Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Аистов находят в капусте

Эти четыре темы как будто абсолютно не связаны между собой, но в моем усталом, разорванном и сумеречном почти уже до уровня шизофрении сознании они почему-то постоянно сливаются в одну единую, и заранее прошу прощения, что вот таким нелепым способом это выплескивается.

Первое. Весь мир, но особенно, конечно, Европа и США панически боится и внешне зачастую довольно смешно, по-детски пытается что-то делать с эмиграцией, больше говоря о нелегальной, однако на самом деле любой социальной и экономической. Как довольно верно заметил один неглупый английский профессор русской души и культуры, начинаются заседания римского сената, посвященные регулированию нашествия варваров.
По моему субъективному и совершенно личному, непрофессиональному мнению на уровне государств и обществ бороться за свою целостность и ценностную суверенность не только можно, но и необходимо всеми возможными способами и пускать дело на самотек в вопросе иноземного и инокультурного нашествия недопустимо и безответственно.

Одновременно для меня незыблемо право и опять же даже внутренняя нравственная обязанность каждого отдельного конкретного человека вне зависимости от места рождения и любых расовых и национальных принадлежностей всеми силами стремиться жить там, где он хочет и где по его представлениям он может наиболее полно себя проявить.

И всё это вместе никак не отрицает и не изменяет того факта, что любые рациональные действия тут бессмысленны, процесс обречен на саморазвитие и здесь возможна лишь речь о сохранении каких-то остатков чувства собственного достоинства перед лицом неизбежного. По принципу, что все мы без вариантов умрем, но это ещё не повод немедленно идти вешаться или хотя бы не обращаться по этому поводу к врачам.

Второе. Если человек, кстати, не только у нас, но у нас и последние годы просто несколько более среднестатистического, очень условно относящийся к некой оппозиции властям или по крайней мере главенствующему среди населения направлению взглядов и мыслей, говорит, что опасается за свою жизнь, над ним по большей части издеваются или минимум посмеиваются. Мол, кому ты нужен, только рекламу себе таким образом делаешь. Когда его после этого всё-таки убивают, то издевательства с усмешками не только не прекращаются, но даже обычно повышаются в градусе, поскольку тут ещё примешивается «довыпендривался, свои же и грохнули». Если человек объявляет голодовку, то уж просто ржут.Типа, знаем, как они голодают, сплошное цирковое представление для дураков. Но в любом случае, когда человек, предупреждающий об опасности или объявляющий голодовку остаются в живых, то это служит для их мягко говоря оппонентов лучшим доказательством собственной безупречной правоты.

И получается, что если я уважаю оппозиционера и его взгляды, то, по идее, должен желать его смерти, чтобы он не скомпрометировал это мое уважение. Но, знаете, я как-то в такую игру не играю. Считаю это весьма омерзительной подлостью. И не собираюсь даже чисто теоретически рассуждать, кто сколько может продержаться без еды и почему человека ещё не убили, хотя давно вполне могли бы. Гадость и самая последняя низость.

Третье. Максима Шевченко (его личность здесь категорически не обсуждается), спросили, как он относится к тому, что только что вторично арестовали Юрия Дмитрова по уже новому обвинению в сексуальном насилии. Максим ответил, что подробностей дела Дмитриева не знает, но в принципе против него ничего не имеет и желает ему всяческого добра. Однако выразил почти возмущение, что все так называемые либеральные и демократические борются за свободу Дмитриева, а вот про Расула Кудаева, который отбывает пожизненное заключение в одной из самых страшных колоний страны по явно сфальсифицированному обвинению, никто не говорит, что свидетельствует о явной ангажированности и тенденциозности такого рода «правозащитников». И я в самых разных вариантах слышал это тысячу раз. Почему вы говорите о Ходорковском, он что, единственный у нас несправедливо осужденный? Зачем вы заступаетесь за Пусек, разве именно они самые несчастные в наших лагерях? Ну, и тому подобное.

Мне всегда в таких случаях хочется взять монтировку и перебить человеку руку (надеюсь, понятно, что это потаенные и никогда на практике не исполнимые желания, которых я к тому же и искренне стыжусь). А потом перевоплотиться во врача-травматолога, к которому придет этот пострадавший, и устроить ему скандал. Мол, чего вы явились ко мне со своей рукой, думаете это сейчас самая тяжелая травма в нашей больнице? И почему я должен заниматься именно вами? Подумаешь, рука! Тут десять человек с разбитыми вдребезги черепами, чего лезете с глупостями?

