Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Норма

Помню, в середине девяностых первый раз приехали с приятелями втроем на Мальту. Как обычно и везде тут же в аэропорту взяли напрокат машину и поехали в гостиницу. Мы мотались по разным странам тогда очень часто, острота новизны притупилась и потому к очередной стране совершенно не готовились, это была совершенная рутина. Но буквально через несколько минут обнаружили, что не учли одну немаловажную мелочь. Там, оказывается левосторонне движение. И обнаруживаешь это только начав движение, поскольку сами-то машины в основном обычные, как у нас.

Когда едешь по прямой, ещё ничего страшного. Но когда поворачиваешь на перекрёстке, то автоматически практически неизбежно оказываешься на встречной. Поскольку у каждого из нас к тому времени уже больше двух десятков лет водительского стажа и рефлексы давно выработались. Мы даже придумали такую технологи, когда кому-то надо бы повернуть, остальные начинали орать: «На встречку!» Это хоть как-то помогало сориентироваться.

На Мальте всё рядом, но мы с черепашьей скорость больше чем за час еле добрались до гостиницы и уже подумывали вернуть машину и начать ездить исключительно на такси. Но постоянно возникали какие-то мелкие неотложные дела, чертыхаясь по очереди садились за руль и мыкались, как в каком-то бредовом зазеркалье. Как же мы тогда проклинали этих идиотов-мальтийцев, так и не удосужившихся за столько лет перейти на нормальную систему движения.

Так, в мучениях, прошла примерна неделя. И вдруг, неожиданно для себя и, что любопытно, все вместе почти одновременно мы в какой-то момент почувствовали, что орать друг на друга на перекрестке уже не нужно. И вообще ездить таким образом вполне нормально. То есть, воспоминания о привычном прежде и казавшимся более чем естественном правостороннем движении ещё несколько бередили душу, но начали всё более уходить в её глубины. А уже через пару недель всё эти мелкие раздражающие глупости по сути и вовсе забылись. Все ездят по левой стороне, значит, так и надо. Ничего особенного. Нормально.

Правда, когда вернулись, пришлось снова почти переучиваться водить. Но это было уже не столь травматично, как при первом переходе на английскую систему. Да и рефлективность стала более мягкой. Привычный мир больше на казался столь незыблемым. Человек всё-таки очень адаптивное существо, за счет того, видимо, и выжил в конце концов.

Хотя да, чего лукавить, возникает иногда желание выехать на встречку и дать газу. Но это дурное. Проще и надежнее привыкнуть к любому зазеркалью. Поверьте, очень скоро вы будете уверены, что так и надо. Ведь все так. Это нормально.
вторая

Война дворцам

С одной стороны, мне совершенно непонятно, чего они так вызверились на Навального. Который реально, если отбросить эмоции и благоглупости, ничего им такого уж ужасного не сделал, разве что не сдох, сука, но это уж, знаете ли, не от каждого можно требовать.

Главный законодательный орган великой страны весь день в истерике брызгал слюной и блажил на тему, что Навальный агент всех возможных иностранный разведок, подлый диверсант и террорист. Явно психически больные люди в припадке падучей довели сами себя до какого-то совершенно немыслимого градуса остервенения. Осталось не очень ясным единственное, почему немедленно не приняли закон о его персональном расстреле. Но это обсуждать бессмысленно, тут чистая клиника.

А с другой – чуть более, но тоже не совсем понятно, почему с таким пафосом набросились на этот многострадальный дворец в Геленджике. То есть, с чисто тактико-политической целью в общем русле деятельности Навального тут вроде всё достаточно прозрачно. Мол, эти гады совсем зажрались в своем безудержном воровстве и вместо того, чтобы увеличивать пенсии и раздавать бесплатные лекарства грохнули сто миллиардов рублей на свои роскошные хоромы. Но с практической точки зрения это ведь полная чепуха. Эти сто миллиардов для страны – что слону дробинка. Ни одной реальной проблемы они не то что решить, а хоть чуть поправить не могут.

