Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Формальность

Один хоть и почти чисто технический, но довольно любопытный момент.

Я сам очень часто предпочитаю общение в письменном виде. Даже если хорошо знакомый человек хочет рассказать о какой-то хоть относительно сложной идее или проблеме с целью посоветоваться, тем более, сделать некое деловое предложение, я обычно прошу всё это записать и прислать мне на почту. Кстати, многие поначалу просто обижались, мол, старик, что за формалистика, я же по-дружески…

Но со временем почти все поняли преимущества такого способа. И преимущества эти обоюдные.

С одной стороны, и сам человек, когда излагает свои мысли условно на бумаге, то гораздо лучше и четче формулирует, избавляется от повторов и излишних не имеющих принципиального значения подробностей, проделывает ещё массу полезной для себя же самого работы и в конце концов, имея перед глазами полный результат своего труда имеет возможность более объективно его оценить. Бывали случаи, и нередко, когда после этого у человека просто отпадает необходимость советоваться, он и сам уже всё видит и понимает, или исчезает желание делать деловое предложение, поскольку становится самому ясно, насколько оно неубедительно.

С другой стороны, это очень удобно и эффективно для адресата. Гораздо более наглядно, внятно и в оптимальном объеме получаешь необходимую информацию. Можешь спокойно и не спеша её обдумать, рассмотреть аргументы, проверить факты, возвратиться к чему-то, что недостаточно хорошо воспринял с первого раза, то есть, все преимущества работы с текстом по сравнению с восприятием на слух. Короче, положительного тут масса, и я совершенно не собираюсь от этого отказываться.

Но, как и во всем, имеются свои нюансы и недостатки. Особенно, когда речь заходит об общении не между хорошо знакомыми или вовсе близкими людьми, а о полностью дистанционном, например, в том же интернете. При личной встрече обычно хватает буквально нескольких минут, чтобы понять, смогу ли я продолжать общение с этим человеком в принципе. Даже часто близкие меня упрекают, мол, ну, зачем ты так резко, может, он на самом деле умный и хороший человек, просто ситуация сложилась неудачная, надо познакомиться поближе…

Нет, тут меня чутье ещё никогда не подводило. То есть, естественно, я и сам далеко не подарок, и человек, действительно, возможно, и умный, и хороший, но дело же совсем не в этом. А в том, возможно или нет конкретно наше общение. Это штука и много более тонкая, о одновременно абсолютно примитивная. Она или работает, или нет. Тут мудрить бесполезно. Только нервы и время терять.

А, например, в сети всё устроено совсем по-другому. Опять же, о себе лично говорю. Могу годами общаться, ну, конечно, не особо подробно и пристально, а так, на уровне обмена мнениями и комментариями с кем-то, кто представляется вполне вменяемым и даже небезынтересным. И вдруг сталкиваешься с каким-то высказыванием, иногда совсем с краткой и далеко не самой значимой фразой, и в ужасе хватаешься за голову. Господи, а я-то, придурок, столько времени вел с человеком диалог, а это, оказывается, что-то совсем несусветное!..

Так что, нет в мире совершенства. Но я всё-таки не собираюсь отказываться от своих привычек. Конечно, звоните, ежели чего. Однако лучше, конечно, при необходимости, в службы экстренной помощи. А мне надежнее писать.
вторая

Прекрасный новый мир

Когда в самом конце прошлого века я переехал с Ленинградского проспекта из дома, стоящего во дворе за метро «Сокол», то есть района более, чем обжитого, в Крылатское, то поначалу было полное впечатление, что мы попали в глухую деревню.

На весь в общем-то довольно приличный по размерам и населению жилой массив реально работал единственный магазин «Диета» у самого въезда, на углу Рублевки и улицы Крылатские Холмы. Понятия «выйти что-нибудь купить» просто не существовало, нужно было ехать на машине и набивать багажник. Но поскольку я тогда был ещё человеком работающим и проводящим большую часть дня в городе и «на колесах», то это меня не сильно напрягало. Хотя у семьи, естественно, определенные трудности возникали. Но все мы были моложе почти на двадцать лет, поэтому воспринималось это иначе, а если совсем серьезно, то по барабану.

