?

Log in

No account? Create an account

Категория: общество

Верхняя запись Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Читать дальше...Свернуть )

Очевидное невероятное

С большим изумлением узнал, что появившийся в интернете некий сюжет, где пассажирка скандалит по поводу просьбы проводника сдать белье после поездки в поезде, вызвал столь большой общественный резонанс, что потребовалось специальное разъяснение самого высокого транспортного начальства.

И многие ещё больше удивились, когда выяснили, что действительно нет, пассажир совершенно не обязан этого делать, а, соответственно, проводник не имеет права таковое требовать. А до этого всю жизнь послушно и беспрекословно собирал простыни и наволочки и считал это совершенно естественным.

Я же, собственно, вот чему изумился. Конечно, последние лет десять ещё советской власти я ездил в «СВ», и там речь о сдаче белья, как о многом подобном, уже не шла. Постели изначально были приготовлены, и после поездки ты просто спокойно покидал свое купе. Но до того я довольно часто и много мотался по стране в любых вагонах, не только плацкартных, но и общих, в некоторых их которых тоже можно было взять белье. И обычно там при выходе и в самом деле перед выходом проводники велели сдавать простыни с наволочками. Я никогда этого не делал. Прекрасно знал, с уверенностью сейчас уже не скажу откуда, скорее всего элементарно взглянул в свое время какую-то инструкцию, что не обязан. И спокойно уходил без всяких скандалов. Никогда не было никаких проблем. Проводник сказал, я не отреагировал, и на этом всё заканчивалось.

А, оказывается, полвека прошло с начала моего опыта и вдруг множество людей прозрело. Они покорно исполняли несуществующий даже не закон, а некое правило, о правомочности которого они даже не задумывались.

Полеты во сне

Вот сейчас очень прошу меня правильно понять. Потому, что, во-первых, я сейчас напишу действительно очень важное, редкость последнее время, а, во-вторых, тут очень большая вероятность т ещё больший соблазн услышать не мою мысль, а отреагировать на собственные ощущения и личное внутреннее состояние. Так что, еще раз, хотя и без большого оптимизма, но умоляю сосредоточиться.

Редкий случай, когда я абсолютно и в мыслях своих, и эмоционально согласен с самыми безудержными и патриотическими славословиями в адрес экипажа, в первую очередь, естественно, первого пилота, посадившего самолет на кукурузное поле. И изображающие из себя умудренных реалистичных практиков, говорящие, что тут никакого героизма, а всего лишь люди профессионально сделали свое дело, в моем понимании выглядят убого и нелепо. Я думаю, что пилоты совершили не подвиг, а чудо, и кроме самых теплых и благодарных слов в их адрес у меня нет ничего, тупой же скептицизм в данном случае не считаю стоящим хоть какого-то внимания.

Но. И здесь «но» будет не оговоркой или малейшим противоречием вышесказанному, а всего лишь уточнением. Как любая катастрофа и трагедия в подавляющем большинстве случаев является следствием стечения огромного количества обстоятельств, среди которых и объективные, и субъективные, и вовсе случайные, так и каждое необыкновенное происшествие со счастливым исходом становится плодом более чем одного фактора.

Так и тут. Только хладнокровия и блестящего мастерства летчиков не хватило бы. Как и оказавшегося в нужном месте и в нужное время кукурузного поля в нужном состоянии, как и еще великого множества слагаемых. Лишь всё вместе совпавшее и совместно сработавшее. Если бы я был верующим, мне было бы много легче (не только в этой ситуации), просто сказал бы, что Господь помог. Но, не имея такой возможности, не стану плести излишние лукавые словеса и смиренно замечу, полностью сознавая условность своих формулировок, что историческое силовое поле судьбы сделало намек, скорее всего последний, этой стране.

То есть, ещё раз повторю и подчеркну, что это не предсказание и знамение, означающее, что так и произойдет. Ни в коем случае. Всего лишь указание, на теоретическую возможность при определённых обстоятельствах. Вообще-то по всем обычным нормам и понятиям не планер и не дельтаплан, а современный достаточно тяжелый пассажирский самолет, особенно с полной загрузкой и заправкой, если у него отказали все двигатели, должен грохнуться.

Но бывают чудеса. Частично они рукотворные. И, вероятно, есть шанс, Россия может на них надеяться. Однако всего лишь надеяться маловато.

Метки:

На эти путаные мысли меня, как ни странно, навело интервью с одним известным украинским блогером, на которое я случайно наткнулся в эфире.

Может быть украинец дураком или подонком? А еврей? Способен ли гомосексуалист оказаться пидарасом? А та самая одноногая многодетная негритянка из анекдота бывает редкой омерзительной сукой? Сидят ли по тюрьмам исключительно невинные и несчастные? Все ли дети прекрасны, старики мудры, а женщины нежны, беззащитны и трогательны?

Я склонен подозревать, что над всеми этими вопросами не только позволительно размышлять втихую, но и иногда высказываться по данным поводам вполне публично. Желательно лишь самому не оказаться при этом пидарасом и омерзительной сукой.

Плохое чувство зависти

Да, Господи, наплевать на меня. Умный я или глупый, плохой иди хороший человек, истинный либерал или фундаменталист-мизантроп, вменяемый или даже совсем психически больной. Никакого практического значения не имеет. В любом случае это не я сначала тупо и нагло издевался над странноватыми для меня людьми, решившими поиграть в нынешнюю российскую демократию, а потом не я бил обидевшихся по головам и не я заламывал им руки.

И, собственно, мнение мое обо всем этом, предельно тихое и высказываемое в крайне узком кругу, где тоже не имеет слишком уж большого влияния, если совсем объективно, по большому счету бессмысленно и фактически ничтожно. Усмехнуться и забыть, если вдруг случайно и запало в памяти. Так что, и тут говорить вовсе не о чем, пустое.

И уж совсем не стоит обращать никакого внимания на мои пророчества и предсказания. Прежде всего потому, что ничего подобного этим самым пророчествам или предсказаниям я никогда не излагал. Да, случалось, какие-то элементарные расчеты, естественно, они обычно оправдываются, поскольку трудно оказаться неточным при решении столь простеньких арифметических задач. Но тут всё слишком просто, Никакой моей заслуги нет, как нет никакой причины мне гордиться, что слишком многие не хотят и попытаться решить элементарные примеры из уровня таблицы умножения или уравнений с одним неизвестным.

Я произвел самые элементарные действия на уровне четвертого класса средней, ещё советской, школы и получилось, что вам пиздец. На всякий случай посмотрел ответ в конце задачника. Сошлось. Вы можете посчитать это осколком зеркала злого тролля в моем глазу. Ваше право и ваше дело. Лично ко мне это уже точно не имеет никакого отношения. Даже не придет в голову классическое «я же говорил». Я вам ничего и не говорил. Говорил не вам. Исключительно сам с собой. Извините.

Однако я сейчас хотел сказать совсем про другое, поделиться историей, которая, скорее всего, большинству покажется вовсе никак не связанной со всем вышеизложенным. В принципе так оно и есть, просто продукт слишком дискретного сознания и эмоциональной расхристанности на фоне повышенного стремления к смирению.

Сам обычно борюсь с бессонницей путем чрезмерного потребления новостных информационных каналов, в том числе и телевизионных, просто чтобы устали глаза и начали чисто механически слипаться. А моя супруга с той же целью последнее время стала пользоваться передачами «стендап» на канале ТНТ. И вот недавно она мне говорит, мол, понимаю, что тебе покажется дурковатым, но рекомендую посмотреть выступления такого юноши, зовут Иван Абрамов, почему-то мне кажется, что тебе понравится. Я обычно к рекомендациям жены отношусь с большим уважением, и тут, хоть и удивился, но послушался.

Действительно, мальчик оказался очень приятным. Он выпускник МГИМО, в совершенстве владеет тремя иностранными языками, прекрасно, по крайней мере в моем понимании, играет на множестве музыкальных инструментов, поет очень точно попадая в ноты весьма красиво и профессионально, ну, то есть по множеству еще и не упомянутых параметров представляет собой образец всего того, что может вызвать у меня, кроме уважения и восхищения, ещё и самую острую зависть вместе с воспаления чувства собственной неполноценности. Уже не упоминаю, что он молодой, спортивный, судя по всему здоровый и хорошо себя чувствующий, и симпатичный, чего самого по себе хватило бы для суицидальной тоски.

Посмотрел несколько его выступлений с большим удовольствием, и оно увеличивалось пропорционально с уже перечисленными не самыми лучшими чувствами. Порой вовсе хотелось повеситься от собственной убогости. Но вдруг в одном его монологе прозвучало: «И тут человек нагинается к моему уху». Нет, я далеко не языковой пурист, в живой речи со сцены любой может оговорится, а уж про собственную патологическую дисграфию и вовсе молчу. Но как-то так, видимо случайно, произошло, что и я сам за всю свою жизнь никогда не произнес, да и не смог бы произнести слово «нагинается», и не слышал никогда ни от кого из людей близких или просто своего круга общения. Разное было, порой вовсе экстремально экзотическое, но такого – нет.

И это меня ка-то смирило с действительностью. Успокоился и перестал завидовать. Всегда очень приятно, когда уходят плохие чувства. Главное – найти повод и механизм самоуспокоения. Так что, если кто ещё меня случайно слышит, слушает и испытывает при этом хоть легкое раздражение, постарайтесь представить себе относительно меня что-нибудь такое, унизительное и возвышающее вас в собственных глазах. Возможно сработает.

Как-то так

Честное слово, давно со столь малым желанием и после столь больших сомнений не садился писать. И решился всего на несколько строк одновременно с самыми серьезными опасениями и с не менее серьезными угрызениями. Комплект из стариковской усталости и гнилой либеральной нечеткости мысли и неоднозначности эмоций.

Многие из тех, к кому я отношусь очень хорошо и тепло, а некоторых так и просто люблю (намеренно не употребляю здесь на мой взгляд не слишком подходящее здесь слово «уважение») вчера ходили протестовать на московские улицы. И, как люди в основном опытные, в большинстве умудрились не попасть в автозаки или под удары дубинок. Кое-кому, конечно, немного досталось, но не смертельно и даже не критично для здоровья. Больше обидно, но это ладно, чепуха, дело житейское.

