Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Mindswap

Вот смотрите, какая любопытная штука получается. Огромное количество мыслей, идей, прогнозов и прочего подобное Дмитрия Львовича Быкова вызывать у меня несогласие, неприятие и даже, порой, откровенное отторжение. Но поскольку, видимо, имеется и какое-то общее направление мыслей, то в конце концов пути в какой-то точке практически сливаются и в результате он написал почти дословно то, о чем я в разных формах твержу уже лет двадцать, если не больше.

Только всё же следует уточнить несколько нюансов, иначе простая и на мой взгляд крайне плодотворная идея может оказаться скомпрометированной и разбиться о множество по началу кажущихся не слишком важными и чисто техническими мелочей.

И, прежде всего, это обмен возможен и эффективен только при условии абсолютной физической изоляции от всего мира полностью непроницаемым силовым полем, которое, к сожалению, пока не изобретено. Потому как, собранное на этой территории население определенного качества в какой-то момент неизбежно исчерпает возможности внутреннего брожения и начнет придумывать поводы и способы, как бы вылезти за границы и начать распространяться, неся доброе и вечное окружающим. И это условие необходимое, но ещё недостаточное.

Кроме того, количество попыток пересечь границу в ту или иную сторону должно быть строго равно двум. То есть, приехал, не понравилось, можешь вернуться. Но только один раз и уже навсегда. И никаких исключений. Иначе слишком много особо хитрожопых начнут проводить основное время «в дороге». Заодно занимаясь челночным бизнесом или даже откровенной контрабандой. Такие сограждане нам не нужны, мы за чистоту помыслов и экспериментов.

Есть и ещё ряд необходимых условий, связанных с перемещением товаров и технологий, юридическими, дипломатическими, визами и прочими моментами такого рода, но я сейчас не стану ими грузить читателя, просто, когда дойдет до дела, знайте, что я уже всё тщательно продумал и у меня готова вполне разработанная методология этого обмена. Но в принципе в нем существует определенная и изначальная порочность, которая в принципе непреодолима в изложенной системе.

Скажем, я не хочу жить в этой стране. Но по ряду самых разнообразных и объективных и субъективных причин меня не устраивает и любая заграница, включая даже Швейцарию с Люксембургом. С другой стороны, и они непонятно с какого перепоя обязаны меня принимать. Ну, то есть, конечно, если я особо ценный специалист и в принципе хоть в какой-то области очень талантливый человек, то тут гораздо меньше вопросов. Но мы ведь в основном все же люди простые и достаточно серенькие. Можно, конечно, рассчитывать на их сердобольность, но, во-первых, это штука не очень надежная, в, во-вторых, и это главное, имеется тут некая несправедливость. Ведь и меня тоже не совсем на помойке нашли. Я тоже по праву рождения имею определенные права, в том числе имущественные. Пусть самые крохотные и минимальные, но всё-таки имею.

Потому честнее, мне кажется, будет выделить где-нибудь на окраине, к примеру, Новгородской или Псковской области у границы, ради транспортного удобства, кусок земли для подобных мне. Вычисляется он очень легко. Берется пригодная для проживания площадь страны, делится на количество жителей, и пусть от этой величины будет десятая часть. Ладно, хорошо, сотая. Всё равно участок получится пригодный для существования. И каждый, кто захочет присоединиться к этой независимой территории, приходит со своим наделом, он автоматически прирезается с новым поселенцем. Мы там сами для себя всё обустроим и организуем. Вполне возможно и даже более, чем возможно, впоследствии тоже разделимся на ряд независимых общин по взглядам и интересам. Но это уже будет наше дела, вне компетенции великой России.

Но это всего лишь мои дополнительные замечания. Которые никак не отменяют и опровергают предложения Быкова. Действительно, каждому должно быть дано по вере его. Не нами придумано, но придумано и в самом деле неплохо.
вторая

Сортировочная

Век живи – век учись. Смотрел тут недавно документальный фильм о Марадоне. Мне представляется несомненным, что он был великим футболистом, а меня всегда интересовали профессионалы такого уровня в любой области. Но большим философом его, мягчайше говоря, считать трудно и в том числе его политические взгляды, ещё более мягко говоря, для меня являются несколько экзотическими. Кроме прочего он был страстным сторонником Фиделя Кастро и в одном из интервью сказал, что это единственный в мире лидер, который может спать с чистой совестью, а все остальные – сплошная грязь. Но тогда же он заметил, что некоторые вещи его на Кубе всё-таки удивляют. Например, что кубинцев не пускают в кубинские отели.