Однако шли годы, и микрорайон преображался во всех смыслах, в том числе и торговом. Открылись супермаркеты самого разного уровня и ценовой категории. Но, главное, расцвела классическая уличная торговля, то, что во всем мире называется Street retail. И стало действительно в этом отношении очень удобно. Например, у того выхода из метро, который ближе к Рублевскому шоссе, и где я в конце концов обосновался, прямо в подземном переходе появился длиннющий ряд киосков со всякой всячиной. От книг и канцтоваров до пива с сигаретами и батареек с иконками и крестиками. Вкусно пахло свежей выпечкой и негромко лилась музыка из ларька с компакт-дисками.

Когда же ты поднимался из перехода, то перед тобой возникал первый в районе «торговый центр "Осенний"», то есть, конечно, никакой не центр, а просто такая длинная «железка», в которой разместилось множество маленьких магазинчиков. И продуктовые, и «Цветы», и «Евросеть», и фотосалон, и обувной, и постоянно ещё что-то новое менялось и добавлялось.

Заведение располагалось практически у входа во двор моего дома, потому, понятно, мы неизбежно были его постоянными посетителями. За полтора десятка лет сложились уже и какие-то личные взаимоотношения, в продуктовом для меня постоянно старались держать «Гиннесс», цветочницу можно было попридержать букетик посвежее, если завтра к корму-то на юбилей, сын подружился с хозяином фотомастерской, они частенько вместе там что-то колдовали в «фотошопе». Короче, место было почти домашним и родным.

Да, а рядом несколько лет функционировала ещё одна небольшая «железка», которую держали ребята из Белоруссии и постоянно поставляли туда свежее мясо, сало и всякие колбасные изделия великолепного качество и по очень лояльным ценам, с супермаркетовскими просто и сравнить нельзя.

А потом пришел Собянин и вот уже почти как с год снесли всё к чертовой матери. В метро стало пусто, чисто и светло, на месте торговых павильонов наверху ровное чёрное пятно свежего асфальта. А посреди этого пятна театральная касса и киоск по продаже билетов на общественный транспорт.

В кассе, честно говоря, я ни разу не видел, чтобы кто-то что-то покупал, да и это не странно, поскольку там сидит бабушка с ноутбуком и принтером и через всем известные сайты просто скачивает билеты из интернета, то есть делает то, что сейчас практически каждый театрал способен сделать сам и даже ещё проще через массу приложений на смартфоне, только бесплатно, в смысле без довольно значительной комиссии этой самой бабушке.

А вот билетный транспортный ларек просто роскошный. С навесом, праздничным освещением и даже кондиционером. Только он ни разу за всё время не работал ни единой минуты. Наглухо закрыт очень мощными и тоже весьма красивыми жалюзи.

Теперь за любой мелочью надо тащиться в «Перекресток». Большой, «зеленый» и вполне неплохой. И не так уже далеко, минут десять-пятнадцать ходу. Но почему-то бесит. Человек всё-таки удивительно неблагодарная скотина.
вторая

И вот ещё

Чего-то меня сегодня на воспоминания потянуло. Боюсь, не к добру…

Да, ладно, это я так, на самом деле ничего не боюсь, просто обычная предновогодняя тоска. Которая раньше была только перед днём рождения.

Недавно слегка прибирался в квартире. Для меня это значит сосредоточиться и чего-нибудь побольше отнести на помойку. В этот раз из приговорённого к выселению собрался довольно любопытный комплект. Какие-то видеомагнитофоны и видеокамеры, самые разные кассеты и дискеты, старые компьютеры, ламповые мониторы, факс простой с термобумагой, факс продвинутый с бумагой обычной, ещё всякая подобная чепуха.

Оно при мне и не так уж давно появилось. И при мне же исчезло. Году в восемьдесят седьмом-восьмом привез из Штатов автоответчик с двумя кассетами, даже не «микро», а обычного размера, как для стандартного магнитофона. Новшество было фантастическое, в Москве никто ничего подобного не видел и не слышал. Множество презабавнейших сюжетов с этим связано. У моего брата примерно в те же годы появился пейджер из самой первой тысячи. Первой не в СССР, а в Нью-Йорке. И кто сейчас о подобных монстрах помнит?

