Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Dixi

Папа Римский наконец объявил, подтвердил или разъяснил, не знаю даже, как тут уместнее, что удовольствия, которые человек получает от еды и секса, ниспосланы Богом.

Аргументацию понтифика приводить не стану, она довольно проста и убедительна, но ничего особо нового или оригинального, заморачиваться там сильно нечего и нечем. В любом случае надо быть последним упоротым авантюристом, чтобы спорить в подобных вопросах со специалистом такого уровня. Наверняка Папа лучше меня знает всё, что относится к его Богу.

Я же могу и хочу заметить только одно. Ничего нового или неожиданного, но, судя по всему, Всевышний – тот ещё фрукт. И, похоже, кое-что понимает в жизни.
вторая

Побойтесь Бога

Есть такой странноватый лично для меня человек, зовут Леонид Гозман. Видимо, вполне милый и приятный, и у меня к нему, естественно, никаких претензий, но он зачем-то частенько ходит по всяким телевизионным якобы политическим шоу на федеральных каналах и изображает там такого классического мальчика для битья в очень наглядном жидовско-либеральном варианте. Впрочем, и тут мое брюзжание абсолютно неуместно, каждый волен развлекаться как хочет и может, не моё собачье дело

Но и при его достаточной привычности на экране я был несколько удивлен, когда увидел Гозмана в беседе на православном канале «Спас». Вот, подумал, куда занесло мужика, вообще, видать, берега попутал! Но потом прислушался и понял, что и он, и, главное, я не совсем сошел с ума. Поскольку телеканал-то действительно не просто религиозный, но и истинно православный, однако конкретная передача называется «Не верю» и представляет собой диалог между верующим и атеистом. Как бы, ну, очень относительно, но всё-таки можно посчитать присутствие Леонида Яковлевича в таком формате условно оправданным.

Прислушался. Как обычно, Гозман говорил достаточно неглупые и внятные вещи, разве что вполне неуместные в данное время и в данном месте, но тут уже больше вопрос стиля и вкуса, обсуждать бесполезно. В частности, он выразил отчасти недоумение, отчасти неудовольствие тем, что в ситуациях, когда люди публично выражают свое возмущение какой-то проблемой или несправедливостью, а власть реагирует на этот протест излишне жестоко, то не очень заметна роль официальных священнослужителей РПЦ, если и не на стороне людей, то хотя бы в попытках смягчить жестокость начальства.

То есть, ничего особо оригинального или такого уж диссидентского, предельно вежливо и с максимальным желанием не обидеть собеседника. А собеседником этим был некий довольно высокопоставленный епископ, прошу прощения, имени не запомнил, но такой весьма представительный и серьезный мужчина. И в этом случае он довольно снисходительно и наставительно объяснил атеисту, что церковь не должна выступать с какими-то лозунгами и в любой форме принимать участие в любых протестах или возмущениях. Её задача – идти непосредственно к каждой душе, к каждому конкретному человеку и заниматься именно им. Например, если кому-то холодно в избе зимой, то системой отопления обязаны заниматься коммунальные службы, а хороший священник постарается обеспечить человеку дрова и дополнительно обогреть словом Божьим.

И тут мне почему-то вспомнилась одна история. Этот сюжет есть у всех евангелистов, правда, имеются и некоторые противоречия в свидетельских показаниях, но не в них сейчас суть. И даже не в придирках евреев, утверждающий, что событие никак не могло происходить в самом Храме, а только рядом, на Храмовой горе.

Но тут не очень важно где и когда. В любом случае перед Пасхой в Иерусалиме продавали всё необходимое для предстоящего жертвоприношения. И там же рядом располагались «менялы», но это были не какие-то подлые пройдохи, типа старухи-процентщицы у Достоевского, а совершенно легальные и необходимые «банковские обменники», поскольку в ходу тогда были в основном римские монеты, а подати в Храм официально принимались только в израильской валюте.

Ещё раз повторю и особенно подчеркну. Вся эта деятельность была не просто законно или благословлена и государством, и подавляющим большинством общества. Но и в определенной степени это был сам по себе своего рода государствообразующий процесс. Примерно, как предстоящий еврейский праздник Пасхи соотносится с нашим Днем победы.

