Category: общество

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Лужок у дома моего

Давно уже не пишу ничего даже отдаленно напоминающего некрологи и по поводу смерти действительно хорошо мне знакомых, а то и просто близких людей. Вынуждено, слишком много поводов, иначе пришлось бы превращать свой Журнал в филиал мемориального кладбища.

А уж кидаться грязью в свежих покойников и вовсе никогда привычки не имел. Так что, никаких проблем сохранять спокойное нейтральное молчание не было. А тут произошел сбой. Как только умер Юрий Михайлович Лужков и со всех сторон послышался благонравный вой на тему «знаете, каким он парнем был», как будто черт постоянно дергал за язык и толкал под локоть «ну, расскажи что-нибудь, ведь столько было занимательного и увлекательного…» Я какое-то время крепился, но вот всё-таки, чтобы унять неприятный зуд, решил кое-чем поделиться максимально скупо и кратко.

Нет, я лично с Лужковым знаком не был, напрямую не общался, как слишком мелкая для его уровня сошка, да и видел вживую всего несколько раз на общественных мероприятиях хозяйственного толка, да и то лишь в первые годы правления, потом и для такого он стал слишком велик. Но, естественно, как любой активный москвич того времени я жил, существовал и работал в именно лужковском городе, так что вся моя действительность была пропитана смыслом, духом и методикой стилистики руководства Юрия Михайловича.

И могу просто констатировать следующий момент. К счастью, сейчас уже не надо тратить много времени и просиживать днями в читальных залах, поднимая архивы даже совсем недавнего времени. Чтобы подтвердить или опровергнуть факт, особенно такого рода, который я упоминаю, достаточно провести всего несколько часов за компьютером практически всё оцифровано и доступно. Потому очень легко проверить. Во второй половине девяностых сложилась довольно смешная ситуация. В любом средстве массовой информации, что печатном, что электронном, что эфирном, начиная от уровня какой-нибудь районной многотиражки и заканчивая общероссийскими телевизионными каналами, могли поливать в любых, нередко совсем непарламентских, да и просто не употребимых в приличном обществе выражениях кого угодно. И Ельцина, и Березовского, и, естественно, Чубайса с Немцовым, я уже не говорю о любых министрах или миллиардерах рангом пониже. Никаких рамок и пределов не существовало абсолютно. Причем делалось это как достаточно профессионально и по существу, так и крайне глупо, нелепо, иногда откровенно по дури, а иногда и примитивно за бабки. И да, случались «эксцессы исполнителя», типа убийства Дмитрия Холодова, но в целом информационное поле было достаточно инертным и относительно безопасным. Не из-за особой какой-то терпимости или демократической толерантности, а больше по всеобщему наплевательству и отмороженности.

И только нигде никогда, в каком угодно московском издании ил федеральном, но чей офис находился в столице (а иных, понятно, это не очень и интересовало) вы никогда не могли встретить хоть чего-то, задевающего не только лично Лужкова, но и основных его приближенных, включая Ресина, Шанцева и подобных глав нескольких основных городских департаментов. Ещё раз подчеркну – нигде и никогда. Андрей Васильев, тогда руководивший «Коммерсантом», кроме того, что действительно один из лучших, если не самый лучший, главредов страны, ещё и по личным, и по объективным практическим обстоятельствам находившийся в исключительном положении, не боялся совершенно никого. Мог послать любого олигарха или чиновника, причем «послать» в самом прямом смысле. Я далеко не всегда был с ним согласен, но вынужден признать, что он поступал только так, как сам считал верным и не делал скидок и на самые близкие приятельские отношения, и на любого уровня влиятельность оппонента.

За одним единственным исключением. Лужков и его самые близкие были неприкасаемы. Это даже не обсуждалось. Просто такого рода материалы не публиковались без объяснения и любого рода обсуждения. Полное табу. Иначе… Долго и совершенно ненужно подробнее объяснять, что было бы «иначе». Каждому жившему и работавшему в то время это предельно известно и до боли ясно. Понятия «недвижимости», «коммунального обслуживания» и «организаций технического надзора» являлись священными. А самоубийство справедливо и традиционно считалось величайшим грехом.

