Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

(no subject)

Ты себе у Бога не просила
То, что было нужно, никогда.
То, что Украина не Россия,
Это чепуха, а не беда.
А пустые разговоры мимо
Про Москву и сорок первый Рим,
Уберите все войска из Крыма,
Вот тогда про Рим поговорим.
вторая

Гибель богов

Давным-давно, примерно в эти же дни марта погиб Гай Юлий Цезарь. Он не был великим полководцем, великим политиком, великим правителем, великим государственным деятелем или ещё кем подобным, хотя во всех названных областях и достигал определенных успехов. Он не был даже императором или монархом в хоть относительно современном понимании, всё-таки Рим при нем и ещё некоторое время после оставался, пусть и со множеством нюансов, но республикой.

Но он был великим писателем. И потому в мировую историю и культуру вошел мифом, созданным своими руками, который уже неизменен, вечен и абсолютен. Кто угодно может что угодно говорить и писать, но Галлия по всей своей совокупности разделяется на три части, и с этим никто уже никогда ничего поделать не сможет.

Почему и за что его убили? С одной стороны, ответ тут много более очевидный и менее таинственный, чем даже по поводу как будто совсем недавней истории с Кеннеди. Ну, слишком тянул одеяло на себя, вошел в конфликт с группой достаточно влиятельных и сумевших сговориться товарищей, вот и получил. Но с другой стороны, например, его внучатый племянник Октавиан, первый реальный практически римский император, то самое одеяло натянул на себя много решительнее и жестче, но дожил до почти фантастических по тем временам семидесяти шести лет, из которых более сорока правил, и никто на него с ножом не кидался.

Гораздо более обсуждаемый и относительно актуальный вопрос, а как относиться к этому убийству? В смысле, если отбросить всякие гуманистические абстрактные слюни, было ли оно полезно и хорошо для римского государства, для римских граждан как для народа и вообще в исторической перспективе? Но тут одного ответа изначально принципиально не существует. Всё зависит исключительно от индивидуального понимания, что есть «хорошо» и «полезно».

По моим понятиям убивать не стоило. Никаких положительных последствий этого безобразия не вижу. В результате и демократию, если она кому и действительно была мила и нужна, не сохранили, и талантливого человека угробили, который, глядишь, ещё что-нибудь полезное мог сделать и, главное, что-нибудь хорошее мог написать.

Но ведь бессмертные боги любят давать иногда тем, кого они желают покарать за преступления, большое благополучие и продолжительную безнаказанность, чтобы с переменой судьбы было тяжелее их горе.
вторая

И пряников, кстати, всегда не хватает на всех

Евгений Ройзман, конечно, святой человек. Говорю это без малейшей иронии и какого-либо двойного смысла. Тем более, что в моих устах это отнюдь не комплимент и не безусловная похвала, я к святым отношусь с большой опаской и настороженностью. Но в данном случае оценка деятельности Ройзмана несомненна.

Он собирает 160 миллионов рублей на укол, который может спасти и даже очень вероятно, что спасет, жизнь маленького ребенка. Лично тоже участвует долей и немалой. Набрал пока только 66 миллионов, нужно успеть до Нового года найти ещё 94.

Если получится, то произойдет самое прекрасное чудо в мире. Обреченный на смерть человек останется в живых. Ничего не может быть изумительнее и выше. Но это не решит ни единой проблемы и не ответит ни на один принципиальный вопрос.

Это абсолютно нереальная и запредельная цена индивидуальной медицинской помощи. Для любой страны и любого государственного устройства. Исключение составляет лишь тончайшая прослойка реальных серьезных миллионеров. И в это время умрет огромное количество народу, которое не смогла найти не то, что 160 миллионов, но и 100 тысяч пусть даже наших деревянных. Множество людей, которые, понятно, ничуть не лучше того, который выживет. Но и не хуже. Просто потому, что тут подобные критерии не применимы. Здесь всего лишь примитивная двоичная система. Жизнь и смерть.

Естественно, это всё жуткая пошлость и банальность. На всех уровнях, от слезы ребенка до бесценности каждой человеческой личности. Но констатация уровня этой пошлости и банальности опять же ничего не отменяет, ни к чему не приближает и ничего не проясняет.

