Category: россия

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Цена билета

Лет сорок назад я работал в бутовых карьерах самых глухих казахстанских степей и мне через военную спецсвязь чудом пришло известие, что умирает мой отец.

Я, опять же чудом, с пьяными пожарными десантниками на перекладных дырявых вертолетах добрался до Целинограда, но оттуда до Москвы (а это был конец августа, самый трафик) купить билет на самолет совершенно невозможно. То есть, не то, что купить, а даже подойти к кассе.

Однако, определенное социальное единение тогда еще имело силу, так что, с разбитой мордой и осколками пытавшейся меня остановить пивной бутылки в голове, в какой-то момент я все же оказался перед заветным окошком в момент, когда продавались несколько последних билетов из брони обкома (большинство, думаю, нынче даже не представляет себе, что это такое). И тут выяснилось, что во всей этой панике я что-то не рассчитал, и мне не хватает трех рублей.

Пожилая узкоглазая баба сильно коричневого цвета, лет на двадцать моложе меня сегодняшнего, но тогда она казалась мне старухой, нищая казахская кассирша, ни слова не говоря, только мельком взглянув мне в лицо, покопалась где-то в складках халата, выудила недостающий трояк, доложила его к моим деньгам, сунула в окошко билет и осипшим остервенелым голосом заорала: "Следующий!".

Когда я летел домой, то сто раз давал себе слово, что сразу же по телефону из Москвы узнаю фамилию и координаты кассирши, вышлю ей немедленно деньги с каким-нибудь роскошным подарком и благодарностью...

Отца я тогда спас. Он умер позднее. Кассиршу не нашел и долг ей не вернул. Больше за жизнь в подобной ситуации никто никогда мне столь необходимого трояка не дал.
вторая

Кто ж его теперь посадит…

В Москве на самой Смоленской площади открыли памятник Евгению Максимовичу Примакову. Лично Владимир Владимирович поучаствовал. Злые завистливые языки уже начали говорить гадости, что, мол, это за то, что Примаков отказался в свое время соперничать с Путиным за пост президента. Конечно, жаба душит, не каждый подобного удостоится. Вот и исходят ядом, сволочи.

А я вспоминаю ту самую первую ночь после выборов. Когда сказал окружающим уже прилично подвыпившим мужикам, что поздравляю их с новым вождем из чекистов. А кто ещё был в силах отвечать, дружно возразили, типа, а что, разве было бы лучше, если бы поставили замшелого сомнительного разведчика?

И я уже тогда однозначно сказал, что да, лучше. Но на вопрос почему прямо не ответил. Несмотря на свою кажущуюся, порой, излишнюю прямоту, всё-таки заражен избыточной вежливостью и не позволяю себе произносить некоторые вещи вслух. Но теперь уже можно, прошедшее время позволяет.

Да, конечно, лучше бы избрали Примакова. По одной единственной самой примитивной причине. Потому, что он уже больше четырех лет как умер. А этот всех собравшихся тогда за моим столом переживет. И их всё меньше.

Снаряды падают уже совсем близко.
вторая

Дело ясное

Кто сбил «Боинг» над Украиной, были в Москве недавно вооруженные уличные беспорядки, почему на самом деле не избрали Касамару и что там реально произошло в свое время в Польше, ударили ей в спину, начав Войну вместе с Германией, или защитили братские народы от панов и фашистов?

Есть множество маргинальных мнений, есть мнение подавляющее общественное, а есть и официальное государственное. Совпадают они редко, но друг на друга влияют плохо и слабо, а уж установлению истины способствуют совсем малозаметно. Но, согласитесь, все эти мелочи меркнут по сравнению с действительно судьбоносными событиями, по поводу которых имеется обидное и неприятное недопонимание.

Вот, скажем, почему Тамерлан не взял Москву? Как известно каждому ребенку, в триста девяносто пятом он подошел к южным границам Руси, захватил и разорил Елец, постоял там немного, почти доведя до инфаркта российское руководство, и повернул обратно каким-то чудесным образом оставив нас в покое.