И ещё один мелкий штрих. Рядом с моим домом на Рублевке есть довольно пустой и не очень привычный для этого района пустырь. Лет двадцать, может, даже немного больше назад строительная компания (я сейчас вопреки своему обыкновению, не стану называть конкретные фамилии, не в них тут дело), которая возвела довольно много крупных объектов в Крылатском и к деятельности которой я имел крайне небольшое, но отношение, собралась построить там жилой дом. Место по всем параметрам идеальное, строение с одной стороны в очень удобном и близком что к метро, что ко всем транспортным артериям месте, а с другой – никому из окрестных жителей не мешает и никаких проблем не создает даже на этапе строительства.

Разработали всю необходимую предварительную документацию, получили требующиеся первичные согласования, даже, пусть и достаточно формально, но вполне в духе действующих тогда правил и обычаев получили одобрение местного населения. Но тут к руководству компании пришли какие-то несколько скромных молодых людей и негромко сказали: «Господа, из лучших побуждений советуем. Не тратьте время и не дергайтесь. На эту площадку положила глаз мама Лена. Вам ничего не светит. Успокойтесь».

Несколько к тому времени уже оборзевшие строители, к сожалению, молодым людям сразу не поверили и продолжили свою бурную деятельность. Но совершенно напрасно. По абсолютно необъяснимым, да и не объясняемым причинам строить дом им не дали. Просто не дали и всё. Да, и, естественно, кто такая «мама Лена» никто уточнять не стал. Уж таких совсем глупых всё-таки не имелось даже и среди самых борзых.

На этом месте до сих пор практически ничего нет. Несколько раз там пытались положить плитку. Но потом, что-то, видимо, мешало и снова укладывали асфальт. Просто огромный пустырь с полулегальной, полуплатной полуавтостоянкой. Он расположен на одном из самых высоких мест столицы, постоянно продувается всеми самыми сильными ветрами, и когда я прохожу через него по направлению к соседнему магазину, то на глазах моих обычно наворачиваются слезы, не слишком понятно, от погоды или старческой сентиментальной ностальгии.
вторая

Егор Жуков – 3. Кто обормот

Всё-таки трилогия, это дань уважения определенной литературной традиции. Но сейчас, согласен, конструкция создана мной несколько искусственно, поскольку настоящая реплика имеет к самому Егору Жукову довольно косвенное отношение. Она о более абстрактном соотношении фактов и поля массовой информации.

Последнее время с какого-то момента по интернету и даже страницам некоторых вроде относительно серьезных изданий стала бродить фраза, якобы произнесенная отцом Егора Жукова, когда тот узнал об условном сроке сыну. Я попытался найти её источник. Газета «МК» ссылается на «РЕН-ТВ». Уважаемый телеканал ни на кого не ссылается, а просто пишет на своем сайте: «"Опять кормить этого обормота", - сказал отец студента, узнав про условный срок».

Где сказал, кому сказал, в какой ситуации? «РЕН-ТВ» круглосуточно и без малейшего намека на юмор круглосуточно утверждает, что Землей управляют рептилоиды, а египетские пирамиды – это заброшенные электростанции инопланетян. Дальше что?

При этом, подчеркиваю, я отнюдь не настаиваю, что данная информация является фантазией или враньем. Отца Егора, Сергея Александровича Жукова часто называют космонавтом. В мое время так именовали исключительно людей, побывавших в космосе. О полетах туда Жукова мне неизвестно, хотя в свое время он и входил в отряд, готовящийся к экспедиции, что, впрочем, никак не умаляет его успехов и достижений. А вот что мне точно известно, Сергей Жуков, практически мой ровесник, с отличием окончил Бауманский, был «ленинским стипендиатом», избирался освобожденным секретарем комитета ВЛКСМ МВТУ и награждался в начале восьмидесятых Знаком ЦК ВЛКСМ «За активную работу в комсомоле». А последние годы занимал и до настоящего времени занимает крупные посты в разных окологосударственных структурах с коммерческим оттенком.

Мог ли он и в самом сказать что-то подобное? Так случилось, кроме того, что мой собственный сын учится в Бауманском, подавляющее большинство моих приятелей тоже выпускники этого заведения разных лет и факультетов. Так что, с полной ответственностью могу ответить – да, конечно, мог. Хотя в любом случае это несколько странноватая фраза в устах человека, семья которого, мягко говоря, не испытывает материальных трудностей и «кормление» сына не лежит на старшем Жукове особо тяжким бременем.