И сказать в их адрес хоть что-либо не то, что плохое, а с малейшим налетом пренебрежения, у меня язык не повернется, а тем более написать вовсе рука отсохнет. Но при этом нет и самого легкого ощущения сопричастности (не надо путать с сочувствием тому конкретному, которому разбили голову). И нет охоты заниматься самокопанием, занудно и подробно анализируя причины такой странной эмоциональной и интеллектуальной тупости. Всё, что только было можно, уже предельно подробно сформулировано и изложено за прошедшие годы. Нелепо продолжать толочь воду в ступе.

На одном себя поймал не слишком приевшемся, хотя тоже далеко не новом. Пожалуй, лишь немного удивило, насколько окрепло это ощущение. Я не способен желать успеха никаким процессам совершенствования нынешней системы власти или её изменения, которые бы привели к чему-то хорошему и доброму для моего бывшего народа. Поскольку я не хочу для него ничего хорошего и доброго, не считая народом.

А население, впрочем, пусть развлекается по мере сил и возможностей. Только не нужно путать утреннюю эрекцию с любовью.

Палец в рот Бриану

Прошу меня простить граждан великой и свободной Украины. Не мне рассуждать о их политическом выборе и, тем более, как-то оценивать этот выбор. Могу лишь скромно потупившись завидовать и вежливо улыбаться.

Но сейчас речь не о них. А о моих истинных, природных, изначальных исторических согражданах, советских людях. По моему глубочайшему убеждению и инстинктивному эмоциональному восприятию, те от десяти до пятнадцати процентов, что проголосовали за условного Медведчука, это никакая не «пятая колонна», а именно мой родной советский народ.

Кроме того, практически половина избирателей просто не пошли голосовать. Тут несколько сложнее и более индивидуально, но лично я ощущаю если не большинство, то весьма значительную их часть как тоже наших, советских.

Впрочем, всё это чепуха. Не нам, а украинцам с этим жить. И ключевое слово тут «жить». В отличие от России. Слава Украине!
Тут случайно наткнулся на один довольно средненький то ли документальный фильм, то ли просто телерепортаж. В Китае есть некая деревенька, в которой якобы количество долгожителей, возраст которых превышает сто лет, значительно на душу населения значительно больше, чем в среднем и по стране, и вообще по миру.

Я написал «якобы» потому, что, во-первых, у них с документами всё далеко не идеально, во-вторых, китаец после семидесяти, особенно на взгляд европейца, выглядит обычно так, что хрен поймешь, сколько ему на самом деле. Так что, я слегка подозреваю, что это некоторая рекламная фантазия для привлечения туристов и развития местной инфраструктуры. Но в любом случае факт остается фактом, до того ничем не примечательная деревня в относительной китайской глуши стала привлекать многих, в том числе и, естественно, всяческую прессу.

И вот ходят телевизионщики, снимают разные виды и задают жителям стандартные идиотские вопросы, типа, как вам удалось дожить до столь почтенных лет, это особенности тутошнего климата или какой специальный здоровый образ жизни? И среди пустой словесной шелухи вдруг один старик, утверждающий, что ему стукнуло сто десять, упомянул, что в свое время перевел почти все свои небольшие накопления в фонд помощи жертвам взрыва башен-близнецов в Нью-Йорке.

Сам по себе это поступок вызвал у меня некоторое изумление, но не могу сказать, что так уж поразил. Удивительнее было другое. Тоже слегка изумленные и не слишком доверчивые журналисты стали спрашивать соседей, знают ли они об этом и как относятся. То есть, не лучше было бы человеку, если уж так ему захотелось, обратить свою благотворительность на гораздо более близких людей, тем более, что в любом случае деревня неизмеримо беднее и неблагоустроеннее, чем любые даже самые убогие американские трущобы, и нуждающихся здесь в помощи гораздо больше.

И почти все односельчане единодушно ответили примерно следующее. Да, слышали о таком поступке соседа. Подробностей не знают, он не очень распространялся, но мнение у всех практически одинаковое. Уважаемый человек имеет достаточно мудрости, права, опыта и всего прочего подобного, чтобы самостоятельно распоряжаться собственными честно за жизнь заработанными деньгами по своему усмотрению.

Прямо хунвейбины какие-то!

Езда

Прежде всего, сразу должен сказать, что есть мало людей в публичном поле, к которым и как к специалистам, и как к людям с определенными этическими и политическими взглядами, я отношусь с таким уважением, как к Сергею Асланяну. Не буду здесь изощряться к панегириках, но предельно кратко констатирую, что его мнения обо всем, относящемся и к транспорту, в чем я очень плохо понимаю, потому основываюсь в основном на эмоции и интуиции, и к каким-то этическим и политическим вопросам почти всегда мне очень понятны и близки.

Но одновременно он для меня и прекрасный пример того, как самые лучшие побуждения методом абсолютизации можно довести до практического маразма. Попытаюсь предельно кратко пояснить. Последнее время появились и широко распространились индивидуальные транспортные средства принципиально нового вида. Имею в виду различные приспособления, начиная от разного типа условно «роликов» и заканчивая самокатами и прочим подобным, снабженные электродвигателями и развивающими скорости иногда до шестидесяти километров в час и даже более, но на двадцати-тридцати километрах передвигающиеся достаточно стандартно. Но для них, вернее, для тех, кто на них передвигается, нет никаких законов и правил. То есть, они вовсе транспортными средствами и не считаются, а человек, который мчится по тротуару или бульвару со скоростью даже не велосипедиста, а, порой, почти автомобиля, юридически считается просто пешеходом.

Когда в метро и на улице тебя случайно кто-то толкает плечом, особенно крупный мужик, то это бывает не слишком приятно, но в конце концов обычно не то, что не смертельно, но и не особо травмоопасно, заканчивается максимум синяком. А когда в тебя врезается на полной скорости пусть и весьма щуплый подросток на какой-то доске с моторчиком, то сломать что угодно, вплоть до головы, очень реально можете вы оба.

Надо ли что-то с этим делать и попытаться в этой области ввести какие-либо правила и законы? На мой взгляд тут даже нет вопроса. Но Сергей Асланян утверждает, что такого рода попытки прямой путь к фашизму с нацизмом и аргументирует это свое мнение безусловно близкими и милыми моему сердцу объяснениями. Во-первых, это беспредельное ограничение личностных прав и свобод, которое может закончиться регулированием движения инвалидных колясок. А, во-вторых, для наших гаишников тут очередное поле для грабежа населения.

Спорить тут бесполезно. Это мне немного напомнило, как недавно, осуждая Любовь Соболь за некорректное, по его мнению, поведение по отношению к беременной Маргарите Симоньян, один из рупоров либерализма и демократии на «Эхе Москвы» патетически спросил кого-то из слушателей: «А как бы вы поступили, если бы на вашу беременную жену кто-то с криком неожиданно выпрыгнул из шкафа?» Очень красочный и убедительный аргумент. Его слабость только в том, что Соболь на Симоньян из шкафа с криком не выпрыгивала.

Так и здесь. Никто регулировать специальными отдельными правилами движение обычных инвалидных колясок, двигающихся действительно максимум со скоростью пешехода, не собирается. А если и когда такое кому-то придет в голову, то тут и вправду нужно протестовать максимально. Но если такая коляска начинает ездить как автомобиль (это, кстати, отнюдь не фантазия), то не очень, мне кажется, умно и логично не обращать на это внимания.

То же самая и с гаишниками. Справедливы ли претензии к ним? С моей точки зрения даже сама такая постановка вопроса смешна и нелепа. Мой личный опыт говорит о том, что мы единственная из известных мне стран, где основной задачей дорожной полиции является не оптимизация автомобильного движения, а исключительно личное обогащение. И что? Отменить по этому поводу правила дорожного движения вовсе? Или бороться всё-таки не с правилами, а за изменение государственной системы в целом, неотъемлемой частью которой и являются эти самые гаишники?

Впрочем, прошу понять меня правильно. Я сейчас не собираюсь заниматься благоглупостями и кого-то к чему-то призывать. Менять в этой стране давно уже ничего не считаю нужным, она сама гавкнет и иного не достойна. Но и это не повод считать несущегося на меня по тротуару с бешеной скоростью оболтуса на электросамокате обычным пешеходом. Один маразм не может оправдать другой. Только усугубить.

Плетень без тени

Ещё в девяносто седьмом году по инициативе канцлера Германии Гельмута Коля и президента России Бориса Ельцина была создана совместная комиссия по изучению новейшей истории российско- германских отношений. Итогом работы этой комиссии должно было стать издание трех книг с исследованиями этих самых отношений за последние три века.

Как ни странно, а, возможно, по каким-то соображениям естественно решили начать не хронологически, а с самого спорного периода и аж через восемнадцать лет, в пятнадцатом, опубликовали первый том, посвященный двадцатому веку. Тогда произошла хоть и для весьма узкого круга, но достаточно торжественная презентация в нашей Академии Наук. Затем выпустили книгу про век восемнадцатый и только что закончили издание, наконец, девятнадцатым.

Десятки ученых из обеих стран очень старались. Тираж каждого из двух изданий на русском и немецком по тысяче экземпляров. В интернете в свободном доступе, к сожалению, пока нет, во всяком случае я не нашел. Но на телеканале «Культура» сделали небольшой сюжет, посвященный данному событию. И там было отдельно отмечено, что авторы по тем вопросам, по которым не удалось прийти к общему мнению, постарались высказать разные позиции, оставив выводу читателям. И как пример были приведены события в Польше тридцать девятого года. И разница в том, что немецкие ученые считают, что тогда СССР, как и Германия, оккупировали часть Польши, а «а наши специалисты, понятно, утверждают, что никакой оккупации не было» (это я процитировал ведущего).

Особенно меня умилило слово «понятно». Хорошо не добавил «ежу». Понятно, что «понятно». Я сам учился в советской школе. И нам ещё классе в пятом отдельной главой в учебнике и на нескольких уроках рассказывали, что перед Великой отечественной СССР укреплял свои западные границы и освобождал угнетенные народов западных Украины и Белоруссии. А какой оккупации может идти речь?

Но вызывает уважение то, что с тех пор ничего не изменилось. Русофобская клевета и фальсификация истории. Россия, как бы она ни называлась, вообще никогда ничего не оккупировала. Только освобождала и разрешала добровольно с восторгом к себе присоединиться. А немцы будут продолжать выпендриваться, так пора вспомнить, что прусские земли исконно славянские, о чем ещё Ломоносов писал, оттуда корни многих наших великих родов, вплоть до самого Ивана Грозного, Тевтонский орден много столетий назад уничтожил там коренное население, но никогда не поздно восстановить справедливость.

