Category: производство

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

И что интересно – мясная и молочная промышленность есть, мы ее видим и запах чувствуем

Вынужден признаться в некоторой неискренности и даже определенном лицемерии. Когда я вчера задавался вопросом, являются ли данные, в том числе и в первую очередь фотографии и видеозаписи, размещенные в интернете, достаточно достоверными фактами и юридически значимыми уликами для чего бы то ни было, или это чепуха, которую очень просто, ну, пусть даже не очень, но хотя бы теоретически вполне можно подделать, я вовсе не хотел получить ответ на свой вопрос или какие-то компетентные разъяснения.

В этом вопросе как раз нет ничего сложного, особе специального или требующего каких-то уникальных знаний и навыков. Предельно просто для любого человека, хотя бы в общих чертах представляющего себе, что такое в принципе интернет и как он устроен. Но на самом деле меня интересовало совсем другое. Кто те люди, которые кушают весь тот бред, который несут российские власти на голубом глазу и абсолютно наплевав на любую самую элементарную логику. Причем не просто кушают искренне и с восторгом, а заодно ещё раз ощущая и подчеркивая свою собственную значимость, мудрость и проницательность.

К сожалению, по субъективным причинам слишком уж оживленного обмена мнениями не получилось. Но в любом случае я благодарен всем откликнувшимся, поскольку мне в принципе стало ясно, какого рода потребители здесь создают основной рынок, каков их интеллектуальный уровень и, главное, к какому психотипу они относятся.

Так что, всё верно и правильно. Так и должно быть. Американцы руками хохлов устроили подлую кровавую провокацию, а всё остальное, в том числе и какой-то жалкий интернет, не имеют к этому никакого значения. Как вчера очередной бесчисленный раз было сказано по основному федеральному телеканалу, какое может быть стремление к независимости Киева от Москвы, если он – мать городов русских?

Дискуссии бессмысленны.
вторая

Новелла

«Здравствуйте дорогой Рамзан Ахматыч!

Пишет вам Новикова Анастасия Никифоровна, жительница деревни Малые Вяземы Рязанской области. Я сейчас объясню, почему к вам обращаюсь.

Родилась сама в Грозном, у меня отец с матерью там издавна на нефтеперерабатывающем заводе работе. Но я рано осталась сиротой и девчонкой ещё туда же пошла. Потом техникум закончила при заводе и так там и осталась. Почти сорок лет в цеху, а как на пенсию вышла, так меня как заслуженную, у меня Трудовое Красное Знамя есть и грамоты во всю стену, при лаборатории на более легких работах оставили. Держалась я там до последнего, у меня в жизни больше ничего и никого не было. И начало девяностых, когда русских начали выгонять, и первую чеченскую каким-то чудом пережила, и на работу ходила, пока хоть какая возможность была.

Но в девяносто девятом, вы сами знаете, родной завод мой разбомбили и совсем стало невмоготу. Еле выбралась. Тут у меня в Малых Вяземах дальняя родственница была, одинокая, моего возраста, я к ней как снег на голову, по счастью не выгнала. Но я тогда ещё совсем крепкая была, шестьдесят пять годов всего, и по хозяйству могла, и что угодно. А нынче совсем тяжело стало. Родственница пару лет уже как померла, я одна осталась.

В деревне нашей всего несколько десятков домов. И рядом ещё три такие же. Ничего нет, даже магазина. А до райцентра двенадцать километров. И автобус ходит два раза в день только если дорога позволяет. А она почти никогда не позволяет. Чуть только малый дождь накрапывает, всё развозит, и никто ехать не соглашается. Бывает и без хлеба сидим, про врачей уже не говорю. Всюду писали и обращались, но толку нет и надежды, похоже, никакой.

Вот я и подумала. Слышала, вы там в Грозном всё отстроили лучше прежнего. Вдруг и нам чем поможете. Понимаю, что не ваше дело, но я всю жизнь чеченской земле отдала и обратиться мне больше не к кому. Или хоть Путину мою просьбу передадите, он как будто вас слушает, а так наши письма, видать, не доходят. Не откажи, заставь за тебя перед смертью Богу молиться. Я, правда, только креститься умею, но, говорят, Он там наверху у нас с вами один, только имена разные, так что, думаю, не будет тебе моя молитва во вред.

Прошу прощения, если что не так сказала. Новикова Анастасия».