Просто давно идет постапокалиптический отбор, как в «Письмах мертвого человека» Лопушанского. И 160 миллионов здесь – это не цена человеческой жизни. Это цена нашей беспомощности и несовершенства.
вторая

Право слово

Хватит крутить задом. Надо четко, конкретно и просто. Если ты, собака-Макрон, не прекратишь нас провоцировать и оскорблять самую прекрасную и мирную религию, мы тебе и всем подвякивающим тебе выблядкам отрежем головы.

Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор.
вторая

Трусы Навального

Я уже, по-моему, когда-то упоминал эти истории. Обе из конца семидесятых. Одна произошла лично со мной. В день открытия очередного Московского международного кинофестиваля меня бдительные милиционеры задержали на Пушкинской в переходе со спортивной сумкой. Проверили и обнаружили там несколько икон, которые я тогда ещё только начинал коллекционировать. Отвезли в пятый отдел по охране метрополитена и стали спрашивать, где взял. Я отбрехивался крайне вяло, доски были абсолютно чистые, семейные от одного хорошего знакомого, просто тупо повторял, что иконы мои, потому прошу их вернуть и не морочить мне голову.

А мне возражали, что у них есть ориентировка по кражам. И имеются совпадения. Даже показали список. Там значилось, типа, «изображение Богоматери», «изображение Святого Николая», «изображение Спаса Нерукотворного», всё приблизительно конца девятнадцатого – начала двадцатого века. Я сначала даже пытался пояснить, что это сюжеты подавляющего большинства русских икон, а из них сохранились в основном как раз изготовленные именно в указанный период. Но менты продолжали бубнить про «где взял» и я перестал стараться и напрягать мозги, а столь же тупо и однообразно начал повторять, мол, это моё, предъявляйте обвинение или отдавайте личное имущество.

Так продолжалось около полугода, в течение которых я регулярно раз в недели две ездил куда-то в Измайлово, где находилась их контора. Самое смешное, что затем мне так же без особых объяснений причин отдали иконы и по-доброму посоветовали больше не таскаться с ними по улице, особенно ещё и с подозрительными спортивными сумками. Продолжения история не имела.

А ещё примерно тогда же похожая история произошла с одним моим знакомым. Только он был постарше меня и не со столь крепкими нервами. Человек прошел Корейскую и ещё пару локальных войн, был дважды ранен, контужен и имел, кроме прочего, три «Боевых Красных Знамени». Ехал вечером в метро и читал Евангелие. Не то, чтобы был особо верующим, но интересовался серьезно. К нему пристал патруль, откуда, мол, книга? Он послал. Я сам не видел, но, зная этого человека, могу предположить, что послал действительно достаточно грубо. Его захомутали, отвели в отделение и тоже начали допытываться, где взял. Приятель в дискуссии не вступал, а только требовал вернуть свою вещь.

Да, особо пьян он не был, но несколько «под мухой» находился обычно, потому ментам, когда надоело препираться, не стоило большого труда пристроить приятеля в вытрезвитель. Когда не следующий день он вышел, то вернулся в отделение за своей книгой и устроил скандал. Ему дали пятнадцать суток. Он отсидел и повторил свой подвиг. Его снова приняли с угрозой, что следующий срок будет уже серьезнее. Но он не унимался. Через некоторое время менты всё же решили больше не вязаться с боевым офицером-орденоносцем. И Евангелие вернули.

Я почему, собственно вспомнил. Сначала несколько недель по всем федеральным телеканалам рассказывали, что, во-первых, Навального никто не травил, у него просто обмен веществ нарушился, а, во-вторых, его отравили американцы. Причем утверждали одни и те же люди и одновременно. Но в какой-то момент сюжет поднадоел и тут сам Алексей Анатольевич дал новый повод. Набрался наглости потребовать, чтобы ему вернули одежду, в которой его привезли в больницу. И тут же с утра до ночи те же люди начали рассказывать, что, во-первых, одежду Навального изначально забрала его жена, а, во-вторых, ничего ему не отдадут, поскольку это улики и повод для возможной последующей провокации. Даже мем такой издевательский появился – «трусы Навального». Каждая мразь сочла своим долгом сострить на эту тему.