А то оккупация, оккупация… Ученые, маму вашу. Про поляков вообще молчу. Эти уроды точно допрыгаются.
Вы грозны на словах — попробуйте на деле!

Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?

Почесать гондурас

Простите, но начну несколько издалека. Вообще-то меня к этому приучили коммунисты ещё при советской власти. Бывало, в колхозе собирается очередное собрание с целью обсудить несколько насущных вопросов. Начиная от частных мелочей, типа того, что механизатор Вася снова по пьяни утопил трактор в деревенском пруду и надо как-то попытаться вытащить, и заканчивая принципиальными и вечными, почему ничего не растет, не цветет и не доится никогда и не при какой погоде.

И вот до того, как встанет председатель и начнет серьезно материться по конкретным поводам, секретарь парткома минут сорок, если не больше, разогревает и подготавливает зал сельского клуба страстным разбором политической ситуации в Чили и отповедью провокациям израильской военщины. После чего и плохо опохмелившемуся Васе становится несколько легче воспринимать яростные угрозы председателя, да и в принципе народ начинает чуть спокойнее смотреть на окружающую действительность.

Да и сейчас, посмотрите, с чего, например, начинается любой разговор о Иване Грозном. С Генриха VIII или с Марии Кровавой. И работает это безотказно. Так что, и я не вижу никаких оснований отказываться от надежных и проверенных чрезвычайно удобных и эффективных инструментов. Тем более, что мой многодесятилетний интерес к судебным системам и юриспруденции самых разных стран вполне дает такую возможность.

Действительно, воруют везде и всегда. Все эти трогательные истории, что где-то невозможно дать взятку полицейскому, они из сказок для наивных детей. То есть, конечно, сунуть на дороге стольник гаишнику или откупиться не слишком крупной купюрой от дэпээсника за отсутствие регистрации, это более из области нашей отечественной традиции и экзотики, но тут моменты чисто технические и практические. А по большому счету подкупить и чиновника, и правоохранителя в той или иной степени возможно даже в как бы эталонно и кристально честных странах, вроде скандинавских, дело только в суммах, связях, способах и прочих рабочих моментах.

И здесь нужно понимать, что, как в разведке, героями становятся только провалившиеся и разоблаченные. Большинство истинно великих разведчиков так никогда никому и не оказываются известны, в том и их величие. И относительно воров разного уровня время от времени что-то вскрывается с большим скандалом, тот министр украл, этот сенатор взял, те несколько генералов толкнули что-нибудь налево, даже бывшего премьера или президента посадили. Но надо отдавать себе отчет, что это всего лишь сбои системы. И с точки зрения человеческой психологии вполне понятно и объяснимо, что, когда раз в несколько лет у нас начинает течь батарея отопления, то не сильно успокаивает, что обычно она всё-таки работает нормально иногда долгими годами без всяких проблем.

Так и тут. Ещё раз повторю. Воруют везде и всегда. А реакция и информированность общества зависит больше не от степени, интенсивности и массовости этого воровства, а от множества совсем иных сопутствующих причин, начиная от оживленности реальной политической жизни и заканчивая профессионализмом и мотивированностью прессы.

И с этой точки зрения у нас нынче ничего особенного или исключительного не происходит. Ну, взяли какого-то полковника с девятью миллиардами налички. Не успели охнуть как следует, как берут второго уже с тринадцатью. Даже уставать начали от такой регулярности установки все новых и новых рекордов, как вот только что арестовывают банду из высших офицеров ФСБ, «Альфы» и прочих подобных элитных контор, причем слово «банда» здесь отнюдь не образ или эмоциональный эпитет, а самое что ни на есть точное юридическое обозначение, поскольку и статью им шьют полностью соответствующую, не какие-то хитрые коррупционные схемы, а примитивных разбой. Под видом обысков тупо грабили разные коммерческие и банковские структуры. С холодной головой и горячим сердцем. О руках молчу.

В принципе никакого ужаса во всем этом абсолютно не вижу. Правда, нужно учитывать одну мою сугубо личную особенность, о которой неоднократно упоминал. Я просто совершенно не воспринимаю себя в доле на так называемое «народное достояние» и потому, когда, например, какой-то министр снимает себе гостиницу за несколько десятков тысяч долларов на ночь, оплачиваемую из бюджета, то мне на это в высшей степени наплевать. Конечно, если воруют из кармана конкретного человека, тут несколько больше налет этического неприятия, исходя из библейских заповедей, но, согласитесь, в большинстве случаев источником всех этих полковничьих миллиардов являются много более абстрактные закрома и бассейны. А формулы типа «могли бы повысить пенсии», «помочь больным детям» или прочие подобные трогательные восклицания меня трогают не сильно. Видимо, ущербен, но лицемерить тоже нет охоты, как есть, так есть.

Однако должен признаться, что определенные эмоции испытываю. К своему, если не стыду, то некоторому смущению в основном положительные. Как представлю себе, что во время изъятия у того же Захарченко коробок и связок с деньгами доблестные оперативники и прочие бойцы самых крутых легендарных спецподразделений умудрились распихать по бронежилетам и скомуниздить сто миллионов, то улыбка невольно начинает блуждать по устам моим.

А так всё нормально и ничего страшного. Главное, что эти ребята истинные патриоты, не льют воду на мельницу подлых америкосов и прочих врагов, ощетинившихся ядовитыми штыками против моей любимой родины. Меня же больше волнует, куда дели Роберта Мугабе. Одна из самых загадочных историй современности. Никаких следов найти не удается. Уж не съели ли старика? С них станется. Совсем дикие.
Имеет ли право государство на тайну, которую оно так и называет «государственной»? На мой взгляд, конечно, имеет. Тем более на ту её часть, что именуется тайной военной.

Да, несомненно, прежде всего имеет значение, какое это государство, каково его качества, на каких основах построено, как и во имя чего функционирует и, соответственно, каковы эти самые тайны и с какой целью от кого что объявляется секретом. Но, в любом случае, я против любого радикализма в этом вопросе. Тут как раз очень просто довести до маразма путем абсолютизации любую самую здравую идею и, с другой стороны, нанести ущерб, иногда почти непоправимый, во имя каких-то, пусть и самых внешне благородных абстракций.

В ЦРУ есть «Стена памяти», где на камне высечены безымянные звезды в честь погибших агентов. И я не слышал, чтобы даже самые большие либералы, сторонники свободы слова и информации, когда-нибудь выступали за обнародование полных данных об этих людях. Посмертное уважение оказывается анонимно, и подавляющее большинство граждан это устраивает. Видимо, устраивает и тех, кто изначально идет на службу, потенциально предполагающую звездочку на стене вместо имени. Здесь поле осознанного выбора.

И логику искать не всегда имеет смысл, поскольку для этого, возможно, недостаточно информации у рядового человека. Почему несколько дней скрывались имена четырнадцати погибших моряков-подводников? Почему неизвестно даже точное количество выживших? Почему похороны нужно устраивать практически тайными? И ещё множество вопросов, на которые можно придумывать сколько угодно внешне вполне разумных ответов, но в основном это будет всё равно пустая болтовня. Тайна, она потому и тайна, что тайна. Остальное суета сует.

Так что, тут проблема только в доверии. Если вы верите стране, вернее, тем, кто ей руководит, то, естественно, так и надо, как сделано. Или нет. Всё тот же вопрос осмысленного выбора.
Собственно, речь постоянно, только в разных вариантах, но лишь об одном и том же. О странном устройстве моей собственной головы, которое мало понятно мне самому и потому вызывает некоторое беспокойство. Ассоциации крайне неочевидны, причинно-следственная связь прослеживается слабо, а выводы нередко прямо противоречат вводным данным.

Вот, например, за то и люблю живое общение в этом Журнале, один из читателей в комментарии к предыдущему тексту опускает на грешную землю мои абстрактные умствования следующей историей:

«Жил да был один профессор возрастом немного за 50. Была у него жена со стажем лет в 25 и четверо детей, причем младшему ещё совсем мало. И поехал этот профессор однажды в очень длинную, месяца 3-4, научную экспедицию, где среди прочих была и его аспирантка в половину его и его жены возраста. Не буду, из уважения, объяснять что происходит с мужским организмом и психикой за время столь долгого воздержания. Короче, вернулся профессор домой влюбленный как юноша и вскоре подал на развод.
А потом его жена пришла к ним на работу и долго и нудно таскала эту аспирантку за волосы и била красивой головой о стенные шкафы. Правильно ли я понимаю, что вы не находите в поведении аспирантки ничего предосудительного, в отличие от жены? Будучи знаком со всеми участниками коллизии, спешу заверить, что профессору его давно уже бывшая жена устроила вырванные годы по полной программе».


Но в том-то и дело, что я изначально признался в собственной глупости именно по указанной читателем причине. Читатель, видимо, усматривает по крайней мере моральную ответственность аспирантки перед женой профессора и особенно в ситуации, когда у последней маленький ребенок. И считает оправданными или хотя бы в какой-то степени обоснованными претензии жены к любовнице. А для меня эта логика абсолютно неуловима. В этом как раз и вся суть проблемы.

Или об уже упомянутых ассоциациях. Тут уже совсем полный мрак до уровня шизофрении. Недавно упоминал о странных возникших в голове образах убиенного нашего императора и британского его родственника Георга в связи с возвращением России в ПАСЕ. И здесь снова тот же сюжет с некоторыми подробностями рядом с профессорской женой, таскающей аспирантку за волосы. А подробности эти, сейчас практически полностью прояснившиеся, таковы. И дело оказалось не в деньгах бюджета ПАСЕ, на которые по наивности многие валили, а в высоких гуманитарных соображениях. Россия просто по сути поставила ультиматум. Или её возвращают все права в ПАСЕ без малейшего исключения, или она выходит из Совета Европа (не путать с Парламентской ассамблеей). Но дело совершенно не в этом. А в том, что автоматически российские граждане лишаются возможности обращаться в Европейский суд по правам человека.

Давайте ещё раз попытаемся предельно кратко сформулировать. Россию в связи с её определенными действиями лишают определенных прав в ПАСЕ. Полностью убираем в сторону справедливость и оправданность предъявляемых претензий. Оставляем чистый факт. Человек издал за столом звук, который остальные присутствующие посчитали неприличным, и ему запретили продолжать есть, пить и разговаривать до тех пор, пока он не осознает неверность своего поведения, извинится и внесет изменения в свое поведение. Но вместо этого нарушитель заявляет, что если его не пустят обратно, то он лишает себя и всю свою семью права по любому поводу обращаться с жалобами в полицию и любые иные правоохранительные органы. И сидящие за столом, смущенно потупившись и устыдившись своего жестокосердия, обреченно машут рукой и возвращают шантажиста за стол.