Я этого, честно говоря, не знал. То есть, в принципе, давно интересуясь этой страной, больше был в курсе её истории, а не обыденной жизни. Сам там никогда не был, внешняя информация довольно идеологизирована со всех сторон, так что, конечно, мои впечатления очень поверхностны. Но стало любопытно и я попытался выяснить этот нюанс поподробнее.

И как я понял, речь всё-таки больше шла не о том, что кубинцам вообще категорически было запрещено появляться в отелях. Нет, с этим тоже существовали определенные сложности и ограничения, но основной смысл в том, что гражданин Кубы не мог именно поселиться, например, в курортном отеле. Как будто это ограничение уже лет восемь-девять назад снято или по крайней мере смягчено уже при младшем Кастро, но интервью Марадоны ещё прошлого века, так что тогда было конкретно так.

Но для меня, советского человека, в этом нет ничего удивительного. В моем мире (исключительно в моем, так что не надо спорить и начинать рассказывать про ваш, в нем, несомненно, всё было не так) тут тоже были проблемы. Но возможность для обычного гражданина СССР поселиться в гостинице – это несколько отдельная история, которую я уже как-то достаточно подробно упоминал. Табличка «Мест нет», видимо, крепилась на стойке администратора стационарно и сдавалась в эксплуатацию изначально вместе со зданием, являясь его непременным атрибутом. То есть, в каких-то небольших провинциальных городах ещё могло случайно повезти и вам доставалась койка в многоместном номере, но о миллионниках, не говоря уже, естественно, о Москве и Ленинграде, и речи не шло. Подобная ситуация достаточно ярко, хоть и не без художественных преувеличений, показана в «Мимино». Я сам смог объездить всю страну, в основном останавливаясь в довольно сносных условиях, только потому, что мне редакции заказывали номера через местные партийные или советские органы, у которых на то имелась «бронь».

Однако я сейчас принципиально о другом моменте. О чисто формальном праве «пускать или не пускать в гостиницу». Дело в том, что тут имелась очень четкая граница. Были «интуристовские» гостиницы и все прочие. При этом «прочие» отнюдь не всегда были слишком низкого качества. Они устанавливали нередко собственные «правила посещения», например, даже вход в вестибюль только по «карточке гостя», но тут не было никакой дискриминации по каким-то иным критериям. А, скажем, в несколько уже древнюю ко временам моей юности, но всё равно роскошную гостиницу «Москва» можно было пройти достаточно свободно не только в холл, но даже, если повезет, взять столик в ресторане, где, кстати, кормили очень вкусно и не так уж и дорого относительно уровня заведения.

Но категорически иная ситуация была в «интуристовских». Там не то, что поселиться или в ресторан зайти советскому человеку было невозможно, но и просто ошиваться в вестибюле очень не рекомендовалось. Если случайно и удавалось просочиться мимо швейцара, то к тебе неизбежно, если не сразу, то через некоторое время подходили крепкие ребята в штатском, просили предъявить документы и, при в остальном приличном и скромном твоем поведении, довольно вежливо просили убираться как можно быстрее. У меня были связи в ресторанах обоих «Белградов» и я там нередко ужинал, каждый раз, естественно предварительно договаривая, чтобы меня провели и посадили. Но когда решил в «новом» отметить свое двадцатичетырёхлетние, то есть это, соответственно, семьдесят восьмой год, то просто пришел в ресторан заранее и попробовал заказать банкет. На меня вытаращились с изумлением: «А вы кто такой, на каких основаниях собираетесь гулять в режимном здании?» Пришлось всё-таки привлекать знакомых. Вечер удался на славу.

Самый жесткий контроль был, конечно, в «Интуристе» на Горького. Я даже не имею в виду валютный бар, за попытку проникнуть туда действительно можно было загреметь суток на пятнадцать, а то и чего похуже. Но уже само по себе нахождение в холле имело явные признаки преступления. И любые попытки выдать себя за иностранца были абсолютно бесполезны. Там специалисты за версту чуяли и безошибочно выявляли советского человека, которому сюда было категорически нельзя.

