Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Ясен пень

Только умоляю, это не попытка некролога, подобным я давно уже не занимаюсь, и, тем более, не желание сказать гадость вслед только что ушедшему человеку, что в принципе всегда мерзостно и подло. Но просто автоматическая реакция на событие, всегда трагическое, однако в данном случае достаточно закономерное и вполне ожидаемое, поскольку Ясен Николаевич Засурский ушел из жизни на девяносто втором году, в возрасте вполне почтенном, окруженный заботой близких и полным уважением общества и государства.

Собственно, реакцию мою вызвала не сама смерть этого замечательного человека, а та искренность, с которой огромное количество современных журналистов со слезой в голосе откликнулось на это событие, признавая Засурского своим духовным отцом и дедушкой. Что несомненная правда. «Слова Павла о Петре говорят нам больше о Павле, чем о Петре».

Всего лишь хочу напомнить. Ясен Николаевич начал свою научную деятельность с исследования пути Теодора Драйзера к коммунизму и стал деканом факультета журналистики МГУ в 1965 году, умудрившись оставаться в руководстве, несмотря на некоторое формальное по возрасту изменение статуса, практически до смерти.

Я сам на этом факультете не учился, но многие годы жизни работал в окружении его выпускников. Разные бывали люди. Но общий дух и стиль чувствовался. За исключением некоторых редчайших отщепенцев, настоящие советские журналисты. Даже те, кто учился уже после исчезновения СССР. Даже эти, может быть, ещё более настоящие и советские.

Их учитель может спать спокойно. Они продолжают высоко нести знамя своего факультета и духовного наставника.
вторая

Но привкус остался

Я просто обожаю подобные уикэндные истории, коллекционирую их с отрочества и хочу сейчас поделиться одной из них, которая закончилась, вернее, надеюсь, закончился только один из её этапов, буквально только что.

В одном из провинциальных городов у некой женщины подряд произошло в жизни несколько трагических событий. Умер муж, серьезно и практически неизлечимо заболел ребенок и ещё дополнительно так, по мелочи по сравнению с названным. Обстановка квартиры, где всё это происходило, начала на неё давить, и она решила сменить место жительства. Своё жилье продала, пока поселилась в комнате у матери и стала подыскивать новую жилплощадь. Нашла, как посчитала, чрезвычайно удачный вариант, всего лишь однушку меньше сорока метров, но в идеально устраивавшем её месте. Да и продавец надежный, полковник полиции, начальник местного Наркоконтроля.

Посмотрела квартиру, сказала, что ей всё подходит и пошла домой, ждать, когда подготовят документы для продажи. А наутро за ней приехала полиция во главе с тем самым полковником, её отвезли в допросную и она узнала, что у жены полковника пропала шкатулка с драгоценностями и предполагаемую покупательницу подозревают в воровстве.

Дальнейшее в основном построено на показаниях потерпевшей. Она утверждает, что ей угрожали подбросить наркотики, заставляли раздеваться до белья в присутствии двух мужчин, самого полковника и его заместителя, не разрешали никому позвонить, не говоря у об адвокате, ну и всё такое прочее. При этом подчеркну, что, даже по ей свидетельству, в результате наркотики так и не подбросили, не били, в «пресс-хату» не запирали и вообще ограничились в основном психологическими методами.

А вечером позвонила жена полковника и сказала, что драгоценности нашлись. Женщину отпустили, как инцидент формально вообще не зафиксировав, и рекомендовали обо всем забыть. Но она не послушалась, написала заявление и было возбуждено уголовное дело против двух довольно по местным меркам высокопоставленных полицейских по статье о превышении служебных полномочий с применением насилия. Длилось оно почти два года, было опрошено множество свидетелей (хотя, ещё раз повторю, непосредственных и посторонних в самом кабинете во время допроса не было), проводились всяческие экспертизы, в том числе с использованием «полиграфа», короче, следователи сделали, что могли, и передали дело в суд. Который полицейских полностью оправдал, их даже не пожурив оставили при прежних званиях и должностях. Прокуратура не согласилась и подала на пересмотр, потому я и написал, что закончился только один из промежуточных этапов.

Но для меня подобные, как будто и достаточно незначительные, истории интересны отнюдь не детективной составляющей, в конце концов тут нет никакой особо увлекательной интриги, а возможностью абсолютно диаметральных трактовок, каждая из которых, вроде, имеет полное право на существование.