Мне, естественно, могут возразить. Что я путаю и смешиваю понятия и личности. Мол, правила поведения нарушают одни, а лишаются права обращаться к правоохранителям и невинно страдают совершенно другие. Вот в этом и есть основная ошибка всех этих либералов, демократов и прочих прекраснодушных людей, кстати, отнюдь не только западных, но и отечественных, в основном именуемых правозащитниками. На самом деле это полная чепуха. В реальности количество условных навальных и ходорковских на общем фоне ничтожно мало. На практике ситуация много более простая и обыденная.

Вася Иванов, искренний «крымнашист», с восторгом голосующий за Путина, вдруг абсолютно неожиданно для себя попадает в беду, иногда случайно по роковому стечению обстоятельств, чаще по каким-то, чаще всего достаточно корыстным соображениям любых представителей государства, суд его не защищает, менты прессуют, надзорные органы не реагируют, и он, если хватит сил и возможности, при определенной удаче к даже некоторому собственному удивлению становится в позицию «Вася Иванов против Российской Федерации». Нередко Суд по правам человека выигрывает. Некоторые удивятся, но более девяноста процентов решений этого Суда РФ исполняет. Государство по крайней мере выплачивает какие-то компенсации. Вася получает и счастлив. Но, вы думаете, что он реально «против Российской Федерации» хоть в чем-то? Да, ничего подобного. И никогда не был. Он всего лишь против того, что лично ему в какой-то момент прищемили хвост. А Крым по-прежнему наш, и Путин самый великий народный лидер. И тут не нужно лицемерить и обманывать самих себя.

Забыл название и быстро не смог найти в поисковике, но мне в таких случаях часто вспоминается одна, по-моему, американская комедия, где бегает некая армянская террористка, держа в руках урну с прахом своей бабушки, угрожает его рассыпать, если не будут выполнены её требования. И её все слушаются, делают то, что она хочет и скажет.

Только очень прошу понять меня правильно. Я сейчас не высказываю никакого своего мнения относительно ПАСЕ в принципе и действий этой организации в отношении России. Не потому, что стесняюсь или опасаюсь, а просто мне глубоко наплевать. Лично меня расстраивает лишь одно. Полная моя собственная неспособность понять чужую логику. Особенно людей, к которым я в принципе отношусь с определенным, очень обусловленным, но всё-таки уважением.

Дайте жалобную книгу

Так совершенно случайно вышло, что я за последние несколько дней в хаотичном порядке и без всякой изначальной продуманности прочел несколько текстов и посмотрел несколько фильмов, в которых в разных вариантах встречалась одна и та же коллизия. Которая и раньше меня всегда занимала до уровня крайнего недоумения, но вот я впервые решил написать на эту тему несколько строк.

Муж узнает, что жена ему изменяет. Или жена получает информацию о любовнице у мужа. Факт официального брака тут важен, но не принципиален, ситуация формальной зафиксированности зачастую такая же. И после этого мужик идет и бьёт морду, во всяком случае пытается, разлучнику. Или жена подкарауливает любовницу и в самом мягком варианте устраивает скандал, а то и плещет в лицо кислотой.

То есть, ещё раз уточняем. Претензии в основном предъявляются не своей половине, а совершенно незнакомому человеку. Я сейчас не упоминаю более редкие варианты, когда в треугольнике участвуют родственники или даже всего лишь друзья. Типа, брат (имею в виду реального брата, а не вид обращения), зачем ты переспал с моей женой? Или, слушай, подруга (опять же настоящая подруга в прямом смысле), ты зачем пытаешься затащить в койку моего мужика? Но там другие отношения, выходящие за рамки данной темы.

А я сейчас о дистиллированном варианте. Скажем, заявляется ко мне мужик, которого я впервые вижу и о котором в принципе и малейшего представления не имею, и требует, чтобы я прекратил шашни с Машкой. С какой, собственно, радости? А потому, мол, что она ему клятву верности давала. Ну, так это ведь не я, а она давала, я-то тут причем? Какие ко мне претензии? Это же не вопрос частной собственности, не кошелек или чужая пыжиковая шапка. Как бы предполагается, что Машка самостоятельный человек, обладающий свободой воли и юридической автономией, а не неодушевленный предмет. Почему вопрос о ней должен и даже чисто теоретически может решаться без её участия людьми, между которых вообще не существует каких-либо не то, что обязательств, но даже и просто малейших отношений?

«Увела из семьи». Это что, лошадь из стойла? Бред какой-то. Но, особенно удивляет меня и не это. А то, что именно такой стандарт поведения и реакции воспринимается как норма. И вокруг этого строятся сюжеты как бы оставляя за скобками, что само по себе подобное является шизофреническим извращением.

Уму непостижимо. Моему уму. А большинство понимает. Чувствую себя дураком.

Вполне можно и лаптем

Без малейшей тени иронии, давно я не читал текстов, столь созвучных моим собственным мыслям и даже во многом эмоциям. Владимир Борисович Пастухов, в принципе, человек весьма своеобразный и, на мой взгляд, неординарный, но отнюдь не всегда я согласен с его высказываниями, хотя смиренно признаю, что в большом количестве вопросов он много компетентнее меня и к его мнениям во всяком случае имеет смысл прислушиваться. Но в данном случае практически могу подписаться под каждым словом. И про явный и всё увеличивающийся дисбаланс между интересами пассивного большинства и динамичного, зачастую до агрессивности, меньшинства, и про необходимость более точной и очень серьезной настройки множества инструментов условной демократии, вплоть до самой фундаментальной, и почти про всё остальное. Есть только один небольшой нюанс.

Пастухов цитирует в виде иллюстрации своих тезисов фразу Андрея Кончаловского, что что Европа и Россия катятся вместе в пропасть, но только Европа мчится туда на суперкаре, а Россия тащится в телеге, тормозя лаптей. И от себя добавляет: «Учитывая направление движения, не совсем понятно, кто находится в лучшем положении. Тому, кто едет в телеге, легче вертеть головой по сторонам и у него есть время подумать. Конечно, если он хочет думать и ему есть чем думать».

Понятно, что любая аналогия ущербна, а любой художественный образ в той или иной мере неточен. Но, если оставаться в границах предложенного образа, то хотел бы заметить, что мне представляется, что, во-первых, человек, который сумел построить суперкар, имеет больше возможностей и профессиональных, и интеллектуальных, и вообще каких-либо иных, для принятия верных решений по методике исправления ситуации, чем тот, который за то же самое время ничего кроме телеги и лаптя не придумал и не соорудил. И, во-вторых, прежде чем предупреждать водителя телеги об опасностях слишком быстрого движения на суперкаре, возможно, следует хотя бы попытаться обучить его вождению этого самого автомобиля, а только потом уже сравнивать сюжеты и вместе с лапотником критиковать излишнюю скорость современного средства передвижения.

У меня был в институте преподаватель научного коммунизма, который утверждал, что в некоторых азиатских и африканских странах переход к истинному социализму и далее прямо к коммунизму будет более легким и эффективным, чем в каких-то более развитых государствах, потому, что лучше делать это непосредственно от феодального или даже родоплеменного строя, минуя стадию капитализма и опираясь на опыт уже существующего социалистического лагеря. Я, естественно, далек от догматизма упомянутой науки и с трудом общаюсь в её терминах, но, если отбросить проблемы классификации социально-экономических формаций, то построения социалистического общества в тех странах, которые имел в виду преподаватель, обычно приводили к довольно экзотическим и страшноватым результатам, вплоть до камбоджийского или центральноафриканского вариантов.

А то это немного напоминает мне тех наших граждан, особенно молодых, то есть, имею в виду для меня, к которым я отношу и сорокалетних, а то и несколько старше, тех, которые или всю, или по крайней мере большую часть сознательной жизни прожили уже после советской власти. И когда они говорят, что разочарованы в либерализме и демократии, то я обычно стеснительно интересуюсь, а где и когда они успели приобрести опыт существования при этой самой либеральной демократии.

А так-то да, менять и настраивать нужно очень многое. У меня вот сосед как напьется, начинает петь блатные песни под гитару. Инструмент звучит жутко. И я бы помог подкрутить колки. Но не умею и слух абсолютно отсутствует. Потому вынужден или слушать как есть, или просто попросить его заткнуться.
Когда придет последняя тоска,
И испарится запах всех садов,
Тогда уже введу свои введу войска
На улицы проклятых городов.
Забудьте про опасности простуд
И можете проститься с головой.
Останется один нестрашный суд,
Но только лишь военно-полевой.

Цыганское несчастье

Если кто не в курсе, то я буквально в нескольких словах, а желающие узнать подробности могут самостоятельно посмотреть в интернете, там эти самых подробностей сколько угодно, даже есть видеозапись происшествия, но я на них останавливаться не стану, поскольку для меня они большого значения не имеют.

Маргарита Симоньян, беременная на пятом месяце, пришла в редакцию «Эха Москвы» и там столкнулась в холле с Любовью Соболь, которая попросила её на камеру мобильного телефона прокомментировать некоторые факты из распространенных недавно материалов Фонда борьбы с коррупцией. Симоньян отказалась, заявила, что говорить с Соболь не будет, поскольку та ей лично не нравится, и попросила сотрудников радиостанции оградить её от приставаний. После чего проследовала на передачу, ради которой приехала, приняла в ней участие, но после сказала, что плохо себя чувствует из-за пережитого стресса, направилась домой и затем оказалась в больнице с, по её словам, угрозой выкидыша. Слава Богу, похоже, всё обошлось, Маргарита уже выписалась и, судя по сему, чувствует себя нормально.

Я бы и не подумал говорить об этой мелочи, но на следующий день светочи либерально-демократической мысли типа Николая Сванидзе или Сергея Бунтмана устроили прямо-таки форменною истерику в эфире радиостанции с обвинениями в адрес Соболь, «напавшей на беременную», это же продублировало федеральное телевидение, а Мария Захарова назвало Соболь «животным». Сложилось удивительное единодушие полюсов общественного поля. Всё же нравственные ценности оказались едиными. Нельзя обижать беременных! Иначе ты в любом случае животное.