Русские, естественно, сделали самый очевидный и общепринятый вывод. Византийская, а то и более раннего, иерусалимского, что представляется мне несколько сомнительным, происхождения икона, после долгих странствий и перемещений в определенный момент получившая название Владимирской Богоматери, была предусмотрительным князем Василием перевезена в Москву при возникновении угрозы со стороны Тамерлана. Ей начали усердно молиться, поставили конкретную задачу, и заступница явилась во сне «железному хромцу». Он сразу был смущен, а тут ещё окружающие умные люди объяснили, что это такая богиня местных и она возражает против задуманных безобразий. Сработало.

Возразить против этого нечего и некому. Лично у меня есть лишь одна небольшая претензия к деве Марии. Раз уж эта еврейка столь серьезно вписалась за православных, то могла бы уж заодно обратить правоверного мусульманина Тимура в истинную веру и разом решить вопрос принципиально, а не ходить вокруг да около. Но это, конечно, мои глупые капризы, Она лучше знает, как себя вести и что делать.

Имеются и более рациональные и приземленные объяснения странноватых и не очень понятных на первый взгляд поступков Тамерлана. Любопытно, что наиболее распространенное из них заключается в элементарном пьянстве великого завоевателя. Якобы Хромец тупо нажрался вусмерть и это помешало осуществлению его подлых планов. Самое милое, что в этой экзотической версии имеется немалое здравое зерно. Правда, возникает множество нерешенных и даже в принципе не решаемых вопросов. Начиная от того, как сочетается ярое мусульманство Тамерлана со спиртным, и заканчивая тем, что умер он минимум лет через десять после упоминаемых событий. Там столько несообразностей и несоответствий, что фоменковцы даже на этих основаниях усомнились в истинной правоверности Тимура, вернее, в том, что под этим понятием подразумевалось и не был ли он вообще христианином, а то и вовсе православным.

Я сейчас не стану вдаваться в нюансы этой интереснейшей, но совершенно отдельной темы. Хотя Тамерлан, конечно, был не просто мусульманином, но и во многом столпом фундаментального магометанства, и при этом действительно не только употреблял, но и явно злоупотребляли, причем кроме вина ещё и водкой, совсем опускаем проблему, что это в те времена могло означать. И умер в реальности вправду перепив, однако спасло это не Россию, а Китай.

Бесконечно можно ещё на эту тему нафантазировать, но я не стану более испытывать терпения читателей и предельно кратко изложу истину. А она в том, что Тамерлан не имел никаких намерений не только завоевывать Русь, но и вовсе хоть как-то ей пакостить. По той примитивной причине, что имел крайне слабое представление о её существовании. То есть, нет, для своего времени и уровня человеком Тимур был достаточно просвещённым, к тому же в его окружении имелись люди и вовсе по тем меркам высоко образованные. Так что, в принципе, у него была информации о существовании там, на севере таких городов, как та же Москва. Но это были земли крайне отдаленного и предельно маргинального улуса Золотой Орды, совершенно не интересные Хромцу. Да, у него были серьезные терки с Тохтамышем, однако он их полностью и принципиально решил без всякого геополитического экстрима, по сути уничтожив государство последнего, а Елец просто попался случайно под руку во время одной второстепенной военной операции по преследованию слишком быстро удиравшего не слишком крупного ордынского военачальника Бек-Ярык-Оглана.

Но самое главное заключалось в том, что Тамерлан с рождения терпеть не мог холодов. И ему в голову не могло прийти забираться куда-то в снежные и ледяные северные дебри, когда вокруг столько прекрасных территорий, неизмеримо более богатых и с чудесным климатом. Он и пил в основном, чтобы согреться, вот однажды и не рассчитал, ничего тут чудесного или противоестественного. Обычное дело.

Однако, как в свое время советскому человеку была невыносима сама мысль, что пять с половиной тысяч не просто брошены на мостовой, но ещё и снабжены колесами, так и нынешнему русскому нет сил признать, что кто-то может не хотеть завоевать Россию. Да к тому же ещё смириться, что по сути от «татаро-монгольского ига» освободили не Дмитрий Донской с Иваном Грозным, а какой-то пришлый сомнительный узбек.

