочется назад. Там лучше, привычнее и уютнее.

Да здравствует великий и нерушимый Советский Союз! Jedem das Seine.
вторая

Соседи

Честное слово, я сейчас не пытаюсь выстроить какие-то искусственные аналогии или подстроить свои фантазии под придуманную схему. Всё самая обыденная и скучная правда, как на духу.

Вот уже больше двадцати лет у меня есть дом в деревне. Лет пять я прожил там безвылазно, но последние годы силы уже не те, пользуюсь только в теплые месяцы, но всё равно продолжаю считать это своим домом, пусть даже в какой-то мере уже вторым. Очень люблю свои Грибки.

И неоднократно рассказывал о соседе Валере, ну, том самом, который умудряется быть одновременно и работающим таксистом, и алкоголиком. Но, если быть совсем точным, то непосредственным моим соседом он всё-таки не является. Общий забор у меня с двумя другими участками. Там построены усадьбы с бассейнами, спортивными залами и домиками для прислуги, их владельцы основную часть жизни проводят на своих зарубежных виллах, а я их за все годы видел считанные разы, заходили ко мне с визитами вежливости на шашлык и рюмку коньяка.

А дом Валеры метрах в ста пятидесяти, наискосок, через улицу. Однако таксист – один из немногих, кто живет в деревне постоянно, потому именно его я чаще всего и упоминаю, как соседа. Наши взаимоотношения прошли множество стадий, вплоть до самых острых. Даже в прямом смысле, он кидался с ножом на колеса моей машины. Но давно уже всё относительно успокоилось. То есть, мы, конечно, друзьями не стали и даже добрыми соседями нас назвать нельзя, однако в принципе ситуация достаточно приемлемая. Не особенно и вооруженный нейтралитет. Хотя, очень подозреваю, в душе он продолжает меня ненавидеть, но тихо и в рамках.

И тут, казалось бы, всё предельно ясно. Однако один момент до сих пор для меня весьма темен и до конца непонятен. Мы люди совершенно разных, если не сказать совершенно противоположных систем во всем, от эмоций и мировоззрения, до чисто бытовых привычек и манеры поведения. Общего буквально и практически ничего, кроме внешних человеческих признаков. И у меня, кажется, довольно естественно, за все эти годы и мысли не возникло зайти к Валере. Не то, что в дом, но и даже на участок. Делать мне там совершенно нечего и, думаю, он сам безумно удивился бы, если бы увидел меня у своей калитки.

А вот он регулярно, по крайней мере раз-другой в месяц, у меня появляется. Иногда с какими-то претензиями или как бы общедеревенскими вопросами. Иногда занять что-нибудь из инструмента или мелкого стройматериала. Иногда просто так, под явно надуманным предлогом на запах жарящегося во дворе шашлыка. Хотя он, при всех своих недостатках, совершенно не халявщик и человек, не то, что особо обеспеченный, но на собственный стакан горькой с закуской ему вполне хватает. Но вот что-то тянет его ко мне. Как уже сказано, последние годы это обычно заканчивается достаточно мирно. Но бывают и инциденты. Не сдерживается. Прорывается его нутро. Приходится посылать и даже выгонять. Но окончательно прекратить общение не удается. Каждый раз оказывается только до следующего. А причина этого продолжает быть для меня загадкой.

Я всю эту трогательную историю, собственно вот к чему. Уже давно этот мой Журнал перешел из категории «средства массовой информации» в «частную территорию» и превратился в по сути задний дворик деревенской избы, такой практически дневниковый блокнот для личного пользования. Единственное, сюда относительно свободный доступ и, если человек ведет себя спокойно и вежливо, то, пожалуйста, пусть читает, мне и не жалко, и скрывать нечего.

При этом я прекрасно понимаю, и неоднократно это публично формулировал, что в том же «Живом Журнале» есть огромное, если не подавляющее количество людей, с которыми у меня столь мало общего, что я им представляюсь абсолютно безумным идиотом. Как, впрочем, и они мне. Но интернет это ведь даже не деревня. Здесь неизмеримо проще не то, что не общаться, а вовсе не замечать друг друга. И мне, как в случае с Валерой, никогда не придет в голову зайти к такому человеку на страницу и, тем более, высказывать там какие-то свои мнения. Своего участка вполне достаточно, какой смысл лезть на чужой?