И вот одному особо пассионарному и креативному раввину это не понравилось. Опять же, сейчас не станем обсуждать почему. Возможно, у него были свои вполне веские резоны. В любом случае, исходя из логики любых современных легалистов, включая официальных церковных, у него было минимум два варианта действий. Или тупо «пойти по инстанциям». То есть, сформулировать свои идеи и требования и обратиться к соответствующему начальству, в данном случае, скорее всего, храмовому, но, несмотря на сложности государственно-политического устройства Израиля того времени, были и иные точки воздействия. Или, по методике упомянутого епископа, «обратиться непосредственно к человеку, к каждой конкретной душе». В смысле начать убеждать и агитировать тех самых «торговцев и менял», чтобы они изменили свой образ поведения.

Но раввин пошел по принципиально иному пути. Он попросту устроил погром. Пришел, перевернул и сломал все столы и скамьи, после чего грубо и категорично разогнал присутствующих. Ту, правда могут возникнуть некоторые вопросы. Поскольку у рассказывающих историю евангелистов нет нигде даже малейших намеков на хоть какой-то оттенок проявления в данном случае Божественного чуда или любого вмешательства высших сил, то, сколь бы не был умел, силен и грозен в гневе раввин, вряд ли ему в одиночку было бы по силам так эффективно справиться с довольно большим количеством народу, вообще-то по роду деятельности не самого робкого и покорного. Так что, более чем вероятно, там имело место в некоторой степени организованное массовое насильственное действие с привлечением сторонников. Но, думаю, здесь нет смысла копаться в чисто практических тонкостях и нюансах. Вполне достаточно общей линии поведения. Недаром в народной памяти это осталось очень четкой и краткой формулировкой без лишней двусмысленной мути – «изгнание торгующих из Храма».

Ещё раз очень прошу меня правильно понять. Я категорически не призываю к такого рода поведению. Я вообще ни к чему не призываю. И, тем более, не против, чтобы священник, да и кто угодно, привез для отопления дрова человеку, страдающему от холода или даже хотя бы попытался обогреть его тёплым словом.

Мне всего лишь хотелось бы, чтобы епископы более внимательно читали собственные священные книги.
вторая

Бес помощи

Сегодня от последствий воздействия коронавируса скончался насельник Троице-Сергиевой лавры РПЦ МП архимандрит Герман, в миру Александр Чесноков.

В любом случае новость достаточно скорбная, смерть есть смерть, но все же следует смиренно признать, что это был человек вполне почтенного возраста, почти уже восьмидесяти лет, проживший довольно интересную, насыщенную жизнь, богатую самыми разными весьма значимыми событиями и во многом преуспевший. Потому, казалось бы, и известию этому следует отнестись хоть и с самым уважительным огорчением, однако без особого исключительного трагизма.

Если бы не один нюанс. Архимандрит Герман оставался последним и единственным в нашей стране священнослужителем, имевшим официально подтвержденное нашей православной церковью право «исцеления одержимых нечистыми духами» путем «отчитки бесноватых», то есть, проще и привычнее формулируя, был уникальным лицензированным экзорцистом.

И получается, что отныне Россия осталась совершенно беззащитной от бесов. Школы сопротивления нет, кадры не готовятся, методики ветшают и приходят в упадок, короче – полная и беспросветная беда.

Ну, не знаю. Вот один певец тут пытается дать какую-то надежду. Однако мне не особо верится. Хотя поет он, судя по всему, довольно искренне.

вторая

Молитва

Есть такие священники, которых я сам для себя условно называю «телебатюшками». Хотя там присутствуют и общие черты, но это не совсем то, что на Западе существует как феномен телевизионного евангелического проповедничества, и дело не только в различии конфессий, а в несколько иных жанровых особенностях и приемах. Но я сейчас не хочу копаться в искусствоведческих нюансах. Ограничусь констатацией, что отечественные «телебатюшки» другие.