Потому остается признать бесспорным и несомненным факт, что тут Маша Владимирская поработала. И до сих пор на неё вся надежда. Только сретение.
вторая

Выбор цели

Традиционно сложилось, что и в официальной истории, и в памяти народной более отпечаталась так называемая героическая оборона Севастополя сорок первого – сорок второго годов. Я написал «так называемая» не затем, что хоть в какой-то степени умалить героизм защитников города, который несомненен. Но всё-таки, думаю, следует иметь в виду, что во время самой по себе военной операции было совершено советским командованием большое количество ошибок, и это самое мягкое определение, и, главное, факт остается фактом, наши войска оказались разгромлены, битва проиграна, а потери огромны.

Однако меньше известна и популяризируема история освобождения Севастополя и всего Крыма в сорок четвертом. Тому есть и объективные, и субъективные причины и объяснения, но мы сейчас о них не будем. Там тоже не обошлось без ошибок, но результат бесспорен. Город взяли неизмеримо быстрее, чем отдавали, соотношение потерь тоже для наступательных боев вполне достойное, да и вообще, что говорить, в целом битва успешная и победоносная. Но я сейчас хочу напомнить лишь об одном моменте, который не то, чтобы особо скрывался, но и не стал слишком публичным среди сюжетов о военных подвигах советской армии.

И особо считаю нужным отметить, что не нужно заострять внимание на цифрах. Они в принципе во многих случаях относительно той Войны расходятся, хотя иногда имеют и очень большое, порой даже принципиальное значение, но не в данном случае. Достаточно того, что, несмотря на все последующие попытки немецкого командования хоть как-то оправдаться и представить по крайней мере эвакуацию войск достаточно успешной, их разгром был весьма серьезным и болезненным. А советская авиация в тот момент господствовала в воздухе и её успехи впечатляющи. И немецкие, и румынские корабли, пытавшиеся вывезти солдат, наши летчики топили очень эффективно, а после гибели известного конвоя «Патрия» стало понятно, что дело может кончиться совсем уже катастрофой.

И тогда немцы применили следующую тактику. Они сажали на верхние палубы транспортов гражданское население Севастополя, а это, естественно, были в подавляющем большинстве дети, женщины и старики, других там тогда по сути не оставалось, и приказывали заложникам при появлении самолетов махать руками и всяческими иными способами привлекать внимание, чтобы пилотам бомбардировщиков стала понятна ситуация. Но у летчиков не было приказа разбираться. А как раз совсем наоборот, четко и однозначно – топить вражеские суда. И вот они снижаются для бомбометания или сброса торпеды и обнаруживают, что на корабле свои. Женщины и дети.

Ещё раз повторю. Дело не в цифрах. Да и никто их точно никогда не назовет. Но часть кораблей всё-таки добралось до Румынии. А, судя по тому, что уже после войны оттуда возвратилось какое-то количество гражданских севастопольцев, именно в этих случаях «живой щит» и сработал. Появилась даже такая тихая и не очень распространяемая легенда, что многие, ну, хотя бы некоторые летчики, откровенно как бы не саботируя боевой приказ, но, оценив происходящее, в последний момент уходили в сторону и намеренно промахивались мимо кораблей.

Не знаю. И вряд ли когда-нибудь станет с абсолютной достоверностью известно, сколько было таких случаев и сколько женщин с детьми оказалось спасено. Но мне лично принципиально важно другое. Это страшный, нечеловеческий выбор, перед которым тогда оказались те летчики. Перед ним никого и никогда нельзя ставить. Но случается, что вопреки всему он встает перед человеком. Невозможно быть к такому готовым.

Но выхода нет.
вторая

Спартак – чемпион!

Ничего не бывает в чистом виде кроме очень условно качественной водки и хорошего кокаина. Но обычно имеются превалирующие черты продуктов и событий, определяющие их качества и последствия.

Великая французская революция была подлейшим кровавым преступлением, но она, возможно даже далеко не самыми основными векторами своего движения, а, во многом и вполне вероятно случайно и попутно, но заложила основы последующей европейской цивилизации.

Английская промышленная революция, на мой взгляд, лежала в фундаменте много более глубинных тектонических общественных сдвигов, хотя и от неё пострадало и даже погибло множество ни в чем не повинных и ничего в ней не понявших людей.