Но при этом, учитывая, кстати, что число моих реальных читателей сейчас составляет всего каких-нибудь несколько десятков, постоянно находится кто-то, как оказывается довольно регулярно читающий мои тексты и обязательно время от времени рассказывающий мне, какой бред я несу.

Это что-то совершенно необъяснимое до уровня мистического. Что за такая странная и непреодолимая тяга игнорировать великие современные возможности сосуществования без пересечения и, соответственно, конфликтов. Я, выросший в бараках и коммуналках, слишком хорошо знаю, как тяжело, иногда просто невыносимо, когда ты вынужден пользоваться общей кухней и стоять в очереди в общий сортир. Там рука, порой тянущаяся к чужому горлу, вполне объяснима и даже закономерна. Но при нынешних чисто технических и практических возможностях автономности и суверенности это представляется своего рода психическим заболеванием.

То есть, если совсем просто, то я не меньший дегенерат и тупое дерьмо, чем вы. А, вполне возможно, и много больший. Но мое принципиальное отличие от вас в том, что я к вам не лезу. Вы обо мне можете очень просто забыть. Но забыть о себе почему-то не даете.

Лично для меня абсолютно необъяснимая ситуация.
вторая

Мо-лод-цы!

Полный восторг.

Около двух сотен наиболее хитрожопых придурков, которым даже народ дал почти всё объясняющее прозвище «мундепы», съехались со всей страны, чтобы якобы обсудить какие-то свои мелкие провинциальные проблемы. Но наши доблестные органы блистательно сорвали подлую вылазку иностранных спецслужб и всех свинтили.

Благодаря пока работающему интернету с восхищением онлайн наблюдаю, как четыре «космонавта» волокут в автозак какую-то бабу лет сорока, толком явно не успевшую пожить в СССР, но умудрившуюся идеально внешне скопировать классический образ советской сельской библиотекарши. И она с лицемерным смирением и наигранным удивлением спрашивает своего конвоира: «За что вы меня арестовываете?» На что тот предельно вежливо и интеллигентно поясняет: «Мы не арестовываем». Но мундепка не унимается и продолжает приставать: «Ну, хорошо, тогда за что задерживаете?» Однако страж порядка невозмутим и максимально корректен: «И не задерживаем, а просто доставляем».

Но я сейчас, собственно, совсем не об этом. А дело в том, что последнее время всё больше моих знакомых и приятелей обращаются с вопросом, будет ли война и как скоро. И в ответ на моё удивление, почему за такими сведениями именно ко мне, поясняют, что ведь я довольно точно просчитал и спрогнозировал события и с Осетией, и с Украиной.

Так вот, уточняю. Тогда была принципиально иная ситуация. Имелись конкретные данные и объективный материал, с которым можно работать. А сейчас что-либо рациональное и требующее аргументации отсутствует. Просчитывать и логически прогнозировать нет никакой возможности. Пророчествовать же я не люблю и не умею. Тут можно говорить, что лодка отвязалась, вагон отцепился или ещё что подобное образное, но ничего толкового, кроме сомнительной красивости, не получится.

Одно могу утверждать точно. У людей, принимающих решение, апокалиптическое мышление отсутствует. Они почему-то уверены, что глобальной ядерной катастрофы не произойдет. А, не знаю, и, думаю, никто в самом деле наверняка не знает так ли это, но, главное, они сами не сомневаются, что современная гибридная война, то есть то, что я называю с моей точки зрения много более точно спецоперацией, никак не повлияет на их образ и уровень жизни.

Потому не существует абсолютно ни единой причины, по которой война не может начаться в любой момент. Как и нет никаких причин ей начинаться. Но это совершенно не имеет значения. Мы же не будем арестовывать или задерживать. Просто доставим. Куда надо.
вторая

Заботы Марьи Ивановны

Всё-таки хочется быть честным и откровенным. Хотя бы иногда. Хотя бы с самим собой. Да, конечно, я вроде бы смотрю на мир широко открытыми и как будто достаточно заинтересованными глазами и как-то пытаюсь реагировать на происходящее. Но, если совсем серьезно, то по-настоящему мне любопытен не этот мир, а лишь моя собственная на него реакция.

Вот второй подряд текст собираюсь написать о происходящем в британской королевской семье. Ну, скажите пожалуйста, какое может быть дело старому и не очень здоровому москвичу с кучей собственных проблем до происходящего в совершенно никакого к нему отношения не имеющим перипетиям в аристократических кругах высшего уровня чужих государств?

