Category: политика

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Нихао

Я, конечно, про Америку реально мало что понимаю.

В отечественной экосистеме я родился, вырос, сформировался под её влиянием, да и сам, по мере скромных своих сил, всю жизнь пытался как-то, если не воздействовать на неё, то, по крайней мере с ней наиболее безболезненно взаимодействовать. Оценивать всё это можно как угодно, но так уж произошло, тут моё родное и до боли понятное на самом нутряном уровне. Если что-то происходит за десять тысяч километров от меня на окраине Чукотки, то мне сразу и предельно ясно почему, как, и чем закончится.

Со Штатами, естественно, совсем другая история. Там подавляющее большинство моих построений, мнений и расчетов в достаточной степени абстрактны и умозрительны. И если всё-таки, мягко говоря, многие мои предположения и ожидания сбываются, то это отнюдь не из-за моих великих аналитических способностей, а, видимо, потому, что существуют какие-то базовые основания достаточно общие для человечества вне зависимости от географии. Ну и, понятно, сочетания везения со счастливой случайностью, без этого никуда, тут и говорить нечего.

Я это всё только для того, чтобы пояснить свою реакцию на возмущенные и даже относительно угрожающие заявления США по поводу происходящего в Гонконге. С одной стороны, это полностью укладывается в логику моей уверенности, что в любом случае Трампу не удастся так уж принципиально изменить систему поведения страны и какие-то основные фундаментальные механизмы американского поведения всё равно останутся действующими в рамках главных ценностей. Но с другой, вынужден сознаться, что несколько удивлен, настолько это противоречит личной установке Трампа не лезть в чужие далекие дела, а уж особенно китайские, а бодаться на этом поле исключительно ради конкретных меркантильных сегодняшних интересов.

Похоже, папаша Си тоже несколько припух от неожиданности и ответил Трапу довольно резко, в манере более свойственной временам «последних китайских предупреждений», чем давно привычной торговой улыбчивости и стандартной лояльности тому, общение с кем очевидно выгодно и в любом случае экономически полезно. Но я сейчас в основном не о Трампе, а именно о Гонконге.

Англичане, конечно, большие засранцы. Несомненно, можно бесконечно цепляться за всякие юридические тонкости и придираться к разным нюансам деклараций и постановлений ООН по поводу деколонизации, но на самом деле суть по-человечески довольно проста и однозначно. Никакого договора об аренде Гонконга на девяносто девять лет Великобритания с КНР не заключала. Более того, она не заключала его и с Китайской республикой, правопреемницей которой со всеми мыслимыми натяжками можно было бы посчитать КНР. Но к империи маньчжурской династии Цин коммунистический Китай уж точно никакого отношения не имеет. Так что, всё это пустое лицемерие. Англичанам просто не захотелось заморачиваться и конфликтовать, правда, слегка они лицо постарались сохранить, но больше лениво крутили хвостом и валяли дурака, отдав Гонконг Китаю «по этническому принципу», самому тупому и нелепому из возможных. Без всякого референдума и вообще учета мнения населения региона.

А Гонконг сто лет жил отдельно и по собственным, хотя формально и считавшимся британскими законам. Это поколений, так, ориентировочно, пять. И особенно важно, что в таком виде подошел практически к концу двадцатого века не только вместе со всем цивилизованным человечеством, но даже по некоторым критериям и в авангарде этого самого человечества. И тут, на тебе, руководящая и направляющая роль коммунистической партии, вашу мать! Ну, не знаю, кому как, а лично мне было бы безумно обидно.

Нет, внешне и формально всё как будто довольно прилично. «Дна страна – две системы», прекрасная идея и выглядит вполне гладенько, почти ласково. Но, как говорил Владимир Ильич, по сути издевательство. Во-первых, те пятьдесят лет, на которые был подписан договор о переходном периоде, это только поначалу кажется много и далеко. Вот и глазом моргнуть не успели, а больше двух десятилетий промелькнули как один миг, и сорок седьмой отнюдь не за горами. Но даже не это самое главное. Британия не хочет и не может и контролировать, и гарантировать соблюдение этого договора в реальном смысле. Да это и изначально невозможно по самым глубинным и принципиальным основаниям.