Но тут меня интересуют не какие-то воспоминательные нюансы, а общий принцип. Не в какие-то древние времена, а исторически ещё совсем недавно существовало по всему миру огромное количество сортировки и сегрегации людей по самым разным признакам. Одним из самых наглядных примеров являлась, конечно, система недопуска в определенные места негров в США. Да что там когда-то, то, что и сейчас везде, в том числе и у нас, называется «фейс-контролем» (не путать с дресс-кодом, который, на мой взгляд, в определенный случаях вполне имеет право на существование), по моему глубочайшему мнению является высочайшим хамством и дискриминацией, причем по абсолютно неформулируемым признаком, просто потому, что какому-то придурку на входе твоя рожа не понравилась.

Я ещё множество примеров могу приводить, но тут хочу вспомнить всего одну довольно смешную историю. У меня есть сосед по деревне и приятель. Он армянин и у него своя ещё со студенческих времен компания, в которой тоже большинство армяне. Они в принципе все весьма патриотично по отношении к России настроены, но один, условно назову его Карен, совсем уж «патриот-патриот», он на каждом углу кричит, насколько Россия самая свободная и цивилизованная страна в этом фашистском мире. И как-то эта компания приехала к приятелю в деревню в гости, а у нас у всех были постоянные пропуска в частный яхт-клуб «Адмирал», что неподалеку. И приятель решил по своему пропуску отвести всех туда искупаться и поужинать в ресторане. Однако на охране их остановили, сказав, что сегодня всё забронировано под корпоратив и прохода нет. Такое иногда действительно случается, и ребята уже развернулись, чтобы пойти в другое место, но тут начальник охраны, который хорошо и давно знал моего приятеля в лицо, попросил его задержаться, отвел в сторону и доверительно разъяснил, чтобы тот не обижался, никакого корпоратива на самом деле нет, а просто начальство приказало категорически не пускать «чурок». И при этом указал глазами именно на Карена. А, хотя там большинство, как я уже сказал, были армяне, но только Карен имел слишком уж характерную восточную внешность. Приятель самому Карену, конечно, ничего не сказал, но потом со мной поделился, и мы долго смеялись. Остается добавить только, что из трех владельцев клуба двое тоже были армянами.

Но это всё так, шуточки. Лично мне любопытно только вот что. Из огромного количества факторов, которые могли играть, да и сейчас порой играют роль при «сортировке» людей, принцип дискриминации как раз собственных граждан по отношению к иностранцам применялся и применяется только в тех государствах, которые декларируют «бесклассовое общество» и «народную демократию». То есть, когда отдельная привилегированная очередь где-нибудь в тех же США для американцев, это может быть в какой-то мере оправдано. Но когда с точностью до наоборот, своих пускают в последнюю очередь или не пускают вовсе, это всё же характерно, мне кажется только для «самых справедливых обществ социалистического толка».

И закончить мне хочется цитатой из, по моему мнению, в конце концов сошедшего с ума, но когда-то истинно великого Александра Зиновьева:

«Заветная мечта ибанца — чтобы его приняли за иностранца.
А еще более главным образом для того хочется ибанцу быть как иностранцу, чтобы прочие ибанцы подумали про него: "Глядите-ка, вон иностранец идет, сволочь!"»
вторая

В Праге тоже есть соборы с красивыми шпилями

Если совсем честно, то в реальности со мной такое происходит довольно редко. То есть, я иногда употребляю выражение «не понимаю», но чаще как фигуру речи, на самом-то деле всё прекрасно понимаю. Но тут совсем другое.

Я в данном случае и вправду не понимаю. Нет, про русофобию, что нас все ненавидят и по указке америкосов постоянно хотят напакостить, с этим всё предельно ясно и в комментариях и объяснениях не нуждается. Но совершенно конкретно. Так всё-таки шлялись наши чепыги с полулегальными паспортами полубратских республик по взорванному впоследствии складу, или их там не было?