Кадыров отложил письмо в сторону, тяжело вздохнул и вызвал Умарова. Когда тот пришел, протянул ему бумагу:

- Вот, Джамбулат, посмотри, мне ребята из канцелярии передали, говорят, для смеху, но я тут смешного что-то не особо много увидел, почитай, что думаешь?

Умаров прочел, пошевелил в воздухе пальцами неопределенно:

- Ну, похоже, стилизация…

Кадырав несколько раздраженно отмахнулся:

- Да, я, конечно, как некоторые, в университетах не обучался, но тоже прекрасно вижу, что бабка не сама писала. Хоть и с техникумом, а слишком гладко излагает. Наверняка кто-то сильно помогал. Но дело ведь не в этом. Я тебя чисто по-человечески хотел спросить, какие у тебя мысли?

- А не врет старуха?

Умаров поинтересовался даже не столько подозрительно, сколько просто пытаясь потянуть время и сообразить, какое настроение у хозяина и что за сентиментальная шлея попала тому под хвост, если он тратит время на подобную чепуху. Но получил для себя довольно неожиданный и определенный ответ:

- В том-то и дело, что, похоже, не врет. Архивов, понятно, никаких не осталось, но я поручил Руслану найти кое-каких оставшихся людей, была такая Анастасия, как её, Никифоровна, помнят её, действительно, всю жизнь на заводе. И родители её тоже с него. Более того, я велел, он послал ребят проверить ситуацию на месте в той деревне. Всё чистая правда. Загибаются люди, по этой дороге даже на наших лучших джипах добраться почти невозможно.

- Ну, они хоть расспросили старушку, кто ей письмо писал?

Продолжал гнуть свою линию Умаров, впадая во все большую растерянность и совсем уже не понимая, как реагировать. Однако Кадыров даже слегка зло прервал:

- Ты что, совсем уже оборзел? Может, мне её надо было сюда на следственную проверку доставить? Я тебе зверь какой, приказывать бабулю под девяносто допрашивать? Походили аккуратно вокруг, посмотрели и доложили. Короче, похоже дельного совета от тебя не дождешься. Тогда давай по твоим непосредственным должностным обязанностям. Бери бумагу и записывай.

Умаров обрадовался, что проявления не очень понятно какой инициативы от него больше не требуется, выхватил блокнот и приготовился внимать со всем уважением. А Кадыров продолжил уже в более четком и решительном тоне, не предполагающем чужого мнения:

- Значит так. Вот, собственно, в чем проблема. Я деньги на эту дорогу уже нашел. Часть своих личных дал, часть попросил нескольких наших предпринимателей скинуться. И сказал Муслиму, чтобы свою хорошую бригаду послал, иначе местные там всё разворуют. Но мне надо, чтобы ты послал какого своего толкового человека. Первое, пусть он свяжется с районным и областным руководством, всё объяснит, мол, не надо никаких официальных мероприятий, пусть тихо и в рабочем порядке, главное, не мешать, а то я сам с ними свяжусь. И второе, основное, тут ты сам сформулируй помягче, пусть он встретится со старухой и поговорит. В смысле, что это я чисто от себя делаю, из бюджета не могу, иначе могут посадить. А в России много убитых дорог. И я не то, что все их не потяну, а и еще с одной такой справиться будет не просто. Так что, пусть не звонит особо и помалкивает. А соседям скажет, что не знает ничего, типа, счастливый случай и совпадение. Понял? Ну, иди работай.

Умаров уже стоял в дверях, довольный тем, что отделался вполне благополучно, задание весьма легкое и никаких самостоятельных решений принимать не требуется, но тут Кадыров его притормозил:

- Да, и от меня лично черкни пару строк бабушке, на красивом бланке, я подпишу.

Умаров уже почти закрыл за собой дверь, но тут опомнился и сунул голову обратно:

- Виноват, а что конкретно черкнуть-то?