В том и состоит фундаментальная ущербность подобных конструкций. Вот если бы было наоборот, то есть, великий и могучий полуторамиллиардный Гонконг и его особый район под управлением КПК, безопасность и свободу которого этот демократический Гонконг гарантировал бы, то при всех огромных практических сложностях у такого симбиоза ещё существовал бы хоть какой-то шанс. А тут затея полностью обречена. Коммунисты в любом виде и любого цвета, с любым лицом и любыми глазами не могут по своему природному внутреннему естеству позволить существование в своей стране «другой системы». Это биологически невозможно и противоестественно. Они неизбежно сожрут Гонконг просто как идею, если, конечно, в обозримом будущем сами не трансформируются, на что, честно говоря, у меня всё меньше надежд, а гонконгцам остается только молиться.

Самое, сказал бы забавное, если бы столь сильно не пахло кровью, в том, что изначальный как бы формальный повод протестов в Гонконге лично мне представляется далеко не однозначно бесспорным и праведным. Имею в виду непосредственно так называемый закон об экстрадиции. Но в этом мы сейчас совсем не будем подробнее разбираться, хотя тема сама по себе очень интересная, возможно, как-нибудь в другой раз. Дело же в данном случае совсем в другом. Они элементарно на животном уровне чувствуют коммунистическую опасность и не хотят туда. При всей вполне наглядной обреченности и несопоставимости сил. Не могут смириться.

Им временно относительно везет по причине внешней и к ним, собственно, имеющей довольно косвенное отношение. Великий и ужасный Си давно ввел бы в Гонконг войска, и никто бы не пикнул, Трамп бы, может, ещё и брякнул что-нибудь умное в твиттере, британцы бы утерлись в смущенном молчании, а мы всячески восторженно поддержали бы. Но вождь хочет того, что и они все. Войти в истории как можно громче и глубже. А самый в его понимании надежный и эффективный способ для этого, объединиться с Тайванем, в смысле, естественно, присоединить и проглотить остров. А там ситуация все же несколько посложнее, чем с Гонконгом или Макао. Пока ещё еще Си не готов полностью положиться на свои армию и флот. Ему нужна реальная помощь местной «пятой колонны». А у той легенда про «одну страну – две системы» является основным из главных козырей. Однако ключевое слово здесь «пока». Грустно, но так.

А вообще ситуация очень подробно разобрана и описана в гениальном провидческом романе Аксенова. Страшная и дьявольски соблазнительная идея Общей Судьбы продолжает безукоризненно работать и перемалывать человеческие судьбы «во имя». К огромному сожалению у меня нет никакого оптимизма относительно будущего жаждущей свободы молодежи Гонконга. Но всей душой я с ними.
вторая

The Wall

Тут прошла очередная и при этом достаточно круглая годовщина падения Берлинской стены. Множество людей сочло возможным и даже необходимым по данному поводу высказаться. Я, честно говоря, получил большое удовольствие от наблюдения за этим цирком, однако, конечно, не настолько, чтобы возникло необоримое желание самому выскочить на арену.

И всё-таки позволю только повторить предельно кратко то, что говорит и писал бесчисленное количество раз в связи с этим.

Да, естественно, я прекрасно понимаю, что в то время и в той конкретной ситуации это было не просто единственно верное, но и практически единственное реальное решение. Не было, не существовало силы, структуры, личности, чего угодно иного пригодного и эффективного, что могло организовать и направить этот процесс хоть как-то иначе. И всё же, изначально признавая собственную полную фантазийную маниловщину, я остаюсь в абсолютной уверенности, что это была величайшая ошибка. То есть, нельзя было так безусловно и бездумно ломать стену и открывать объятия восточным немцам.

Для этого сложилась довольно уникальная историческая ситуация. То есть, страны, разделенные по условно политическому принципу, существовали и иные, типа Вьетнамов, но тут в Европе, достаточно цивилизованные и хоть относительно жизнеспособные, в возникшей окружающей довольно благожелательной обстановке. Не нужно было принимать в ФРГ всех без разбору только по принципу принадлежности к немецкому народу. Это право каждый должен был заслужить, сдать нечто типа жизненного экзамена, пройти испытательный срок и только после этого сознательно сделать выбор. А для тех, кто не смог бы, не захотел, поленился, ещё по каким причинам предпочел бы ГДР, оставить прежнюю страну, пусть продолжают свое счастливое социалистическое существование «первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян».