Да и агитационно-идеологически очень слабый аргумент. Мне, помню, ещё в юности понравилась мысль, по-моему, Эптона Синклера или ещё кого-то из подобных западных леваков начала прошлого века. Про то, что американский рабочий, конечно, ненавидит миллионеров. Но ни в коем случае не хочет их исчезновения. Потому, что в конце концов мечтает сам стать миллионером, чтобы и его ненавидели, но с миллионом. У нас абсолютно также. Человек не любит воров не потому, что они воруют, а потому, что у него удачно воровать не получается. Поэтому для отрицательных эмоций здесь необъятное поле, но для гражданского общественного возмущения и желания изменить систему причин совершенно никаких.

Но это всё даже не очень важно. Шамбор и Версаль тоже строились не в самые тучные годы, народ тупо массово мёр с голоду, всё же не нынешние времена. Но я даже в самом сильном приступе гуманизма и альтруизма не могу сказать, что предпочел бы, чтобы деньги, потраченные на строительство этих дворцов, раздали беднякам. Франциск и Людовик свои замки и дворцы на тот свет не забрали, и Путин, несмотря на всё его величие, тоже не заберет. Так что, у меня тут единственная серьезная претензия. Конечно, по реконструкциям, строительным планам и съемкам с дронов объективно судить невозможно, но есть подозрение, что дворец в Геленджике не Шамбор и не Версаль. Хотя какие-то моменты мне там нравятся, говорят, неплохой итальянский архитектор делал, но всё-таки, боюсь, далеко не шедевр. Хотя могу ошибаться. Надо смотреть подробнее и внимательнее в реальности и на местности.

Тут ещё очень много зависит от настроения и общей атмосферы. До сих пор одно из самых ярких впечатлений моей жизни, как совершенно случайно я оказался на сутки во французской гостинице, переделанной из замка-дворца тринадцатого века. И утром нам с женой накрыли завтрак на мостике, перекинутом через ров, в котором плавали золотые рыбки и белые лебеди. Сам по себе дворец хоть и весьма приличный, но не выдающийся. Однако ощущения были непередаваемые.

Вообще в архитектуре и строительстве много больше мистического, чем и чистой инженерии, и чем многие себе представляют. Недаром одними из основных символов масонов были мастерок и фартук каменщика. И среди прочего существует совершенно иррациональный закон, согласно которому дом, который не используется по утилитарному назначению, неизбежно умирает. Там может быть самая профессиональная служба охраны и эксплуатации, но это не поможет. Причем назначение возможно самое разное. Не только проживание хозяев, но и, например, санаторий, музей, даже казино с ресторанами, что угодно, но живое. Вроде бы, противоречит здравому смыслу. Амортизационная нагрузка много больше, но здание будет функционировать много лучше. Пусть хоть какой-нибудь убогий старичок ютится, но именно как в своем жилище, а не в качестве только сторожа, при нем крыша будет течь, трубы порвутся, стекла треснут, но здание продолжит существование. А иначе дом в любом случае или исчезнет, или при удаче останется в руинах.

Сооружение в Геленджике всё равно в конце концов получит какое-то функциональное назначение. Использовать его для проживания одного человека или даже одной семьи абсолютно бессмысленно. Полный абсурд. Оно в два с половиной раза больше того же Версаля, который всё-таки был пристанищем целого королевского двора. А геленджикские хоромы неминуемо, пусть и не скоро, но, если их запустят в эксплуатацию и захотят дать им жизнь, вынужденно превратятся в место возможно крайне условно и экономически выборочно, но общественного использования. Я-то вряд ли доживу, да и финансовая ситуация не внушает большого оптимизма, но в принципе съездил бы. Есть шанс, что тоже не без удовольствия.

Но к Навальному, естественно, всё это не имеет никакого отношения. Чем именно он им так в борщ насрал, остается для меня непостижимой загадкой. Во всяком случае никакой реальной опасности он для них не представляет. Если только они сами себя по его поводу до инсульта не доведут.
вторая

Замок If

Если не относиться очень рьяно к пьянству по любому, даже самому традиционному и важному поводу, то можно будет забыть о похмелье и всех неприятностей, с ним связанных.

Если не излишне серьезно относиться к себе и своей жизни, то тоскливый тошнотворный ужас, подступающий к горлу под утро каждого следующего дня рождения и нового года не будет столь резким и невыносимым.