Одним из самых любимых мною писателей с отрочества был Флобер. И даже не столько «Бовари», сколько «Саламбо». Помню ещё отчим нередко удивлялся, откуда у четырнадцатилетнего магаданского подростка из нищего барака такой интерес к выдуманным событиям именно древнего Карфагена. Я сам, понятно, тогда на подобные темы особо не задумывался, просто наслаждался процессом чтения. Но позднее у меня возникли кое-какие соображения.

Возможно, именно на совершенно отстраненной и не имеющей никакого отношения к окружающей меня реальности фактуре моим созревающим мозгам и психике было наиболее удобно моделировать определенные принципы и собственные реакции на прогнозируемые ситуации. Эдакий полигон, который своей абсолютной абстракцией позволяет не отвлекаться на бытовые мелочи и наиболее удобен для формирования каких-то принципиальных моментов будущей личности.

Не уверен, но вероятно тут есть какая-то аналогия с моей более взрослой, да и непосредственно нынешней реакцией на определенные события, происходящие в предельно чуждом и далеком от меня мире, например, британского королевского дома. Да, и тут, наверное, нужно заметить, что, есть шанс, я один из последних людей на Земле, которого можно было бы заподозрить в монархических взглядах. По крайней мере относительно современности.

И сейчас я имею в виду последние события, связанные с интервью Меган Маркл. Исходя из любых рациональных и легко объяснимых причин, для меня было бы естественнее всего или вовсе не обратить внимания на подобную чепуху, или испытать хотя бы некоторое сочувствие к современной женщине прогрессивных либеральных взглядов, страдающей от морального конфликта с обветшалой замшелой спесивой семейкой и бросившей вызов ретроградным предрассудкам.

А мне эта баба глубоко отвратительна. Как, впрочем, и её муж, ещё неизвестно, кто больше. Причем, когда они уехали в Америку и отказались от определенных семейных привилегий, то я даже в какой-то момент испытал к ним определенное уважение, хоть и с легким оттенком подозрительности. К сожалению, всё последовавшее оправдало как раз не уважение, а подозрения. Исключительно лицемерные и корыстные свиньи.

Кстати, тут недавно Ирина Воробьёва на «Эхе» сказала: «Мне кажется, что Меган и Гарри говорят правду. Вряд ли кто-то смог бы такое сказать в отношении семьи королевской. В общем, я не знаю, как там было. На самом деле, у меня такое просто отношение к этому, потому что я большой фанат принцессы Дианы. И поэтому я как-то априори не становлюсь на сторону королевской стороны, королевской семьи. И мне кажется, что пойти против королевской семьи – в этом есть что-то. Как-то так, наверное».

Любопытно, но у меня и на Диану Спенсер примерно такая же физиологическая реакция. То есть, терпеть её не могу. Насквозь фальшивое, истеричное, развратное существо без малейших нравственных тормозов и представлении о чувстве собственного достоинства. Но ей по крайней мере не приходилось изображать из себя жертву великосветских снобов, поскольку у неё самой родословная была покруче, чем у самой породистой суки на суперэлитной собачьей выставке.
А относительно же того, «что пойти против королевской семьи – в этом есть что-то», то мне сейчас вот что вспомнилось.

Честно говоря, уже не помню точно у кого именно, но в переписке одного из аристократов лермонтовского времени прочел когда-то такую мысль. Некоторые люди, особенно молодые, стремятся публично высказать свое презрение к высшему свету и ещё и потому, что это производит беспроигрышное впечатление на девушек. Но для того, чтобы делать это с полным основанием и наибольшим эффектом, требуется самому принадлежать к высшему свету. И чем меньше прав на это от рождения, тем с большим упорством человек стремится попасть в высшее общество любыми путями и способами. И опять же, чем более ловко и удачно человеку это удается, тем более блестяще и громогласно он умудряется выразить свое презрение. Что, казалось бы, полностью противоречит логики и здравому смыслу. Так как наиболее точный способ выразить свое презрение, это полностью игнорировать высший свет и совершенно не замечать его существование. Но именно это свойственно только некоторым избранным истинным аристократам.

Короче, не буду больше во всём этом копаться, если совсем серьезно, то, конечно, на самом деле не очень и интересно. Но некоторый обеспокоенный вывод мне пришлось сделать. Или с моим либерализмом не такой уж полный порядок, или там в реальности и вправду несколько попахивает дерьмом.