И из РСФРС тоже нельзя было всех массово принимать в новую Россию. А наоборот, и здесь построить самую высокую стену, разделить страну, поначалу дав тем, кто хочет жить при капитализме, пусть самый крохотный кусочек территории, но гарантировать его неприкосновенность и устроить самые высокие критерии отбора.

Кстати, я лично совершенно не уверен, что сам сдал бы соответствующие экзамены и смог бы соответствовать таким критериям. Но это уже личное дело каждого. Исчезает возможность для всякой мрази вонять на тему, что их обманули, отняли прекрасную Родину и насильно ввергли в ужасы рыночной экономики.

Между прочим, примерно то же происходит и с присоединением к Евросоюзу. Ведь никому не открывают двери просто по желанию и принципу географического нахождения в Европе. Сначала наведите у себя порядок, докажите, что соответствуете определенным требованиям, подтвердите свое желание конкретными действиями, тогда пожалуйста. Да и тут бы я был сильно аккуратнее и осторожнее. Скажем, проходит референдум и голоса делятся сорок на шестьдесят. Не надо заставлять всех подчиняться воле большинства. Делите страну пропорционально и пусть тот, кто хочет жить в единой Европе имеет такую возможность, а остальные наслаждаются добровольно избранным.

Мои наивные мечты, к сожалению, плохо исполнимы. Если в конце концов Кореи объединятся не по предложенному мной принципу, а так, как произошло с Германиями, то, подозреваю, ничего хорошего не получится даже в самой отдаленной перспективе. Бочка меда и ложка говна дают в результате автоматического смешивания бочку говна. Иного варианта нет.
вторая

Кто ж его теперь посадит…

В Москве на самой Смоленской площади открыли памятник Евгению Максимовичу Примакову. Лично Владимир Владимирович поучаствовал. Злые завистливые языки уже начали говорить гадости, что, мол, это за то, что Примаков отказался в свое время соперничать с Путиным за пост президента. Конечно, жаба душит, не каждый подобного удостоится. Вот и исходят ядом, сволочи.

А я вспоминаю ту самую первую ночь после выборов. Когда сказал окружающим уже прилично подвыпившим мужикам, что поздравляю их с новым вождем из чекистов. А кто ещё был в силах отвечать, дружно возразили, типа, а что, разве было бы лучше, если бы поставили замшелого сомнительного разведчика?

И я уже тогда однозначно сказал, что да, лучше. Но на вопрос почему прямо не ответил. Несмотря на свою кажущуюся, порой, излишнюю прямоту, всё-таки заражен избыточной вежливостью и не позволяю себе произносить некоторые вещи вслух. Но теперь уже можно, прошедшее время позволяет.

Да, конечно, лучше бы избрали Примакова. По одной единственной самой примитивной причине. Потому, что он уже больше четырех лет как умер. А этот всех собравшихся тогда за моим столом переживет. И их всё меньше.

Снаряды падают уже совсем близко.
вторая

Слепая бабушка

А вот сейчас можете не только пробежаться взглядом по нижеследующему предельно краткому тексту, но и, ради чистого любопытства пометить где-нибудь у себя и попытаться запомнить. Если не вылетит из головы, то примерно через пару лет вы будете слегка удивлены, когда всё это сбудется достаточно точно и по срокам, и по многим другим параметрам.

Последнее время даже среди достаточно трезвых, скептичных и профессиональных людей, при этом отнюдь не фанатов Трампа, стало привычным констатировать, что, да, возможно, он и несколько экзотично себя ведет, особенно на международной арене, но факт есть факт, экономика при нем растет. И это действительно так, некоторые показатели просто весьма впечатляющие. Но тут стандартная школярская путаница «при» и «из-за».

Американская экономика начала расти ещё при Обаме. Опять-таки «при», тоже не надо на этого милого человека вешать лишнего. И, если серьезно, не особо фантазируя и не придумывая каких-то хитромудрых объяснений с копанием в налоговых и прочих регуляторных нюансах, иногда тактически и вправду достаточно важных, но ни в чем не особо революционных, то Трамп принципиально ничего не поменял. Конечно, спасибо, что сильно не подпортил, но будет откровенной спекуляцией утверждать, что придал какой-то личностный фантастический импульс эффективности. Однако в том-то и дело, что он может действовать только в рамках своих возможностей, а их наивно преувеличивать.