Но это всё лирика, не имеющая к делу никакого отношения. Я исключительно относительно самого факта. Снова повторю – где, когда, кому и как сказал? Конкретной информации ноль, но фраза уже вошла в разряд фактов, которыми оперируют как с проверенной и несомненной данностью. Я же ничего не утверждаю, а только обращаю внимание и заранее благодарен за любые уточнения и дополнения.
вторая

Егор Жуков. Суп с котом

Всё-таки решил немного побороться с собственной ленью и написать ещё несколько строк о Егоре Жукове в дополнение к вчерашней совсем уж примитивной, более инстинктивной, чем осмысленной реплике. Делаю это в основном по сугубо личным мотивам, из-за собственной супруги, женщины эмоциональной и впечатлительной. Она сама ходила сдавать свою подпись, которую впоследствии не зарегистрировали, за Жукова как нашего муниципального кандидата и очень расстроилась после того, как у этого, по её словам, «милого и порядочного мальчика» начались неприятности. Сильно переживала.

А я, на самом деле, уже сразу изначально высказал и даже, по-моему, неоднократно, своё мнение по этому поводу. Что нечего ему здесь делать, а уж учится на «политолога» совсем тупо. Но это всё в прошлом, ещё до нового обвинения и приговора. Сейчас могу написать уже совсем конкретно.

Тут на днях в разговоре с одним приятелем вяло пошутил, мол, ты ведешь себя точно, «как моральный разложенец и перебежчик Роберт Шлегель». Согласен, шутка слабая, из тех что я сам называю «вечерними и усталыми», но всё же только шутка, а приятель почему-то сильно и искренне завелся. «Вот вы все (я это "вы все" особенно люблю, начинаешь себя усиленно уважать, когда так обобщают – А.В.) признаете свободу выбора и вообще свободу только для приятных вам людей и единомышленников. А когда иные, пусть даже враждебные вам, поступают по декларируемым вами же законам и заветам, то вы их начинаете травить».

Я тогда продолжать дискуссию не стал, был сонным и после рюмки, но сейчас предельно кратко попробую пояснить. Мой жизненный опыт, конечно, предельно субъективный и не совершенный, но другого у меня нет, не дает мне оптимистических оснований предполагать возможности принципиальной трансформации человека, особенно в лучшую в моем понимании сторону. Это относится даже к детям, не говоря уже о более взрослых особях. Да, один, ну, максимум два-три случая готов признать за всю свою жизнь, но погоды они не делают.

И в моем понимании такие люди, как Роберт Шлегель, или, к примеру, несколько сходной судьбы Мария Дрокова, ничуть не изменились, как были негодяями (выбрал единственный эпитет из множества подобных уточняющих, которые подошли бы, просто ради экономии места и времени), так ими и остались, таковыми и помрут. Но, видимо, изменились некие личные обстоятельства, каким-то образом сложились, и люди приняли верное решение, совершили умный поступок. Слиняли.

А Егор Жуков строго наоборот. Воспринимаю его как человека порядочного и потенциально весьма неглупого, но пока он ведет себя, по моему мнению, крайне нелепо. И сейчас ему дан если не последний, то, мне представляется, один из последних самых важных шансов. Если он останется, то совершит дурость. При этом в шлегеля или дрокову, то есть в негодяя, не превратится. А на самостоятельное решение относительно собственной судьбы, конечно же, имеет абсолютное право, это даже не обсуждается. Но, ещё раз повторю, что лично для меня, от этого его поступок, в смысле продолжение жизни здесь, более умным не станет.

Но закончить мне хочется в той же стилистике, самым идиотским и нелепым делом из всех возможных, разъяснением ещё одной, признаю, довольно слабой, собственной шутки. Высказанной в предыдущей реплике и возмутившей высокомерных и брезгливых строгих пуристов своим смыслом и стилем. Относительно того, что в Америке расстрелял бы. Имел в виду, что расстрелял бы в той Америке, где по мнению этих гуманистов расстреливают подобных Егору Жукову. То есть, в существующей исключительно в их голове жуткой воображаемой стране.