Трудолюбиво и добросовестно пытался найти ответ на этот вопрос хоть в сколько-то официальных заявлениях ответственных российских чиновников и политиков. Ничего не получилось. Разве что, Мария Захарова сказала: «Всё это полный маразм». Однако это и без неё несомненно. Конечно, маразм. Но, что именно маразм, не уточнила. Это они? Или однофамильцы? Или вообще там никого не было? У кого всё-таки маразм, можно узнать?

Или, как сказал в старинном анекдоте английский лорд, очередной раз застав свою супругу в постели с конюхом: «Опять эта проклятая неопределенность»?
вторая

Язык времени

Не стоит преувеличивать, Россия и сейчас в достаточно большой своей части весьма диковатая и неблагоустроенная, особенно по меркам стран, многими не без презрения называемых «цивилизованными» и «бездуховными». Но и лишнего наговаривать тоже не стоит. Особенно учитываю, что далеко не все из нынешних активных поколений хорошо себе представляют контраст со «счастливым советским прошлым».

Есть такой очень симпатичный телеканал «Глазами туриста». Там в основном показывают любительские самодельные видеорепортажи, которые сами туристы разных уровней и категорий снимают на любую подручную аппаратуру, вплоть до телефонов. Иногда получается очень занятно, нередко смотрю с большим интересом.

Так вот, там недавно один юноша выложил свой многосерийный видеоотчет о путешествии автостопом из Владивостока в Магадан. Это по дорогам больше трех тысяч километров и значительная часть маршрута проходит через Якутию, места мне с юности прекрасно знакомые. Кроме много прочего, одна из основных проблем передвижения по той местности именно на попутках состоит в том, что очень трудно, если не сказать невозможно, найти машину, которая едет в дальний пункт назначения. Местные ездят в основном между якутскими поселками и деревнями, расположенными на расстоянии ста-трехсот километров друг от друга и приходится постоянно менять транспорт. Так что и этот парень передвигался урывками, особенно не капризничая, уж докуда довезут, дотуда и спасибо.

И как-то он надолго застрял в совсем пустынном месте, машин вообще никаких, жара, а куртку не снимешь и даже капюшон не опустишь, мухи зажрут, короче – тоска и безнадега. Но наконец появился какой-то разбитый грузовичок, пробиравшийся по своим местным делам, шофер сказал, что может подкинуть, но только совсем недалеко, до придорожного кафе, где можно хоть немного отдохнуть. И парень поехал.

Действительно, стоит такой весьма симпатичный домик, крашенный в синюю заборную краску с навесом над крыльцом из веселенького стеклопластика. Турист заходит и всё снимает. Несколько мощных столиков темного дерева с обитыми кожей солидными стульями. Идеальная чистота, салфетки, специи, всё как положено. Бар, и там напитки всех стран мира, пять-шесть сортов пива, в том числе чешского и немецкого, меню на четырех страницах, работает кондиционер, туалет с финской сантехникой и горячей водой. Это, ещё раз повторю и уточню, придорожная забегаловка в Якутии на убитой грунтовой дороге километрах в минимум пятидесяти от ближайшего населенного пункта. Но, главное лично для меня, что юноша воспринимает это отнюдь не как какое-то немыслимое чудо. Да, доволен, что может перекусить и привести себя в порядок, но не более, относится к происходящему как к само собой разумеющемуся.

Если бы в начале семидесятых в Москве мы могли бы совершенно спокойно в любой момент попасть в подобное заведение, то, подозреваю, просто туда переселились бы. Исключительно ради возможности почти всегда попить пива в приличной обстановке «Домжура», естественно, только «Жигулевского», без выкрутасов, но обычно свежего и прохладного, я уже в конце семидесятых вступил в Союз Журналистов. Однако, надо быть справедливым, и в начале того десятилетия ситуация была не столь уж абсолютно безнадежной.

При удаче и преимущественно всё-таки днем можно было достояться в очереди в кафе «Московское», что на Горького почти у Манежа. С хрущевских времен там ещё оставалась щедрая привилегия московского общепита – бесплатная тарелка довольно свежего хлеба, черного и белого, и специи, среди которых особенно ценилась горчица. Мы заказывали по чашке кофе, одному шарику мороженного, а принесенный с собой портвейн разливали под столом с молчаливого согласия персонала, при, конечно, вежливом и смирном поведении, иначе сразу вызывался швейцар, а за ним милиция. И закусывали бутербродами этого самого бесплатного хлеба с горчицей, тарелку обновляли на снова полную без вопросов и по первому требованию. Получалось весьма бюджетно и довольно сытно.