- Как что? Пусть молится.
вторая

... А тоннели выводят на свет

Это строки из высказывания одной французской, на самом деле, судя по всему, именно французской журналистки, хоть и русского происхождения, и даже в какой-то степени русского образования:

«Эти люди помогали нам восстанавливать страну. Они работали, жили, у них появлялись семьи, рождались дети. Но сами мы не смогли их интегрировать. Мы просто хотели использовать их труд и нам было плевать на то, комфортно ли им живется рядом с нами. Да, они не могли развиваться в новой для них культуре. Мы ведь построили им многоэтажки, отселили в гетто рядом с их заводами, где они трудились для нас. Их дети не могли хорошо учиться в наших школах. Потому что их папа работал на заводе, а у матери было полно домашних дел, да и по-французски она не очень хорошо разговаривала. Эти дети росли. Они не закончили школу, потому что плохо учились, не поступили и стали хулиганами, охранниками гетто. Мы сами создали это все. Мы сами их бросили там после того, как использовали их физическую силу. Завтра дети их детей будут думать о радикальном исламизме и возрождении халифата».

Она говорит здесь об эмигрировавших в свое время во Францию в основном арабах и их потомках. Позиция довольно распространенная и почти стандартная для определенных либеральных кругов. И я ни в коей мере не собираюсь с ней спорить или хоть как-то комментировать. Несмотря на большое количество пропитых в Париже денег я не считаю, что мои знания Франции дают на то основание. Меня задело всего несколько слов «Их дети не могли хорошо учиться в наших школах. Потому что их папа работал на заводе, а у матери было полно домашних дел». Дело в том, что подобное я нередко слышал и даже продолжаю слышать до сих пор относительно не только Франции или какой иной страны из «современных и цивилизованных», но и на счет некоторых ситуаций в нашей стране. Когда у ребенка проблемы, потому что «отец слишком много работает, а мать замотана по хозяйству и недостаточно внимания может уделить детям».

Дело в том, что во всех воспитательных или учебных заведениях, которые я в максимальном объеме прошел от Магадана до Москвы, в каждой группе, отряде или классе в моё время максимум у половины вообще были отцы. Чаще от силы у трети. А если и имелось такое счастье, то, естественно, в основном «они работали на заводе» и было большой удачей, если основную часть заработанного доносили до дома. Но, одновременно при этом работали и матери. То есть, чисто теоретически, видимо, был и какой-то процент домохозяек, но как-то они мне или не попадались, или совсем не запомнились за исключительной редкостью. А так, в виде нормы, все матери работали на тех же заводах или в учреждениях полный день. А потов в магазин «достать» какой жратвы, что-то там сварганить на плите, постирать, пол подмести, ещё чего мелкого по хозяйству… И это в самых лучших случаях, я говорю о городах, где «удобства», а ещё от совхоза «Дукча» до деревни Свечи нужно и воды натаскать, и дров нарубить, и избу протопить, и поросям задать, и скотину выгнать…

Ни о какой замотанности бытом и хозяйством мы никогда от старших не слышали. Так жили все. А кто при этом жил в «многоэтажках рядом с заводами», а не в бараках на окраинах, так и вовсе считали себя счастливчиками. А потом прямо из школы или через армию шли в военные училища, техникумы, институты. Или спивались, начинали воровать, попадали в тюрьму. По-разному бывало. Но я как-то не особо замечал прямой и непосредственной связи с занятостью матерей по хозяйству или отцов на работе.

У нас компания была в четвертом классе. Все Саши. Мы втроём, если удавалось набрать денег, иногда в кино ходили. Сын многодетной татарки-дворничихи и в недавнем прошлом рязанского мужика, тоже дворника, прилично выпивающего, живший со всем многочисленным семейством в служебной конуре в подвале, Саша Чеплыжкин стал начальником цеха на тормозном заводе. А внук известного врача, профессора, занимавший отдельную, немыслимая по тем временам роскошь, комнату в прекрасной дедовской квартире Саша Ганзур первый раз сел по малолетке ещё, по-моему, шестнадцати не было.

Я вот сейчас перечитал написанное, и вижу, что как-то по-дурацки получилось. Типа, «мы в ваше время вагоны разгружали». Хотя, конечно, если нужно было, то и разгружали, и ещё много чего делали. Но не в этом же дело. Я хотел совсем про другое. Просто мне представляется уж очень убогим и примитивным объяснять всякую человеческую дрянь, да хоть тот же терроризм, или наш отечественный алкоголизм с быдловатостью, условиями жизни в детстве и временем, которое остается у матери на общение с ребенком после работы.