А так-то я никогда в жизни первым не до одного человека не дотронулся. И желания такого не было, и уже практически точно не будет.

Хотя очень понимаю генерал Черноту. Стоило бы расстрелять, ох, стоило бы…
вторая

Бьёт, значит бьёт

Простите, я не стану рассуждать по поводу так называемого «домашнего насилия». Это представляется мне столь же противоестественным, ка дискутировать на тему людоедства или чего подобного. Всего лишь хочу поделиться одним даже не то, что жизненным наблюдением, а выводом, к которому окончательно пришел к своему седьмому десятку.

Да, действительно, такое бывает довольно часто именно в условных «семейных отношениях», длящихся или прошедших. Но отнюдь не только. Объектом может оказаться кто угодно, даже вовсе о том изначально не подозревающий. У кого-то в голове происходит замыкание, и он должен непременно кому-то навредить. Иначе жить не может.

Любые превентивные меры тут бессильны. Не только столь галантные и цивилизованные, как «ордера», всяческие запреты и административные угрозы с наказаниями или лечебно-психологические процедуры. Это вообще чепуха. Можно сильно дать человеку по голове, можно посадить на тридцать лет, не имеет никакого значения, он немного придет в себя, или освободится абсолютно без малейших изменений и обязательно или убьёт, или ещё как по возможности напакостит.

Тут способы эффективны только кардинальные. Валить, давать пожизненное без права досрочного или отправлять на инвалидность уровня овоща. Смертной казни я противник принципиальный, пожизненное дороговато, да и инвалидность не много дешевле. И, самое главное, если делегировать это государству, то неизбежны ошибки и злоупотребления.

Так что, не знаю. Но во всяком случае рассчитывать на всякие глупости, типа «закона о домашнем насилии» смешно. Хотя я вовсе не против такого рода законов. Обычно они не сильно ухудшают ситуации. Но надежда всё равно остается только на самого себя.
вторая

Нихао

Я, конечно, про Америку реально мало что понимаю.

В отечественной экосистеме я родился, вырос, сформировался под её влиянием, да и сам, по мере скромных своих сил, всю жизнь пытался как-то, если не воздействовать на неё, то, по крайней мере с ней наиболее безболезненно взаимодействовать. Оценивать всё это можно как угодно, но так уж произошло, тут моё родное и до боли понятное на самом нутряном уровне. Если что-то происходит за десять тысяч километров от меня на окраине Чукотки, то мне сразу и предельно ясно почему, как, и чем закончится.

Со Штатами, естественно, совсем другая история. Там подавляющее большинство моих построений, мнений и расчетов в достаточной степени абстрактны и умозрительны. И если всё-таки, мягко говоря, многие мои предположения и ожидания сбываются, то это отнюдь не из-за моих великих аналитических способностей, а, видимо, потому, что существуют какие-то базовые основания достаточно общие для человечества вне зависимости от географии. Ну и, понятно, сочетания везения со счастливой случайностью, без этого никуда, тут и говорить нечего.

Я это всё только для того, чтобы пояснить свою реакцию на возмущенные и даже относительно угрожающие заявления США по поводу происходящего в Гонконге. С одной стороны, это полностью укладывается в логику моей уверенности, что в любом случае Трампу не удастся так уж принципиально изменить систему поведения страны и какие-то основные фундаментальные механизмы американского поведения всё равно останутся действующими в рамках главных ценностей. Но с другой, вынужден сознаться, что несколько удивлен, настолько это противоречит личной установке Трампа не лезть в чужие далекие дела, а уж особенно китайские, а бодаться на этом поле исключительно ради конкретных меркантильных сегодняшних интересов.

Похоже, папаша Си тоже несколько припух от неожиданности и ответил Трапу довольно резко, в манере более свойственной временам «последних китайских предупреждений», чем давно привычной торговой улыбчивости и стандартной лояльности тому, общение с кем очевидно выгодно и в любом случае экономически полезно. Но я сейчас в основном не о Трампе, а именно о Гонконге.