Четвертое. Очень жаль, что мексиканцам не разрешили отметить «День мертвых» карнавальным шествием по Красной площади. Подозреваю, что и сами наивные латиноамериканцы не понимали до конца, насколько это было бы великолепно и символично. Из компетентных источников я слышал, что даже была мысль разрешить им вынести ненадолго Ильича из мавзолея и немножко с ним поплясать, но установилась погода со слишком высокой температурой, решили не рисковать мумией. Обидно, такой шанс упущен. Но ничего, уверен, у нас ещё много интересного впереди.

…За последние дни всё чаще слышал унылую и туповатую шутку, что вот кончится чемпионат и начнется война. И с каждым разом в ней всё меньше шутки и всё больше унылости с тупостью. «С первыми холодами стаи аистов поднимаются на большую высоту и, ведомые инстинктом, двигаясь по известным маршрутам, улетаю на «зимние квартиры». Зимуют птицы на юго-востоке и западе Африки». Но уже несколько лет аисты-мигранты отказываются покидать Европу и остаются там зимовать, особенно в Германии и Франции. Что до сих пор не могут понять орнитологи, так это почему точно такие же птицы и практически с тех же широт и климатических условий в России и Польше своих привычек абсолютно не изменили и по-прежнему осенью становятся на крыло.
вторая

Крылья Родины

Я этого и сам терпеть не могу, и очень боюсь, будто меня заподозрят, будто пытаюсь изобразить из себя специалиста в вопросах, в которых являюсь полным профаном. Потому, как обычно в подобных случаях заранее прошу прощения, и буду только признателен, если кто из профессионалов меня поправит или хотя бы просто рассеет мои сомнения.

В Сирии потерпел крушение наш СУ-30 СМ. Власти, в том числе Министерство обороны, официально объявили, что, скорее всего, причиной катастрофы стало попадание птицы в двигатель.

Ну, и чего? Нормально. Я, сколько себя помню, фоном всегда было про этих птиц, которые время от времени пакостят авиации. Пару раз, встречал в СМИ, и в Америке, и у нас инженеры-механики в двигатель попадали, вот это действительно редкость, прямо дрожь пробирала. А птицы, на то они и птицы, не рыбы же, вполне могут попасть, никакой сенсации тут нет.

И всё-таки я по простоте душевной думал, что люди, которые в двадцать первом веке создают современные боевые самолеты (а этот истребитель, исходя из общедоступной информации, является одной из новейших разработок, совсем недавно принятой на вооружение), давно что-нибудь придумали, чтобы эту штуку за десятки миллионов долларов нельзя было сбить обычной птичкой. Оказывается, я глубоко ошибался. Вполне даже можно и без особых проблем.

И вот что меня в связи с этим удивляет. Зачем в таком случае заниматься созданием многомиллиардных систем ПВО? Почему не создать эскадрильи боевых соколов, которые элементарно справятся с уничтожением вражеской авиации? Понимаю, что всякие там экзотические, которых используют арабские эмиры для соколиной охоты достаточно редки, да и дороговаты, хотя всё равно по цене с ракетой не сравнишь. Но у нас есть вполне массовый вид, который называется пустельга. Эти соколы очень умны, прекрасно поддаются дрессировке И организовать их весьма просто.

Конечно, летящий на крейсерской скорости самолет они не догонят, но при грамотной радиолокационной поддержке вести бой на встречных курсах и, особенно, подкарауливать боевые машины при взлете и посадке могут весьма эффективно.

Короче, по-моему, и экономически, и технически очень перспективная идея. Прошу считать её моим посильным вкладом в усиление обороноспособности родной страны.

Ой, мне тут вдруг пришла в голову страшная мысль, а что, если птичкой можно сбить только отечественный истребитель, а враги уже что-нибудь на эту тему придумали? Тогда ещё раз прошу прощения, что опять ляпнул какую-то глупость. Навредить точно не хотел. Не взыщите.
вторая

Ой, звиняйте дядьку, а я думал, что вы птичка

Ну, вот, уже и калмыки обиделись на неуместную и нетактичную шутку. Требуют публичных извинений. Вслед за великим ингушским народом. Про чеченцев уже молчу совместно со всеми вменяемыми и понимающими последствиями.

