Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Киев бомбили, нам объявили…



А вот зря вы не смотрите федеральные телеканалы. Ох, как зря! Мне глубоко чужда эта интеллигентски пренебрежительная, брезгливая позиция через губу, мол, я-то уж мараться не буду, это всё ниже меня. Нет, я человек открытый, искренний и не стесняющийся своей причастности и, тем более, своего интереса. От меня не убудет, я вообще не отношу отстраненное высокомерие к особо положительным и привлекательным качествам.

Так что, я не только смотрю массовый и общедоступный телеэфир, но и без малейшего смущения в этом признаюсь. Да ещё и призываю последовать моему примеру, поскольку иначе многие из вас лишают себя огромного удовольствия, а я не чужд ещё и щедрому сочувствию.

Но прошлой ночью смотрел на экран, естественно, с особыми чувствами. Для многих людей моего и близких к моему поколений эта ночь всегда была и навсегда останется особой. Мы по мелодию «двадцать второго июня, ровно в четыре час» выросли. Это в крови и уже никуда не денется. А тут ещё и ровно восемьдесят лет. Магия цифр и непроизвольное обострение фантомных болей. До самого утра.

И, если без фанатизма и пристрастий, совершенно произвольно, однако не впадая в совсем уж полный волюнтаризм, пользоваться пультом и переключать каналы, то можно было составить для себя весьма впечатляющую и многозначную картину. Буквально стык в стык, без малейших перерывов, иногда частями накладываясь друг на друга, но тоже достаточно осмысленно, непрерывно шли сюжеты, казалось бы, о разном, но на самом деле абсолютно про одно и то же.

Грозные патриотические речи специалистов боевого разговорного жанра спецбригад Соловьева и Шейнина. Чеканные цитаты из основополагающей статьи великого русского историка Путина о причинах и последствиях Второй мировой. Высокохудожественные тексты Прилепина о фашистской Украине. Кадры военной кинохроники. Концерт в прямом эфире, посвященный круглой трагической дате. Ну, и тому подобное. И должен сказать, что кадры редчайшие, замечательные и ценнейшие. А концерт великолепный. Блестящий концерт.

Но одновременно фоном и великолепной знаковой связкой всего этого шло повторение примерно годичной уже давности передачи Андрея Малахова о земной жизни святой Матроны Московской. С иконой, на которой изображен Сталин, с рассказами об облете Москвы в сорок первой самолета с образом Богоматери и страстными заклинаниями огромного количества народных артистов о русском чуде. И под лозунгом, что «Иисус был освободителем человечества, а Иосиф Виссарионович – освободителем нашей страны и Европы, потому их лики должны находиться друг против друга».

Совершенно изумительный шабаш истеричных свихнувшихся ведьм. Чистая бесовщина. Это даже не Средневековье. Тогда впереди была надежда и Возрождение. У этих лишь озлобленное отчаяние и беспросветное кликушество.

Короче, полностью повторить полученное мной удовольствие у вас уже, конечно же, не получится, если только в следующем году не сотворят что-то подобное, а то и круче. Но передачу про Матрону очень рекомендую посмотреть. Право, обидно, если я останусь одним из немногих насладившихся.
вторая

Пасхальное

Почему-то людей обычно более интересуют вопросы хоть сами по себе, видимо, и достаточно важные, но всё-таки относительно второстепенные.

Вроде, чем хорош, или недостаточно хорош, или даже в чем-то плох был Иисус, насколько верно и справедливо то, что он говорил или то, что ему приписывали, достаточно ли силы веры для того, чтобы попасть в рай, любой ли грех может быть отмолен и прощен или нет, ну и многие подобные практические моменты.

Хотя на самом деле (естественно для тех, кого это в принципе интересует и волнует) принципиальных вопросов может быть всего два. Есть ли Бог? И Бог ли Иисус?
вторая

Небольшое уточнение о моей вселенной

Чтобы вам не копаться, позволю себе полностью процитировать комментарий одного из читателей к моему предыдущему тексту:

Библия в любой церковной лавке свободно продавалась, но стоила она там бешеные бабки. Библия не запрещенная была, рублей 200, если не ошибаюсь. У меня зарплата была 180. потому на целую библию денег не хватило. Купил Новый Завет за 35. Это если ты сектант какой типа свидетеля иеговы ходил и народ мутил, то тебя могли и посадить, если на увещевания КГБ не реагировал. Вот они и спрашивали, где ты взял евангелие, чтоб ты сдал своих подельников. Но свидетеля иеговы и сейчас посадят без всякого КГБ.