Я уже как-то подробно объяснял, что в США давно существует экономика условно «третьего рода» или уровня. Позволю себе напомнить совсем коротко и примитивно. Первый уровень, это когда строят дороги. На втором проектируют для тех, кто строит. А на третьем всем этим вообще не занимаются, а выясняют и говорят проектировщикам, куда эти дороги нужно вести. И эта экономика функционирует совсем не по стандартным, хотя для своей системы исчислений вполне верным, законам экономических циклов или волн великого Николая Дмитриевича Кондратьева, не по моделям не менее великого Василия Васильевича Леонтьева, не по каким иным более современным и модным компьютерным прогностическим играм, основанным на баловстве типа «big data». Там свои порядки, достаточно рациональные и просчитываемые, но я их сейчас даже затрагивать не стану, иначе каждый большой специалист, а у нас нынче именно каждый в этих вопросах является самым большим специалистом, начнет приводить миллионы собственных возражений, и мы утонем в глубокомысленных пустословиях.

Один русский физик, мой ровесник, подозреваю, не без некоторой доли еврейской крови, ещё в начале девяностых уехал преподавать в провинциальный английский университет. Там немного заскучал со студентами и попутно изобрел некую технологию, которую запатентовал и продал за весьма приличную сумму. Как-то лекции после этого читать немного расхотелось, купил хороший дом и стал больше в виде хобби заниматься всякими интересными, как я понимаю, более всего лично ему исследованиями. Так прошло несколько лет, и вдруг к нему приезжают два относительно молодых американца с корнями из Юго-Восточной Азии. Говорят, что им случайно попалось на глаза его прошлое изобретение и они странным образом решили, что ученый сможет им помочь и в решении их проблемы. Когда изложили суть, физик только вежливо улыбнулся. Во-первых, говорит, это имеет довольно слабое отношение к области моих знаний, а, главное, во-вторых, если я что-то и понимаю в науке, то ваша задача принципиально не решаемая. Ну, как знаешь, отвечают, мы можем сразу предложить такую-то сумму (и называют что-то запредельное), а, если дело пойдет, возьмем тебя в долю, ты подумай.

И мужик стал думать. Уже придумал. Через год-другой, когда технология начнет внедряться, это произведет революцию в одной из важнейших финансово-экономических мировых сфер и окажет огромное влияние на все биржи и фондовые рынки. Принадлежать всё будет американской компании. При этом в США ничего производиться не будет и интеллектуальный вклад американский там тоже практически нулевой. Просчитываются и прогнозируются такие вещи стандартными классическими методами?

Но это я так, в виде развлекательного лирического отступления. Мои же расчеты говорят конкретно о следующем. Абсолютно вне зависимости от действий Трампа или в принципе расклада их политических сил, через пару лет экономический там сильно замедлится, возможно по каким-то параметрам даже начнется откат, во всяком случае показатели, в том числе и социально значимые, явно ухудшатся. Это может совпасть с концом нынешнего президентского срока Трампа, может с началом следующего, если его переизберут на волне продолжающегося подъема, но дурных последствий он не избежит.

Ругать Трампа тогда будет столь же бессмысленно, как сейчас хвалить. Однако иметь в виду стоит. Я же не об окончательной победе коммунизма, тут всё достаточно скромно по срокам и проверяемо. Так что, не надо сейчас начинать со мной спорить. Просто вспомните в свое время.
вторая

Квази мрази

Как будто давно не то, что не спорю, но и вовсе практически не пишу на политические, особенно внутренние, темы, Путина искренне люблю, к Навальному и прочим подобным соболям абсолютно равнодушен, а уж однополые браки и прочие гадкие извращения и вовсе не приветствую. Стараюсь затрагивать и обсуждать вопросы, возможно, иногда с несколько излишним морализаторством, но более абстрактные и сугубо теоретические. И, тем не менее, достаточно регулярно, минимум раз в неделю-другую, ко мне в комментариях к любому тексту, как, например, здесь, прицепляется какая-то бессмысленная мразь и начинает брызгать слюной, исходя ненавистью. Что же им так неймется?