Да, что там всякие модные гаджеты с прибамбасами. Первый телевизор (не теоретически, естественно, а вот так, чтобы у кого-то собственный в комнате) КВН с линзой я увидел, когда мне было дет десять. В моей семье он появился только ещё года через три.

И вот сегодня я случайно в разговоре выяснил, что мой младший сын не очень себе представляет, что такое мусоропровод. То есть, само слово ему как будто знакомо, но как эта штука выглядит и что с ней делать, он явно не очень понимает. А я и слова такого лет до пятнадцати не знал, когда же поселился в доме с этим самым мусоропроводом, то воспринимал его как истинное чудо. Жутко было непривычно, что не нужно зимой в мороз серьезно одеваться перед ритуальным вечерним выносом мусорного ведра.

Вроде и лет мне по нынешним меркам не так много, а чувствуешь себя немного саблезубым мамонтом…
вторая

Съезжалися к церкви кареты

Ладно, про присягу и всё с нею связанное мы больше не будем, а то повторяется какая-то классическая сказка про белого бычка. Ни то, что я говорю, не то что остальные пишут, ну, то есть совсем никто друг друга не читает и по кругу повторяют практически одно и тоже. Забавно, но скучновато.

Но вот попутно один читатель затронул ещё тему, на которую я давно несколько слов хотел сказать, да повода не было. А тут спасибо, что напомнили. Человек написал:

«Присяга - это как при женитьбе "пока смерть не разлучит нас"? Но та формула - не для наших реалий. Раньше мужики мёрли быстро, и женщина могла спокойно замужиться снова, да и срок жизни был короток.
Сейчас - другие условия жизни, и вполне обычной является серийная моногамия. Для старых привычек она кажется ненормальной, но - жизнь меняется, и если не меняться вместе с ней, то можно вообще вылететь за обочину».

Я далеко не со всем сказанным здесь согласен, но вступать в полемику нет никакой охоты, да и любая полемика по подобным поводам нелепа, тут уж совсем личное дело каждого.
Но вот меня тоже очень занимает необъяснимая странность ситуации, как таковой. С детства не понимал фразы, особо часто встречающейся в католикокультурной литературе (но православие и даже протестантизм, кстати, тоже не в восторге от разводов и все же не считают их естественными просто по «не сошлись характерами») про «не признаю развода».

Существуя в среде, где процентов девяносто детей росли без родных отцов, я жутко удивлялся, как можно не признавать очевидный факт. Это типа «жопа есть, а слова нет».

И много лет вместе с опытом потребовалось для понимания сути «непризнания». После чего и возникло следующее, уже абсолютное непонимание. А нахрена клясться?

Да, конечно, в основном девушкам, но и юноши тут не без греха, хочется «красивого», чтобы в церкви и с максимальной торжественностью, но как-то абсолютно побоку, что за это надо платить «в горе и нищете до смерти». Так, формальность, сейчас ляпну, а потом при надобности как-нибудь разберусь.

И тут ведь вообще нет никакого принуждения, никто никого под стволом никуда не тянет (разную экзотику сейчас не обсуждаем), кажете, чего уж проще, хочешь каких-то социально-бытовых страховок, регистрируй гражданское состояние, заключай брачный контракт, клясться-то перед Богом, в которого ты веришь, зачем?

А не веришь, так вообще подловатый лицемерный бред, а вдруг твой партнер искренне верит, что же ты ему столь нагло лапшу на уши вешаешь?

Но нет. Обязательно надо венчаться. А потом придумывать всяческие мудрейшие и гуманнейшие отмазки. Суки, блядь. Причем обоего полу.
вторая

Эпоха очередного мерзавчика

Относительно происхождения, времени этого происхождения и глубинного смысла термина «мерзавчик» споры идут издавна, непрерывно, но бесперспективно столь же, сколь и по всем подобным сходным темам, от абортов и смертной казни, до ношения оружия и предлогом перед словом Украина.

Вариантов миллион. И все они не только имеют право на существование, но и в большинстве своем абсолютно верны. Однако я вам открою одну страшную тайну. К сути дела нечего из предполагаемого и высказываемого с самыми серьезными основаниями отношения не имеет ни малейшего.