Да и надо быть справедливым, они тоже достаточно разные. Есть те, по кому видно, что его назначили в приказном порядке, и он в меру своего таланта и прочих имеющих отношение к делу качеств выполняет возложенную обязанность. Есть те, кто явно получает удовольствие и даже наслаждение от своего пребывания в эфире и на экране. Есть более дремучие, есть достаточно просвещенные, есть догматики, есть относительные прогрессисты, много кого имеется. Но общая черта у них, естественно, впрочем, как и у всех практически говорящих голов на нашем телевидении, это умение в любом случае держаться в рамках «генеральной линии партии» и особо не фрондировать даже по поводу самых неоднозначных тем. То есть, с той или иной степенью приблизительности ты в принципе можешь заранее всегда знать, какую позицию выскажет любой священник РПЦ на телеканале. Без разницы, религиозном или светском. Возможны лишь нюансы, суть неизменна, предсказуема, традиционна и это более чем нормально для религии, особенно массовой и практически государственной.

И вот среди этих батюшек есть один, на передачи которого я особенно часто натыкаюсь на канале «Спас», щелкая кнопками на пульте в поисках новостей. Так происходит чисто случайно, напрасно искать в этом что-либо особенное даже в области статистики или теории вероятности. И фамилию его я называть не стану не из каких-то осознанных соображений, а элементарно не помню и пока уточнять не стал. Хотя, возможно, такая мысль придет. Сейчас объясню почему.

Лично мне этот священник всегда был вполне неприятен. И чем дольше я задерживался на его речах, просто ради праздного любопытства пытаясь понять, что же он хочет сказать, тем менее симпатичным он казался. И дело не в том, что с моей точки зрения, нёс в основном глупую мракобесную чушь с использованием всяческих выражений, типа «бесовский», «греховодник» или «непотребство». Наверняка, с его точки зрения, послушав хоть минуту меня, он бы высказался еще хуже и нетерпимее. Так что, тут мы квиты и никаких претензий. Но он уж очень любуется собой на экране. Почти купается в телевизионном эфире. Такие манеры и в актерском варианте вызывают у меня раздражение и чувство неловкости. А уж для священника это как-то совсем мне тяжело смотреть. Так что, последнее время совсем перестал останавливаться на «Спасе».

Но тут буквально пару дней назад нарвался на момент в его передаче, когда слушательница очень искренним и каким-то на редкость натуральным, естественным тоном с большой болью в голосе задевала вопрос. У неё сестра с двумя детьми развелась с пьющим и бьющим её мужем. И она в этом разводе морально свою сестру поддержала. После чего бывший муж, он ещё и неоднократно сидевший, стал женщине угрожать, да ещё и её детям, про мужа своего не упомянула, видимо, тоже одинокая. И она пошла в церковь к своему духовнику посоветоваться. И он сказал, что её нужно молиться за грозящего ей уголовника, так как всем мы должны молиться за врагов наших. Собственно, женщина не просила подтвердить или опровергнуть мнение своего духовника, а всего лишь каялась в том, что не получается у неё молиться с чистым и кротким сердцем, мешает обида и злоба. И хотела совета, как справиться с этим своим недостатком.

Я был готов услышать от телебатюшки что угодно, уже заранее заготовив усмешку. И вдруг он говорит примерно следующее. Мол, конечно, можешь молиться, это в любом случае не повредит и приветствуется. Но для начала сходи-ка ты к участковому и подай заявление в отдел полиции, причём обязательно в письменной форме. А если есть деньги, то поставь металлическую дверь покрепче и хорошие замки.

Так и не появившаяся усмешка сама собой умерла на устах моих. Господи, прости мне мою самонадеянную нетерпимость! И я вдруг подумал, а может зря считал его таким уж придурком? Не стоит ли как-нибудь попытаться послушать повнимательнее ещё про что-нибудь? Пока ещё окончательно не решил, но все больше склоняюсь к мысли выяснить поподробнее как зовут, и кто такой.

Хотя есть большой шанс, что я излишне горячусь.
вторая

Шалом!