Я и об этом тоже уже как-то писал. При советской власти домашнюю одежду в обязательном порядке меняли на больничную, а «свою» или действительно отдавали родственникам, если таковые рядом случались, или под опись и с квитанцией сдавали в больничную камеру хранения. Сейчас уже давно не так. Да и общего порядка нет. Где как. Не знаю даже, обязательна ли квитанция. Но в любом случае, если одежды нет и её отдали жене, то никаких вопросов, так и надо сказать, а не фантазировать про улики и провокации. А если есть, то надо отдать. Просто и примитивно по причине, что это его личные вещи. И он не обязан объяснять, где взял и зачем ему его трусы. Даже чисто теоретически все сроки доследственной проверки прошли. Отдайте вещи или скажите, что их нет, поскольку уже отдали.

Больше сорока лет прошло с историй про иконы и Евангелие. Ничего не изменилось. Что лично у меня вызывает лишь положительные эмоции. Поскольку свидетельствует о наличии хоть чего-то стабильного и неизменного в нашей жизни.
вторая

Dixi

Папа Римский наконец объявил, подтвердил или разъяснил, не знаю даже, как тут уместнее, что удовольствия, которые человек получает от еды и секса, ниспосланы Богом.

Аргументацию понтифика приводить не стану, она довольно проста и убедительна, но ничего особо нового или оригинального, заморачиваться там сильно нечего и нечем. В любом случае надо быть последним упоротым авантюристом, чтобы спорить в подобных вопросах со специалистом такого уровня. Наверняка Папа лучше меня знает всё, что относится к его Богу.

Я же могу и хочу заметить только одно. Ничего нового или неожиданного, но, судя по всему, Всевышний – тот ещё фрукт. И, похоже, кое-что понимает в жизни.
вторая

Побойтесь Бога

Есть такой странноватый лично для меня человек, зовут Леонид Гозман. Видимо, вполне милый и приятный, и у меня к нему, естественно, никаких претензий, но он зачем-то частенько ходит по всяким телевизионным якобы политическим шоу на федеральных каналах и изображает там такого классического мальчика для битья в очень наглядном жидовско-либеральном варианте. Впрочем, и тут мое брюзжание абсолютно неуместно, каждый волен развлекаться как хочет и может, не моё собачье дело

Но и при его достаточной привычности на экране я был несколько удивлен, когда увидел Гозмана в беседе на православном канале «Спас». Вот, подумал, куда занесло мужика, вообще, видать, берега попутал! Но потом прислушался и понял, что и он, и, главное, я не совсем сошел с ума. Поскольку телеканал-то действительно не просто религиозный, но и истинно православный, однако конкретная передача называется «Не верю» и представляет собой диалог между верующим и атеистом. Как бы, ну, очень относительно, но всё-таки можно посчитать присутствие Леонида Яковлевича в таком формате условно оправданным.

Прислушался. Как обычно, Гозман говорил достаточно неглупые и внятные вещи, разве что вполне неуместные в данное время и в данном месте, но тут уже больше вопрос стиля и вкуса, обсуждать бесполезно. В частности, он выразил отчасти недоумение, отчасти неудовольствие тем, что в ситуациях, когда люди публично выражают свое возмущение какой-то проблемой или несправедливостью, а власть реагирует на этот протест излишне жестоко, то не очень заметна роль официальных священнослужителей РПЦ, если и не на стороне людей, то хотя бы в попытках смягчить жестокость начальства.

То есть, ничего особо оригинального или такого уж диссидентского, предельно вежливо и с максимальным желанием не обидеть собеседника. А собеседником этим был некий довольно высокопоставленный епископ, прошу прощения, имени не запомнил, но такой весьма представительный и серьезный мужчина. И в этом случае он довольно снисходительно и наставительно объяснил атеисту, что церковь не должна выступать с какими-то лозунгами и в любой форме принимать участие в любых протестах или возмущениях. Её задача – идти непосредственно к каждой душе, к каждому конкретному человеку и заниматься именно им. Например, если кому-то холодно в избе зимой, то системой отопления обязаны заниматься коммунальные службы, а хороший священник постарается обеспечить человеку дрова и дополнительно обогреть словом Божьим.

И тут мне почему-то вспомнилась одна история. Этот сюжет есть у всех евангелистов, правда, имеются и некоторые противоречия в свидетельских показаниях, но не в них сейчас суть. И даже не в придирках евреев, утверждающий, что событие никак не могло происходить в самом Храме, а только рядом, на Храмовой горе.