Англичане, конечно, большие засранцы. Несомненно, можно бесконечно цепляться за всякие юридические тонкости и придираться к разным нюансам деклараций и постановлений ООН по поводу деколонизации, но на самом деле суть по-человечески довольно проста и однозначно. Никакого договора об аренде Гонконга на девяносто девять лет Великобритания с КНР не заключала. Более того, она не заключала его и с Китайской республикой, правопреемницей которой со всеми мыслимыми натяжками можно было бы посчитать КНР. Но к империи маньчжурской династии Цин коммунистический Китай уж точно никакого отношения не имеет. Так что, всё это пустое лицемерие. Англичанам просто не захотелось заморачиваться и конфликтовать, правда, слегка они лицо постарались сохранить, но больше лениво крутили хвостом и валяли дурака, отдав Гонконг Китаю «по этническому принципу», самому тупому и нелепому из возможных. Без всякого референдума и вообще учета мнения населения региона.

А Гонконг сто лет жил отдельно и по собственным, хотя формально и считавшимся британскими законам. Это поколений, так, ориентировочно, пять. И особенно важно, что в таком виде подошел практически к концу двадцатого века не только вместе со всем цивилизованным человечеством, но даже по некоторым критериям и в авангарде этого самого человечества. И тут, на тебе, руководящая и направляющая роль коммунистической партии, вашу мать! Ну, не знаю, кому как, а лично мне было бы безумно обидно.

Нет, внешне и формально всё как будто довольно прилично. «Дна страна – две системы», прекрасная идея и выглядит вполне гладенько, почти ласково. Но, как говорил Владимир Ильич, по сути издевательство. Во-первых, те пятьдесят лет, на которые был подписан договор о переходном периоде, это только поначалу кажется много и далеко. Вот и глазом моргнуть не успели, а больше двух десятилетий промелькнули как один миг, и сорок седьмой отнюдь не за горами. Но даже не это самое главное. Британия не хочет и не может и контролировать, и гарантировать соблюдение этого договора в реальном смысле. Да это и изначально невозможно по самым глубинным и принципиальным основаниям.

В том и состоит фундаментальная ущербность подобных конструкций. Вот если бы было наоборот, то есть, великий и могучий полуторамиллиардный Гонконг и его особый район под управлением КПК, безопасность и свободу которого этот демократический Гонконг гарантировал бы, то при всех огромных практических сложностях у такого симбиоза ещё существовал бы хоть какой-то шанс. А тут затея полностью обречена. Коммунисты в любом виде и любого цвета, с любым лицом и любыми глазами не могут по своему природному внутреннему естеству позволить существование в своей стране «другой системы». Это биологически невозможно и противоестественно. Они неизбежно сожрут Гонконг просто как идею, если, конечно, в обозримом будущем сами не трансформируются, на что, честно говоря, у меня всё меньше надежд, а гонконгцам остается только молиться.

Самое, сказал бы забавное, если бы столь сильно не пахло кровью, в том, что изначальный как бы формальный повод протестов в Гонконге лично мне представляется далеко не однозначно бесспорным и праведным. Имею в виду непосредственно так называемый закон об экстрадиции. Но в этом мы сейчас совсем не будем подробнее разбираться, хотя тема сама по себе очень интересная, возможно, как-нибудь в другой раз. Дело же в данном случае совсем в другом. Они элементарно на животном уровне чувствуют коммунистическую опасность и не хотят туда. При всей вполне наглядной обреченности и несопоставимости сил. Не могут смириться.

Им временно относительно везет по причине внешней и к ним, собственно, имеющей довольно косвенное отношение. Великий и ужасный Си давно ввел бы в Гонконг войска, и никто бы не пикнул, Трамп бы, может, ещё и брякнул что-нибудь умное в твиттере, британцы бы утерлись в смущенном молчании, а мы всячески восторженно поддержали бы. Но вождь хочет того, что и они все. Войти в истории как можно громче и глубже. А самый в его понимании надежный и эффективный способ для этого, объединиться с Тайванем, в смысле, естественно, присоединить и проглотить остров. А там ситуация все же несколько посложнее, чем с Гонконгом или Макао. Пока ещё еще Си не готов полностью положиться на свои армию и флот. Ему нужна реальная помощь местной «пятой колонны». А у той легенда про «одну страну – две системы» является основным из главных козырей. Однако ключевое слово здесь «пока». Грустно, но так.