Вот написал и самому стало смешно. Дурацкий вопрос. Ведь если я их воспринимаю как бессмысленную мразь, то они меня, соответственно, тоже, поэтому реакция совершенно естественная. Но тут есть пара достаточно принципиальных нюансов.

Во-первых, я же к ним не цепляюсь. Мне и в голову не придет выискивать чьи-то мнения, представляющиеся дикими и отвратительными, чтобы возразить, объяснить свою позицию, а чаще просто обругать и постараться оскорбить. А они постоянно тратят на это время, силы и, как мне представляется, вполне истинные и честные эмоции.

А, во-вторых, и тут, наверное, самое главное и любопытное, их ведь не просто большинство, но, скорее всего, подавляющее, во всяком случае по моим личным наблюдениям и ощущениям. Поэтому, если моя настороженность и опасливость в их отношении ещё имеет под собой хоть какие-то реальные основания, то их негативные чувства представляются совсем странными. И даже дело не только в чувствах, но именно в повышенной агрессивности и поиски хоть какого-то соответствующего действия, ну, по крайней мере, слова.

Однако я всё же материалист в самом примитивном и вульгарном понимании этого слова, потому всегда пытаюсь отыскать нечто именно материальное. Если мои опасения, до уровня страха и омерзения, основываются, кроме прочего, на их численном превосходстве, то, видимо, и они имеют свои столь же убедительные резоны меня ненавидеть.

Но я, как ни стараюсь, не могу рассмотреть или придумать ничего путного и вразумительного. Остается одно предположение, что это чисто биологическая, физиологическая несовместимость с генетическими истоками. Заумно, конечно, и более походит на «Бог его знает», но иного в голову не приходит.
вторая

Трудно быть боком

Простите, но ещё буквально несколько слов о курдах, как идее, даже безотносительно конкретных ситуаций. Отчего-то для меня это важно, хотя большинству, наверняка покажется от глупого до абсолютно безразличного.

Не очень хочется выглядеть упертым сектантом-моралистом, занудно поучающим кого-то жизни в соответствии с каким-то собственными надуманными принципами. Да и вообще, с мудрой презрительностью кривящий губы человек при той доле скептицизма, которую обычно называют почему-то здоровой, в любом обществе смотрится много умнее и приятнее, чем скучный лицемерный зануда, каковым представляется обычно любой, тупо настаивающий на каких-то своих абстрактных нравственных нормах.

Меня немного извиняет лишь то, что я ни на чем не настаиваю, ничего не утверждаю и не проповедую и уж, тем более, ни с кем не спорю. А просто излагаю собственное мнение, ничего иного.

Мне постоянно надменно разъясняют, что в межгосударственных отношениях неприменимы обычные человеческие личностные моральные и нравственные критерии и понятия. А я уверен, что это маразм и несусветная чушь. Отнюдь не труд, а исключительно понятия добра и зла и сделали человека человеком. Конечно, не овладение этими понятиями, оно недостижимо, но попытка и стремление. И никаких иных критериев существовать просто не может. Всякие там «национальные интересы», «геополитика», «realpolitic», «экономическая выгода» и прочие подобные модные и как будто мудрые прелести, это всего лишь инструменты, а отнюдь не критерии. Это как ножи или колотушки на кухне у повара. Можно с их помощью приготовить вкусную и здоровую пищу, а можно и жену убить.

И вся история человечества свидетельствует, что по большому счету и в значимой перспективе успешными становятся те общества и государства, которые и внутри, и вовне придерживаются самых скучных и пошлых моральных и нравственных принципов. И тут каждый (а у нас нынче, особенно благодаря интернету, считает себя великим знатоком истории) может начать приводить бесчисленное количество фактов, опровергающих это мое утверждение. Но то будут факты тактических, сиюминутных и спекулятивных побед, когда выигрывается битва, но не война.

Гораздо более основательное возражение, что моральные и нравственные международные отношения не только редки, но можно сказать чрезвычайно редки. Однако и упомянутая история человечества – это ведь в основном история поражений и крушений, а не триумфов. И всё-таки поражений на пути к морали и свету, а не вспять. Лишь это и дает хоть какую-то надежду.

Впрочем, и здесь, относительно будущего всей цивилизации, я достаточно пессимистичен, но это уже совсем другая тема.