Но тут не очень важно где и когда. В любом случае перед Пасхой в Иерусалиме продавали всё необходимое для предстоящего жертвоприношения. И там же рядом располагались «менялы», но это были не какие-то подлые пройдохи, типа старухи-процентщицы у Достоевского, а совершенно легальные и необходимые «банковские обменники», поскольку в ходу тогда были в основном римские монеты, а подати в Храм официально принимались только в израильской валюте.

Ещё раз повторю и особенно подчеркну. Вся эта деятельность была не просто законно или благословлена и государством, и подавляющим большинством общества. Но и в определенной степени это был сам по себе своего рода государствообразующий процесс. Примерно, как предстоящий еврейский праздник Пасхи соотносится с нашим Днем победы.

И вот одному особо пассионарному и креативному раввину это не понравилось. Опять же, сейчас не станем обсуждать почему. Возможно, у него были свои вполне веские резоны. В любом случае, исходя из логики любых современных легалистов, включая официальных церковных, у него было минимум два варианта действий. Или тупо «пойти по инстанциям». То есть, сформулировать свои идеи и требования и обратиться к соответствующему начальству, в данном случае, скорее всего, храмовому, но, несмотря на сложности государственно-политического устройства Израиля того времени, были и иные точки воздействия. Или, по методике упомянутого епископа, «обратиться непосредственно к человеку, к каждой конкретной душе». В смысле начать убеждать и агитировать тех самых «торговцев и менял», чтобы они изменили свой образ поведения.

Но раввин пошел по принципиально иному пути. Он попросту устроил погром. Пришел, перевернул и сломал все столы и скамьи, после чего грубо и категорично разогнал присутствующих. Ту, правда могут возникнуть некоторые вопросы. Поскольку у рассказывающих историю евангелистов нет нигде даже малейших намеков на хоть какой-то оттенок проявления в данном случае Божественного чуда или любого вмешательства высших сил, то, сколь бы не был умел, силен и грозен в гневе раввин, вряд ли ему в одиночку было бы по силам так эффективно справиться с довольно большим количеством народу, вообще-то по роду деятельности не самого робкого и покорного. Так что, более чем вероятно, там имело место в некоторой степени организованное массовое насильственное действие с привлечением сторонников. Но, думаю, здесь нет смысла копаться в чисто практических тонкостях и нюансах. Вполне достаточно общей линии поведения. Недаром в народной памяти это осталось очень четкой и краткой формулировкой без лишней двусмысленной мути – «изгнание торгующих из Храма».

Ещё раз очень прошу меня правильно понять. Я категорически не призываю к такого рода поведению. Я вообще ни к чему не призываю. И, тем более, не против, чтобы священник, да и кто угодно, привез для отопления дрова человеку, страдающему от холода или даже хотя бы попытался обогреть его тёплым словом.

Мне всего лишь хотелось бы, чтобы епископы более внимательно читали собственные священные книги.
вторая

Бес помощи

Сегодня от последствий воздействия коронавируса скончался насельник Троице-Сергиевой лавры РПЦ МП архимандрит Герман, в миру Александр Чесноков.

В любом случае новость достаточно скорбная, смерть есть смерть, но все же следует смиренно признать, что это был человек вполне почтенного возраста, почти уже восьмидесяти лет, проживший довольно интересную, насыщенную жизнь, богатую самыми разными весьма значимыми событиями и во многом преуспевший. Потому, казалось бы, и известию этому следует отнестись хоть и с самым уважительным огорчением, однако без особого исключительного трагизма.

Если бы не один нюанс. Архимандрит Герман оставался последним и единственным в нашей стране священнослужителем, имевшим официально подтвержденное нашей православной церковью право «исцеления одержимых нечистыми духами» путем «отчитки бесноватых», то есть, проще и привычнее формулируя, был уникальным лицензированным экзорцистом.

И получается, что отныне Россия осталась совершенно беззащитной от бесов. Школы сопротивления нет, кадры не готовятся, методики ветшают и приходят в упадок, короче – полная и беспросветная беда.

Ну, не знаю. Вот один певец тут пытается дать какую-то надежду. Однако мне не особо верится. Хотя поет он, судя по всему, довольно искренне.