Я сразу должен предупредить, что Симоньян терпеть не могу и как человека считаю её коллекционным дерьмом. А к Соболь отношусь абсолютно равнодушно, ну, то есть совсем ноль эмоций, как, впрочем, и малейшего интереса. Но конкретно тут вот что меня неприятно даже не то, что поразило, а всего лишь несколько задело в её поведении. Насколько я понимаю, она формально не является журналистом, да особо себя так и не позиционирует, но в данном случае она попыталась выступить именно как журналист. На самом деле ничего страшного, нынче каждый волен сам себя объявлять журналистом без особой регистрации или аккредитации, но уж тогда, будь любезен, и старайся соответствовать каким-то стандартам приличия в профессии. Ими, кстати, абсолютно и в наглую пренебрегают как раз отечественные окологосударственные пропагандисты, маскирующиеся под журналистов. Которые навязчиво преследуют разных не очень угодных властям людей, тыкая микрофоном в лицо, не давая пройти и вообще всячески пакостя на публику. Но это не журналистика.

Журналист может задать любой вопрос кому угодно и когда угодно. Но один раз. А если получает внятный и недвусмысленный ответ, что ему не хотят отвечать или вообще не хотят с ним разговаривать, то на этом именно профессиональная журналистская деятельность заканчивается. Продолжая далее настаивать, спрашивающий уже сам становится участником некого события, искусственно собственноручно создает информационный повод, то есть превращается в пропагандистского ньюсмейкера. Что является подлогом, жульничеством и фальсификацией. После того, как Симоньян отказалась отвечать, Соболь должна была немедленно отойти, иначе она превратилась в подобие тех самых ребят с НТВ, с которыми вроде бы сама и борется. Считаю, что это нехорошо. С моей точки зрения несомненное нарушение профессиональной этики.

Но это всё совершенно вне зависимости от беременности. А все хулители Соболь и защитники Симоньян главный упор делают именно на этом. Напали на беременную! Однако каждый сам может посмотреть уровень кровожадности этого нападения. Любовь не хватала Маргариту за руки, не выскакивала неожиданно с криками из темного угла или лифта, не гналась за несчастной женщиной угрожающе размахивая руками, даже голоса не повысила. Да, на ходу несколько раз настойчиво, можете посчитать навязчиво, повторила вопрос. И этого хватило для госпитализации трепетной Симоньян.

Но, простите, Маргарита пришла не в женскую консультацию. А на эфир политической радиостанции. Может, если ты такая нежная, стоило посидеть пока дома, родить спокойно, а потом уже продолжить шляться по СМИ и заниматься своей чудесной деятельностью? И вот, собственно, почему я об этом в принципе заговорил. Просто вспомнился один старый случай.

В самом начале семидесятых сижу я как-то задержанный в кабинете начальника отделения милиции Вышнего Волочка. Обычное и привычное для меня в то время дело, не то, что я особо искал неприятностей, но они почему-то постоянно сами находили меня. В моем диалоге с майором возникла какая-то пауза, что-то он начал смотреть в документах, возможно даже ко мне никакого отношения не имеющее, вообще наше общение носило довольно тоскливый бюрократический характер без особой взаимной заинтересованности, и тут заглядывает какой-то милиционер и просит начальника помочь с ситуацией, с которой не может справиться.

Майор кивком дает согласие и в кабинет заводят цыганку лет тридцати пяти с огромным животом, которая тут же плюхается на стул против начальника и начинает голосить, что сейчас прямо тут и родит, если её немедленно не отпустят. А майор, который только что был олицетворением полнейшего равнодушия и флегматичности, вдруг тоже начинает на неё орать, краснеет от злости и почти брызгает слюной. Так продолжается довольно долго, пока я, наконец, не выдержал и сказал, типа, начальник, да отпусти ты её в самом деле, а то ведь и вправду родит, ты же сам видишь в каком она положении.

Сказал потому, что у самого нервы не выдержали, хоть были тогда как канаты, но при этом в полной безнадежности, уверенный, что меня или тут же пошлют, или чего ещё хуже, времена были довольно суровые, особенно в провинции. Но неожиданно пожилой офицер, в то время для меня просто старый, с седыми уже висками повернулся ко мне и практически начал жаловаться:

- Послушай, парень, ты что думаешь, я зверь и ничего не понимаю? Но мы с этой Машкой уже больше десяти лет знакомы. И она постоянно ворует на привокзальной площади. И постоянно беременная. Без малейшего перерыва. У меня самого четверо детей и уже шесть внуков. Разве я не знаю, что такое беременная баба? Но всего лишь пытаюсь с ней договориться. Начал расти живот – отсидись в таборе, роди себе спокойно и дай моим патрульным хоть немного отдохнуть. Гадом буду, у нас тут садистов нет, все мужики нормальные. Но ведь задрала стерва. Ворует прямо до первого крика младенца. Потом сразу покормит грудью и немедленно продолжает народ обчищать. Что мне прикажешь делать с этой невменяемой?!

Вот и я представления не имею, что делать с беременными воровками. И надеюсь, что никто меня не заподозрит и излишней жестокости. Но чего-то вот от массового лицемерия меня тоже с каждым днем мутит всё больше и больше. Впрочем, возможно, это в основном возрастное и желудочное.

Арифметика

Опять двадцать пять. Очередного журналиста задержали с наркотиками. И мгновенно все либерасты привычно подняли вой. Мол, это провокация кровавой гэбни, журналисту мстят за расследования в области московской коррупции, а так он порядочнейший человек, мы его знаем, он не мог иметь никакого отношения к наркотикам.

Ага, если человек работает на западных прихвостней «Медузу», так он уже и понюхать кокаину не способен. А если Дмитриев связан с «Мемориалом», то уже и педофилом быть не может. Полная чепуха, а ваши знания о человеке и вера в него вообще никакого значения не имеют. Почти у каждого самого кровавого убийцы найдется близкий человек, который с пеной у рта примется утверждать, что это святое и невинное существо никогда никому никого вреда не могло нанести в принципе, просто неспособно.

- А твоя мамаша – проститутка.

- Моя мама самая порядочная женщина, я её лучше всех знаю и её больше всех верю.

- Так у очень многих проституток есть дети, которые им верят. Наличие ребенка никак не опровергает обвинения в занятии проституцией. А мать твоя – старая продажная шлюха. У полиции имеются неопровержимые доказательства, а суд это докажет и подтвердит.

Дисфункция

Я, наверное, человек не до конца последовательный. Да, что там «наверное» и «не до конца». Полный разгильдяй в мыслях и чувствах. Вот, например, когда сносят, даже самым варварским образом, памятники Ленину по всей стране, любой, то испытываю исключительно положительные эмоции. И не то, что меня они сами по себе особо раздражают, а просто воспринимаю это как знак, что у кого-то очередного что-то правильно, в моем, естественно понимании, направлении щелкнуло в голове.

А с другой стороны, конкретное сооружение на Октябрьской площади мне не хотелось бы, чтобы трогали. Пусть стоит, я с ним эстетически свыкся. Как мне нравилась Лубянка с памятником Дзержинскому. Хотя сейчас, конечно, категорически был бы против его восстановления. Но это уже другая история. А вот в отношении мавзолея и его содержимого вообще пусто, никакой реакции. Совсем по барабану. Вне зоны малейших интересов.

Я, собственно, относительно сноса бюста Жукова в Харькове. К самому Георгию Константиновичу у меня отношение сложное, но, понятно, дело ведь сейчас не в нем. У людей, которые это сделали, могут быть самые разные основания и причины для такого поступка, часть которых я даже способен воспринять. И клеймить их всех фашистами и нацистами не стал бы, хотя, вполне вероятно, среди них были и придерживающие в той или иной степени подобных взглядов.

Но в одном я полностью уверен. Что нынче на Украине есть множество более первоочередных задач и насущных проблем. Для решения которых имеет смысл приложить время силы и эмоции. Так что, в моем представлении бюст ломали разные и всякие, но умных среди них не было. Впрочем, с этим в принципе большая проблема. Везде и всегда.

Разговорчики в строю

- Вот раньше всё было по-честному и справедливо, у народа были идеалы и вера в светлое будущее, а вы сейчас только клевещете и очерняете.

- А откуда ты знаешь, тебя же тогда ещё и в проекте не было?

- Ну, мне бабка рассказывала. А она святая женщина, врать не будет.

- Конечно. Ведь это твоя бабка. Одну мою бабку она убила в лагере, так что, та ничего уже рассказать не могла. А вторую сыночек этой твоей бабки после сорока с лишним лет трудового стажа вышвырнул из страны с одной сменой пастельного белья и в одолженной голландским посольством единственной пуховой куртке. И она не хотела ничего рассказывать, так до конца жизни и играла Шопена на фортепьяно без всяких разговоров. А твоя до сих пор рассказывает. И нет ей сносу.

И мать их Софья

Не на что особо пенять, как только на собственное плохое и слишком поверхностное образование, а также на малую глубину интеллекта и элементарную слабую сообразительность. Ведь вся информация давно была буквально перед глазами, явно и очевидно, но по какой-то не слишком объяснимой умственной туповатости не осмысливалась толком, прозябая без всякой пользы.

А при этом мне даже в чем-то пофартило. Много раз никогда, даже в самой ранней юности, я никогда особо спортивным не был. Но излишки любопытства, повышенная энергия и прочие подобные не слишком управляемые прелести молодости иногда заносили меня в круги довольно специфические. Недолгое время сам тренировался в полуподпольном крохотном зальчике на Смоленской у Тадеуша Касьянова, не то, что, конечно, реально был знаком, но бывал в одних компаниях со Штурминым, иногда посещал клуб «Самбо 70» и встречал там Рудмана, на соревнованиях изредка видел самого Харлампиева, короче, очень краем и опосредованно, но всё-таки какое-то отношение к тому очень своеобразному и довольно закрытому миру имел.

И уже тогда иногда всплывало имя Ивана Солоневича. Конечно, очень тихо, почти шёпотом произносилось, не только, естественно, работы его были под полнейшим запретом, но и сам он формально считался государственным преступником, его реабилитировали только аж в восемьдесят девятом. Взгляды его, что политические, что философские, естественно, не обсуждались, даже совершенно не затрагивались, но всё-таки мнение было довольно единодушным. Да, традиции определенные имеются, и более чем достойных имен немало, но основоположником русского не столько спортивного, сколько именно прикладного, боевого рукопашного единоборства является Иван Лукьянович.