А вообще ситуация очень подробно разобрана и описана в гениальном провидческом романе Аксенова. Страшная и дьявольски соблазнительная идея Общей Судьбы продолжает безукоризненно работать и перемалывать человеческие судьбы «во имя». К огромному сожалению у меня нет никакого оптимизма относительно будущего жаждущей свободы молодежи Гонконга. Но всей душой я с ними.
вторая

И снова зеркало

Такая вышла случайная и неожиданная рифма с моей предыдущей репликой.

Я никогда не вспомнил бы об этом, повод давно не просто обсужденный до последних мелочей и последних взаимных оскорблений, но и вовсе заболтанный, разошедшийся на какие-то вторичные ссылки и совсем затертые пошлости. Но тут только что в некой беседе, опубликованной на сайте «Эха», сам Дмитрий Быков зачем-то снова упомянул о том, что его многие не любят в Израиле за то, что двенадцать лет назад он в одном интервью на «Свободе» сказал, что «создание Израиля в этом месте и в это время представляется мне исторической ошибкой». И подчеркнул, что не собирается не то, что извиняться за это, но и вовсе продолжать объясняться, считая полным свое право иметь любую, в том числе и такую, собственную точку зрения.

Тут у меня, относительно права, нет и малейших сомнений, а уж пытаться спорить с Быковым по данному поводу и вовсе нелепо до смешного. Тем более, даже при большом желании я не смог бы сделать это лучше, чем Игорь Губерман, который несколько позже, когда Дмитрий Львович с этим эстрадным номером приехал выступать в тот самый ошибочный Израиль, заметил: «Я слышал эту вашу теорию, и это, по-моему, херня, простите меня, старика. Вы говорите много херни, как и положено талантливому человеку. Наверное, вам это зачем-то нужно – может, вы так расширяете границы общественного терпения, приучаете людей к толерантности, всё может быть. Я вам за талант все прощаю». Там дальше он ещё кое-что любопытное изложил, но я сейчас несколько про другое, потому остановлюсь на сказанном.

Для меня сейчас суть не в том, что думает и считает по этому поводу Быков, как на это реагируют некоторые израильтяне и насколько всё упомянутое имеет хоть малейшее значение. А в какой мере названные израильтяне вообще являются евреями, тут тема совсем отдельная, к которой мне ещё только предстоит подступиться и, боюсь не скоро. Здесь пока любопытнее другое. От чего всё это неизбывное и вечное мудрствование относительно миссии и Божественного предназначение еврейского народа, русского народа, папуасского народа, человеческой расы и прочего подобного высокого, и почему именно какая-то часть евреев, хотя, конечно, отнюдь не только, так склонна к нескончаемому обсуждению этих проблем?

Мне представляется, что частично объяснил причину другой еврейский мыслитель, хоть и несколько свихнувшийся в какой-то момент, но от того не менее великий, Михаил Веллер: «это странное ощущение, оцепеняющее однажды ужасом, когда смотришь в зеркало и вдруг понимаешь, что видишь там еврея». Догадываюсь. Ужас, не ужас, но, видимо, действительно не самое приятное ощущение.

Вероятно, не знаю, насколько беда, но, во всяком случае, причина моего недопонимания со многими в том, что, когда я смотрю в зеркало, то вижу там не еврея, русского или даже просто представителя человеческой цивилизации, а исключительно только самого себя, да и то с естественными оптическими искажениями.

Вы знаете, есть одна довольно известная и относительно распространенная конспирологическая теория, которая с годами привлекает меня всё больше и больше. На самом деле то, что мы считаем недостатком и опасностью, то есть избыточное производство мусора, и является главным смыслом нашего существования. Иноземные корабли представителей высшей цивилизации пользуются Землей как своего рода бензоколонкой, где они заправляются, перерабатывая методом холодного синтеза наши плохо разлагаемые в обычных условиях отходы в необходимые для себя материалы и энергию. А нас изначально для того и создали, чтобы мы производили эту как будто дрянь. И никакой другой миссии, никакого иного предназначения не существует. Эта мысль каждый вечер греет меня, когда выхожу с пакетом на лестничную клетку к мусорному баку.