Подобных заведений с примерно такой же схемой эксплуатации в городе было ещё несколько. Там же на Горького «Лира» (первые в Москве коктейли с пластиковыми трубочками), «Космос», на старом Арбате «Двадцать пять метров» (название неофициальное, его этимология до сих пор точно не установлена), но круче всего, конечно, была «Метелица». Это, правда, уже несколько пафоснее и изысканнее, но при определенных навыках и, основное, финансовых возможностях, вполне можно было пользоваться.

Вечерами вполне советская и во многом стандартная «Метелица» обычно превращалась в сильно нетрезвую и не самую спокойную «Метлу». Врать не стану, сейчас уже не помню, была ли водка там в меню или тоже «партизанская», но пили все и от вольного под «иностранную» музыку, которую в основном лабали местные или приглашенные группы. И заканчивалось это не всегда мирно. Лично присутствовал при драке великого Попенченко с какими-то невежливыми залетными. Было очень эффектно.

И там в дальнем углу, если не постоянно, то очень часто сидел персонаж неопределяемого возраста по всем известному прозвищу «Борода», хотя, как ни странно, никакой бороды у него не имелось, а так, обычная довольно невнятная трёхдневная щетина. И он попозже к вечеру начинал непрерывно говорить. Негромко, но весьма отчетливо. Желающие иногда специально подходили к его столику послушать. Я был среди них и до сих пор помню некоторые монологи: «Мужик, в целлофан завернутый, канаву ковыряет, а оттуда нефть бьёт, сто процентов влажности, и на Северном полюсе лошадь Пржевальского шестипалая по синусоиде вертухается…» Он мог излагать подобное часами, ни разу не повторившись и не меняя своей монотонной эпической интонации.

Полвека прошло. До Магадана на машине стало возможно добраться даже из Москвы. Да, в хорошую погоду и на специально подготовленной, но во времена моей юности об этом и подумать было нельзя.

Зачем?
вторая

Норма

Помню, в середине девяностых первый раз приехали с приятелями втроем на Мальту. Как обычно и везде тут же в аэропорту взяли напрокат машину и поехали в гостиницу. Мы мотались по разным странам тогда очень часто, острота новизны притупилась и потому к очередной стране совершенно не готовились, это была совершенная рутина. Но буквально через несколько минут обнаружили, что не учли одну немаловажную мелочь. Там, оказывается левосторонне движение. И обнаруживаешь это только начав движение, поскольку сами-то машины в основном обычные, как у нас.

Когда едешь по прямой, ещё ничего страшного. Но когда поворачиваешь на перекрёстке, то автоматически практически неизбежно оказываешься на встречной. Поскольку у каждого из нас к тому времени уже больше двух десятков лет водительского стажа и рефлексы давно выработались. Мы даже придумали такую технологи, когда кому-то надо бы повернуть, остальные начинали орать: «На встречку!» Это хоть как-то помогало сориентироваться.

На Мальте всё рядом, но мы с черепашьей скорость больше чем за час еле добрались до гостиницы и уже подумывали вернуть машину и начать ездить исключительно на такси. Но постоянно возникали какие-то мелкие неотложные дела, чертыхаясь по очереди садились за руль и мыкались, как в каком-то бредовом зазеркалье. Как же мы тогда проклинали этих идиотов-мальтийцев, так и не удосужившихся за столько лет перейти на нормальную систему движения.

Так, в мучениях, прошла примерна неделя. И вдруг, неожиданно для себя и, что любопытно, все вместе почти одновременно мы в какой-то момент почувствовали, что орать друг на друга на перекрестке уже не нужно. И вообще ездить таким образом вполне нормально. То есть, воспоминания о привычном прежде и казавшимся более чем естественном правостороннем движении ещё несколько бередили душу, но начали всё более уходить в её глубины. А уже через пару недель всё эти мелкие раздражающие глупости по сути и вовсе забылись. Все ездят по левой стороне, значит, так и надо. Ничего особенного. Нормально.