Пересказывать совершенно фантастическую биографию этого легендарного и уникального человека я здесь и сейчас не стану. О нем написано уже немало, даже какие-то, по-моему, довольно подробные документальные фильмы сняты, материала предостаточно и каждый желающий легко и быстро может ознакомиться самостоятельно. Отмечу только, что с момента его побега из СССР в тридцать четвертом, на него упала тень подозрения в сотрудничестве с советским органами, которая сгущаясь или рассеиваясь в разной степени сопровождала его до конца жизни. Я на эту тему в дискуссии вступать не буду, то есть, на самом деле не то, что уверен, а просто точно знаю, что Солоневич является плодом одной из самых успешных, продуктивных и талантливых спецопераций чекистов, но, поскольку пока никаких подлинных документов и фактов предъявить не могу, скромно промолчу. К тому же, речь сейчас вовсе о другом.

Сборник статей Солоневича «Россия в концлагере», о котором положительно отзывался Геббельс и который, скорее всего, даже сам Гитлер читал, попался мне в самом начале девяностых. Особого впечатления не произвел, ничего принципиально нового я не обнаружил, отметил только про себя, насколько хорошо по-русски написано в истинных традициях дореволюционной ещё журналистской прозы. Но далее в изучении наследия этого ярчайшего публициста я не пошел. Вот уж воистину, ленивы мы и не любопытны.

А вместе с тем все эти годы я в той или иной степени, без всякого фанатизма, но с определенным в какой-то мере вынужденным интересом пытал для себя понять основы и истоки крайне, мягчайше говоря, экзотичного с моей точки зрения мировоззрения условного Путина, всё более определяющего бытие моей страны. В какой-то момент появилась информация, что сам Владимир Владимирович весьма интересуется и в чем-то даже находится под влиянием идей Ивана Ильина.

Я неплохо знаком с работами Ильина, и, возможно, на самом деле определенные основания у подобного мнения имеются, но всё же это несколько не то. И дело даже не в каких-то конкретных моментах и частностях, а в общем настрое и уровне. Ильин из несколько иной системы восприятия действительности, его несколько (на мой, естественно, абсолютно субъективный взгляд) иезуитская модель мышления с переусложненным симбиозом формальной, почти математической логики и запредельной отстраненной метафизики не представляется мне применимой даже самыми продвинутыми подполковниками КГБ и после какой угодно эволюции. Слишком тонко для нашего цирка.

И вот, после множества попыток что-то для себя прояснить и сформулировать, я вдруг совершенно случайно наткнулся недавно на книгу Солоневича «Народная монархия». Начал рассеянно просматривать и не смог оторваться. Прочел на одном дыхании и последнее время постоянно к ней возвращаюсь. Вот оно! Теперь всё совершенно ясно.

Там предельно четко, точно и однозначно изложено всё устройство голов нынешних властителей страны. Никаких околичностей и двусмысленностей. У России свой особый путь и своя уникальная миссия, не подвластные никаким иным законам и рецептам, кроме собственных. И Россия может существовать, во-первых, исключительно как империя, во-вторых, как монархия, и, в-третьих, всё это может основываться лишь на вере в Бога и Россию. Вопросов, типа, почему, для чего, с какого, собственно, бодуна и с какого обрыва бросаться тем, для кого сие не является несомненной истиной, задавать в лучшем случае бессмысленно, а вообще-то примитивно опасно.

Ещё в позапрошлом веке некоторые отечественные условно философы и публицисты высказывали мысль, которой иногда до сих пор пользуются, что у нас то, что обычно является убеждениями, превращается в веру. Единственное, я не стал бы так уж абсолютизировать утверждение, будто это исключительно русская черта, но, наверное, действительно, именно в России подмена истовой верой определенной системы взглядов иногда достигала и достигает изумительной степени совершенства.

Я более ничего о содержании книги говорить не хочу, иначе точно получится «Рабинович напел». Но каждому, кому интересно устройство происходящего, очень настоятельно рекомендую прочесть. Плюс ко всему, ещё и написано блестяще. Лично я в полном восторге.

Великоросс

Конечно же, как очень относительно приличный человек, но внутри самого себя иногда пытающийся на таковое звание надеяться, я просто обязан попросить прощения у тех, нежные струны души которых задел, назвав Ассанжа глупым клоуном.

Тут снова как с уже неоднократно цитируемой мною фразой Турбина: «Я не люблю Маяковского, но люблю людей, которые любят Маяковского». Могу как угодно относиться к самому Ассанжу, но те, кто ему искренне сочувствует, мне по большей части достаточно милы для того, чтобы я хотел их хоть сколько-то обидеть. И, если они хотят вместе с Марией Захаровой и Джулианом бороться за свободу слова в Америке, не видя в том никакой клоунады, то успехов им и, главное, большого удовольствия. А я, несомненно, пристрастен и субъективен, да и сложно оставаться объективным, когда смешно. Так что, ещё раз прошу прощения.

Но сейчас по сложной ассоциации несколько о другом. С юности не дающем мне покоя и постоянно тревожащем. Ну, с Аляской тут обсуждать нечего, всем всё прекрасно известно. Договор юридически ничтожный, в котором даже и речи никакой о продаже не идет, а упоминается только какая-то то ли уступка, то ли передача без обозначения сроков и реальных условий с последствиями, так что там любые разговоры бессмысленно. Ну и, плюс к тому, на самом деле вообще ничего не заплатили, а все деньги до последнего цента украли ихние масоны в доле с нашими, абсолютно откровенная афера без малейших нюансов и оправданий. Единственное, что, возможно, не столь широко всем понятно, это американцы грохнули императора нашего Освободителя, чтобы уж совсем точно некому было с них долги стребовать. А потом свалили на наших отечественных патриотов, которые только хотели землю крестьянам и ничего дурного. Правда, там ещё Великий князь поучаствовал, тоже гнида масонская, но это уже отдельная история. Короче, тут никаких вопросов, то, что Аляска наша, и пьяному ежу ясно.

Чуть сложнее с другой территорией. Но сложнее не сильно. Это Калифорния. Причем недобросовестные и продажные историки чаще называют её Северная Калифорния, хотя это совершенно искусственное ограничение и следует иметь в виду весь условный штат. Без малейших сомнений исконно российские земли. Причем, если англичане, испанцы и прочее подобное европейское отребье захватывало и колонизировало Америку путем истребления индейцев, то русские люди с ними сотрудничали и дружили, у местных до сих пор остались самые лучшие воспоминания. Отжали же у наших крепость Росс с окрестностями совсем подло, в результате наглого финансового мошенничества и подделки бухгалтерских отчетов, практически один к одному по схеме лихих девяностых, на бумаге разорив эффективно и прибыльно функционировавший хозяйствующий субъект и задурив нашим властям голову.

То, что америкосы вояки никудышные и супротив нашего солдата минуты не продержатся, это каждому прекрасно известно. А бомбу применять не рискнут, кишка тонка. Нам восстановить права на Калифорнию проще простого. Проведут референдум, выйдут из США и вступят в РФ. Всё по закону и на чистом сливочном масле.

Да, и ещё Гавайи. Но там совсем примитивно. За пару часов можно управиться. Короче, хватит размазывать манную кашу по белому столу. Время пришло.

Бессонница

Дело ясное, что дело темное. Точный сорокалетний маршрут Моисея с группой товарищей из Египта в Землю обетованную до сих пор вызывает большие споры и сомнения. Да что там говорить о каком-то маршруте. К самому месту расположения истинного Иерусалима отношение у многих, предельно мягко формулируя, весьма скептическое. Но если даже отбросить все лукавые мудрствования, то и у самого спокойного, доверчивого и неконфликтного человека могут возникнуть определенные вопросы.

С самой ранней юности, когда я ещё не знал истины и всех нюансов той трогательной истории, то тоже испытывал некие сомнения. В частности, каким образом команда Моисея оказалась в Васане до того, как проникнуть в Ханаан. Ведь, как будто, совсем не по дороге, а даже, можно сказать, совсем с противоположной стороны. Это теперь мне известно, что, когда Амрамыч тянул время и мыкался в поисках наиболее оптимального способа осуществления своих планов, то бродил вдоль всей грубо примерно границы нынешнего Израиля с юга, востока и севера. Потому и Голанские высоты не обошел своим вниманием.

Хотя народ там был, конечно, изначально несколько своеобразный. Особенно женщины отличались изысканным вкусом. Предпочитали крутить шашни с падшими ангелами, игнорируя приличных местных ребят, в результате чего расплодились отпрыски этого легкомысленного поведения, некие рефаимы, очень крупные господа, прямо-таки исполины. Кстати, небезызвестный Голиаф был из их рода. Но они не прошли генетико-эволюционного отбора, не вынесли климатических катаклизмов и вымерли. А евреи исхитрились приспособиться и достаточно большую часть своих подлых замыслом реализовали. В том числе при царе Давиде полностью и окончательно присоединили Голаны к Израилю.

Подробную дальнейшую историю этого довольно мрачноватого каменистого плато к востоку и северо-востоку от озера Кинерет мы здесь излагать не будем, она длинная, запутанная, но не такая уж исключительная, подобных мест на карте мира не счесть. Достаточно упомянуть, что ещё при Османской империи в конце девятнадцатого века евреи предпринимали определенные попытки вернуться на Голаны, однако, несмотря даже на помощь барона Ротшильда, не слишком успешные. А потом в тех местах с окрестностями начали хозяйничать уже англичане и французы, и евреев совсем рядом не стояло, их в расчет никто вовсе не принимал. Когда же после Второй мировой джентльмены и мусью из штабов начали по линейке на картах поводить государственные границы, то территорию приписали к не так давно созданной или воссозданной, тут уж как хотите, Сирии. И сирийцы с этой во многих отношениях, но прежде всего стратегических, очень важной и удобной территории начали израильтянам пакостить.

Несколько раз там происходили весьма крупные сражения, в результате которых евреи сначала высоты оттяпали фактически, а потом уже, отчаявшись хоть как-то договориться по-хорошему, а, может, в глубине души и не очень этого желая, в восемьдесят первом в одностороннем порядке и юридически провозгласили свой суверенитет над высотами. Конечно, никто в мире этого наглого безобразия не признал, а ООН даже отдельную резолюцию приняла, осуждающую израильскую военщину и всё такое прочее. Но военщина по обыкновению положила на резолюцию с прибором и так оно потихоньку тянулось долгими десятилетиями.

Но вдруг в Штатах приходит человек, который безумно любит свою дочку, а у той муж еврей. И США для всех абсолютно неожиданно признают, что Голаны израильские. Прогрессивное человечество в полном ужасе и недоумении, даже Европа растерянно опускает руки, не зная, как ей дальше продолжать бороться со всё усиливающимся антисемитизмом, если у антисемитов появился такой непобиваемый козырь. Однако хуже всех оказывается мне.