А вообще, должен признаться, что из всех идей Дмитрия Львовича Быкова на меня когда-то больше всего произвела впечатления вот какая. Он рассказал, что давно бросил пить, потому, типа, что не любит, когда дуреет со спиртного и, главное, плохо себя потом чувствует. Ведь многие дуреют и не меньшее количество затем мается, но мало кто может столь серьезно к себе относиться и иметь такую стальную волю, чтобы по столь незначительным причинам взять, да решительно и бесповоротно завязать. Тут, мнится мне, и есть основные корни избыточных мучений по поводу миссии и предназначения.

Поверьте, хорошее похмелье сильно смиряет гордыню.
вторая

Это не про смерть

В Уфе жители еще недостроенного ЖК "Цветы Башкирии" выступили против запланированного по соседству строительства хосписа. Будущие жильцы считают, что это плохо отразится на их психологическом состоянии. Это не первый случай, когда соседи не в силах мириться с тем, что рядом находятся смертельно больные люди.

Очень не хочется в таком вопросе лицемерить перед самим собой. Был бы я лично рад и доволен, если бы напротив моего подъезда или прямо под моими окнами построили детский хоспис?

Не знаю. Не уверен во всех оттенках своих чувств. Вполне возможно, как человек достаточно эмоциональный и впечатлительный испытал бы или испытывал бы моментами определенный дискомфорт о такого не самого веселого соседства. Возможно, могла бы возникнуть ситуация, когда брошенный в ту сторону взгляд или какая-то сцена у въезда в заведение испортила бы мне настроение, обрекла на мрачные мысли и вообще доставила достаточно неприятные ощущения. Я не святой и не каменный, очень многие обычные человеческие слабости мне не чужды.

Но вот что я знаю абсолютно точно. Никогда не смог бы не то, что публично протестовать, но даже в частной беседе сказать хоть слово против строительства детского хосписа рядом со своим домом вне зависимости от аргументов, будь это абстрактное «морально тяжело» или, например, самое практическое «такое соседство понизит цену принадлежащей мне недвижимости».

И дело тут совсем не в моем отношении к смерти, своей или чужой, детей или стариков, а примитивно в том, что не представляю, как после этого смог бы жить дальше. Как смотреть потом в зеркало. Вот об этом даже страшно подумать.
.
вторая

Бремя серого человека

Заголовок не мой. Выражение попалось во вчерашнем комментарии одного читателя. Тоже не знаю, его ли, но мне пришлось под настроение, потому использую.

Однако повод в данном случае более конкретный, хотя, на мой взгляд, не совсем уже из другой оперы. Впервые за четверть века отменили ежегодный показ моды нового сезона Victoria’s Secret. Причины указывают самые разные, в основном чисто практические и экономические, основывающиеся на том, что последние несколько лет продажи этой марки уменьшаются, а прибыли, естественно, падают.

Всякие голоса раздаются, мол, человечество пресытилось столь активной демонстративной сексуальностью, да и чего за большие деньги на полуобнаженных баб смотреть, щляющихся по подиуму, когда в пару кликов можешь получить из интернета во весь экран любую свою самую затейливую фантазию вообще без трусов.

Но наиболее сведущие реальные маркетологи, знающие ситуацию изнутри и серьезно работающие на рынке, называют совсем иную причину. Я не выдаю её за истину в последней инстанции, но, исходя из общей логики развития готов, если не согласиться, то, по крайней мере, очень внимательно прислушаться. К примеру, не знаю, приняты ли уже какие-то конкретные решения, но я читал и слышал без всяких шуток рассуждения о том, что в английских театрах следует отменить многовековое традиционное обращение: «Леди и джентльмены!». Поскольку это не корректно по отношению к трансгендерам, пока не определившимся с собственным полом. При этом самих трансгендеров в Великобритании что-то порядка четырех с чем-то тысяч на всю страну. И тем не менее, надо уважать.

Так, говорят, и с «Викторией сикрет». Мировой бренд, гигантскую корпорацию съели трансгендеры. Конечно, не без помощи прочих «меньшинств», кстати, не только сексуальных, скажем, «сайз плюс» тоже туда входят, но в основном всё-таки именно они. Поскольку их интересы недостаточно учитывались. Нехорошо пропагандировать эстетические шаблоны тоталитарного угнетательского большинства в ущерб или хотя бы без пристального интереса к проблемам исторически угнетаемых.