Если не возлагать избыточных надежд при рытье подкопа, то разочарование от того, что в конце концов оказался всего лишь в соседней камере, не окажется таким уж обескураживающим и разочаровывающим.

Да, скорее всего, вы не выйдете на свободу, но зато имеете вполне реальный шанс познакомиться с аббатом Фариа и провести остаток дней в увлекательном общении с ним, вместе мечтая о сказочных сокровищах далекого и прекрасного острова.

Если всё пойдет естественным путем, то в результате страшный Замок всего лишь через лет двести завершит свою трагическую историю и превратится в не слишком процветающий музей, вся слава которого связана только с Железной маской, который там никогда не был, и Эдмоном Дантесом, которого и самого никогда не существовало.

Вопрос лишь в том, есть ли «если».
вторая

Версаль? Версаль

Я обожаю эту аналитику на материале махания кулаками после драки. Особенно умиляют армянские патриоты, разгромившие несколько правительственных зданий, побившие вазы и скомуниздевшие кое-что по мелочи.

Но нет никакого желания ехидствовать и злословить. А уж тем более давать советы и рассказывать, как надо было поступать. Со спокойной совестью могу констатировать лишь одно. В данной ситуации, по моему глубокому убеждению, каждая сторона получила по заслугам и возможностям. Имею в виду всех четырех участников. И лидеров, и их народы.

Редкий случай, когда ни к кому не могу предъявить и малейших претензий, пусть даже моральных и теоретических. То есть, в смысле, что абсолютно никаких новых и всего лишь нюансов. За что боролись.
вторая

Это же надо умудриться так мгновенно всё просрать

Главный редактор телеграм-канала NEXTA Роман Протасевич объявил об уходе из проекта. В интервью изданию «Наша Нива» Протасевич отметил, что не сошелся во взглядах с основателем проекта Степаном Путило.

Уникальный мудак или мудаки, не знаю уж как там с количеством. Но качество действительно какое-то коллекционное. «Не сошелся во взглядах». Просто блеск! Вот уж в чистом виде: «Дорогой брат, наконец я нашла место и время…»

Конечно, нехорошо смеяться в доме покойника. Но в исключительных случаях удержаться невозможно.
вторая

О вреде трезвости

Белорусы заявили, что задержали у себя тридцать с лишним военных наемников, прибывших в республику с целью дестабилизации положения в республике. Позже появились какие-то утечки, что это ребята из ЧВК «Вагнер». Они сначала они поселились в гостинице в Минске, потом перебрались в некий пригородных пансионат или базу отдыха, где их через некоторое время и захомутали.

Я вот почему обратил внимание на эту в общем-то довольно тривиальную для нынешнего настроения Батьки историю. Просто лет пятнадцать-двадцать назад мы с компанией приятелей-предпринимателей якобы по делам довольно регулярно мотались в Белоруссию. Ну, не тремя десятками, однако обычно до полутора набиралось. И маршрут наш был всегда именно таков. Сначала гостиница в столице, потом на несколько дней в какое-нибудь загородное место отдыха. Но нас никогда не только не задерживали, но и вообще обращали на нас маленькое внимание. Власти так и вовсе никакого. В чем же дело и какая разница?

Источники в белорусских компетентных органах разъяснили, что предполагаемые условные вагнеровцы обратили на себя внимание нестандартным для русских туристов поведением. И уточнили, в чем проявлялась эта нестандартность. Они не пили! То есть, ну, совсем. За всё время ни единой рюмки.

Естественно, это не смогло не вызвать подозрений. Вот мы в свое время не выпендривались. Пили нормально без малейших извращений. Вполне достаточно. Как обычно. И никаких неприятностей не имели.

Выводы делайте сами.
вторая

Отчуждение

В одном произведении прекрасного драматурга-сказочника Льва Устинова, человека не самого боязливого, фронтовика, прошедшего всю войну, с которым я имел счастье быть довольно близко знакомым, Олененок спрашивает свою маму Олениху, правда ли, что мы, олени, очень трусливые? Нет, сынок, отвечает она, мы не трусливые. Просто мы всего на свете боимся — и правильно делаем.