Признаюсь, и до того у меня не всё было в порядке со сном. Слишком радикальная я с детства «сова», и заснуть всегда столь же большая проблема, как и проснуться. Но после американского демарша на счет Голан окончательно сна не в одном глазу до самого позднего утра. То есть, захватить исконную сирийскую территорию ради каких-то «стратегических соображений и интересов» вопреки мнению и протесту всего мирового сообщества, это можно, а по поводу нашего родного Крыма, политого русскими потом и кровью, тут нужно устраивать вселенскую истерику?

Однако, если бы только это. Сработало как спусковой крючок и обиды всплывают одна за одной. Разбомбили тихую, мирную, никого не трогающую Югославию, растащили её на кусочки, это ничего, это гуманно и рукопожатно, а попытка защитить от геноцида русских людей на Донбассе почему-то называется агрессией? Демократ Ельцин расстрелял из танков собственный парламент под аплодисменты либералов, а если случайно кто-то из полицейских якобы автократического путинского режима не так коснется плеча демонстранта, то сразу нужно выть от боли как симулирующий Неймар да Силва Сантос? Американцам вводить войска в Панаму можно, а нам в Венесуэлу нельзя? Их ракеты в Польше – это прекрасно, а наши на Кубе – ужасно? Тем же евреям выкрасть с другого конца света из суверенного государства несчастного стfрика Эйхмана и убить разрешается, а предателю Скрипалю уже и дверную ручку ничем на помажь?

Ну, да ладно, если бы это только в последнее время началось и касалось хоть к относительной современности. Вот в той же Англии один король кровавее и омерзительнее другого, а прозвища у них в истории остались какие-то довольно спокойные и нейтральные, типа Безземельный или Заячья Лапа. А наш ничем особо на этом фоне не выделявшийся Иван Васильевич, уважительно прозванный народом Грозным, оказался переведен как «the Terrible», что означает на самом деле совсем другое, страшное и отвратительное. Где справедливость.

Но неприятнее всего, что мешают заснуть не только такие серьезные, высокие и реально значимые вопросы. Они перемежаются с какой-то совсем вроде бы незначительной, но мучительно раздражающей чепухой. Например, вы видели когда-нибудь телепередачу Никиты Михалкова «Бесогон»? Я случайно наткнулся и обнаружил, что съемка происходит в каком-то, видимо, его собственном кабинете, и там на столе вокруг режиссера стоят четыре телефонных аппарата. Нет, не специальных, правительственных, спутниковых или ещё каких экзотических, а четыре самых обычных советского ещё вида стандартных зеленых пластмассовых телефона. Может мне кто-нибудь объяснить зачем и что это значит?

Вот и не сплю. Таблетки предлагать бесполезно. Во-первых, они практически не помогают, а, во-вторых, я после них весь день дурной хожу и плохо соображаю. Сами видите.

Скверный анекдот

Нет, конечно, Абызов не Чубайс и даже не Улюкаев. Фамилия его широком народным массам до недавнего времени была не столь хорошо известна, и, похоже, в реальную действительно властную элиту страны он всё-таки не входил. Но постараемся быть объективными.

Он, понятно, далеко не мальчик, но по нынешним понятиям сорок шесть лет совсем не много, а человек уже довольно дано входит со своими сотнями миллионов долларов в список Форбса, управлял достаточно крупными финансовыми и производственными структурами, занимал чиновничьи посты министерского уровня в правительстве государства и, возможно не совсем на равных, но весьма близко и постоянно общался с самым высшим руководством России. Короче, трудно назвать не только серым неудачником, но даже просто рядовым середнячком. Вполне успешный и продвинутый товарищ.

Хотя, как было сказано, и среди весьма информированной публики он не слишком популярен, но всё же у него достаточно и недоброжелателей, и людей довольно хорошо к нему относящихся. А в связи с арестом значительно увеличилось количество дополнительно заинтересовавшихся и пытающихся хоть как-то разобраться. Но вот что замечательно и примечательно. И первые, и вторые, и третьи, когда начинают говорить или писать о нем, строят фразу примерно одинаково: «Абызов или полный кретин, или…» Причем обычно идущее далее за вторым «или» крайне мало убедительно и беспомощно на уровне предположения о воздейстивви марсианского излучения или влияния рептилоидов. Придумать чего-то хоть относительно внятного по поводу возвращения Абызова на родину ни у кого категорически не получается. Не хватает фантазии даже у самых креативных.

И только я единственный, как всегда в подобных ситуациях, чувствую себя абсолютно психологически комфортно. Поскольку, вопреки всяческой обыденной логике и стандартным бытовым критериям, всегда говорил и говорю об этих людях «полный кретин» без всяких альтернативных лицемерных «или».

И не нужно никаких фантазий.

Словарный запас

Кстати, вот ещё, что любопытно. По моим, естественно, сугубо субъективным ощущениям, уз уст людей определенных взглядов слова «назалежная» и «жовто-блакитный» звучат как что-то насмешливо-оскорбительное.

А между тем у них само по себе абсолютно нейтральное значение, только на другом языке, который просто этим людям представляется и слышится как пародия на русский.

И в подобных ситуациях мне почему-то всегда вспоминается старинный анекдот: «Дивись, Семижопов, яка така смешная фамилия – Рабинович!»
Простите, уже несколько дней на зубах навязло и крутится, не могу избавиться. Решил опубликовать, может, таким образом навязчивые строчки отстанут. Но там немного мата, точками заменять нет охоты, потому очень прошу особо трепетных не смотреть «под катом». Да и остальные вполне могут обойтись, ничего особо умного или интересного. Полная чепуха. Ещё раз прошу извинить.

дальше можно и даже, скорее, нужно не читатьСвернуть )
Тут с утра новостные ленты всех информационных агентств пестрят сообщениями, а если специально и не кликаешь, то выскакивает на экране автоматически в виде контекстных рекламных сообщений, что Максим Виторган и Ксения Собчак публично объявили о своем раздельном проживании. А когда жили совместно, то хранили друг другу супружескую верность.

И я с завистливой тоской подумал, как же это, наверное, увлекательно и вообще здорово существовать в условиях, при которых миллионы людей не просто интересует, но и искренне волнуют подробности твоих отношений с супругой вплоть до мельчайших интимных деталей.

А у меня третий день живот побаливает и пожаловаться толком некому. Сдохнешь, так пара близких людей погрустят немного и больше никакого следа от многолетней бурной деятельности.

Немного обидно.

Кама с утра



В Германии есть молодая женщина из русских эмигрантов последней волны, судя по фамилии даже не этническая немка или еврейка, а попавшая туда каким-то иным способом, которая за небольшие деньги для «» и любых иных заинтересованных наших отечественных СМИ организует что интервью, что пусть весьма камерные, но вполне при помощи телевизионной картинки выдаваемые за массовые мероприятия на любую требуемую тему. Хотите, в поддержку Путина, хотите, против эмиграционной политики Меркель, что закажите, то и получите. Она не то, что действует совсем уж открыто и официально, рекламу на национальном телевидении не размещает, но и маскируется тоже не особо, во всяком случае видеозаписей с ней, где она предлагает свои услуги и озвучивает прейскурант, предостаточно. И образцы её работы прекрасно всем, уж во всяком случае в профессиональной среде, известны, кстати, никто особых претензий к их качеству не высказывал. Что женщина обещает, то и продает, никого не обманывает.

И здесь мне всё понятно. Рынок. Есть спрос, будет и предложение, каждый зарабатывает, как может. Я тут со своими глупостями про этику и нравственность с моралью не лезу. Бывает и хуже. Хоть не наемная убийца, уже хорошо. Однако я знаю, в какой-то степени относительно, косвенно и лично, но, конечно, более по рассказам европейских знакомых, что там есть и немало людей среди эмигрантов из России, которые совершенно искренне и бескорыстно любят Путина, считая его основной преградой против подлого американского влияния, мусульманской угрозы с Востока, агрессивного поведения геев с лесбиянками и прочих подобных пакостей. И их я тоже в какой-то степени понимаю. Несколько смущает лишь вопрос, нахрена уехали и почему не возвращаются, но, в конце концов, это не мое дело, каждый живет, как хочет, не мне судить.

А я в данном случае, собственно, вот о чем. Сегодня многие, в том числе информагентство «Известия», с утра сообщают, что «в Нью-Йорке и по всей Америке прокатились митинги и шествия в поддержку президента Мадуро». Понятно, что при чуть более внимательном ознакомлении оказывается, что сказано это несколько громко. Но кто-то где-то действительно выходил с соответствующими лозунгами и плакатами. Например, в упомянутом Нью-Йорке перед статуей Джорджа Вашингтона на Юнион-сквер собралось (фото вверху) по самым оптимистичным подсчётам человек сорок, и то не очень понятно, с учетом ли рекламирующих всё это дело журналистов.

Кроме того, там нет ничего особо стихийного, это рядовое рутинное стандартное мероприятие такой более чем маргинальной левацкой организации, как «Международный центр действия» (IAC), которая без особого разбора уже давно протестует против «американского империализма» по любому поводу или даже без особого повода, поскольку «империализм» никуда не девается, и протестовать против него надо всегда.

Но опять же более по рассказам и свидетельствам моих американских знакомых, впрочем, большинству которых у меня за жизнь не появилось никаких оснований не верить, в Штатах действительно есть определенное количество людей, вполне искренне поддерживающих некогда Чавеса, а нынче Мадуро. Причем, вот тут внимание, большинство из них — это эмигранты ил Венесуэлы, и вполне легально с документами живущие и работающие в США, и даже незаконные беженцы, существующие на птичьих правах, горбатящиеся за кэш, но тоже протестующие против империалистов.

Я не спрашиваю, как такое возможно и что творится у них в головах. Вряд ли кто мне сможет внятно объяснить, разве что кто-то из них самих, да и то сильно сомневаюсь, впрочем, тут пустые предположения, всё равно венесуэльские эмигранты и беженцы, подозреваю, не очень часто и внимательно читают мой Журнал. Так что, мне остается только тупо и безнадежно констатировать. У любой самой странной с моей точки зрения идеи имеются приверженцы. Среди которых есть очень честные, искренние и добрые люди. А мои чувства по отношению к ним порочны, негуманны и по большому счету просто отвратительны.