Для любого человека, имеющего опыт потребления спиртных напитков в СССР, а имеющих подобный опыт в Российской империи попросту уже не осталось, название «мерзавчик имеет одно единственное чисто просто конкретное значение.

Это всего лишь мельчайшая, поскольку сувенирных и «минибаровских» извращений тогда ещё не знали, стандартная бутылка, представляющая из себя половину от двухсотпятидесятиграммовых «чекушки» или «шкалика», то есть 125 граммов злодейки.

Порция была всегда отнюдь не самой распространенной, очень удобной, но, возможно, потому и редкой. Пользовалась спросом несмотря на то, что экономически, в пересчете, далеко не являлась выгодной. Но всегда востребованной по ряду практических, психологических, тактических и прочих подобных причин.

У «мерзавчика» была и ещё одна особенность. Он неизменно появлялся в свободной продаже исключительно перед судьбоносными историческими катаклизмами. С недавнего времени в Москве выкинут на полки супермаркетов в ассортименте и без дефицита.

Средняя стоимость в районе шестидесяти рублей. Иногда даже дешевле. Очень удобно. И многообещающе.
вторая

Смерть зовется Энгельхен

Нет-нет, никакой шизофрении, идиотизма, социопатии, ещё какой клинической экстремальной непоправимости опасного для окружающих уровня. Обычная бытовая психиатрия с неврастенией.

И всё-таки глубоко несчастный и столь же глубоко больной человек. Он борется, он хороший, он честный, он пишет мне и пытается вступить в диалог, ему тяжело без эха, эхо кажется ему спасительным, хоть сколько-то, и я понимаю, и полон сочувствия и жалости, но сил и эмоций уже никаких.

Пришел из очень хорошего ресторана, чудесно посидели под прекрасную музыку с любимой женой, потом прошлись по прохладной вечерней осенней Москве, подышали упоительной прелой листвой…

И вот сижу, страдаю, что так и не стать мне настоящим русским интеллигентом, не взрастить в душе своей уже истинного нашего, отечественного, всечеловеческого отклика на страдания народа моего в лице самых проникновенных и высокодуховных представителей его, не проникнуться, не начать истинно и искренне скорбеть, не приобщиться и не причаститься.

Там, где-то оставалось ещё четвертинка слёз Шаранты. Пойду, попробую утешить в своем лице хотя бы самую малую составляющую человечества.



(Музыка гениальная, играет девушка ужасно, но старается столь героически и отчаянно, что это и есть истинная эманация несчастной и неудачливой, бедной моей души).
вторая

Не умирай, Денис, напишешь и лучше

Подобного столько, что классифицировать, анализировать и ранжировать не только давно стало стишком тягостно и сложно, но по сути вовсе бессмысленно.

Помните, когда-то довольно часто и в устных высказываниях, и в публицистических текстах появлялись фразы типа, «ну, до большего маразма дойти уже нельзя», «такую дурость не превысишь» или «полный предел беспредела». Нынче такое почти не встречается, привычка побеждает эмоции.

Это, знаете, как в спорте. Любой рекорд производит впечатление только если предыдущий держался достаточно долго. А, представьте, результаты бега на стометровке начнут улучшаться и обновляться по нескольку раз в день. Никто же не станет на них обращать внимания.

Я сам был грешен. Когда Путин с Чапмен и компанией спели хором про Родину, то написал, что лучшей иллюстрации для состояния этой самой Родины не придумаешь. Наивный, не подозревал, какой убогой довольно скоро покажется казавшаяся тогда шедевром картинка на фоне новых эпических произведений.

Потому не стану использовать сравнительные, а уж тем более, превосходные степени. Просто отмечу, что на данный момент, на мой вкус, найдена прекрасная фраза-формулировка, при помощи которой можно очень удобно и, главное, универсально отвечать на любой вопрос об интеллектуальной, политической, да, в принципе, и какой угодно ещё ситуации в России:

«Медведев забанил Навального в Твиттере».
вторая

К вопросам киноэтики

Меня в последнее время некоторые читатели мягко упрекают, что я ухожу от принципиальных и глобальных тем, обращая внимание на чепуху, подобную храмовым покемонам и рассказываю никому не понятные анекдоты про Аркадия Новикова, рекламирующего «Макфу».