Но самое главное, на мой субъективный взгляд, совершенно в другом. Ведь это в основной степени чистое «пикейножилетничанье» (заранее принимаю упрек, что и сам невольно отчасти ему не чужд). Подавляющему большинству предельно наплевать и на курдов, и на турок, и на американцев и вообще на всё, там происходящее. Это не просто абстрактные понятия, а так, пустые слова, не наполненные никаким реальным содержанием. И оправдывая предательство самыми различными и изощренными способами люди таким образом обозначают и формулируют моральные критерии и границы лично для себя. Самим себе обосновывая и объясняя, в каких ситуациях и при каких условиях можно даже не то, что простить предательство, но и вовсе не посчитать его предательством, а совсем наоборот, мудрым, верным и справедливым поведением.

Да, слишком многие предают прежде, чем прокричит петух, но слишком мало кто после этого становится апостолом.

– Вам не следовало спускаться с неба, – сказал вдруг Арата. – Возвращайтесь к себе. Вы только вредите нам.
– Это не так, – мягко сказал Румата. – Во всяком случае, мы никому не вредим.
– Нет, вредите. Вы внушаете беспочвенные надежды…
– Кому?
– Мне. Вы ослабили мою волю, дон Румата. Раньше я надеялся только на себя, а теперь вы сделали так, что я чувствую вашу силу за своей спиной. Раньше я вел каждый бой так, словно это мой последний бой. А теперь я заметил, что берегу себя для других боев, которые будут решающими, потому что вы примете в них участие… Уходите отсюда, дон Румата, вернитесь к себе на небо и никогда больше не приходите. Либо дайте нам ваши молнии, или хотя бы вашу железную птицу, или хотя бы просто обнажите ваши мечи и встаньте во главе нас.
вторая

Не пропоет петух сегодня

Сейчас, конечно, опять мне будут говорить, что я недостаточно внимательно прочел сказанное, что плохо понял, что слишком слабо владею английским, особенно в американском исполнении, и вообще, мало ли, что великий государственный деятель может сгоряча ляпнуть в непростой ситуации.

Да, я заранее согласен со всеми претензиями и упреками. И никаких дурных мыслей относительно вашего Трампа не имею, не волнуйтесь за него. Тем более, что само по себе сказанное им про курдов, что они тоже не очень помогали союзникам при высадке в Нормандии, большого значения не имеет и, действительно, в какой-то мере обосновано. В войне с Мексикой и Гражданской войне в США вклад курдов тоже не очень значителен. Что правда, то правда, тут не поспоришь.

И к самим курдам у меня отношение далеко не однозначное. То есть, естественно, не как к национальности (сразу отмечу, что уверен в их праве на собственное государство), тут никакого отношения в принципе быть не может, а к общественному и политическому организованному движению. Правда, там имеется достаточно богатое разнообразие, но всё-таки основой является Курдская рабочая партия, как бы она в разные времена ни называлась. А это откровенные и достаточно радикальные леваки, которые только по этой причине не могут вызывать у меня никаких положительных эмоций.

Понятно, что их «левачество» в большой степени было исторически и тактически обусловлено, что истинная фанатичная классовая борьба у них отнюдь не на первом месте, да и в настоящем международном терроризме они не были особенно задействованы, и ещё множество смягчающего можно привести, но факт остается фактом – совсем не герои моего романа.

Но в данном случае мое мнение не имеет никакого значения, как, впрочем, и любые высказывания Трампа. Реальность очень проста и наглядна. В противостоянии и с ИГИЛ, и с Асадом единственным четким, однозначным и эффективным союзником американцев были именно курды. Они сражались храбро, стойко и бескомпромиссно. «Идущие на смерть» действительно шли на смерть. И никакой подлянки американцами не устроили ни в каком смысле. Не крысятничали, не прятались за чужими спинами и не искали, кто больше заплатит. А Трамп их примитивно кинул. По сути даже нельзя сказать, что особо продал, поскольку там покупатель и навар не слишком очевидны, а больше тупо предал. И я тут даже не буду особо настаивать, что конкретно и персонально Трамп, просто не знаю подробностей и нюансов внутренних раскладов, но по большому счету курдов предали американцы, называть же в данном случае Трампа я вынужден как условное олицетворение.