Но не желаю отставать от тренда и гигантское количество пепла стучит в мое сердце. Призываю объединиться всех чукчей и евреев. Количество русских анекдотов с номиналистическим, если не сказать нацистским оскорбительным душком о нас зашкаливает.

От имени каждого чукчи Рабиновича требую немедленных извинений! И напрасно кто-то недооценивает нашу совместную огневую мощь. Ракеты Димона в Негеве бъют в глаз не только соболя и горностая. Мы тут лезгинку на площадях танцевать не будем, а боевой охотничий фрейлехс может вам сильно не понравиться.

Так что, очень рекомендую извиниться побыстрее.
вторая

Извиняйте, дядьку, я думал, вы - птица

После тридцати мне показалось, что время вдруг убыстрилось и несется с какой-то невероятной скоростью. Какой же я был идиот! Только сейчас, на вполне уже зрелом седьмом десятке, понимаю, что тогда оно еле ползло по сравнению с днем сегодняшним. А теперь годы стали меньше прежних суток, с трудом успеваешь помыть посуду между новогодними застольями…

Ладно, это я так, к слову, не обращайте внимания на старческое нытье. Просто удивился ряду последних читательских комментариев относительно национальной идентичности, ведь, казалось, уже многократно и максимально по возможности подробно уже высказывал свое мнение на эту тему, так что, вроде бы, и говорить уже более нечего.

Потому открыл свои «Критические заметки по национальному вопросу», но обнаружил, что впервые опубликовал их аж году в десятом, а потом вынужден был, несколько подсократив, перепечатать в тринадцатом, однако и с тех пор прошло уже три года. А за это время и многие читатели поменялись, и оставшиеся могли подзабыть, ведь, действительно, не монолог Гамлета всё-таки.

Так что, решил, на всякий случай, кроме уже названного, дать ссылки ещё на несколько (без попытки создания полного списка, просто первое попавшееся наугад, пока не хочется много времени тратить на систематизацию) текстов по смежной тематике.

Отеческие гробы.

Отеческие гробы – 2.

Как фобофоб фобофобам.

Правда, отдельно следует отметить, что всё это написано до событий на Украине, которые во многом принципиально изменили мое отношение тоже очень ко многому, но об этом я писал уже совсем недавно, и написанное всё же достаточно полно представлено по соответствующей метке справа, и, мне кажется, окончательно довольно полно сформулировано в тексте «Завещание Николая Гавриловича».

Засим позвольте откланяться, кое-что нужно ещё дописать из действительно в данный момент меня интересующего, так что, напоследок, со всеми мыслимыми извинениями, осмелюсь лишь напомнить, что не испытываю большого удовольствия, когда обсуждение какой-то мысли переходит на выяснение нюансов личных свойств вашего покорного слуги.
вторая

Только птицы кричат в тишине за холмами…

Жалкие остатки штрафного батальона прорыва, в решительный момент атаки оставленного без поддержки и брошенного на произвол судьбы основными силами, попавшего в окружение, потерявшего подавляющее большинство личного состава, всё-таки пробились к какому-то островку ещё не занятой врагом территории, настолько крохотному и убогому, что оккупантам просто лень было тратить на него силы и время. Пока лень, но хотя бы пока.

Огляделись. Более не по сторонам, да и на что там, собственно смотреть, а пристально вглядываясь друг в друга. Зрелище, конечно, жутковатые. Выжили считанные единицы. Остальные или погибли, или сдались врагу, или дезертировали в совсем уже неизвестном направлении. Да и уцелевшие не сказать, что самая отборная элита, разные попадаются, очень разные. И всё-таки…

И всё-таки они единственные, кто сумел уцелеть и с честью выйти из боя. Потому каждый может с кем-то не соглашаться и спорить до последней хрипоты, кого-то любить, а кого-то почти и ненавидеть, понимать с полуслова или, наоборот, не понимать совершенно, возможно что угодно, ни малейшего единообразия или даже хоть какой-то общности. Но зато каждому можно безусловно доверять, и каждый достоин уважения. Здесь всё по большому счету свои.

Но идёт время. На островке вполне можно существовать, а кто-то вполне способен считать это и полноценной жизнью. У врага руки и ноги до столь отдаленного захолустья так всё и не ходят. Однако изредка у кого-то из маргиналов, неважно идейных или вынужденных, всё равно по той или иной, иногда относительно объективной и в какой-то степени предсказуемой, иногда совершенно личной и неожиданной порой до парадоксальности, причине, но сдают нервы. Люди исчезают.