В комментарии к моей предыдущей реплике я наткнулся на форму слова «пофиг» и автоматически отметил, что считаю более органичным для русского языка всё-таки «пофигу». При этом подчеркиваю, я ни в коем случае не указываю на ошибку, более того, последнее время именно странное для моего уха «пофиг» стало наиболее употребимо   и даже вошло в какие-то интернетовские словари. Но мне это по-прежнему режет слух, конечно, чистая субъективность. Впрочем, я когда-то довольно давно написал на эту тему почти статью, весьма подробную и, мне представляется, достаточно аргументированную, но сейчас не смог её найти. Кстати, меня уже неоднократно в подобных ситуациях выручали некоторые читатели, много более умелые в поисковиках, чем я, может, и в данном случае кто окажет любезность, найдет тот текст?

Однако всё это, естественно, полная чепуха и вкусовщина. Не стоит большого внимания. А вот вся целиком фраза, из которой взято упомянутое слово, много более любопытна: «Почему-то всех атеистов-пацифистов-западников волнуют фрески в храме ВС. Мне вот пофиг, что там у хабадистов».

Правда, именно в такой форма «хабадистов» я тоже, по-моему, особо не встречал. Обычно употребляется более разговорное, иногда с оттенком пренебрежения, но отнюдь не всегда, «хабадники». Однако понятно, что речь, похоже, идет о последователях учения «хабад», чаще именуемых любавичскими хасидами или просто хасидами. И многих из них я не только встречал, но и достаточно подробно общался на самые разные темы. 

Так вот, смею уверить, что подавляющее большинство из них, во всяком случае из тех, с кем я лично знаком, имеют в принципе крайне слабое представление о Путине, о российском Министерстве обороны, о православных храмах, вообще обо всём подобном и уж совершенно точно категорически не интересуются, какие фрески в этих храмах находятся и что на них изображено. Просто окажутся в полном недоуменном изумлении, если кто-то попробует это с ними обсудить. 

Но вот чего я особо не люблю, так это ложно толерантного лицемерия. Ясно, что речь идет не о каких-то абстрактных и мифических «хабадистах», а фразу следовало бы построить прямо и откровенно: «Нечего всяким жидам интересоваться и обсуждать, что там в наших церквях происходит и изображается».

И тут я готов подписаться под каждым словом. И жидам, и атеистам (пацифисты и западники всё же, по-моему, здесь приплетены за компанию несколько излишне огульно, так как среди них вполне даже мне встречались люди достаточно православные) действительно негоже лезть со своим мнением в русские храмы, да и вообще в храмы. 

Но излишне косить глазки и строить морду формальным кирпичом тоже особо не стоит. Всем же хоть относительно вменяемым очевидно, что разговор идет не о храмах. И изображают там светское начальство не по причине какой-то особой с ним духовной и религиозной близости, а по причинам довольно далеким от любой боговдохновенности. 

Но и это, согласен, совершенно не мое дело и как жида, и как не атеиста, конечно, а просто человека неверующего и тут постороннего. И я совершенно не критикую происходящее в храмах. Изображайте там что хотите, как хотите и молитесь кому хотите. 

Всего лишь обращаю внимание на сходство некоторых исторических анекдотов и определенных возможных негативных последствий. Сначала строили храмы, потом взрывали, потом взрывали памятники тем, кто взрывал храмы, потом снова строили храмы. Я не против. Продолжайте, господа, никаких проблем. А в случае, если хабадники станут мешать и докучать, обращайтесь, постараюсь их урезонить. 


вторая

Справедливости ради

Тут некоторые сильно расстроились, что не смогли как положено, в смысле, как обычно и как привычно, отпраздновать Пасху.

Хочу даже не то, что успокоить, тут спокойствие не причем, а просто напомнить и констатировать. Если вы человек православный, то само по себе событие произошло совершенно вне зависимости от того, как вы его отметили.

То есть, Христос воскрес!
вторая

Ага, конечно

Мне представляются крайне глупыми, наивными и инфантильными все эти сопливые причитания, типа, «после» всё будет иначе, чем «до», мир уже никогда не станет таким, как прежде, ну, и прочее подобное.

Полная чепуха. Прежде всего, всегда сегодня не так, как вчера, а завтра в любом случае будет иначе. Без всяких катаклизмов и пандемий. Но есть вещи базовые и неизменные. То есть, они тоже меняются, но это изменения другого порядка, эволюционные и цивилизационные, для нас теоретические, как сжатие или растяжение времени в теории относительности. Заем, что есть, но на стенку не повесишь и с пивом не употребишь.