вторая

Молитва

Есть такие священники, которых я сам для себя условно называю «телебатюшками». Хотя там присутствуют и общие черты, но это не совсем то, что на Западе существует как феномен телевизионного евангелического проповедничества, и дело не только в различии конфессий, а в несколько иных жанровых особенностях и приемах. Но я сейчас не хочу копаться в искусствоведческих нюансах. Ограничусь констатацией, что отечественные «телебатюшки» другие.

Да и надо быть справедливым, они тоже достаточно разные. Есть те, по кому видно, что его назначили в приказном порядке, и он в меру своего таланта и прочих имеющих отношение к делу качеств выполняет возложенную обязанность. Есть те, кто явно получает удовольствие и даже наслаждение от своего пребывания в эфире и на экране. Есть более дремучие, есть достаточно просвещенные, есть догматики, есть относительные прогрессисты, много кого имеется. Но общая черта у них, естественно, впрочем, как и у всех практически говорящих голов на нашем телевидении, это умение в любом случае держаться в рамках «генеральной линии партии» и особо не фрондировать даже по поводу самых неоднозначных тем. То есть, с той или иной степенью приблизительности ты в принципе можешь заранее всегда знать, какую позицию выскажет любой священник РПЦ на телеканале. Без разницы, религиозном или светском. Возможны лишь нюансы, суть неизменна, предсказуема, традиционна и это более чем нормально для религии, особенно массовой и практически государственной.

И вот среди этих батюшек есть один, на передачи которого я особенно часто натыкаюсь на канале «Спас», щелкая кнопками на пульте в поисках новостей. Так происходит чисто случайно, напрасно искать в этом что-либо особенное даже в области статистики или теории вероятности. И фамилию его я называть не стану не из каких-то осознанных соображений, а элементарно не помню и пока уточнять не стал. Хотя, возможно, такая мысль придет. Сейчас объясню почему.

Лично мне этот священник всегда был вполне неприятен. И чем дольше я задерживался на его речах, просто ради праздного любопытства пытаясь понять, что же он хочет сказать, тем менее симпатичным он казался. И дело не в том, что с моей точки зрения, нёс в основном глупую мракобесную чушь с использованием всяческих выражений, типа «бесовский», «греховодник» или «непотребство». Наверняка, с его точки зрения, послушав хоть минуту меня, он бы высказался еще хуже и нетерпимее. Так что, тут мы квиты и никаких претензий. Но он уж очень любуется собой на экране. Почти купается в телевизионном эфире. Такие манеры и в актерском варианте вызывают у меня раздражение и чувство неловкости. А уж для священника это как-то совсем мне тяжело смотреть. Так что, последнее время совсем перестал останавливаться на «Спасе».

Но тут буквально пару дней назад нарвался на момент в его передаче, когда слушательница очень искренним и каким-то на редкость натуральным, естественным тоном с большой болью в голосе задевала вопрос. У неё сестра с двумя детьми развелась с пьющим и бьющим её мужем. И она в этом разводе морально свою сестру поддержала. После чего бывший муж, он ещё и неоднократно сидевший, стал женщине угрожать, да ещё и её детям, про мужа своего не упомянула, видимо, тоже одинокая. И она пошла в церковь к своему духовнику посоветоваться. И он сказал, что её нужно молиться за грозящего ей уголовника, так как всем мы должны молиться за врагов наших. Собственно, женщина не просила подтвердить или опровергнуть мнение своего духовника, а всего лишь каялась в том, что не получается у неё молиться с чистым и кротким сердцем, мешает обида и злоба. И хотела совета, как справиться с этим своим недостатком.

Я был готов услышать от телебатюшки что угодно, уже заранее заготовив усмешку. И вдруг он говорит примерно следующее. Мол, конечно, можешь молиться, это в любом случае не повредит и приветствуется. Но для начала сходи-ка ты к участковому и подай заявление в отдел полиции, причём обязательно в письменной форме. А если есть деньги, то поставь металлическую дверь покрепче и хорошие замки.

Так и не появившаяся усмешка сама собой умерла на устах моих. Господи, прости мне мою самонадеянную нетерпимость! И я вдруг подумал, а может зря считал его таким уж придурком? Не стоит ли как-нибудь попытаться послушать повнимательнее ещё про что-нибудь? Пока ещё окончательно не решил, но все больше склоняюсь к мысли выяснить поподробнее как зовут, и кто такой.

Хотя есть большой шанс, что я излишне горячусь.