Не имеет значения, исчезают морально или физически, но перестают быть своими. В какой-то момент остаются совсем уж немногие. Переглядываются между собой, понимают, как их мало, зато уж эти-то последние бойцы, пусть давно переставшие быть именно бойцами в прямом смысле слова, однако уж такие свои…

А за периметром другой, враждебный мир существует по собственным законам. Кажется, будто и эти законы, и он сам не имеют никакого отношения к островку. Там чужие, какое может быть до них дело.

И вот, казалось бы, без особых что внутренних, что внешних поводов, но почему-то одновременно в очень короткий промежуток времени почти все оставшиеся, за редчайшим исключением, начинают говорить странное и поступать странно. То есть, сначала больше говорить, но уже потихоньку и поступать, однако явно, что это «потихоньку» - лишь начало.

Нет, нет, никакого предательства или подлости, всего лишь признание сперва того, что те, вражеские законы нельзя игнорировать, потом, что их все же следует в определенной мере учитывать, далее, что, возможно, на них даже есть способы как-то повлиять, ну, а затем…

Тогда до тебя, наконец, доходит, что на острове своих практически не осталось.
вторая

Всем спасибо

С синицей справился. Никто не пострадал. Супруга моя заметила, что удивляться нечему, а кто ещё ко мне мог прилететь, если не жовто-блакитная любительница сала...
вторая

Всем не помочь. Но надо попытаться

У меня в кабинете окошко крохотное, всего сантиметров тридцать на сорок. К тому же, было открыто не больше, чем на треть. Но в него залетела птичка. Теперь не знаю, что делать. Она мне не мешает и очень мила, но, боюсь, долго здесь не выживет.

Через дверь тоже не хочу её гнать, там дальше через другие помещения ещё сложнее будет. Вот пытаюсь что-то придумать. Посыпал крошки на подоконник, может, удастся приманить. Или попробую найти сачок, но, как не большой специалист опасаюсь навредить.

Короче, теперь мне, похоже, надолго есть, чем заняться.

Да, кстати, никто не знает, что за животное, как называется?

вторая

Вот такая странная птица. Называется «тройка»

Я уже давно не реагирую на всякий бред, тип ВЦИОИовского, про то, что «в последние годы Россия восстановила свой международной авторитет», или «с ней стали больше считаться».

То есть, не в смысле, что социологи подделывают исследования или попросту лгут, а что вообще имеет смысл обсуждать подобные народные мнения в таких системах, как нынешняя отечественная.

Но вот совершенно конкретно и по бытовому я в последнее время (и конкретно прямо только что) всё чаще слышу подобное в самых что ни на есть бытовых разговорах. И про то, что «стали больше считаться», и про «авторитет», и что «мы им показали».

Но когда пытаюсь попросить пояснить хоть одним примером, в чем стали считаться и что показали, то ни одного вразумительного ответа не услышал. Ну, оттяпали Крым. Ну, устроили подлянку в Лугандоне. А кто и в чем из-за этого с нами больше посчитался, и в чем конкретно проявилось большее уважение?

Всё, как лично я наблюдаю, сводится к тому, что именно с точностью до наоборот, дружно и единодушно массово послали самым наглым и циничным образом. Сказал бы «по матушке», если бы они знали русский мат. Это особые авторитет и уважение? Это «более считаются»?

«Дай ответ. Не даёт ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо всё, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».
вторая

Попка - умный

Сегодня день рождения у замечательного русского писателя Виктора Владимировича Ерофеева.

Вообще-то, я очень прохладно отношусь к его творчеству. Но у него есть один гениальный, на мой вкус, рассказ – «Попугайчик». Хотел в связи с датой подарить его текст читателям, но не нашел в интернете. Если кто пришлет, я буду признателен и переопубликую.

А нет, так сами найдите и прочитайте. Как говорил один из вождей, очень своевременная книга.

P.S. Вот, и нескольких минут не прошло, как, спасибо доброму человеку, прислали. Я и сам перечитал с наслаждением, хотя у меня много лет книжка лежит, к которой время от времени обращаюсь. Но, смотрите, действительно - дело вкуса. Впрочем, к чему предисловия...