У Юрия Германа в одном из романов герой после Войны совершил самоубийство, написав в предсмертной записке, что не может жить в этом мире после Освенцима. Не знаю. Возможно, такие люди и были. Но в целом мир прекрасно жил и после Освенцима, и с самим Освенцимом. Только били и продолжают остервенело бить себя в грудь на тему «никогда больше», но это в основном цирковое представление для самоуспокоения. Малейший ветер истории мгновенно срывает тонкий слой вменяемости и всё возвращается на круги свои.

Да, возможно, после бури мозаика сложится в несколько иной конфигурации. Но из тех же деталей. Других попросту нет. Давно кончились на складе, а производство аннулировано.

Жена прибежала от своего компьютера возбужденно и взволнованно: «Ты послушай, что Путин несет про финансовую поддержку на фоне очередей в метро, которые они устроили!»

Милые вы мои! Ну, что вы хотите от Путина? Что за бессмысленное детское нытье на тему, почему у них столько денег, а они их не раздают. Даже стыдно подобное слушать. Потому и столько денег, что не раздают. Раздадут, так столько не будет. Вообще нисколько не будет. Особенно это смешно в ситуации, когда никто не имеет малейшего представления, сколько надо и в течение какого срока. Пока нет голодных бунтов, и ладно. Если Путину удастся вовсе без них обойтись, да ещё и при условии, что от самого голода дополнительно никто не помрет, то о большем и мечтать нельзя. Оставьте человека в покое. Редкий случай, когда от него в конкретный момент уже мало что зависит и на общем фоне он пока никаких таких особых ошибок на уровне преступления не совершает. Что выросло, то выросло.

А уж сетовать на очереди в метро из-за проверки пропусков, это вовсе нелепо. Коронавирус убивает лёгкие, но не лечит голову. Странно было бы предполагать, что вот не было вируса, и госструктуры со всеми своими ментами и гвардиями работали по одной схеме. А появился вирус, и они мгновенно поумнели, очеловечились и стали профессионалами. Удивительное, просто сказочное прекраснодушие.

Но вообще надо прекращать балаган и начинать говорить серьезно. Вот недавно на Первом телеканале знаменитый Петр Толстой сказал по поводу пандемии предельно честно и четко: «Нельзя запрещать людям молиться в храмах. Мы русские, с нами Бог. Потому справимся лучше всех и ничего плохого с нами не произойдет».

И не надо подловато ухмыляться. Человек по крайней мере искренен и последователен в своем мировоззрении. Верить в Бога и призывать к карантину – это лицемерие и малодушие. Нет, конечно, бороться со злом надо, но злом человеческим, возникающим от данной нам свободы выбора и воли. А вирус, не важно, происки ли он Лукавого или промысел Божий, находится вне морали, потому надо молиться, а не маску напяливать или руки драить. Идти в храм и молиться. Если, конечно, веришь. А нет, так и врать не надо. Тогда карантин.

А потом уже посмотрите, кого останется в живых больше. Но в любом случае лучше, чтобы больше осталось честных.
вторая

Хроника пикирующего бомбардировщика

Кабинет министров Израиля принял решение создать буферную зону вокруг ряда городов, в которых проживает крупная община евреев-ортодоксов.

Первым населенным пунктом, в который ограничен доступ, - город Бней-Брак, где в середине недели на прощание с известным раввином собрались сотни людей, хотя до этого власти ограничили количество участвующих в похоронах до двадцати человек.

Израильский минздрав сообщает, что почти треть тех, кто заразились коронавирусом, были инфицированы в синагогах и иешивах - религиозных учебных заведениях.

По информации израильских медиа, ежедневный рост заражения в Бней-Браке составил 15%.Почти половина пациентов, госпитализированных с COVID-19 - евреи-ортодоксы. Власти полагают, что в Бней-Браке число зараженных может превышать 2000 человек.

Но иудеи зря думают, что они самые истовые и экзотичные.

Духовник патриарха Кирилла и братии Оптиной пустыни 88-летний схиархимандрит Илий (Ноздрин) облетел Москву и Санкт-Петербург на самолёте с молитвой о защите России от эпидемии коронавируса.