Февральская революция в России даже и революцией не очень была, но несла свободу, вернее, мечту о свободе и её идею. Наивную, глуповатую, не подготовленную, потому бессильную, но от того ещё более для меня прекрасную и искреннюю.

Однако эти и многие подобные «революции», хоть и оказавшие наиболее действенное глубинное влияние на судьбы мира, в абсолютном меньшинстве перед «восстаниями рабов», от Спартака и Тусена Лувертюра до Великой Октябрьской.

Страна начинает закипать. Екатеринбург, Архангельск, ещё много где. Не стану комментировать каждую конкретную ситуацию отдельно. Но, например, я, к сожалению, уже слишком стар и немощен, однако, если бы мог, то с удовольствием и без малейшего сомнения поехал бы в Архангельскую область поддержать их бунт против помоек и встал бы в первых рядах шеренги перед нанятыми властями бандитами.

И всё же следует себя не обманывать и понимать. Это не только не революция, но даже не её отдаленные предпосылки. Это «крымнаш» обижается, что не оценили, насколько он замечательный «крымнаш», обманули, не расплатились по-честному за подлость и внутреннюю гнилость. Впрочем, в основном, просто за душевную тупость и нравственный идиотизм.

То есть, это всего лишь попытка робкого восстания рабов. А из него, даже в случае блистательной победы, никогда ничего хорошего не получается. Только Гаити.
вторая

Если в море нет воды

Байкал, он ведь практически как Пушкин. То есть, наше всё. Любой человек может быть уверен, что Земля плоская, а солнце крутится по небу, но при этом оставаться до глубины души русским. Но он не может быть таковым не зная точно, каким образом и где передвигается кот ученый.

Так и с Байкалом. Никто не имеет права считать себя истинным русским патриотом, если хоть раз в жизни не боролся за сохранение в неприкосновенности Байкала. Ну, а уж кто посмеет усомниться в абсолютной ценности и святости Байкала, может, как говорится, вообще домой не приходить. Несомненный вредитель и предатель Родины.

Я, кстати, к Байкалу и, особенно, к вытекающей из него великой реке очень хорошо отношусь и понял ценность всего этого ещё раньше, чем полностью проникся значением Александра Сергеевича. Но, поскольку у меня с трепетностью и придыханием в принципе большие проблемы, я не поленился, взял калькулятор и несколько раз потыкал по клавишам. Принципиально не стану сейчас приводить никаких расчетов, чтобы не слетелись особо одаренные любители придираться к пустякам и мелочам, показываю свою продвинутость в арифметике. Но любой вменяемый человек может самостоятельно повторить мой подвиг и меньше, чем за минуту, понять, что весь этот вой, поднятый поводу, что китайцы выпьют всю нашу байкальскую воду, является полным бредом. Ну, то есть вообще. Байкал с Ангарой этого просто не заметят. Совсем.

Другой вопрос – экология. Засрать мы можем всё что угодно в любой ситуации. Но всё-таки следует понимать, что розлив питьевой воды совсем не ЦБК, а одно из самых чистых производств в мире. Так что, хотите бороться за экологию, честь вам и хвала, но боритесь тогда действительно за современные высокие безвредные технологии и культуру производства, а не рассказывайте какие-то тупые страшилки.

Но это всё совершенная чепуха и туман для отвода глаз. Никто не только не отвечает, но даже почему-то не задается главным вопросом. А зачем возить на такое расстояние бутылки? Почему любого вида транспортом, которым предполагается доставлять разлитую воду в Китай, не возить цистерны или иные крупные емкости, а фасовать уже на месте? Ведь это значительно удобнее, дешевле и во всех смыслах много проще.

Выходит, что вся история затеяно отнюдь не с целью экспорта воды. Это всего лишь маскировка. А на самом деле готовится наглая гигантская афера по вывозу бутылок. Естественно, не как таковых, наверное, пластиковых емкостей любого вида и типа у китайцев самих более чем достаточно. Так что, остается лишь выяснить, из чего собираются делать эти самые байкальские бутылки. Сильно подозреваю, что тут чистый грабеж и измена.

Сограждане, нас опять собираются надуть. Не дай себе засохнуть!
вторая

Реклама

Латынина написала книжку про Христа. Мягко говоря, далеко не первое произведение на данную тему. К тому же, многое украдено у меня, и даже не из написанного, а прямо из головы. Как про несправедливость владения Россией Сибири.