Церковных лавок в Москве было очень мало и работали они не с идеальной регулярностью. (Моя бабка много лет прожила в доме непосредственно рядом с Елоховской церковью, я там постоянно бывал, так даже у них не всё функционировало гладко, перебоев не случалось только со свечками). И Библии там в свободной продаже, конечно, не было. Если человек был воцерковленный, пользовался авторитетом в местной общине и лично знаком с батюшкой, то тот мог поспособствовать с приобретением книги. В этом случае стоила она 50 рублей, тоже очень дорого по тем временам, но всё-таки не 200.

С самого начала семидесятых я был практически профессиональным «книжником» или в терминах правоохранителей того времени «книжным спекулянтом». ( Это в моей вселенной был единственный реальный способ собрать хоть относительно приличную библиотеку, в параллельных мирах, естественно, любые книги свободно продавались в магазинах).То есть постоянным посетителем и участником книжных «толкучек», первая из которых на моей памяти располагалась около памятника Ивану Федорову почти на самой площади Дзержинского, а потом многократно под давлением этих самых правоохранителей перемещалась по всей Москве, вплоть до мест совсем малодоступных и крайне плохо для этого приспособленных. Так вот там Библию можно было относительно свободно купить от 100 до 120 рублей. А Евангелие соответственно от 35 до 40. Для сравнения могу сказать, что самый дорогой том из «Библиотеки поэта», Пастернак, стоил порядка восьмидесяти, а первое отдельное «красное» издание «Мастера» 50-60 рублей.

Но тут относительно Библии очень важен вот какой момент, который я тоже уже неоднократно упоминал. Названные суммы подразумевали так называемые «синодальные» отечественные издания. Например, Библия была обычно в шитом и тиснёном твердом голубоватом переплете, на прекрасной бумаге примерно полуторного обычного книжного формата, короче очень качественная по исполнению. Тоже касается и Евангелия, только чуть меньшего размера и обычно в черном с золоченым крестом. Но в народе гораздо большее распространение имели иностранные издания. Их выпускали в основном или западные евангелические организации, или наши эмигрантские издательства, вплоть до совсем уж «вражеских» типа «Посева» или «ИМКА-пресс». Какими-то тайными и явно не совсем легальными путями они попадали в СССР, были много худшего качества, в мягких переплетах, но тончайшей, почти папиросной бумаге, сильно компактнее и стоили значительно дешевле. Такую Библию можно было купить рублей за сорок, а Евангелие и вообще за 15-20. Но во владении и тем более чтении в публичных местах они-то и представляли основную опасность. Поскольку тут вопрос о способе и месте приобретения начинал иметь уже не просто идеологическое, но и откровенно криминальное значение.

Однако, как таковые Библия и Евангелие, естественно, официально запрещены не были, за их хранение не сажали, как за «Архипелаг», но, подобно истории, которую я рассказывал о своем приятеле, задержанном в метро за чтением Евангелия, могли в общественном месте и прицепиться, особенно, повторю, если книга была типа «посевовской». Или, как я тоже рассказывал, меня самого «приняли» в метро на Пушкинской с несколькими иконами в сумке и почти год не отдавали, хотя уж иконы-то точно не были криминалом как таковые.

Я останавливаю внимание на подобных не очень значимых практических мелочах исключительно для того, чтобы подчеркнуть – «параллельные вселенные» отнюдь не всегда враждебные. Просто в силу многих субъективных обстоятельств они у людей могут не пересекаться даже без особой конфликтности. Но всё равно оставаясь параллельными
вторая

(no subject)

Ты себе у Бога не просила
То, что было нужно, никогда.
То, что Украина не Россия,
Это чепуха, а не беда.
А пустые разговоры мимо
Про Москву и сорок первый Рим,
Уберите все войска из Крыма,
Вот тогда про Рим поговорим.
вторая

Гибель богов

Давным-давно, примерно в эти же дни марта погиб Гай Юлий Цезарь. Он не был великим полководцем, великим политиком, великим правителем, великим государственным деятелем или ещё кем подобным, хотя во всех названных областях и достигал определенных успехов. Он не был даже императором или монархом в хоть относительно современном понимании, всё-таки Рим при нем и ещё некоторое время после оставался, пусть и со множеством нюансов, но республикой.

Но он был великим писателем. И потому в мировую историю и культуру вошел мифом, созданным своими руками, который уже неизменен, вечен и абсолютен. Кто угодно может что угодно говорить и писать, но Галлия по всей своей совокупности разделяется на три части, и с этим никто уже никогда ничего поделать не сможет.