Хотя понятно, что лучше быть здоровым, но богатым, чем бедным, но больным. Но ничто из этого ничего не предопределяет и исчерпывающе не объясняет. Всё и проще и неизмеримо сложнее.
вторая

Нефтяное поле чудес

Вот есть вещи очень странные с таким удивительным для меня свойством. Я тем меньше в них понимаю, чем больше пытаюсь прочесть и разобраться.

И у меня ещё могут быть сомнения относительно моих познаний в экономике на фоне глубочайшей уверенности в полном реальном отсутствии отдельно экономики как таковой. Но совершенно уверен в том, что относительно нефтедобычи я полный профан. А уж на счет сланцевой нефти, так и вовсе на уровне научно-популярных фильмов по «Дискавери». Но есть же общепринятые цифры, которые абсолютно никем не оспариваются, и конкретные факты, наглядные до рези в глазах.

Уже сейчас большая часть американских условно сланцевых скважин рентабельны при цене барреля по сорок. Подчеркиваю, это не себестоимость, а уже уровень вполне их устраивающей рентабельности. При пятидесяти чувствуют себя вообще комфортно почти все. И говорят, что стоят на пороге или уже даже в начале второй сланцевой революции, то есть добыча будет дешеветь. И здесь «говорят» не фигура речи, означающая пустые слухи, а в самом прямом смысле об этом говорят те самые люди, что сделали революцию первую, хотя им в след разве все специалисты что только не свистели, но уж у виска крутили в волю.

А израильтяне вообще уверяют, что года через три-четыре разработают безводную систему добычи сланцевых углеводородов, так что подавляющее большинство принципиальных проблем и вовсе исчезнет. Можно, конечно, не верить, но в такого рода делах евреи пока ещё никого особо не обманывали.

Однако и без всяких прогнозов все предельно примитивно уже сегодня. ОПЕК и Россия снижают добычу с целью пятьдесят три с небольшим за баррель. Цель не достигается, но количество скважин в США растет, как и запасы. Именно этого я никак понять не могу, зачем арабы и русские занимаются этим идиотизмом?

То есть, ещё раз. Понятно, что нефть давно перестала быть товаром, прямо и непосредственно попадающим под закон «спроса-предложения». И возможны любые спекулятивные эксцессы. Но они никак не зависят от всех этих переговоров по ограничению добычи и даже от самого реального ограничения.

Наших чиновников от нефтянки ещё можно понять, им за чужой счет съездить потрепаться в теплые места, погреться на халяву зимой на летнем солнышке в любом случае приятно вне зависимости от экономических результатов. Но арабы-то с какого переляку дурака валяют?

Моему уму это не постижимо.
вторая

Обстоятельства времени, места и образа действия

Есть такое выражение «я не знаю, как бы поступил на таком-то месте», или «на месте такого-то». Оно довольно распространенное, но я им практически никогда не пользуюсь. И отнюдь не из самоуверенности, в смысле, что прекрасно знаю, как поступил бы в любом случае, и не из излишней скромности, имя в виду, что ничего не могу предполагать и, уж тем более, гарантировать.

Просто воображение мое устроено довольно примитивно и таким образом, что не дает простора избыточным фантазиям. Оно приземлено и утилитарно, потому я на каком-то или чьем-то месте и могу себя представить только тогда, если понимаю и знаю, что бы там делал. А нет, так нет. Без лишних умствований.

А вот с блокадой Донбасса сложилась любопытнейшая и лично для меня исключительная ситуация (кстати, её чисто практическая суть на редкость для последнего времени трезво и точно описана в статье Латыниной в «Новой», с которой я, что тоже давно необычно, практически во всем согласен).

С одной стороны, я прекрасно могу представить себя на месте бойца добровольческого батальона Национальной гвардии Украины. Более того, если бы я был украинским гражданином пригодного возраста, скорее всего, именно на этом месте и оказался бы.

Но вот с другой – принял бы я, находясь в этой роли, участие в блокировании или, наоборот, разблокировании транспортных путей, по которым идет продукция заводов Донбасса, у меня совершенно нет внутреннего ответа. При том, что я, опять же случай очень для меня редкий, прекрасно понимаю аргументы обеих сторон.