Правда, когда вернулись, пришлось снова почти переучиваться водить. Но это было уже не столь травматично, как при первом переходе на английскую систему. Да и рефлективность стала более мягкой. Привычный мир больше на казался столь незыблемым. Человек всё-таки очень адаптивное существо, за счет того, видимо, и выжил в конце концов.

Хотя да, чего лукавить, возникает иногда желание выехать на встречку и дать газу. Но это дурное. Проще и надежнее привыкнуть к любому зазеркалью. Поверьте, очень скоро вы будете уверены, что так и надо. Ведь все так. Это нормально.
вторая

Война дворцам

С одной стороны, мне совершенно непонятно, чего они так вызверились на Навального. Который реально, если отбросить эмоции и благоглупости, ничего им такого уж ужасного не сделал, разве что не сдох, сука, но это уж, знаете ли, не от каждого можно требовать.

Главный законодательный орган великой страны весь день в истерике брызгал слюной и блажил на тему, что Навальный агент всех возможных иностранный разведок, подлый диверсант и террорист. Явно психически больные люди в припадке падучей довели сами себя до какого-то совершенно немыслимого градуса остервенения. Осталось не очень ясным единственное, почему немедленно не приняли закон о его персональном расстреле. Но это обсуждать бессмысленно, тут чистая клиника.

А с другой – чуть более, но тоже не совсем понятно, почему с таким пафосом набросились на этот многострадальный дворец в Геленджике. То есть, с чисто тактико-политической целью в общем русле деятельности Навального тут вроде всё достаточно прозрачно. Мол, эти гады совсем зажрались в своем безудержном воровстве и вместо того, чтобы увеличивать пенсии и раздавать бесплатные лекарства грохнули сто миллиардов рублей на свои роскошные хоромы. Но с практической точки зрения это ведь полная чепуха. Эти сто миллиардов для страны – что слону дробинка. Ни одной реальной проблемы они не то что решить, а хоть чуть поправить не могут.

Да и агитационно-идеологически очень слабый аргумент. Мне, помню, ещё в юности понравилась мысль, по-моему, Эптона Синклера или ещё кого-то из подобных западных леваков начала прошлого века. Про то, что американский рабочий, конечно, ненавидит миллионеров. Но ни в коем случае не хочет их исчезновения. Потому, что в конце концов мечтает сам стать миллионером, чтобы и его ненавидели, но с миллионом. У нас абсолютно также. Человек не любит воров не потому, что они воруют, а потому, что у него удачно воровать не получается. Поэтому для отрицательных эмоций здесь необъятное поле, но для гражданского общественного возмущения и желания изменить систему причин совершенно никаких.

Но это всё даже не очень важно. Шамбор и Версаль тоже строились не в самые тучные годы, народ тупо массово мёр с голоду, всё же не нынешние времена. Но я даже в самом сильном приступе гуманизма и альтруизма не могу сказать, что предпочел бы, чтобы деньги, потраченные на строительство этих дворцов, раздали беднякам. Франциск и Людовик свои замки и дворцы на тот свет не забрали, и Путин, несмотря на всё его величие, тоже не заберет. Так что, у меня тут единственная серьезная претензия. Конечно, по реконструкциям, строительным планам и съемкам с дронов объективно судить невозможно, но есть подозрение, что дворец в Геленджике не Шамбор и не Версаль. Хотя какие-то моменты мне там нравятся, говорят, неплохой итальянский архитектор делал, но всё-таки, боюсь, далеко не шедевр. Хотя могу ошибаться. Надо смотреть подробнее и внимательнее в реальности и на местности.

Тут ещё очень много зависит от настроения и общей атмосферы. До сих пор одно из самых ярких впечатлений моей жизни, как совершенно случайно я оказался на сутки во французской гостинице, переделанной из замка-дворца тринадцатого века. И утром нам с женой накрыли завтрак на мостике, перекинутом через ров, в котором плавали золотые рыбки и белые лебеди. Сам по себе дворец хоть и весьма приличный, но не выдающийся. Однако ощущения были непередаваемые.