Почему и за что его убили? С одной стороны, ответ тут много более очевидный и менее таинственный, чем даже по поводу как будто совсем недавней истории с Кеннеди. Ну, слишком тянул одеяло на себя, вошел в конфликт с группой достаточно влиятельных и сумевших сговориться товарищей, вот и получил. Но с другой стороны, например, его внучатый племянник Октавиан, первый реальный практически римский император, то самое одеяло натянул на себя много решительнее и жестче, но дожил до почти фантастических по тем временам семидесяти шести лет, из которых более сорока правил, и никто на него с ножом не кидался.

Гораздо более обсуждаемый и относительно актуальный вопрос, а как относиться к этому убийству? В смысле, если отбросить всякие гуманистические абстрактные слюни, было ли оно полезно и хорошо для римского государства, для римских граждан как для народа и вообще в исторической перспективе? Но тут одного ответа изначально принципиально не существует. Всё зависит исключительно от индивидуального понимания, что есть «хорошо» и «полезно».

По моим понятиям убивать не стоило. Никаких положительных последствий этого безобразия не вижу. В результате и демократию, если она кому и действительно была мила и нужна, не сохранили, и талантливого человека угробили, который, глядишь, ещё что-нибудь полезное мог сделать и, главное, что-нибудь хорошее мог написать.

Но ведь бессмертные боги любят давать иногда тем, кого они желают покарать за преступления, большое благополучие и продолжительную безнаказанность, чтобы с переменой судьбы было тяжелее их горе.
вторая

И пряников, кстати, всегда не хватает на всех

Евгений Ройзман, конечно, святой человек. Говорю это без малейшей иронии и какого-либо двойного смысла. Тем более, что в моих устах это отнюдь не комплимент и не безусловная похвала, я к святым отношусь с большой опаской и настороженностью. Но в данном случае оценка деятельности Ройзмана несомненна.

Он собирает 160 миллионов рублей на укол, который может спасти и даже очень вероятно, что спасет, жизнь маленького ребенка. Лично тоже участвует долей и немалой. Набрал пока только 66 миллионов, нужно успеть до Нового года найти ещё 94.

Если получится, то произойдет самое прекрасное чудо в мире. Обреченный на смерть человек останется в живых. Ничего не может быть изумительнее и выше. Но это не решит ни единой проблемы и не ответит ни на один принципиальный вопрос.

Это абсолютно нереальная и запредельная цена индивидуальной медицинской помощи. Для любой страны и любого государственного устройства. Исключение составляет лишь тончайшая прослойка реальных серьезных миллионеров. И в это время умрет огромное количество народу, которое не смогла найти не то, что 160 миллионов, но и 100 тысяч пусть даже наших деревянных. Множество людей, которые, понятно, ничуть не лучше того, который выживет. Но и не хуже. Просто потому, что тут подобные критерии не применимы. Здесь всего лишь примитивная двоичная система. Жизнь и смерть.

Естественно, это всё жуткая пошлость и банальность. На всех уровнях, от слезы ребенка до бесценности каждой человеческой личности. Но констатация уровня этой пошлости и банальности опять же ничего не отменяет, ни к чему не приближает и ничего не проясняет.

Просто давно идет постапокалиптический отбор, как в «Письмах мертвого человека» Лопушанского. И 160 миллионов здесь – это не цена человеческой жизни. Это цена нашей беспомощности и несовершенства.
вторая

Право слово

Хватит крутить задом. Надо четко, конкретно и просто. Если ты, собака-Макрон, не прекратишь нас провоцировать и оскорблять самую прекрасную и мирную религию, мы тебе и всем подвякивающим тебе выблядкам отрежем головы.

Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор.
вторая

Трусы Навального

Я уже, по-моему, когда-то упоминал эти истории. Обе из конца семидесятых. Одна произошла лично со мной. В день открытия очередного Московского международного кинофестиваля меня бдительные милиционеры задержали на Пушкинской в переходе со спортивной сумкой. Проверили и обнаружили там несколько икон, которые я тогда ещё только начинал коллекционировать. Отвезли в пятый отдел по охране метрополитена и стали спрашивать, где взял. Я отбрехивался крайне вяло, доски были абсолютно чистые, семейные от одного хорошего знакомого, просто тупо повторял, что иконы мои, потому прошу их вернуть и не морочить мне голову.