Я, конечно, не олененок, но как человек пожилой и откровенно предельно осторожный, сразу должен предупредить. Согласно последним поправкам в конституции, не только действия, направленные на отчуждение части территории Российской Федерации, но даже призывы к таким действиям являются противозаконными и наказуемыми. Поэтому категорически и торжественно заявляю. Ни к чему не призываю, а лишь скромно делюсь сугубо личными смутными мечтами.

Мне очень нравится всё происходящее вокруг бывшего схиигумена, а сейчас, как я понимаю, просто монаха Сергия Романова и его монастыря. Нравится по многими причинам и параметрам. Начиная с тех же причин, по которым мне нравится и всегда нравился Жириновский. Который, подобно ещё древним шутам и скоморохам, провокативно озвучивал и выводил в публичное поле то, что многие стеснялись сказать и лицемерно замалчивали. Да, полностью признавали между собой, омерзительно втихую переглядываясь и подхихикивая, но считали не очень уместным произносить громко вслух. И даже формально осуждали Жириновского, но в глубине души были с ним не только полностью согласны, но и безмерно ему благодарны за то, что он осмелился сформулировать их потаенные идеи и желания. А потом, скромно потупив глазки, очень часто поступали именно так, как и предсказывал, и указывал этот мудрейший политик.

Но не в этом самое главное. Основное в другом. Почему, собственно, я изначально считал величайшей ошибкой разрушение Берлинской стены и поглощение ГДР Западной Германией. Почему не меньшей, если не большей ошибкой считал и считаю автоматический перевод всех советских людей в гражданство новой России. Да, я тут, кстати, совершенно не одинок и не особо оригинален. Почти двадцать лет назад нечто подобное описал в своем романе «Маскавская Мекка» Андрей Волос. Там на территории России сосуществуют государства с разным социально-экономическим устройством и каждый волен выбрать вариант по собственному вкусу.

Замечательный, между прочим, сюжет сейчас развивается в Татарстане. Там успешно функционирует нечто вроде секты «адептов СССР», которые не признают над собой юрисдикции нынешней РФ, как несуществующего государства, выдают своим приверженцам паспорта СССР, отказываются по этому поводу оплачивать коммунальные услуги и объявляют себя жителями Татарской автономной социалистической республики. Очень логично, верно и справедливо. Каждому должно быть дано по вере его.

Так и с Сергием Романовым и его последователями. Хорошо бы выделить им территорию и не соваться туда. Они ненавидят и боятся таких, как я. Я отвечаю им взаимностью. Но и близких мне по духу тоже очень немного. Возможно, даже значительно меньше, чем почитателей и последователей происходящего в уральском монастыре. Нам бы тоже хоть крохотный кусочек земли, скажем, на новгородчине или псковщине. В десять, пусть в двадцать раз меньший, чем мы в процентном отношении к населению России. Но чтобы совсем не вмешивались. А у себя пусть живут, как хотят. Где угодно кто угодно. По интересам и мировоззрениям.

Не волнуйтесь, прекрасно понимаю, сколь наивны и несбыточны мои мечты. Немного извиняет лишь то, что они для меня слишком сладостны.
вторая

Вот тебе, бабушка

И это даже не Юрьев день. Свершилось, наконец то, чего, врать не буду, за всё человечество не отвечаю, может, когда где такая экзотика в анналах отмечена, но в истории России точно не было. О чем тайно и иногда явно мечтали, к чему стремились всей душой, но, честно говоря, не очень надеялись дожить.

Вирусный коммунизм. Сиди дома, получай деньги и не высовывай носу без крайней необходимости. Жратва в запасе, одежда особо не износится, обуви и вовсе должно хватить до конца.

Спасибо. Без малейшей гадости за душой и с чистейшей, искренней, незамутненной благодарностью. Слезы счастья на глазах. И только боишься случайно чихнуть, чтобы не спугнуть это счастье.
вторая

Заборы

Летом семьдесят девятого я собирался с приятелями в Коктебель на машине. А тогда, о чем неоднократно упоминал, работал в «Московском комсомольце» и вел там еженедельную полосу «Олимпийская стройплощадка», посвященную, соответственно названию, проблемам строительства олимпийских объектов. Отпуская отдыхать, мой непосредственный начальник ответственный секретарь Ася Купреянова взяла с меня слово, что перед отъездом я сдам готовую полосу на следующую неделю, чтобы не слишком резко менять план выпуска газеты.