Следователи, прокуроры и, конечно, сама пострадавшая, уверены, что полицейские нарушили закон, нанесли человеку моральную травму и должны ответить. И их аргументация довольно обоснованная, изложена на многих десятках страниц дела. А вот, например, жена полковника (сама бывший работник полиции, такая фактурная русская красавица под два метра роста, по молодости очень в моем вкусе), из-за которой, собственно и разгорелся изначально весь сыр-бор, совершенно искренне не понимает, в чем виноват её муж. С её точки зрения ситуация была такова.

К ним в квартиру под видом покупателей пришли совершенно незнакомые люди, которые вели себя крайне подозрительно. Не задавали обычных в таких случаях вопросов, а молча «разбрелись по комнатам» (хотя это и странновато звучит по отношению к тридцативосьмиметровой однушке, но это так, к слову). Когда ушли, драгоценности на своем привычном месте не обнаружились. Она их потом нашла в сумочке, в прихожей, куда сама никак не могла положить. Видимо, воровка хотела их вынести, но увидела на вешалке полковничью шинель, испугалась связываться с ментами и подбросила шкатулку в сумочку. Но и потом женщину никто никуда насильно не увозил, ей вежливо предложили проехать для беседы, и она добровольно согласилась. А на счет угроз, личных обысков и прочих ужасов, так это просто её фантазии, котором нет никаких бесспорных доказательств. Сам же полковник, да, возможно, он и нарушил какие-то мелкие формальности, но человек несколько десятилетий бескомпромиссно борется с наркотиками в регионе, у него множество врагов и, естественно они хотят воспользоваться ситуацией, чтобы опорочить честного и добросовестного полицейского.

Нет, понятно, что баба стремиться отмазать мужа, да и собственный «косяк» заболтать, более чем вероятно, что и ей от супруга досталось за ложную панику. Но почему бы это и не может быть чистой правдой? Ведь «железобетонных» доказательств действительно никаких. А бесспорно доказанные нарушения со стороны полковника при определенном взгляде и отношении, тянут не больше, чем на устный выговор (даже которого, кстати, в связи с оправдательным приговором он не получил). Нельзя же из-за одного мелкого проступка перечеркивать десятилетия беспорочной службы уважаемого офицера.

Очень жарко даже в моем раю, так что на этом временно прервусь, а более подробный и серьезный разговор о сути явления в целом, надеюсь, продолжим уже на следующей неделе.
вторая

Чей туфля

Честное слово, вот я сейчас без малейшей задней мысли. У меня нет на эту тему никакой эксклюзивной информации, всё исключительно из общедоступных СМИ. И даже в данном случае моё субъективное отношение к происходящему на Украине тоже не имеет никакого значения. Только факты и чистое любопытство

На Донбассе произошло трагическое событие. Погиб пятилетний ребенок. И здесь у меня нет никаких оснований считать это «распятым мальчиком» или ещё какого-то рода пропагандистской ложью. Судя по всему, ребенок действительно погиб. И это событие само по себе абсолютное, нелепо и кощунственно высказывать тут какое-то личное отношение. Трагедия есть трагедия. Она однозначна.

Но вопрос совершенно в другом. Вот уже несколько дней я пытаюсь узнать подробности, однако мне в разных вариантах, но встречается по сути и смыслу одна и та же информация. Что «украинский беспилотник сбросил на донецкий поселок самодельное взрывное устройство». Разве что, иногда встречается наименование «самодельная бомба», но оно мало что проясняет.

Скажу сразу, что явлюсь в подобных делах полным дилетантом. Но есть вещи какие-то очень простые и очевидные, не требующие специальных знаний. Насколько мне известно, слово «беспилотник» имеет очень широкое и неопределенное значение. Под летательным аппаратом без пилота, управляемым на расстоянии, можно понимать и любой дрон, начиная от по сути детской игрушки и заканчивая используемый в каких-то практических, даже коммерческих целях, типа доставки почты или пиццы. Их можно заказать по интернету или купить в магазине от нескольких сотен до максимум нескольких тысяч долларов и научиться управлять не сильно сложнее, чем автомобилем. И есть боевые беспилотные аппараты. Вернее, это, естественно, не какие-то отдельные игрушки, а целые комплексы, для работы с которыми требуются отдельные высококвалифицированные специальные службы, и стоит всё это многие миллионы долларов, не говоря уже о прочих организационных и технических нюансах.

И всё это «беспилотники». Так всё-таки о чем идет речь? Вполне можно себе представить, что какие-то хулиганы, а в данном случае и несомненно просто преступники, присобачили к какому-нибудь дрону коробку со взрывчаткой и сбросили на поселок. Но чтобы к современному высокотехнологичному боевому летательному аппарату привязали «самодельное взрывное устройство» даже под названием «самодельная бомба» … У них что, нет штатных боеприпасов, закупили или произвели некомплект, кто-то украл запчасти?

Короче, может, кто-то мне объяснит, что это была за история и что там реально произошло?
вторая

Сюжет

Нет, конечно, мы никогда не были особо близкими друзьями. Даже слово «приятели» не слишком подходит. Скорее просто знакомые. Да, добрые и хорошо знакомые, но не более.

Мы никогда не были на днях рождения друг друга. По-моему, даже ни разу с этим друг друга не поздравляли. Мы никогда не созванивались просто так, «потрепаться», исключительно, пусть иногда по пустяковому, но конкретному поводу. Кстати, я всегда мгновенно узнавал его по телефону. И не только потому, что у меня действительно хорошая память на голоса, но и потому, что он отчего-то единственный называл меня «Александр». Остальные или по имени отчеству, или те, кто с юности, «Саша» или «Васильев». А он только «Александр».

И вот он погиб. И дело не только в том, что произошло это неожиданно и нелепо. Смерть редко бывает уместна. И даже не в том, что это произвело на меня неожиданно обескураживающее и опустошающее впечатление, учитывая, что последние годы унесли слишком многих родных и близких, не то, что притупив боль, но, по крайней мере, научив в достаточной мере управлять эмоциями. Но я почему-то ощутил какую-то материальную утрату огромного куска собственной жизни.

И пришло в голову, что ведь в предстоящем сентябре будет ровно пятьдесят лет, как мы познакомились. И по ряду случайных обстоятельств я как сейчас помню тот день и момент. Потом, опять же не из-за нашего тесного общения, а просто так ситуативно сложилось, я познакомился с его младшим братом и отцом, и у нас с ними даже сложились какие-то отдельные неплохие и небезынтересные отношения.

Последний раз мы с ним виделись перед самым началом пандемии. Он пригласил на концерт своих знакомых ребят из Питера в малом зале Дома музыки. Там встретили ещё одну подружку, потом собирались вчетвером пойти поужинать напротив в пивной ресторан, но кто-то ему позвонил со срочными делами, не сложилось, договорились в ближайшее время исправить. А дальше вирус, переписывались несколько раз по интернету, созванивались, чтобы, как он говорил «подтвердить договор о намерениях». И вот всё.

Но это так, попутно и не очень ярко и значимо. Главное, получается, что полвека мы не очень часто, однако, выходит вполне регулярно общались без больших перерывов и уж точно, что несколько удивительно, без единого малейшего конфликта. И я вдруг подумал, а ведь если написать об этом, пусть не слишком и подробно, то получился бы, ну, ладно, не роман, но довольно объемная повесть точно. Причем повесть со всеми классическими признаками сюжета и, наверное, относительно занимательной интригой. Не говоря уже о драматическом финале.

Эта повесть никогда не будет написана. Но она реально существует. Создана. Факт и данность. Сюжет полностью завершен, но продолжается. И для его создания, оказывается, не требуется никакого особого таланта. Всего лишь пятьдесят лет жизни.
вторая

Гибель богов

Давным-давно, примерно в эти же дни марта погиб Гай Юлий Цезарь. Он не был великим полководцем, великим политиком, великим правителем, великим государственным деятелем или ещё кем подобным, хотя во всех названных областях и достигал определенных успехов. Он не был даже императором или монархом в хоть относительно современном понимании, всё-таки Рим при нем и ещё некоторое время после оставался, пусть и со множеством нюансов, но республикой.

Но он был великим писателем. И потому в мировую историю и культуру вошел мифом, созданным своими руками, который уже неизменен, вечен и абсолютен. Кто угодно может что угодно говорить и писать, но Галлия по всей своей совокупности разделяется на три части, и с этим никто уже никогда ничего поделать не сможет.

Почему и за что его убили? С одной стороны, ответ тут много более очевидный и менее таинственный, чем даже по поводу как будто совсем недавней истории с Кеннеди. Ну, слишком тянул одеяло на себя, вошел в конфликт с группой достаточно влиятельных и сумевших сговориться товарищей, вот и получил. Но с другой стороны, например, его внучатый племянник Октавиан, первый реальный практически римский император, то самое одеяло натянул на себя много решительнее и жестче, но дожил до почти фантастических по тем временам семидесяти шести лет, из которых более сорока правил, и никто на него с ножом не кидался.

Гораздо более обсуждаемый и относительно актуальный вопрос, а как относиться к этому убийству? В смысле, если отбросить всякие гуманистические абстрактные слюни, было ли оно полезно и хорошо для римского государства, для римских граждан как для народа и вообще в исторической перспективе? Но тут одного ответа изначально принципиально не существует. Всё зависит исключительно от индивидуального понимания, что есть «хорошо» и «полезно».

По моим понятиям убивать не стоило. Никаких положительных последствий этого безобразия не вижу. В результате и демократию, если она кому и действительно была мила и нужна, не сохранили, и талантливого человека угробили, который, глядишь, ещё что-нибудь полезное мог сделать и, главное, что-нибудь хорошее мог написать.

Но ведь бессмертные боги любят давать иногда тем, кого они желают покарать за преступления, большое благополучие и продолжительную безнаказанность, чтобы с переменой судьбы было тяжелее их горе.
вторая

И пряников, кстати, всегда не хватает на всех

Евгений Ройзман, конечно, святой человек. Говорю это без малейшей иронии и какого-либо двойного смысла. Тем более, что в моих устах это отнюдь не комплимент и не безусловная похвала, я к святым отношусь с большой опаской и настороженностью. Но в данном случае оценка деятельности Ройзмана несомненна.

Он собирает 160 миллионов рублей на укол, который может спасти и даже очень вероятно, что спасет, жизнь маленького ребенка. Лично тоже участвует долей и немалой. Набрал пока только 66 миллионов, нужно успеть до Нового года найти ещё 94.

Если получится, то произойдет самое прекрасное чудо в мире. Обреченный на смерть человек останется в живых. Ничего не может быть изумительнее и выше. Но это не решит ни единой проблемы и не ответит ни на один принципиальный вопрос.

Это абсолютно нереальная и запредельная цена индивидуальной медицинской помощи. Для любой страны и любого государственного устройства. Исключение составляет лишь тончайшая прослойка реальных серьезных миллионеров. И в это время умрет огромное количество народу, которое не смогла найти не то, что 160 миллионов, но и 100 тысяч пусть даже наших деревянных. Множество людей, которые, понятно, ничуть не лучше того, который выживет. Но и не хуже. Просто потому, что тут подобные критерии не применимы. Здесь всего лишь примитивная двоичная система. Жизнь и смерть.

Естественно, это всё жуткая пошлость и банальность. На всех уровнях, от слезы ребенка до бесценности каждой человеческой личности. Но констатация уровня этой пошлости и банальности опять же ничего не отменяет, ни к чему не приближает и ничего не проясняет.

Просто давно идет постапокалиптический отбор, как в «Письмах мертвого человека» Лопушанского. И 160 миллионов здесь – это не цена человеческой жизни. Это цена нашей беспомощности и несовершенства.
вторая

Ну, и чё?

Вот здесь тот нечастый случай, когда я не могу сформулировать своего отношения. Вернее, даже дело не в формулировке, а в том, что само отношение никак не формируется. То есть совсем. Полностью отсутствует.

Имею в виду убийство иранского ядерщика. И лично для меня не имеет никакого значения, евреи ли его грохнули. При любом раскладе это вряд ли несчастный случай. Кто-то же всё-таки взорвал.

И не надо тут подробностей, оговорок и предположений. Представим себе идеальный и чисто гипотетический вариант. Останется этот человек жив, значит, будет у Ирана атомная бомба. А без него никак. Радоваться его смерти или сожалеть о трагедии?

Я не знаю. А обязан?
вторая

Golyamata skuka

Нет, не до истерики, клинической депрессии или малейших намеков на суицидальные синдромы. Без всяких излишеств, тупо просто скучно. Всё чаще вспоминается старинный, один из самых мною любимых, анекдот про Вовочку: «Это, конечно, трагедия, но ещё не беда».

Стало окончательно понятно, что беда не во всех этих всемирных катаклизмах и трагедиях. Не в вирусах, климатических изменениях, озоновых дырах и ядерном оружии. Истинная беда в том, что в результате эволюции произошел какой-то роковой сбой и на этой планете у вершины пищевой цепочки оказался некий странный якобы разумный биологический вид, разные особи которого категорически несовместимы в едином пространстве. Ни один другой самый страшный хищник не станет нападать на иное существо только потому, что ему не нравятся его идеи. Только человек, но человек всегда и обязательно.

Как же вы задрали всем этим своим христианством, иудаизмом, мусульманством, буддизмом, марксизмом, онанизмом и дебилизмом!

Ковид стал высшим и, возможно, последним намеком на единственный оставшийся способ выживания человечества. Сидите, уроды, по своим клеткам, не высовывайтесь и никого не трогайте. Поливайте друг друга самыми страшными оскорблениями, но только дистанционно. Наденьте намордники и не приближайтесь ни к кому ближе двух метров.

Но опять же в том-то и беда, что это принципиально невозможно. Вот только что в Барнауле, великолепный и нагляднейший пример. Люди готовы платить любые штрафы и даже сесть в тюрьму за свое право не соблюдать этой самой дистанции и не носить маску. На всё, что угодно, готовы, на любое унижение и притеснение. Но только не на это. В своей клетке страшно и невозможно. Нужно найти врага и отрезать ему голову. Иначе существование немыслимо.

Тупее и пошлее такой жизни только дискуссии на подобные темы. Не то, что объяснить или, тем более, убедить, но и просто объяснять абсолютно невозможно и нелепо.

Четырнадцатый том озаглавлен так: «Может ли разумный человек, учитывая опыт прошедших веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?» Прочесть Четырнадцатый том недолго. Он состоит всего из одного слова и точки: «Нет».
вторая

Последний герой

Я много раз говорил и писал, что смешны и наивны разговоры, мол, жив бы был сейчас тот или иной знаковый персонаж прошлого, вроде Высоцкого, Шукшина или ещё кто из подобных великих и истинно народных, он бы тем или иным образом прореагировал на происходящее сейчас. Полная чепуха. Нам этого знать не дано. И, может, это как раз к лучшему.

Жалко, конечно, что трагически и случайно погиб Гагарин. Но, как к нему не относись, однако в памяти людской он остался улыбчивым «простым советским парнем», который у очень многих ассоциируется с собственными приятными ощущениями от времени больших и добрых надежд. А дожил бы до наших дней, так, более чем вероятно, не Терешкова, а он выступил бы с инициативой увековечивания правления вождя и вошел бы истории этим не меньше, чем своим полетом.

Символ свободолюбивого протеста конца восьмидесятых Бананан-«Африка», он же Сергей Бугаев, стал доверенным лицом Путина и вообще очень ярко последние оды проявил себя как полный подонок. Гарик Сукачев скачет на фестивалях в Крыму, великий Костя Кинчев окончательно поехал на православном патриотизме, и таких примеров множество, я уже не упоминаю истинно нравственно-психологические катастрофы типа той, что произошла с гениальным Александром Зиновьевым.

Потому не нужно самих себя обманывать и искать себе союзников среди громких имен прошлого. Дочери того же Гагарина через суд добились от авторов великолепного, умнейшего и трогательнейшего фильма изменения названия на «Внук космонавта», поскольку посчитали, что «Внук Гагарина» в контексте, когда этот самый внук негр, оскорбительно для их отца. Да, согласен, Юрий Алексеевич не ответственен за это поступок своих дочерей, но так ли вы уверены, что он был бы с ним не согласен.

Я всё это, собственно, по поведу того, что сын Виктора Цоя написал по сути донос на Учителя, снявшего фильм об его отце. Причем написал прямо на самый верх, туда, куда дальше некуда. Сразу скажу, что к режиссеру Учителю я без малейшего пиетета, кино не смотрел и смотреть не буду, но дело ведь совершенно не в этом. Цой остался в истории своим требованием «Перемен!» Но это восемьдесят шестой. Кто знает, чего его сердце требовало бы сейчас.

Всё-таки настоящий герой должен:
А) Умереть;
Б) Вовремя.