Ещё раз повторю, не настаиваю, но на тенденцию не могу не обратить внимания. Какими хорошими, добрыми и мягкими были при советской власти не только редкие священники, но и просто верующие, хоть как-то воцерковленные люди. Не говорю уже о сияющих внутренним светом богомольных старушка, но и некоторые весьма интеллигентные, образованные и истинно духовные личности. И что с ними в массе произошло, когда они даже не то, что пришли к власти, но по крайней мере стали очень влиятельной и мощной силой?
Как прекрасен был в своем яростном беззащитном нравственном порыве великий протопоп Аввакум. Не сравниваю масштабы личностей, но вызывает уважение последовательность и бескорыстие оппозиционного Сергея Удальцова. А что произошло, если бы кто-нибудь из них пришел к власти или хотя бы получил рычаги реального силового воздействия на общество?

«Боюсь, как дьявольской напасти, Освободительских забот; Когда рабы приходят к власти, Они куда страшней господ». Трюизм и пошлость. Общее место. Единственным, на сколько мне известно, случаем полностью успешного восстания рабов и создания собственного государства было Гаити. Больше двухсот лет прошло. Результаты на лицо.

Не хочу более множить примеры, это бессмысленно, поскольку они бесчисленны. Но значит ли это, что не следует освобождать рабов или рабам прекратить бороться за свое освобождение? Не могу пользоваться понятием вины не только потому, что не в праве, но и по более примитивной причине, элементарно не владея этим инструментом. Однако по моим личным субъективным ощущениям основная изначальная ответственность лежит не на угнетаемых, а на угнетателях.

В конце позапрошлого века англичане бросили в тюрьму и сломали жизнь Оскару Уайльду за «грубую непристойность с лицами мужского пола». Больше через полвека после этого они, согласно всё той же «поправке Лабушера» по сути угробили Алана Тьюринга. Людей, несомненно входящих в элиту тех, кому эта страна обязана своей славой. Несет ли за это ответственность британское общество того времени? Считаю, что полное.

Но меняет ли это суть происходящего сейчас? Когда, получив силу и влияние, многочисленные лобби разных «меньшинств» пытаются установить свои тоталитарные правила, доводя многое до абсурда и практически терроризируя многих «обычных» и стандартных окружающих. Короче, бесчинства некоторых нынешних негритянских американских банд никак не оправдывают тех, кто ещё в пятидесятых запрещал в автобусах черным садиться рядом с белыми. Но и запрещавшие никак не оправдывают бандитов.

Не люблю и не хочу выбирать «из двух зол». Мне это принципиально отвратительно. Но «ангелов Виктории» жалко. Классные были телки. Хотя, конечно, и бляди, сэр.
вторая

Да, чё там, пишите сразу в плен

Нет, я прекрасно понимаю, что это не просто не мое собачье дело, а настолько абсолютно не мое, что даже любой самый вежливый мой вопрос на эту тему может быть воспринят как кровное оскорбление.

Но, искренне надеюсь, моя репутация в этом отношении столь бесповоротно испорчена, что я всё-таки осмелюсь задать такой вопрос. Ну, скажите, нахрена украинцам это ОРДЛО? На любых условиях.

То есть, естественно, я говорю не о какой-то фантастике с участием марсиан или рептилоидов, а на любых реальных мыслимых условиях. Не только сформулировать, но и хоть как-то приблизительно и туманно я не могу вообразить ничего, что принесло бы какую-нибудь внятную пользу и не закончилось бы продолжением дальнейшего кровавого позора.

Зачем тупо и усердно стараться забить этот ржавый гвоздь себе в задницу? Тут даже не мазохизм, а предельно обостренный и извращенный суицидальный синдром. Стена, только та самая стена с пулеметчиками на вышках и свежеперепаханной контрольной пограничной полосой.

Простите. Понятно, что я паршивый патриот любой страны и мне не дано понять тонкие струны вашей души, для которой смертельно болезненна сама мысль, что хоть пядь родной земли может быть отторгнута. Меня, правда, не то, что извиняет, но, возможно, немного объясняет мое поведение то, что большую часть детства я провел в магаданских карантинных дизентерийных бараках. А там главной задачей было не заразиться.

Правда, похоже, тут зараза уже проникла всюду. Но не уверен, что это повод дополнительно столь активно стремиться объединиться с лепрозорием.