С среди тем, мною не затронутых, чаще всего упоминают скандал в школе № 57. И тут, видимо, обозначилась некая мировоззренческая разница интересов и эмоциональных реакций. Ну, как-то совсем меня вся эта история не тронула. Однако остатки совести потерял не совсем, потому, раз общество требует, попытаюсь выразить вое мнение и на данную тему.

Взрослым мужикам не следует спать с несовершеннолетними. Любым учителям нехорошо спать со своими учащимися, независимо от пола и возраста. Священникам любых конфессий лучше бы не спать с прихожанами, а уж с маленькими мальчиками особенно.

Что там ещё? Да, на самом деле много чего, от элементарного и вовсе неподсудного, типа, не стоит спать с женами друзей или мужьями подруг, и заканчивая такими выкрутасами, о которых в письменном виде и излагать-то не очень удобно.

Понимаю, что иногда очень хочется, прямо невтерпеж, но надо всё-таки как-то себя сдерживать, не животные ведь, какие-то внутренние ограничения иметь требуется.

Теперь к конкретике. Я лично Екатерину Кронгауз, с текста которой начался шум, не знаю, но семья эта во многих поколениях известная, уважаемая, можно даже сказать почтенная, и по определенным обстоятельствам не сомневаюсь, что Екатерина Максимовна написала чистую правду и абсолютно искренне. Впрочем, показания её при даже самом пристрастном в её пользу рассмотрении можно зачесть лишь как косвенные, сама она непосредственным свидетелем чего бы то ни было не являлась и не является.

Однако появились впоследствии и более непосредственные данные и тоже от весьма солидных и достойных доверия людей, например, редактора информагентства «Эха» Натальи Поляничевой, где факты приводятся уже более близкие к понятию «свидетельские показания». Возможно ли на их основании провести серьезное и действительно юридически обоснованное расследование? Несомненно. То есть, ещё раз уточню, говорю не о каких-то безусловных выводах и, тем более, приговорах, и именно о расследовании. Материалов для такового более чем достаточно. Но возможно ли оно у нас и сейчас, и будет ли в реальности – это уже какая-то вовсе абстрактная и далекая от меня проблематика.

Но тут вынужден опять подчеркнуть, что и в роли самодеятельного следователя, и в роли присяжного на гипотетическом процессе, и уж особенно в роли судьи я лично меньше всего виду самого себя. На том окончательно всё, продолжая буду лицемерен до смешного.

А вот в том, что меня в самом деле несколько развлекает, иллюстративный материал из пятьдесят седьмой школы и действующий там многие годы закон «омерты» отнюдь не самый показательный, характерный и страшноватый, как бы жутко для кого ни звучало само по себе зловещие слово «педофилия».

Клановая, корпоративная, по сути истинно мафиозная психология, когда прав любой свой не потому, что прав, а потому, что свой, и проистекающее отсюда первенство условной чести ещё более условного мундира – это то, что главенствует до сих пор на Земле, а у в нашей стране во всяком случае не меньше, далеко меньше, чем где бы то ни было.

На это наслаивается ещё и толстый слой уже чисто отечественной (не в смысле исключительности, ничего особо нового мы не выдумали, но просто в качестве и концентрированности в настоящее время) дряни. Типа трусости, корыстности, рабской подлости и всего прочего подобного омерзительного и тоскливого.

А вся киноэтика заключается в том, что режиссер не должен жить с актрисами.
вторая

Обогреватель для дракоши

Замечательное интервью дал Марк Анатольевич Захаров. Очень всем рекомендую прочесть, оно небольшое и весьма любопытное.

Многие скандалисты после этого накинулись на великого режиссера, по глупости не заметив, что он единственный не только нашел основную коренную и фундаментальную проблему отечественного бытия, но и указал конкретный действенный способ её решения:

«Мне очень нравится стремление руководства Москвы превратить некоторые центральные улицы в череду открытых кафе. Это будет напоминать очарование парижских бульваров. Главный камень преткновения здесь — наш климат. Я бы осмелился предложить руководству Москвы обратить внимание на появившиеся за рубежом уличные обогреватели, которые делают комфортным пребывание посетителей в уличных кафе в любую погоду».