Я обещал, но, как обычно, затянул до последнего и выяснилось, что завтра нужно рано утром выезжать (мы в подобных случаях старались тронуться не позднее часов пяти, чтобы выбраться из Московской области до начала пробок), уже вечер, но ничего ещё для полосы не готово. Однако я взял себя за горло, сел часов в десять и от руки (ночевал у кого-то из приятелей – будущих попутчиков, где даже пишущей машинки не было) написал всю полосу, а это довольно приличный объем, примерно с десяток машинописных страниц.

Центральная статья полосы, так называемый «подвал», рассказывала об одной стройке, где, в частности и среди многого прочего, имелись недостатки при возведении забора-ограждения, а также плохо было организовано питание рабочих. И был такой древний анекдот про сержанта Иванова, которому удалось совместить пространство и время, приказав солдатам копать траншею от забора до обеда. Так вот, под утро, уже совершенно обалдев и засыпая, я, недолго думая, так и озаглавил эту статью: «От забора до обеда». В принципе, сам был не в восторге от этого слишком лобового и довольно примитивного заголовка. Но у нас такое случалось, когда автору ничего приличного не приходило в голову, он лепил что-нибудь первое попавшееся, а потом завотделом или дежурный редактор уже сами придумывали что-то поприличнее.

Оставил пачку листов на столе, её потом должен был забрать курьер, и уехал отдыхать. Но когда вернулся, то выяснилось, что моя полоса по стечению обстоятельств проскочила в печать практически без правки и упомянутая статья тоже вышла с моим изначальным, по сути черновым, заголовком. Так вот, после этого почти все наиболее авторитетные журналисты газеты того времени, а это почти поголовно уже покойные, та же Ася Купреянова, Саша Ригин, Саша Аронов, Таня Шохина, Валера Хабидулин (только Сережа Устинов ещё, слава Богу, жив, тысяча лет ему здоровья) сочли нужным по одиночке и группами подойти ко мне и сказать что-то, типа, ну, Васильев, ты уже совсем сдурел и исхулиганился, такие идиотские и непрофессиональные заголовки ставить на полосу. Я вряд ли что отвечал, вообще не имел привычки дискутировать на подобные темы, но всеобщую реакцию запомнил, правда, в основном как курьез.

А больше чем через десять лет, почти в самом конце советской власти, Володя Яковлев начал регулярное издание газеты «Коммерсант». Она сразу же приобрела популярность, по крайней мере в журналистских кругах, по двум причинам. Во-первых, если не копаться в разных формальных исторических мелочах и нюансах, это было никем доселе не виданное из в тот момент живых реально массовое и при том абсолютно частотное, не принадлежавшее никакой государственной, партийной или общественной организации чисто коммерческое издание. И, во-вторых, Яковлев принципиально изменил подход к подбору кадров. Тут, кстати, в какой-то степени, возможно и не совсем сознательно, он пошел по пути первых частных же рестораторов-кооператоров. Которые писали в объявлениях о приеме на работу: «Требуются люди без опыта в советском общепите». Так и Яковлев, брал не журналистов, вне зависимости от их умения писать, а специалистов и профессионалов в каких-то конкретных областях, ученых, инженеров, строителей, врачей, экономистов, кого угодно, но разбирающегося в своем деле, а потом уже тренировал и учил их чисто журналистским навыкам.

Успех был быстрый и достаточно громкий. Многие те самые журналисты с искренней, не всегда «белой», но всё-таки в большинстве достаточно доброжелательной завистью говорили, что, ну, вот, наконец, появилась по-настоящему свободная и талантливая газета. Кстати, особо отмечалось, что там появились оригинальные заголовки, выгодно отличающиеся от всей предыдущей стандартной серости и убогости.

Я тоже стал читать «Коммерсант» не без интереса. И вдруг буквально в одном из самых ранних номеров наткнулся на статью под набранным огромными буквами во всю полосу заголовком: «От забора до обеда».