Нет, в том, что сам бы не стал торговать с врагом в любом случае, тут я уверен. Но тут несколько иное, и как поступил бы, совершенно откровенно говорю, что представления не имею.
вторая

А падь всё-таки очень соленая

В мае двенадцатого я написал текст, посвященный в общем-то совершенно не актуальным и уж тем более не сиюминутным политическим проблемам, а так, нечто общего взгляда на развитие современных технологий и связанных с ними производственных отношений. Однако поскольку тогдашние бурные события ещё только что закончились и были слишком свежи в памяти, то закончил такими строками:

«Несколько десятков ребят и девушек, из тех нескольких сотен, что приходили к памятнику Абаю, я это знаю лично, точно и конкретно, производят именно материальных ценностей во много раз больше, чем весь коллектив ставшего уже нарицательным «Уралвагонзавода». Причем эти юные, часто патлатые, персингованные и аляповато раскрашенные, довольно веселые и легкомысленные создания считаются бездельниками и дармоедами».

Тогда ещё меня перепечатывали довольно активно, вот и этот текст оказался в нескольких вполне популярных электронных СМИ, так что на меня обрушился весьма бурный поток очень мягко говоря критики, а на самом деле просто отборной брани. И прежде всего именно за приведенные строки.

Самым мягким и ласковым словом, адресованным мне, было «идиот».

Примерно через год, может, несколько позже, я вспомнил о том отрывке и провел некое самодеятельное социологическое исследование, естественно, не претендующее на малейшую научность или репрезентативность, так чисто для себя. Связался с парой десятков известных мне участников протестов на Чистых прудах или с их знакомыми, или с родителями, и попытался выяснить дальнейшую судьбу ребят.

Оказалось, что практически никого уже нет в стране, они уехали за границу, устроились все по-разному, но в основном вполне успешно и продолжает там создавать ещё много большее количество материальных ценностей, чем раньше на родине. О чем тоже написал и тоже получил хорошую порцию ругани с оскорблениями. (Кстати, не смог найти тот текст, а жалко, он был любопытен, буду признателен, если кто вспомнит и поможет).

А «Уралвагонзавод» тем временем совершал чудеса трудового героизма, ставя один рекорд за другим. И в результате;

Чистый убыток УВЗ за первые 6 месяцев текущего года составил 2,349 млрд руб., валовая прибыль — 16,145 млрд руб.
По итогам 2015 года убыток «Уралвагонзавода» по МСФО составил 16,441 млрд руб., что более чем втрое превышает убыток, полученный за предыдущий год (5,293 млрд руб.).
Выручка УВЗ за прошлый год сократилась на 16,4% до 106,574 млрд руб. против 127,516 млрд руб. по итогам 2014 года.
Валовая прибыль компании упала вдвое и составила в 2015 году 16,345 млрд руб.

Нет, конечно, любые цифры при нашей отечественной системе бухгалтерского учета, особенно если это касается оборонной промышленности, можно трактовать и выворачивать, как угодно. Можно считать и так, что Прибыль «Уралвагонзавода» бьет все рекорды.

Но давайте не мудрить и просто возьмем официальные данные их же собственной пресс-службы:

Чистая прибыль за восемь месяцев 2016 года уже превысила 8 миллиардов рублей, а ожидаемая выручка находится в пределах 100 миллиардов рублей.

А также ещё более официальные данные Минобороны:

На конец первого полугодия 2016 г. чистый долг "Уралвагонзавода" составил 276 млрд руб. при выручке в 43,1 млрд.

И путем нескольких арифметических действий на уровне начальной школы у нас получается, что самая максимальная чистая прибыль за год меньше двадцатки при долге в почти триста. Это чё такое, а?

И только не надо мне объяснять разницу между произведением материальных ценностей и финансовыми показателями прибыльности, рентабельности и тому подобного. Я в этих вопросах сам кому угодно любым количеством лапши ухи прикрою.

Конечно, если я построил дом за миллион долларов, то есть, мне за него заплатили миллион именно потому, что он именно миллион сейчас на рынке и стоит, то, понятно, что я создал много большую материальную ценность, чем соседняя бригада, которая возвела беседку за три штуки баксов. Но если я грохнул на строительство десять лимонов, то я прокакал эквивалент другими созданных материальных ценностей на девять. А соседи потратили штуку, то есть в результате они сделали на одиннадцать больше меня.

И всё-таки идиот именно я. Поскольку танк – это не дом. Танк нужен не для жизни в нем, а для жизни в принципе, он создается для защиты от врага и не имеет значения, сколько стоит. Тут выгода и прибыль совершенно иная. Она в нашей свободе от американского и всякого прочего агрессора, потому любой торг совершенно не уместен.