3 апреля патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершит принесение иконы Божьей Матери «Умиление» с места её пребывания в Крестовом Владимирском храме патриаршей резиденции в Чистом переулке в Богоявленский собор Москвы.

Вечером того же дня в Елоховском соборе начнётся утреня праздника Похвалы Пресвятой Богородицы. Отмечается, что перед иконой Божией Матери «Умиление» молился святой преподобный Серафим Саровский.

Но хуже всех выступил, конечно же, я. Вообще, мне моим черным ртом надо бы поменьше болтать, а то слишком быстро сбывается всякая пакость. Не успел вчера заметить, что наверняка какому-нибудь умнику придет в голову мысль о сухом законе, как немедленно апокалиптические фантазии начали сбываться.

Власти Забайкальского края временно запретили розничную продажу алкоголя в регионе на фоне распространения коронавируса, сообщается на официальном портале региона. «Из-за режима самоизоляции обострилось количество правонарушений, совершенных на почве алкоголя», — пояснил зампред краевого правительства Андрей Гурулев. Запрет будет действовать «до особого распоряжения».

Накануне, 1 апреля власти Башкирии на фоне эпидемии COVID-2019 разрешили продажу алкоголя только с 10:00 до 18:00, а руководство Хакасии ввело более строгое ограничение — с 10:00 до 15:00. Ранее подобные меры приняли Якутия и Карелия.

Самым адекватным в данном случае оказался обычно отмороженный Рамзан. Он тупо закрыл республику и велел всем сидеть дома и не рыпаться. Вопрос с алкоголем, естественно, даже не обсуждается. А кто по глупости пытается обсуждать, мгновенно вынуждены извиняться.

Короче, Первомай шагает по планете! Как же прекрасна была наша молодость!
вторая

Квази мрази

Как будто давно не то, что не спорю, но и вовсе практически не пишу на политические, особенно внутренние, темы, Путина искренне люблю, к Навальному и прочим подобным соболям абсолютно равнодушен, а уж однополые браки и прочие гадкие извращения и вовсе не приветствую. Стараюсь затрагивать и обсуждать вопросы, возможно, иногда с несколько излишним морализаторством, но более абстрактные и сугубо теоретические. И, тем не менее, достаточно регулярно, минимум раз в неделю-другую, ко мне в комментариях к любому тексту, как, например, здесь, прицепляется какая-то бессмысленная мразь и начинает брызгать слюной, исходя ненавистью. Что же им так неймется?

Вот написал и самому стало смешно. Дурацкий вопрос. Ведь если я их воспринимаю как бессмысленную мразь, то они меня, соответственно, тоже, поэтому реакция совершенно естественная. Но тут есть пара достаточно принципиальных нюансов.

Во-первых, я же к ним не цепляюсь. Мне и в голову не придет выискивать чьи-то мнения, представляющиеся дикими и отвратительными, чтобы возразить, объяснить свою позицию, а чаще просто обругать и постараться оскорбить. А они постоянно тратят на это время, силы и, как мне представляется, вполне истинные и честные эмоции.

А, во-вторых, и тут, наверное, самое главное и любопытное, их ведь не просто большинство, но, скорее всего, подавляющее, во всяком случае по моим личным наблюдениям и ощущениям. Поэтому, если моя настороженность и опасливость в их отношении ещё имеет под собой хоть какие-то реальные основания, то их негативные чувства представляются совсем странными. И даже дело не только в чувствах, но именно в повышенной агрессивности и поиски хоть какого-то соответствующего действия, ну, по крайней мере, слова.

Однако я всё же материалист в самом примитивном и вульгарном понимании этого слова, потому всегда пытаюсь отыскать нечто именно материальное. Если мои опасения, до уровня страха и омерзения, основываются, кроме прочего, на их численном превосходстве, то, видимо, и они имеют свои столь же убедительные резоны меня ненавидеть.

Но я, как ни стараюсь, не могу рассмотреть или придумать ничего путного и вразумительного. Остается одно предположение, что это чисто биологическая, физиологическая несовместимость с генетическими истоками. Заумно, конечно, и более походит на «Бог его знает», но иного в голову не приходит.