Вообще в архитектуре и строительстве много больше мистического, чем и чистой инженерии, и чем многие себе представляют. Недаром одними из основных символов масонов были мастерок и фартук каменщика. И среди прочего существует совершенно иррациональный закон, согласно которому дом, который не используется по утилитарному назначению, неизбежно умирает. Там может быть самая профессиональная служба охраны и эксплуатации, но это не поможет. Причем назначение возможно самое разное. Не только проживание хозяев, но и, например, санаторий, музей, даже казино с ресторанами, что угодно, но живое. Вроде бы, противоречит здравому смыслу. Амортизационная нагрузка много больше, но здание будет функционировать много лучше. Пусть хоть какой-нибудь убогий старичок ютится, но именно как в своем жилище, а не в качестве только сторожа, при нем крыша будет течь, трубы порвутся, стекла треснут, но здание продолжит существование. А иначе дом в любом случае или исчезнет, или при удаче останется в руинах.

Сооружение в Геленджике всё равно в конце концов получит какое-то функциональное назначение. Использовать его для проживания одного человека или даже одной семьи абсолютно бессмысленно. Полный абсурд. Оно в два с половиной раза больше того же Версаля, который всё-таки был пристанищем целого королевского двора. А геленджикские хоромы неминуемо, пусть и не скоро, но, если их запустят в эксплуатацию и захотят дать им жизнь, вынужденно превратятся в место возможно крайне условно и экономически выборочно, но общественного использования. Я-то вряд ли доживу, да и финансовая ситуация не внушает большого оптимизма, но в принципе съездил бы. Есть шанс, что тоже не без удовольствия.

Но к Навальному, естественно, всё это не имеет никакого отношения. Чем именно он им так в борщ насрал, остается для меня непостижимой загадкой. Во всяком случае никакой реальной опасности он для них не представляет. Если только они сами себя по его поводу до инсульта не доведут.
вторая

Замок If

Если не относиться очень рьяно к пьянству по любому, даже самому традиционному и важному поводу, то можно будет забыть о похмелье и всех неприятностей, с ним связанных.

Если не излишне серьезно относиться к себе и своей жизни, то тоскливый тошнотворный ужас, подступающий к горлу под утро каждого следующего дня рождения и нового года не будет столь резким и невыносимым.

Если не возлагать избыточных надежд при рытье подкопа, то разочарование от того, что в конце концов оказался всего лишь в соседней камере, не окажется таким уж обескураживающим и разочаровывающим.

Да, скорее всего, вы не выйдете на свободу, но зато имеете вполне реальный шанс познакомиться с аббатом Фариа и провести остаток дней в увлекательном общении с ним, вместе мечтая о сказочных сокровищах далекого и прекрасного острова.

Если всё пойдет естественным путем, то в результате страшный Замок всего лишь через лет двести завершит свою трагическую историю и превратится в не слишком процветающий музей, вся слава которого связана только с Железной маской, который там никогда не был, и Эдмоном Дантесом, которого и самого никогда не существовало.

Вопрос лишь в том, есть ли «если».
вторая

Версаль? Версаль

Я обожаю эту аналитику на материале махания кулаками после драки. Особенно умиляют армянские патриоты, разгромившие несколько правительственных зданий, побившие вазы и скомуниздевшие кое-что по мелочи.

Но нет никакого желания ехидствовать и злословить. А уж тем более давать советы и рассказывать, как надо было поступать. Со спокойной совестью могу констатировать лишь одно. В данной ситуации, по моему глубокому убеждению, каждая сторона получила по заслугам и возможностям. Имею в виду всех четырех участников. И лидеров, и их народы.

Редкий случай, когда ни к кому не могу предъявить и малейших претензий, пусть даже моральных и теоретических. То есть, в смысле, что абсолютно никаких новых и всего лишь нюансов. За что боролись.
вторая

Это же надо умудриться так мгновенно всё просрать

Главный редактор телеграм-канала NEXTA Роман Протасевич объявил об уходе из проекта. В интервью изданию «Наша Нива» Протасевич отметил, что не сошелся во взглядах с основателем проекта Степаном Путило.

Уникальный мудак или мудаки, не знаю уж как там с количеством. Но качество действительно какое-то коллекционное. «Не сошелся во взглядах». Просто блеск! Вот уж в чистом виде: «Дорогой брат, наконец я нашла место и время…»

Конечно, нехорошо смеяться в доме покойника. Но в исключительных случаях удержаться невозможно.