Потому те ребята с Чистых никому со своими липовыми материальными ценностями здесь никому не нужны, пусть там где-нибудь фуфло гонят и под ногами не путаются. А настоящие пацаны, те самые, для которых Страдивари барабаны делал, продолжат свою благородную работу, поскольку знают, как их любит и ценит страна:

Москва, 10 октября. Президент России, верховный главнокомандующий РФ Владимир Путин подписал приказ о награждении грамотой предприятия «Уралвагонзавод» (УВЗ), базирующееся в Нижнем Тагиле Свердловской области.
В тексте приказа сказано, что Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» отмечено грамотой верховного главнокомандующего ВС РФ за заслуги в укреплении обороноспособности государства, разработке и создании современных образцов вооружения и военной техники.
вторая

Наконец дали слово и представителю транспортного цеха

Дорогие товарищи!

От лица всех членов нашего прославленного коллектива вынужден признать, что, несмотря на если не особые успехи, то по крайней мере достаточно радостные перспективы по подавляющему большинству иных направлений, в области импортозамещения совести у нас наблюдается полная беда.

Правда, надо признать, что и раньше этот товар был довольно низкого качества, в основном производства китайского и прочих подобных дружественных стран. Но всё-таки им можно было хоть что-то прикрыть и постараться соблюсти простейшие правила приличия.

А нынче наша отечественная продукция ни на что не налазит и трещит по всем швам ещё до начала использования и потребления. К тому же совершенно не решены проблемы транспортировки и хранения. В результате даже как-то произведенное не доставляется до клиента, тухнет в местах выработки и уже грозит экологической катастрофой.

Короче, нужно что-нибудь делать, товарищи. Может быть руководство всё-таки рассмотрит вопросы о смягчении санкций на поставку совести хотя бы из близких нам по духу Греции и Сербии?
вторая

…Ещё немного о дружбе народов

Когда в семьдесят седьмом меня очередной раз, правда, первый в качестве учителя, выгнали из школы по четвертому и седьмому пунктам тридцать третьей статьи КЗоТ РСФР, то единственной организацией, готовой немедленно принять столь ценного работника, оказался НИИмаш, расположенный на одной из Парковых, по-моему, двенадцатой, но тут за давностью лет я уже могу ошибаться.

Collapse )
вторая

Вот ещё одна история

Для не очень внимательных переношу из комментариев к "Оде ордеру"

valentina_ak

«С мамой» - это если ты родился и вырос в городе. А были и такие, как я.

В 70-х годах я, деревенская девушка, закончила институт по специальности прикладная математика, то есть получила вполне городскую профессию (программист), в деревне по специальности работы, естественно, не было. Поработав по распределению в Ташкенте, уехала на Украину (Днепропетровск). Работу нашла без труда, специальность была дефицитная, но я могла устроиться только туда, где давали общежитие, то есть решался вопрос с пропиской. Нашла такой завод (оборонное предприятие), поселилась в женском общежитии.

Сотрудники сказали, что надо стать в очередь на квартиру, написать в профкоме заявление. Пришла в профком и увидела список очередников с датами постановки в очередь (шёл 1979-й год), первым стоял человек, подавший заявление в 1961 году. И очередь огромная. Я не стала писать заявление.

Спросила у подруги, что, совсем не выделяют жильё, что ли?.. Нет, говорит, почему не выделяют, выделяют… Кто-то получает, а кто-то стоит всю жизнь в очереди.

Мой будущий муж работал на этом же предприятии и был прописан в мужском общежитии. Семейного общежития на заводе не было, и люди, вступая в брак, теряли прописку (их автоматически выписывали из холостяцкого общежития). Без прописки надо было сразу увольняться и уезжать из города, иначе – большие проблемы с милицией. Нам пришлось уехать, хотя работа очень нравилась.

Потом было тяжёлое время поисков возможности прописаться в родном городе мужа, поскольку в квартире его родителей не хватало метров, всё это было тягостно и унизительно.

В итоге мы оказались на севере – мужа пригласили делать АСУ для нефтянки, и это нас спасло. Своё первое жильё он, таким образом, получил, когда ему было 36 лет, и то только потому, что повезло – ехали на север «по вызову» с предоставлением квартиры.