И тут я, кстати, больше вот на что хотел обратить внимание. Многие евреи оказались очарованы явным благоволением Трампа к Израилю. Не советовал бы увлекаться. Предаст столь же особо не раздумывая. Евреи тоже в Нормандии не на первых ролях были, больше по концлагерям отсиживались. Слава Богу, Израиль изначально привык больше полагаться на собственные силы и наивных там, к счастью, не подавляющее большинство. Однако таковые имеются. Хотелось бы предостеречь.

Поверьте, от чистого сердца.
вторая

Штайнмайер, шмайсер и калашников

В нашей семье не существует, да и вообще вряд ли может появиться, политических разногласий. Видимо, потому, что нет никаких принципиальных разногласий жизненных, нравственных, моральных и прочих подобных.

Но при этом практически ведем мы себя с женой совершенно по-разному. Она ходит на митинги и на суды над «политическими», искренне и вслух переживает за Егора Жукова, вступает в полемику на улице с агитаторами за провластных политиков, ну, и всё такое подобное.

Я же, однажды публично и по мере сил подробно объяснившись по данному поводу, физически ни в чем не принимаю участия, а если и чисто по-человечески искренне сочувствую условному жукову, то исключительно с надеждой, что он извлечет естественный и логичный для меня урок из произошедшего и не станет продолжать учиться на политолога в России, а благополучно свалит отсюда.

Однако мы не пытаемся в чем-то друг друга переубедить, понимая и уважая поведение супруга и в обыденной жизни это нам абсолютно не мешает. В главных принципах согласие полное и малейшие конфликты исключены. Но вот только что, вероятно, впервые возникло даже не то, что разногласие, а просто явное различие в ощущениях, пусть и всего лишь на чисто теоретическом эмоциональном уровне.

Мы слушали информацию о том, что украинская сторона согласовала «формулу Штайнмайера», Зеленский, то ли разъясняя, то ли всё-таки немного оправдываясь, говорил что речь идет о выборах в ЛНР и ДНР только по законам Украины и неприемлемы под дулами автоматов, а лидеры вольных великих республик, типа, отвечали, что не стоит Зеленскому указывать, как им проводить собственные выборы и хрен хохлам, а не контроль за границей с Россией.

И я тихо, однако, действительно, не очень вежливо проматерившись, пробурчал что-то такое, мол, украинцы будут полными козлами, если прекратят мочить этих гадов. А жена начала не то, что спорить, но очень настойчиво втолковывать мне, насколько простые люди хотят мира и спокойной жизни, это главное и ради такой цели можно многим поступиться, не упираясь рогом в какие-то высокие принципы.

Мне даже стало несколько некомфортно. Да, Господи, всё я понимаю. Украина не моя страна и это не моя война. И я, сидя у себя в квартире за рюмкой водки в тишине, покое и можно сказать в обыденном плане в безопасности, не имею никакого морального права, не то, что призывать кого-то к рисковать жизнью в вооруженной борьбе, но и вовсе рассуждать на подобные темы, да что там, даже про себя желать кому-то победы или поражения. Не моё собачье дело. Совсем не моё.

Каюсь. Жена совершенно права, а я всего лишь впадающий в маразм старик с извращенными нравственными капризами. Только почему-то стала всё чаще вспоминаться одна старая история. Она во многом легендарная.

Как в августе девятьсот пятнадцатого, после того, как немцы пустили облако ядовитого хлора в сторону Осовца, подкрепив его шквальным артиллерийским и пулеметным огнем, остатки тринадцатой роты оборонявшего крепость двести двадцать шестого Землянского полка, которых по всем физическим законам не должно было остаться в живых, вышли из смертельного тумана и бросились в атаку. Даже точно не известно, сколько их на самом деле было, то ли человек шестьдесят, то ли немногим больше ста, но в любом случае несоизмеримо с количеством атакующих. И немцы в ужасе побежали.

Да, абсолютно достоверных документальных подтверждений немного. И даже дело не в том. Русские после этого не только проиграли свою страну, не только проиграли войну, но и крепость Осовец в результате не удержали и сдали. Но она была, эта «атака мертвецов». Была и будет.