Чекистская тоска

В конце пятидесятых улица Коммуны в Магадане начиналась с трех огромных двухэтажных бараков под номерами один, три и пять, между которыми, соответственно, располагались два двора, являвшиеся системообразующими пространствами социального бытия местного населения, в том числе и детей.

Ребячьи компании или банды, как хотите, вполне подойдет любое, обоих дворов не то, чтобы враждовали между собой, но некоторый оттенок соперничества, конечно, существовал, хотя в прямые так уж и драки воплощался редко, но в порой происходивших совместных играх присутствовал постоянно. Играли, понятно, в основном «в войну», от которой и тогда народ ещё толком не остыл, да и которую до сих пор не довоюет. И надо было разделяться на две команды. У жителей первого и пятого бараков особого выбора не было, там всё изначально определено. А вот обитатели стоявшего посередине третьего барака имели полную свободу предпочтений. И без малейших обид всегда вставал вопрос: «Ты за нас или за них?»

А наименования команд выбирались честно по жребию, кидалась свинцовая бита, в промежутках между «войнами» стандартно использовавшаяся для довольно азартной и не очень приветствуемой взрослыми, но самой популярной в дворовой среде игре «в расщибалочку» на деньги, там на одной стороне был нацарапан крестик. И тут уже что кому выпадет. Будешь сражаться за «наших» или за «врагов».

«Наши» назывались ещё «красными», «русскими» или реже, но тоже случалось, «советскими». А «враги» «белыми», «немцами» или «фашистами». Я только лет в шесть-семь с большим удивлением выяснил, что «белые» и «немцы» — это не совсем одно и то же, а уж на то, чтобы понять про «не все немцы фашисты» ушло ещё больше времени. Кстати, такое удивление у меня в детстве вызвал лишь один факт, когда мама мне объяснила, вернее, попыталась объяснить, дошло далеко не сразу, что «жид» и «жадина» не совсем синонимы. Но это уже другая история.

А сейчас я про то, что даже не определение, а просто слово «фашистский» давно, особенно в нашей стране, утратило реальные смысловые нагрузки и просто превратилось в ругательство или, по крайней мере, просто в обозначение «плохой чужой». Потому, когда я говорю, что Владислав Сурков написал фашистский текст, я веду себя как тот дворовой магаданский мальчишка, без малейшего желания анализировать, насколько там смыслы сходные или различные с теми или иными истинными фашистскими идеями. И ещё меньше у меня есть желание спорить с Сурковым или вообще хоть как-то конкретно обсуждать его «статью». Для меня он просто фашист, враг, чужой, разве что отнюдь не в детском игровом понимании, а как вполне взрослая сформировавшаяся нечисть.

Но, собственно, это стало для меня всего лишь поводом для одной весьма частной и попутной реплики. Дело в том, что в любом самом омерзительном и неприемлемом для меня тексте иногда вполне могут встретиться фразы или идеи, с которыми как таковыми самими по себе я могу полностью согласиться. Они есть и в «Майн кампф», и в «Протоколах сионских мудрецов», и где угодно, нет толку перечислять. А Сурков так прямо и начинает с такого рода фразы: «Это только кажется, что выбор у нас есть». Тут только обязан отметить, что вот это «у нас» всегда требует уточнения, но сейчас не о том речь. А в принципе соотношение свободы выбора и предопределенности это то, о чем я только на самом деле и думаю, и пишу всю свою жизнь, именно этому посвящен и мой главный роман, и все работы по лютеранству и кальвинизму, хоть и не опубликованные, но вошедшие в него в предельно конспективном и концентрированном виде, и вообще всё, мной так или иначе формулируемое.

Даже не то, что последнее время, а уже довольно давно, просто нынче к этому уже настолько серьезно присоединились федеральные телеканалы, что несколько их уже практически отдельно под данную тему выделили, развивается и нагнетается истерика по поводу условно «любви к Андропову» и «ненависти к Горбачеву». Мол, с Андроповым у России был шанс остаться великой империей СССР и пойти по китайскому пути, а Горбачев, как агент влияния Запада, развалил страну и привел ко всем сегодняшним бедам и несчастьям. С какой-то физиологической, нутряной, абсолютно необъяснимой рационально, но зато предельно понятной инстинктивно зашкаливающей истерикой они всё больше, даже тогда, когда кажется, что уже больше некуда, ненавидят именно Горбачева.

Хотя он совершенно не хотел разваливать СССР, это полный бред, и не только потому, что таким образом он элементарно терял власть, а она, хоть и не была для него самоцелью и безусловной ценностью, как для многих, но всё-таки он к ней не так уж и пренебрежительно относился. Однако милый Михаил Сергеевич прекрасно понимал, что с исчезновением Союза у него исчезают любые возможности влиять на ситуацию, а он ещё отнюдь не считал свою роль сыгранной и многое собирался сделать. Но сам слишком многого не понимал, как будто чепуха, чуть отпустил вожжи, совсем немножко свободы слова, какая-то там чепуховая «кооперация» из вторсырья, казалось бы, чисто демагогические и формальные выкрутасы с «шестой статьей», немножко приоткрыть границы…

Не додавил. Не досажал, не дострелял. Не возглавил славную гвардию чекистов в священном походе против тлетворного влияния пидарасов. Ему этого не могут простить и никогда не простят. Уже и власть взяли абсолютную, и ракеты нацелили в правильном направлении, и Крым вернули, и дворцов понастроили, которые никакому Горбачеву не снились, и весь мир заставили заикаться от страха, но ненависть только возрастает и возрастает. Как, знаете, что бы самого неприятного в жизни человека не было, но до смерти он более всего переживает пинок, полученный от старшегруппника в детском саду, это сильнее всего оскорбило и взывает к мести до последнего вздоха.

Господи, какой китайский путь! Проклятое собственным бывшим народом пространство обречено, а скорость и интенсивность процесса не имеют никакого значения, кроме самого мелкого, корыстного, эгоистического и личностного. И лишь развратные глаза Суркова подсвечивают путь в неизбежное, предопределенное небытие.

Ну, Парамон! Я, грешный человек, нарочно бы записался к большевикам, чтобы тебя расстрелять. Расстрелял бы, и мгновенно обратно выписался бы.
Я, казалось бы, совсем недавно написал, что человек по практически всем признакам, параметрам и взглядам мне не просто чуждый, но даже и враждебный, всё чаще последнее время высказывает мысли, с которыми я полностью согласен. Имел в виду Орхана Джемаля.

Уже давно не пишу ничего и отдаленно напоминающего некрологи на смерть пусть и хорошо знакомых или близких людей. А тут это выглядело бы и вовсе неуместно, я Орхана лично не знал, так что, не воспринимайте, пожалуйста, сказанное далее, как из серии «ничего кроме хорошего», тут совсем про другое, не о конкретном человеке, а о представляющемся мне более важным и любопытным, хотя, вроде бы, что может быть важнее судьбы, жизни и смерти, именно каждого конкретного человека.

Александр Баунов, человек для меня, как сейчас принято мягко говорить, тоже далеко неоднозначный, однако которого я отнюдь не могу считать глупым, вспоминая своего то ли друга, то ли просто давнего и доброго знакомого, упомянул два момента, которые, собственно, и заставили меня написать эти строки. Баунов утверждал, что в свое время, участвуя в российско-грузинском или грузино-осетинском, как кому больше нравится, естественно, в качестве журналиста, хоть в основном в рядах батальона «Восток» Сулима Ямадаева, сражавшегося с грузинской армией, Джамаль искал правду. И как будто, по представлениям Баунова, нашел её, показав, что господствующее в Европе мнение, будто там была «российская агрессия против молодой грузинской демократии», не такое уж верное, а «всё было гораздо сложнее».

Я бы, однако, не рекомендовал здесь полностью полагаться на слова Баунова, а всё-таки самостоятельно познакомиться с заметками Джемаля под названием «Хроника пятидневной войны». Это даже не совсем книга, довольно небольшое произведение, много времени у вас не займет, к тому же, на мой вкус, написано очень хорошо и профессионально, весьма достойный образец военной прозы. И я там, когда впервые прочел сразу после публикации, нашел для себя много чего интересно, правда, больше относящегося не к сути конфликта, а на самом деле просто войны, а к личности автора и к характеристике некоторых действующих лиц. Но вот чего я точно не увидел, так это поисков именно «правды».

Чем мне вообще был интересен Орхан Джемаль, в отличие от бесчисленного количества внешне как бы подобных журналистов и публицистов, так это своей реальной искренностью и полным отсутствием пафоса, хотя это отсутствие иногда бывало столь подчеркнуто и гиперболизировано, что становилось почти похожим на кокетство и нарочитый литературный прием. Но в совсем уже дурновкусие не сваливалось, потому нота уважения оставалась. И вот, ещё раз повторю, что совершенно искренне, Орхан объясняет свои цели и побудительные мотивы:

«– Да я не за бабки (В смысле, Орхан поясняет находящемуся рядом офицеру, что приехал в зону боевых действий не на заработки – А.В.).
Чеченец понимающе кивнул: он тоже «не за бабки». Я готов был поспорить, что моя зарплата была побольше, чем его. А за что тогда? Ему нравились грузины, с которыми он воевал. Он весьма критично относился к осетинам, которых защищал. А если бы кто-то всерьез сказал ему про долг и про то, что есть такая профессия, – Родину защищать, то думаю, он просто бы его послал.
Этот мужчина просто был солдатом и любил войну. Да и я увязался с ними потому, что война и мне нравилась».


Вот, в принципе, и всё. То есть, самое главное сказано в одной фразе. Остальное только иллюстрации. Сейчас многие говорят о удивительном бесстрашии Джемаля, о его постоянном стремлении в самые «горячие точки», о журналистском долге, о том самом поиске «правды и истины» и ещё многом подобном высоком и красивом. И, кстати, я всё это отнюдь не отрицаю и не умаляю. Но всё-таки в основе суть простая и явная. Ему нравилась война. Именно там он чувствовал себя как рыба в воде, и именно это состояние было для него естественным и комфортным.

Я знал и знаю таких немало. Возможно, не столь талантливых, ярких и известных. Но по сути точно таких. Людей войны. И лично для меня они не то, что больные, они и есть сама болезнь. Весьма вероятно, что моя позиция и мои ощущения крайне ущербны. И без таких людей был бы невозможен прогресс, не происходило бы развитие цивилизации. И в их существовании имеется какой-то высший смысл, как он присутствует, например, в вирусах, даже самых опасных типа вируса СПИДа.

Но мне почему-то омерзителен такой прогресс и такое развитие цивилизации.



Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel