Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Вот он уж точно попытался

Уже давно, когда я, говоря о Майкле, называл его по привычке Дугласом-младшим, многие мои собеседники, особенно более молодые, смотрели на меня с некоторым удивлением. Кирка действительно подзабыли. А между тем для детей моего поколения Спартак стал событием на всю жизнь.

Он, лично мне представляется, не был великим актером. Но обладал каким-то фантастическим чутьем. Вовремя подружился с Кубриком, купил права на «Гнездо кукушки», когда никто и представить себе не мог кинематографического потенциала этого сюжета, обратил внимание на никому в мире ещё толком не известного Формана, разглядел, что, кстати, тоже не часто бывает, возможности собственного молодого сына...

И это же надо столько протянуть, будучи тяжело раненым на войне ещё в сорок третьем и пережив авиакатастрофу в восемьдесят. Да, нескучную жизнь прожил Изя Данилович, можно только с уважением позавидовать.
вторая

Полюса

Не очень понятно и даже несколько странно. Ну, довольно естественно, что этот вопрос уже больше века волнует специалистов, профессионалов, да и вообще любителей всего холодного, экстремального, необычного и героического. Потому написано на данную тему бесчисленное количество самых подробных исследований с детальным анализом, объяснениями, теориями и выводами. Но я-то тут каким боком? От меня всё это бесконечно далеко и не имеет никакого отношения к кругу моих личных интересов и предпочтений. По какой же тогда загадочной причине с раннего отрочества я читал об этом всё, что только мог и постоянно мучился – почему у Амундсена получилось, а у Скотта нет?

Нет, все эти формальные придирки мне прекрасно известны. И то, что с организацией экспедиции у Скотта изначально были сложности, проблемы и просчеты, и про плохую морозоустойчивость пони, и про витамин С, и ещё множество всякого подобного. Но всё равно не оставляло чувство, что что-то там не так, а все эти оправдания и объяснения задним числом только замутняют картину, никак не давая принципиального ответа. Две группы примерно одинакового уровня подготовки и снаряжения пошли к одной цели примерно в одно время, одна блестяще справилась со своей задачей, а вторая полностью погибла.

И вот только сейчас, хорошо на седьмом десятке, прожив жизнь, возможно, далеко не самую успешную, но довольно насыщенную и увлекательную, я, мне кажется, хоть относительно приблизился к разгадке. И пони, и витамины, и, прежде всего, конечно, стечение обстоятельств и случайностей имеют большое значение, иногда, наверное, очень большое. Но всё-таки основное было в другом.

Руаль Амундсен хотел достичь Южного полюса. И у него получилось. А Роберт Скотт хотел обогнать Амундсена. И погиб, и товарищей угробил. Впрочем, норвежец тоже умер не своей смертью. Он погиб, пытаясь спасти Умберто Нобиле.

Которого терпеть не мог.
вторая

Это не про смерть

В Уфе жители еще недостроенного ЖК "Цветы Башкирии" выступили против запланированного по соседству строительства хосписа. Будущие жильцы считают, что это плохо отразится на их психологическом состоянии. Это не первый случай, когда соседи не в силах мириться с тем, что рядом находятся смертельно больные люди.

Очень не хочется в таком вопросе лицемерить перед самим собой. Был бы я лично рад и доволен, если бы напротив моего подъезда или прямо под моими окнами построили детский хоспис?

Не знаю. Не уверен во всех оттенках своих чувств. Вполне возможно, как человек достаточно эмоциональный и впечатлительный испытал бы или испытывал бы моментами определенный дискомфорт о такого не самого веселого соседства. Возможно, могла бы возникнуть ситуация, когда брошенный в ту сторону взгляд или какая-то сцена у въезда в заведение испортила бы мне настроение, обрекла на мрачные мысли и вообще доставила достаточно неприятные ощущения. Я не святой и не каменный, очень многие обычные человеческие слабости мне не чужды.

Но вот что я знаю абсолютно точно. Никогда не смог бы не то, что публично протестовать, но даже в частной беседе сказать хоть слово против строительства детского хосписа рядом со своим домом вне зависимости от аргументов, будь это абстрактное «морально тяжело» или, например, самое практическое «такое соседство понизит цену принадлежащей мне недвижимости».

И дело тут совсем не в моем отношении к смерти, своей или чужой, детей или стариков, а примитивно в том, что не представляю, как после этого смог бы жить дальше. Как смотреть потом в зеркало. Вот об этом даже страшно подумать.
.
вторая

Помощь психолога

То ли жизнь – слишком странная штука, то ли человек – слишком нелепое существо. Могут происходить какие-то вселенские катаклизмы и великие исторические сдвиги прямо на твоих глазах, а ты сидишь, лениво пьешь пиво и никак это тебя не задевает и не трогает. А иногда какая-то форменная чепуха, мелочь, не стоящая внимания, но она полностью мгновенно меняет твою картину мира и перестраивает все чувства.

В девятом классе тюменской школы на уроке ОБЖ ученики чем-то вывели из себя учителя, и он нескольких дернул за руки и воротники, эмоционально проматерившись. А детишки сняли это на видео и выложили в сеть.

Из опубликованного не видна предыстория конфликта и даже не очень понятен уровень мата, там всё основное «запикано». Но из оставшегося волне понятно, что педагог, действительно, что-то там изложил не совсем цензурное, и вообще вел себя омерзительно. Этому мужику явно не стоит работать в школе. А относительно очаровательных цветов жизни я вовсе промолчу, дабы не нагнетать. Но на меня произвело неизгладимое впечатление совсем другое. В местном управлении образования официально заявили:

«На данный момент проводится всестороннее расследование инцидента. Решение будет принято после. С детьми, оказавшимися вовлеченными в произошедшее, будет работать педагог-психолог».

То есть, ещё раз. Это минимум пятнадцати, а то шестнадцатилетние тюменские лбы. На уроке по обеспечению безопасности жизнедеятельности они услышали несколько грубых окриков и матерных слов, от чего получили столь глубокую моральную травму, что им потребовалась помощь специалиста-психолога.

Не понимаю, почему они ещё не выступают на сессии Генассамблеи ООН: «Вы украли наше будущее, как вы смеете!»

О, этот прекрасный светлый новый мир. Явно пора мне на кладбище.
вторая

Только не надо умничать

Конечно, такой повод, каждый счел своим долгом отреагировать. А я что, хуже других?
Хотя, если совсем честно, то получается сильно хуже. Очередной раз проявилась моя грубость, тупость и бестактность. Сегодня всю ночь, когда на фоне пылающего Собора гуманное и прекраснодушное человечество пело молитвенные гимны, звонило в колокола, рыдало и произносило трагические речи про то, насколько это великая беда для целого мира, как она нас всех сплотила и каким образом мы должны с ней справиться, я монотонно и тоскливо матерился.

А потом стали появляться чрезвычайно мудрые рассуждения о знаках свыше, о каре и Божьей воле, о забвении истинных ценностей и неминуемой расплате. Очень продуктивно и изысканно. И, конечно, много полезнее, чем заниматься примитивным соблюдением противопожарной безопасности.

Я, когда строю какой-нибудь паршивый сарай, то изначально ставлю перед собой два основных вопроса. Всё ли я сделал, чтобы эта штука не загорелась? И, если всё-таки какая-нибудь сволочь подпалит, то как буду тушить? Это, естественно, как и ничто другое, не дает никаких абсолютных гарантий. Но если неприятность произойдет именно по причине моего плохого ответа на эти вопросы, то винить я буду исключительно себя, а не искать знаки высшего промысла.

Здесь не было какой-то вселенской катастрофы или нашествия инопланетян. Элементарное разгильдяйство. Кроме того, что это восемьсотпятидесятилетний величайший архитектурный и вообще культурный шедевр всемирного уровня, это просто не такая уж и гигантская строительная конструкция в самом центре современного европейского мегаполиса, да ещё и совсем рядом с довольно большой рекой. В двадцать первом веке пожар на такого рода объекте принципиально не может и не должен стать катастрофическим. То есть, по большому счету его в принципе не может и не должно быть. Но если всё-таки какая-то роковая случайность, то минимизировать потери нет никаких проблем.

А тут, совершенно очевидно по процессу и результату, люди, которые занимались эксплуатацией здания и отвечали за его безопасность, просто совершили ряд последовательных глупейших преступлений. Десятки тысяч гениев могут столетиями что-то создавать, а потом несколько или даже всего один придурок способен за час всё уничтожить.

Да, понятно, встанем плечом к плечу, сплотимся, вспомним о культурных корнях, восстановим Собор… Ага. Только хорошо бы, если не сначала, то одновременно, определить этих придурков и дать им пожизненное. Хотя я бы подвесил вверх ногами на ближайшем мосту и пусть висят в виде напоминания. А на их должности назначил бы людей, у которых руки растут откуда следует и не задница вместо головы. Только откуда ж таких взять, если даже Господь не может сохранить результаты подвига во славу Его?

Дальше только нецензурное. Да, опять не получилось посочувствовать умно и красиво…
вторая

Пип… пип… пип…

Еще один погиб. Чуть было автоматически не написал «один из наших», но вовремя спохватился. Я себя и ихним никогда не причислял, а они и вовсе не подозревали о моем существовании.

Мы изначально принадлежали к разным кругам, слоям, классам, как хотите, любое подойдет. Общие только даты. Одногодки, мы одновременно закончили школы, поступили в институты, получили дипломы. А так, практически никаких больше точек соприкосновения. Папа у него не просто генерал-лейтенант, а заместитель начальника штаба Варшавского договора, профессор и прочая, и прочая. Сам Игорь после блестящего окончания философского факультета МГУ идет не по распределению в школу в Лианозово, а в аспирантуру, и потом, уже кандидатом наук в Институт США и Канады АН СССР. А советскую карьеру вообще заканчивает, став в тридцать пять старшим референтом международного отдела ЦК КПСС. Тут уж, как говорится, без комментариев, sapienti sat.

Про него некоторыми принято было говорить, что Малашенко человек замкнутый, непубличный, малообщительный, почти суровый. Чепуха. Он талантлив, ярок, но просто неплохо воспитан и отлично собой владел. Оказался более чем востребован и никого не подвел. Что хотели, то и получили. Все заинтересованные стороны. Но можно это сформулировать и как «за что боролись, на то и напоролись». Тут уж дело вкуса и точки зрения.

Ещё могу сказать точно, имея для того весомые личные основания, что корыстным человеком в стандартном понимании он не был. То есть, конечно, не о каком особом бессребреничестве речь не идет, как, тем более, и о аскетизме, но деньги как таковые его действительно не очень интересовали и точно никогда не стояли на первом месте. Он был более амбициозен и врожденно совсем не жаден.

А самоубийство… Да, несомненно самоубийство. Они все в какой-то и даже значительной мере самоубийцы. А кто это всё создал и запустил в производство? Уж точно не я. И не могу сказать, что все они умирают не своей смертью. Очень даже своей.
вторая

Момент, и в море

Нет, ну, пожалуйста, давайте сейчас без малейшего балагана и юродства, а чисто по-человечески. Я, естественно, никак не стал комментировать так называемое «послание» Путина, какие-то последние остатки понятий о правилах хорошего тона и элементарных приличий у меня ещё имеются. Но автоматически скользя взглядом по лентам новостных агентств, статьям, интервью, откликам в интернете и всему прочему, чем наполнен интернет, я невольно обращаю внимание на реакцию населения по поводу не только упомянутого послания, но и личности Путина вообще, и всего к ней относящегося. И меня потихоньку начинает охватывать если не ужас, то довольно сильная оторопь.

В той или иной мере и степени, так или иначе, но все практически без исключения затрагивают тему смерти Путина. При этом абсолютно не имеет значения позиция тут восторга, надежды, страха или отчаяния. Кто-то искренне верит, что без Путина не будет не только России, но и его самого, кто-то предрекает эту смерть, кто-то на неё надеется, кто-то слегка опасается, но всё равно чешет в затылке. Но в любом случае, если раньше ещё хоть как-то пытались оставаться в рамках простейшей бытовой тактичности, обставляя свои неврозы фразами типа «в конце концов, все мы смертны» иди «тысяча лет жизни и здоровья, но ведь никто не вечен», то нынче лепят уже прямо в лоб и без малейшего стеснения про «когда Путин умрет» или «если Путин умрет», что, согласитесь, звучит совсем уж идиотически.

Вот только представьте себе. Живете вы в какой-то стране. И неважно, как живете, чем занимаетесь и даже возраст не имеет большого значения. А десятки миллионов, если не больше, людей вокруг вас только и думают о вашей смерти. То есть, конечно, не только о ней думают, но в принципе каким-то образом все свои надежды, планы и намерения, да и своих окружающих, и своих детей с прочими потомками соотносят с вашей смертью. Можно ли в подобной ситуации не поехать мозгами?

А способны вы вообразить, чтобы человека в таком состоянии и в такой ситуации задумывался о проблемах утилизации твердых бытовых отходов? Оставим сейчас в стороне, должен ли он вообще иметь в виду подобные проблемы. Говорю чисто о принципе.

А тут еще и часы на Спасской башне бьют каждые пятнадцать минут. Это уже совсем откровенное издевательство.
вторая

В Северной Дакоте нет смертной казни

Я, наверное, далеко не самый умный человек на свете. Да, ладно, что там лукавить и кокетничать, какие «наверное» и «не самый». Совершенно объективно мои интеллектуальные способности откровенно и очевидно ограничены и находятся на весьма среднем уровне, а нередко и ещё ниже.

В шахматах моим потолком оказался третий юношеский разряд, даже не знаю, есть ли такой до сих пор. Я не только не смог бы окончить самый рядовой технический институт, но и оказался в свое время даже неспособен поступить в электромеханический техникум. О каких-то талантах, типа музыкального или художественного, уже не говорю. Тут просто полный ноль. И благо бы это всё ещё хоть как-то компенсировалось определенными положительными чертами характера, вроде особого трудолюбия, повышенной аккуратности, максимальной сосредоточенности или чего-то подобного. Нет, ничего такого, по всем параметрам максимум «троечка», да и то часто «с натяжкой».

Так что же позволило мне прожить жизнь в общем-то не сильно отягощая окружающих своим существованием и в достаточной степени комфортабельно для самого себя, кроме, естественно, элементарного везения, безусловную ценность которого я никогда не устаю благодарно подчеркивать? Не могу утверждать категорически, но попытаюсь пояснить на конкретном частном примере.

В семьдесят втором я купил свою первую «копейку». Страшно гордый приехал к маме похвастать, но сразу не сказал, а решил устроить сюрприз. Уходя, попросил посмотреть в окно. И, когда она выглянула, сел за руль, газанул и заложил вираж. В результате чего на её изумленных глазах с жутким грохотом сбил стоящий рядом мусорный бак и помял крыло новенькой машины. Ещё месяца через два, вернувшись из тяжелой зимней практически безостановочной поездки «туда-сюда» в Прибалтику, я поздним вечером пересек Проспект Мира со стороны проезда Ольминского, тогда это можно было сделать, и влетел на Маломосковскую улицу, на которой оказалось отключено освещение. Успел врубить фары, но в этот момент уже падал в двухметровую яму, которую дорожные рабочие вырыли ровно в этом месте и забыли поставить ограждение. Прошел год, я стоял на светофоре совершенно пустой улицы около Даниловского рынка, и мне со всей дури въехал в зад колхозник из-под Рязани, перепутавший педали газа и тормоза.

С тех пор я практически безвылазно провел за рулем тридцать три года, за которые накрутил более полутора миллионов километров. Ездил по самым сложным и опасным дорогам страны, гонял машины через обрушающиеся перевалы и в любых экстремальных погодных условиях, иногда не спал по несколько суток непрерывной езды, короче, особо условия не выбирал, действую в основном по обстоятельствам и необходимости. Но никогда, ни единого раза я не то, что не попал в аварию, а моя машина не получила даже малейшей царапины. И это при том, что по-настоящему классным водителем я так и не стал, большинство моих знакомых, особенно профессионалов, были шоферами неизмеримо лучшими, чем я. Но в той или иной степени бились абсолютно все без единого исключения. Кроме меня.

В какой-то момент окружающие обратили на это внимание и пытались понять причину. Но я и сам толком ничего внятно объяснить не мог. Просто всей своей шкурой заранее чувствовал опасность на каком-то глубинном инстинктивном уровне. Были случаи совсем мистические. Кто-то меня обгоняет на трассе, и даже не то, что особо нарушает скоростной режим или правила движения, но самая рядовая, ничем не примечательная ситуация. Я съезжаю на обочину, достаю из багажника пакет с бутербродами и говорю попутчикам, что надо перекусить и перекурить, что-то мне не нравится. Через полчаса едем дальше и вскоре видим жуткую аварию. Обогнавшая нас машина врезалась в бензовоз, горит разбросанный вокруг ещё десяток автомобилей, а общем ад кромешный. Ребята начинают спрашивать, мол, какая муха тебя укусила, ведь человек ничем особо на дороге не выделялся, не хулиганил и не лихачил сверх меры, что заставило остановиться? Не знаю. Просто срабатывает какой-то автоматический ограничитель.

Нет, конечно, подобное случалось не слишком часто. Однако постоянно и везошибочно. И, что любопытно, ведь трудно сказать, что я такой уж патологический трус или перестраховщик. Несомненно, какой-то такой уж особой героической смелостью никогда не отличался, но в принципе рисковать не только мог и умел, но и любил. Уже достаточно того, что многие годы, пока были физические силы, считался очень азартным игроком, посетил практически все лучшие казино мира, а в большинстве московских имел даже «золотые карточки» почетного гостя. И в бизнесе нередко ходил по самому краю, а по мнению некоторых и частенько этот самый «край» переступал. Но при этом всегда чувствовал последнюю черту. И, если моя шкура говорила мне, что дальше нельзя, я знал, что могу ошибаться, но она нет.

Всего два раза за все годы поступил вопреки этому чувству, переломил себя, поскольку дела были связаны с моими ближайшими друзьями, теми самыми, которых всего-то, скорее всего, и было у меня всего два в жизни, оба раза очень серьезно «попал», но всё-таки в последний момент и тут моё чутье меня спасло, и в результате полной катастрофы удалось избежать.

Сейчас уже поздно и бессмысленно начинать анализировать составляющие этой самой условной «интуиции», что там от подсознательного, что от примитивно физиологического, что ещё от каких-то свойств организма и характера. Я давно уже махнул рукой и воспринимаю как данность, не пытаясь мудрствовать лукаво. А оставшиеся у меня близкие люди прекрасно знают, что когда я говорю «не надо», то нет большого толку пытаться требовать от меня убедительных аргументов, но лучше просто «не надо» и забыть об этом.

Я вот к чему решил поделиться этой сугубо личной и вряд ли кому интересной информацией. Если слышал ещё с детства, а в последнее время слышу всё чаще, хоть что-то на тему «целей общества» или «задач государства», про «национальную идею», какой-то «путь развития» или ещё что подобное, думаю, большинство отлично понимает, что я имею в виду, то всем нутром своим всегда ощущал смертельную опасность.

А общих целей и задач у меня ни с кем нет и быть не может. Особенно с каким-то обществом или государством. Еще сильнее особенно - с вашим.

Никогда на эти темы не стану рассуждать и уж, тем более, спорить. Не надо. Следует съехать на обочину, перекусить и перекурить.
вторая

Дефиниция атрибутации

Человека, который хоть примерно представляет себе, как устроено в нашей стране газовое хозяйство, особенно в бытовой потребительской его части, «оконечнике», находящемся во владении и пользовании рядового гражданского потребителя, какое там оборудование, в каком состоянии находится и чем является вся это система, наложенная на устаревший блочный и панельный жилой фонд, не может особенно интересовать вопрос, что там произошло в Магнитогорске. Если что и способно удивлять, причем сильно и постоянно, так это редкость и малый масштаб такого рода происшествий, который никак рационально и технически необъясним без Божественного вмешательства, хранящего Россию для каких-то будущих великих свершений.

Однако человек, который хоть примерно представляет себе, как устроены в нашей стране правоохранительные и силовые структуры, в каком состоянии они находятся и как используются, никогда не сможет быть уверенным и не даст голову на отсечение, что любая произошедшая пакость не является плодом действия или, наоборот, бездействия этих самых структур. В виде теракта, провокации, головотяпства или ещё чего угодно подобного.

И точно так же каждый, имеющий хоть примерное представление, как устроены средства массовой информации в нашей стране, да и вообще вся пропагандистская машина, кем и как она используется и в каком находится состоянии, никогда не сможет быть уверен, что ему не врут, не морочат голову, не скрывают каких-то фактов, короче, дают хоть какую-то часть реальной и правдивой информации.

Всё сказанное выше совершенно не означает, что я хочу высказать какое-то мнение относительно взрыва в Магнитогорске или обозначить любую свою позицию. Вовсе напротив, таким образом просто пробую объяснить и в некотором смысле даже попросить прощения за свое к этой истории определенное равнодушие и малый интерес. Да, чисто по-человечески, конечно, могу погоревать о погибших, порадоваться за спасенных и вообще тех, кто получил своевременную и эффективную помощь, но в таких, обычных стандартных размерах, без особой истерики. Что делать, мир жесток и даже ужасен, но никакого способа противодействия этому, кроме глубочайшего смирения, не вижу, потому предпочитаю особо не дергаться. А был теракт или не было, и кто что на эту тему соврал или нет, никаким образом мою картину мира изменить или хоть как-то её значительно дополнить не может.

Однако народ почему-то очень возбужден и волнуется по данному поводу. Рациональных и практических причин того не имеется, больше психологии и нервов, но опять же никого не смею здесь упрекать, а только выгораживаю самого себя, рискующего на фоне столь для многих серьезных и трагических событий написать несколько строк об хоть и относящейся к ним, но на самом деле полной чепухе и мелочи.

Вчера на многих информационных площадках появился некий текст, якобы подробно расследующий причины взрыва и даже называющий конкретных виновников. Принадлежит он до того никому не известному источнику под названием «Baza», и поскольку была как раз пятница, день выхода еженедельной итоговой информационной программы на телеканале «Дождь», её ведущий Фишман пригласил в эфир человека из этой самой «Базы».

Михаил очень грамотно сначала попросил объяснить, а кто они, собственно, такие, откуда взялись, что из себя представляют, ну, и всё такое подобное, поскольку действительно название само по себе пока ничего никому не говорит. Мужчина весьма такого почти классически интеллигентного вида, чуть ли не с богемным оттенком, бородатый, поясняет, что зовут его Никита Могутин, раньше он работал у Арама Габрелянова, но какое-то время назад ушел на вольные хлебы и вот вместе с ещё тремя такими же свободными художниками от журналистики решил организовать новую электронную информационную площадку в интернете. В принципе они сейчас находятся ещё в процессе становления и тестирования проекта, стартовать собирались только в феврале, но так совпали обстоятельства, что их информационная бомба взорвалась несколько раньше времени, что поделаешь, надо начинать и продолжать работу «Базы».

Далее Фишман переходит уже конкретно к обсуждению расследования событий в Магнитогорске, затрагивается тема проверенности и надежности источников, документальных подтверждений опубликованного фото и видеоматериала, цитируемых интервью, и тут Могутин вдруг говороит: «Атра… Арта… Антри…» и так вопрошающе шевелит в воздухе пальцами. «Атрибутированные?» - приходит ему на помощь ведущий. «Да, да, атрибутация, ко мне сегодня с утра многие журналисты с этим приставали, что многие наши факты имеют плохую атрибутацию, я даже в Википедию полез смотреть, что это такое…»

И тут я понимаю, что до сегодняшнего дня Никита просто не знал этого слова. (Только сразу предупреждаю, что, если кто тут начнет про атрибуцию, то найду способ подсыпать стрихнина). После чего меня сильно заинтересовала эта личность. И я полез в сеть выяснять. Оказалось, что я-то понятно, в этих вопросах совсем темный, но странно, что давно и профессионально вращающийся в тех кругах телевизионщик Михаил Фишман попросил Могутина представиться. Он на самом деле достаточно давно и весьма там известен. К сожалению, точно не смог установить возраст, но чисто внешне (хотя тут очень могу ошибаться) ему никак не меньше тридцати, во всяком случае последние лет восемь он довольно эффективно работает в медиапространстве и основанному им новостному интернет-проекту «Mash» даже посвящена отдельная статья в Википедии, а так же с ним опубликовано немало интервью, в которых он представлен таким, типа, гуру новостных информационных ресурсов. И этот человек не знает слова «атрибутированный».

Тут очень прошу меня правильно понять. Я никогда сам не изображал из себя великого интеллектуала или человека энциклопедических знаний. В моем образовании существует огромное количество пробелов, которые я прекрасно осознаю и не испытываю ни малейшего смущения, если по любому поводу лезу в энциклопедии и словари что-то уточнить или узнать новое. И иногда это относится к вещам как будто общеизвестным и очевидным, но по каким-то причинам прошедшим мимо моего внимания, что уж говорить о всяких специальных терминах или, особенно последнее время, неологизмах, которые частенько меня ставят в тупик.

Я почему-то на всю жизнь запомнил, как ещё в глубокой юности мой давно покойный приятель Никита Мамлин, услышав от меня что-то про дефиницию ордена, задумчиво протянул: «Богатое слово…» Я подумал, что он издевается и спросил, что его так удивило. Но он очень мирно пояснил, хотя большинству это прекрасно известно и понятно, но мало у кого данное слово находится в активном лексиконе и редко употребляется в обычном разговоре, вот он и порадовался. И действительно, так получилось, что после этого всегда, произнося «дефиниция» я вспоминал Никиту. Но именно по этой причине выяснилось, что за всю жизнь мне пришлось воспользоваться данным словом всего несколько раз, и столь же редко я его слышал от кого-то или даже просто встречал в тексте.

Но «атрибутировать» к такого рода словам совсем не относится. Какое количество текстов любого вида и уровня должен прочесть и услышать в своей жизни тридцатилетний человек, считающийся профессиональным журналистом, чтобы ему в подобной ситуации пришлось лезть в интернет?

У меня был в деревне охранник-шофер Махмуд, у него отец туркмен, но ещё советский офицер, а мама русскоязычная татарка из Казани. Большую часть жизни, лет до двадцати пяти, сам он прожил в Ташаузе, но по-русски говорил без малейшего акцента и даже малейших интонационных признаков, свидетельствующих, что данный язык для него не родной. Это меня однажды и подвело. Я как-то приболел и попросил его съездить в магазин, купить мне сардельки. Он приехал и вручил мне упаковку воблы. Выяснилось, что он не знает, что такое сардельки, в Туркмении их нет, но постеснялся уточнить и переспросить. А, поскольку меня он в основном наблюдал потребляющим пиво с воблой, то и тут решил, что мне нужен основной мой продукт питания, который и купил, определив по внешнему виду, не мудрствуя лукаво с названиями. Я долго смеялся, но после этого всегда, поручая Махмуду что-то, уточнял, правильно ли он меня понял и все ли слова ему известны. И несколько раз это оказывалось очень полезным, особенно, если дело касалось какого-то инструмента или строительных материалов, например, фуганок, надфиль, дранка или тёс, выяснилось, не слишком популярные в Туркмении слова.

Так что я без малейшего желания кого-то опорочить. Очень может быть, что и сам Никита Могутин, и возглавляемый им журналистский коллектив являются высочайшими профессионалами в своем деле и проводимые ими расследования могут вызывать полнейшее доверие. И какие-то досадные мелочи, случайно покоробившие слух занудного Васильева в данном случае не имеют никакого значения. Но всё-таки мне хотелось бы уточнить и изначально быть готовым. Значения ещё каких слов им не очень известны и понятны или, возможно, относительно каких слов у меня с ними имеются определенные разночтения?

А то, конечно, я и готов бы полностью верить в предоставляемую ими информацию, но не дает возможности безоговорочно насладиться смутное подозрения, а вдруг мне вместо сарделек опять воблу предлагают. Нет, без всякой корысти и от чистого сердца, просто не очень хорошо атрибутированную.