Виктор Ерофеев

Попугайчик

На запрос ваш, почтеннейший Спиридон Ермолаевич, какова, дескать, участь определена сыну вашему, Ермолаю Спиридоновичу Спиркину, принуждавшему мертвую птицу к противуестественному полету, отвечу не сразу. А почему? А потому, милостивый вы мой государь, что признаюсь: смущен. Грудь разрывалась моя от волнения, читая ваш челобитный запрос, написанный кровью отцовского чувства. Растревожили вы меня, Спиридон Ермолаевич, разворошили! Такую тоску на меня напустили, что словами не передашь, только воем звериным. Однако претензий к вам не испытываю. Сердцем почуял я ваш отцовский позыв защитить сына вашего, Ермолая Спиридоновича, перед властью закона, намекая глухими словами на то, что имел, дескать, сын ваш, Ермолай Спиридонович, сызмальства сильную любовь к божьим тварям, способным к полету. Допускаю правоту вашего намека. Скажу даже больше. Всяк ребенок испытывает слабость к птахам, отлавливая их в рощах, лесах, а также в привольных полях и на огородах силками или покупая их на медные деньги на птичьем базаре, чтобы заключить птаху в клеть, особенно если певчая. В таких действиях закон не усматривает ничего предосудительного и потворствует оным в их невинных забавах. Оно, конечно, так, но забавы забавами, а мировая культура, почтеннейший Спиридон Ермолаевич, предпочтительно мыслит, по моему скромнейшему разумению, симвóлами, толкование коих есть дело ученых мужей. С древних времен, например, идет мода гадать по внутренностям пролетающих мимо птиц. С другой стороны, если какая живая птица залетит к вам в комнату, будь то хотя бы щегол, будете ли вы, Спиридон Ермолаевич, рады такому обстоятельству? Нет, вы такому обстоятельству рады не будете! А почему? А потому, отвечаю я вам, что увидите в этом ужасный симвóл. Готов множить подобного рода картины человеческой темноты, но устремляюсь, однако, к выводу, имеющему некоторое отношение к сыну вашему, Ермолаю Спиридоновичу: птица есть существо, тревожащее душу, птица есть существо загадочное, неподвластное нашим прихотям, а, стало быть, шутки с ней плохи. А что между тем вытворяет сынок ваш? Он шутки шутит! Ермолай Спиридонович изволит шутки шутить с дохлым попугаем – птицей особенно подозрительной. Попугай уже сам по себе симвóл, и черт ногу сломит, разбираясь в его толковании, поскольку вся мировая культура от своего зачатия только и знает, что судачит о нем как об излюбленном кумире. К тому же заморская птица. Вы же, Спиридон Ермолаевич, с этакой легкомысленностью, достойной лучшего применения, строчите в своем запросе, что, дескать, забава сынка носила характер невиннейший. Подумаешь, куча делов! Взял, мол, сын мой, Ермолай Спиридонович, усопшего вечным сном попугайчика по кличке Семен, проворно залез на крышу собственного вашего дома, что на Лебяжей улице, и стал подкидывать ее кверху, как Иванушка-дурачок, в расчете, что дохлая тварь в родном ей воздушном пространстве обрящет второе дыхание, вспорхнет и чирикнет, то есть в некотором роде даже воскресится. По вашим поспешным словам судя, был в таком поступке Ермолая Спиридоновича скорее недостаток соображения, нежели подлый замысел, скорее избыток болезненной фантазии, слабина нервов и дрожь в целом теле, нежели стройный план и интрига. При этом вы, разумеется, возмущены его действиями и вызываетесь сынка вашего, Ермолая Спиридоновича, выпороть плетью безо всякого снисходительства. Ясное дело: отцовские чувства! Повторю вдругорядь: претензий по ним к вам, Спиридон Ермолаевич, не имеем. Вы человек почтенный и остаетесь им пока пребывать. Но соблаговолите понять и нас, таких же самых многолетних слуг отечества, водрузите себя на мое, например, место. Ведь если подобные опыты участятся, что тогда? А кабы заморская дрянь взлетела? По уверению вашего безумного сына, Ермолая Спиридоновича, она и так пару раз взмахнула своими погаными крыльями, то есть проявила некоторую попытку к воскрешению! Ну а вдруг, паче нашего с вами чаяния, взяла бы и вовсе воскресла? В каких бы терминах мы объяснили сие нарочитое обстоятельство нашим доверчивым в своих лучших побуждениях соотечественникам? – Теряюсь в роковых догадках...
Collapse )