Сергей Михалков когда-то написал бездарные и подловатые стихи, всеми справедливо забытые. Но они заканчиваются строками, с которыми в данном случае не могу не согласиться:

У этой басни нет морали,
Мораль давно перемарали.
вторая

Вечерний звон

Не только за те почти уже десять лет, которые я веду этот Журнал, но и практически за всю свою жизнь с самого раннего детства я привык и почти окончательно смирился с тем, что мое общение с людьми только очень условно можно назвать диалогами. В основном обмен мыслями и словами происходит «параллельно». Меня почти всегда не слишком слышат, а отвечают не мне, а каким-то своим собственным ощущениям и логическим построениям.

Конечно, можно ответить, что и я сам в этом отношении тоже не сильно отличаюсь. Согласен, не уникален, а черта упомянутая всеобщая. Но, как говорил один литературный герой, я хотя бы пытаюсь. Стараюсь услышать и понять, что говорит собеседник, если это разговор, а не монологическое декларирование собственной позиции, что тоже имеет место быть и даже заслуживает иногда внимания и уважения, но, согласитесь, несколько из другой оперы.

Вот в предыдущей реплике я разве рассуждал на тему, стоит или нет голосовать за Трампа и сколь хорош или плох он в роли президента? Упаси Господи. Более того, я свое к нему отношение предельно четко излагал ещё до избрания и сам, будучи американцем, скорее всего тогда проголосовал бы за него. Или относительно Гренландии. Я ведь не высказывался про то, полезно или вредно будет её вхождение в США. Географически-логистически-экономически и ещё всячески, вполне возможно, это довольно любопытная идея. Только, боюсь, я тут не большой эксперт. Но вот то, как и когда об этом ляпнул Трамп, представляется мне фантастически юродской тупостью и на это, мне кажется, моего профессионализма хватает. А если у кого другое мнение, пожалуйста, только не надо про Гренландию, давайте о методах и способах изложения Трампом своих мыслей.

Что же касается разговора с Зеленским о Байдене, то я ведь тоже и не думал разбираться в его сути. Здесь, между прочим, Путин, надо отдать ему должное, очень тонко и точно уделал Дональда только что на Московском энергетическом форуме. Когда его спросили, не беспокоится ли он, что его телефонные разговоры с Трампом тоже будут обнародованы, Владимир Владимирович ответил (это не дословно, но смысл несомненен), что он не такой придурок, как некоторые, и за жизнь достаточно научился понимать, о чем можно говорить по телефону, а о чем нет.

И снова, если вы считаете, что это умное поведение и Трамп не придурок, я готов выслушать, но только не надо про то, до чего демократы довели Калифорнию. Ужасное, конечно, место, согласен, тьфу на него, но просто тема другая, а так, объективно, понятно, что худший регион на Земле.

Или вот относительно Горбачева. Читатель написал: «назвать Горбачёва, который творил, вернее, вытворял на наших глазах, называть его "добрее, умнее обычного… просто желающим хорошего и вроде без особых видимых изъянов" - это как нужно не доверять своим глазами ушам, а соглашаться с лапшой пропаганды».

Тут разговор не просто параллельный, а между Эвклидом и Лобачевским. Почти всё, что произошло самого лучшего лично в моей жизни, я получил благодаря Горбачеву. И Ельцину. Ещё раз повторю и подчеркну, «благодаря», а не от них. Вне зависимости от их собственных устремлений, намерений и прочего подобного. Но «благодаря» подразумевает благодарность, а не ненависть. Однако считающих иначе я не просто стараюсь понять или понимаю. О их существовании и перспективах я предупреждал ещё тогда, когда СССР вместе с социализмом только начинали рушиться и большинство видело будущее исключительно в розовом свете.

Нет, естественно, для меня «понять» в данном случае не значит «простить», тем более сделаться с этими людьми единомышленником. Они для меня безусловные враги и я этого совершенно не скрываю. И всё-таки я их слушаю и слышу. А они меня – нет. И это данность, которая столь банально, что уже давно даже немного не расстраивает.

Почему-то захотелось закончить замечанием, которое, подозреваю, многим покажется никак не связанным с вышесказанным, но для меня эта связь имеется, потому позволю себе данную вольность. Борис Гребенщиков написал и спел новую песню. Нет охоты давать ссылку, каждый сам легко может найти в интернете, называется «Вечерний мудозвон». Песня очень правильная и верная по смыслу, кроме того и эмоционально крайне близкая нынешней моей реакции на происходящее. Одна беда. Песня сама по себе плохая.

Прямо скажем, дрянь, а не песня.