А мне возражали, что у них есть ориентировка по кражам. И имеются совпадения. Даже показали список. Там значилось, типа, «изображение Богоматери», «изображение Святого Николая», «изображение Спаса Нерукотворного», всё приблизительно конца девятнадцатого – начала двадцатого века. Я сначала даже пытался пояснить, что это сюжеты подавляющего большинства русских икон, а из них сохранились в основном как раз изготовленные именно в указанный период. Но менты продолжали бубнить про «где взял» и я перестал стараться и напрягать мозги, а столь же тупо и однообразно начал повторять, мол, это моё, предъявляйте обвинение или отдавайте личное имущество.

Так продолжалось около полугода, в течение которых я регулярно раз в недели две ездил куда-то в Измайлово, где находилась их контора. Самое смешное, что затем мне так же без особых объяснений причин отдали иконы и по-доброму посоветовали больше не таскаться с ними по улице, особенно ещё и с подозрительными спортивными сумками. Продолжения история не имела.

А ещё примерно тогда же похожая история произошла с одним моим знакомым. Только он был постарше меня и не со столь крепкими нервами. Человек прошел Корейскую и ещё пару локальных войн, был дважды ранен, контужен и имел, кроме прочего, три «Боевых Красных Знамени». Ехал вечером в метро и читал Евангелие. Не то, чтобы был особо верующим, но интересовался серьезно. К нему пристал патруль, откуда, мол, книга? Он послал. Я сам не видел, но, зная этого человека, могу предположить, что послал действительно достаточно грубо. Его захомутали, отвели в отделение и тоже начали допытываться, где взял. Приятель в дискуссии не вступал, а только требовал вернуть свою вещь.

Да, особо пьян он не был, но несколько «под мухой» находился обычно, потому ментам, когда надоело препираться, не стоило большого труда пристроить приятеля в вытрезвитель. Когда не следующий день он вышел, то вернулся в отделение за своей книгой и устроил скандал. Ему дали пятнадцать суток. Он отсидел и повторил свой подвиг. Его снова приняли с угрозой, что следующий срок будет уже серьезнее. Но он не унимался. Через некоторое время менты всё же решили больше не вязаться с боевым офицером-орденоносцем. И Евангелие вернули.

Я почему, собственно вспомнил. Сначала несколько недель по всем федеральным телеканалам рассказывали, что, во-первых, Навального никто не травил, у него просто обмен веществ нарушился, а, во-вторых, его отравили американцы. Причем утверждали одни и те же люди и одновременно. Но в какой-то момент сюжет поднадоел и тут сам Алексей Анатольевич дал новый повод. Набрался наглости потребовать, чтобы ему вернули одежду, в которой его привезли в больницу. И тут же с утра до ночи те же люди начали рассказывать, что, во-первых, одежду Навального изначально забрала его жена, а, во-вторых, ничего ему не отдадут, поскольку это улики и повод для возможной последующей провокации. Даже мем такой издевательский появился – «трусы Навального». Каждая мразь сочла своим долгом сострить на эту тему.

Я и об этом тоже уже как-то писал. При советской власти домашнюю одежду в обязательном порядке меняли на больничную, а «свою» или действительно отдавали родственникам, если таковые рядом случались, или под опись и с квитанцией сдавали в больничную камеру хранения. Сейчас уже давно не так. Да и общего порядка нет. Где как. Не знаю даже, обязательна ли квитанция. Но в любом случае, если одежды нет и её отдали жене, то никаких вопросов, так и надо сказать, а не фантазировать про улики и провокации. А если есть, то надо отдать. Просто и примитивно по причине, что это его личные вещи. И он не обязан объяснять, где взял и зачем ему его трусы. Даже чисто теоретически все сроки доследственной проверки прошли. Отдайте вещи или скажите, что их нет, поскольку уже отдали.

Больше сорока лет прошло с историй про иконы и Евангелие. Ничего не изменилось. Что лично у меня вызывает лишь положительные эмоции. Поскольку свидетельствует о наличии хоть чего-то стабильного и неизменного в нашей жизни.
вторая

Dixi

Папа Римский наконец объявил, подтвердил или разъяснил, не знаю даже, как тут уместнее, что удовольствия, которые человек получает от еды и секса, ниспосланы Богом.

Аргументацию понтифика приводить не стану, она довольно проста и убедительна, но ничего особо нового или оригинального, заморачиваться там сильно нечего и нечем. В любом случае надо быть последним упоротым авантюристом, чтобы спорить в подобных вопросах со специалистом такого уровня. Наверняка Папа лучше меня знает всё, что относится к его Богу.

Я же могу и хочу заметить только одно. Ничего нового или неожиданного, но, судя по всему, Всевышний – тот ещё фрукт. И, похоже, кое-что понимает в жизни.