Но не надо мелочиться. Ради развлечения очень рекомендую почитать. На дом доставят за четыреста рублей с небольшим, а, чтобы в квартире лишнего места не занимать, можно официально купить и скачать вообще за триста с копейками. Средняя бутылка водки у нас в "Перекрестке".

Обязательно на эту тему как-нибудь и когда-нибудь поговорю, потому не только рекомендую, но и практически прошу. Купите. Хотя бы просмотрите. В любом случае полезнее горькой злодейки. И закуски особой не требует. Тоже плюс. Не жадничайте.
вторая

И судьба

История всей Второй мировой войны и особенно той её части, что у нас называют Великой Отечественной полна не только тайн, связанных с до сих пор не до конца открытыми, известными, а то и полностью безвозвратно утерянными документами или искажаемыми, намеренно или нет, фактами, но и загадок совсем иного рода, которые, подозреваю так никогда и не будут разгаданы. Тут возможны более или менее правдоподобные предположения, но в любом случае практически нет шансов, что когда-либо появятся объективные данные, всё окончательно расставившие на свои места и снимающие вопросы.

Один из основных такого рода моментов, о чем я уже когда-то писал, это почему немцы в октябре сорок первого не взяли практически беззащитную Москву. Но и школьная мифология о произошедшем далее не менее мутна и туманная. Как бы есть такое общее понимание, что зимой сорок первого-сорок второго операция «Барбаросса» окончательно провалилась, блицкриг не удался, и потом идет только перечисление громких побед от Сталинграда и Курска до взятия Берлина. Но реальность, опять же даже на уровне школьного учебника, была, мягко говоря, несколько иной.

Я сейчас даже не говорю о происходившем в районе Ржева и Вязьмы. Там отдельная история, кстати, несмотря на страшную кровавую мясорубку, гораздо более понятная и объяснимая как объективными, так и субъективными факторами. Но после относительного и неоднозначного неуспеха планов по немедленному разгрому группы армий «Центр» непосредственно после начала пусть и несколько вяловатого, и не слишком во всех отношениях подготовленного и обеспеченного контрнаступления под Москвой, главной идеей сорок второго можно считать Харьковскую операцию с широкозадуманными и предполагаемыми последствиями.

Не собираюсь её подробно разбирать, как и вообще здесь не ставлю задач какого-то тщательного исторического или чисто военного анализа, отмечу только общеизвестное и очевидное. Советские войска на этом направлении имели численное и по многим параметрам материально-техническое превосходство. Войсками руководил если не великие, то вполне профессиональные полководцы, имевшие к тому времени определенный опыт и впоследствии только упрочившие свою хорошую репутацию, типа Тимошенко, Баграмяна или Малиновского. И в принципе, как там ни рассуждай и со всеми возможными оговорками, но психологическое настроение в советской армии тоже отличалось от сорок первого. Фраза, что «миф о непобедимости немцев был развеян под Москвой» была не столь уж пустой, беспочвенной и чисто пропагандистской.

Вернее, могла бы быть. Поскольку по сути всё последовавшее оказалось если не продолжением в буквальном смысле плана «Барбаросса», то морально несомненно и именно в стилистике блицкрига. Немцы довольно быстро, эффективно и полностью разгромили в районе Харькова советскую группировку и просто погнали жалкие её остатки на восток и юго-восток.

Я не хочу сейчас спекулировать цифрами, это самый темный и болезненный до сих пор вопрос, в котором каждый пытается математическими фокусами в обоснование своей точки зрения нарисовать наиболее приемлемую для себя картину, но есть вещи достаточно бесспорные. Потери сторон несоизмеримые, в советских войсках речь идет о не одной сотне тысяч, и, вот тут внимание, исключительно большой процент пленных. И во время самой операции, и во время последовавшего отступления, по сути бегства, если не появилось, оно в определенной степени существовало и ранее, то стало наиболее массово распространённым понятие «Хиви» (желающий помочь, Ost-Hilfswillige), то есть не просто сдавшиеся, но перешедшие на службу немцам.

Ситуация складывалась довольно безнадежная, не сильно многим лучше, чем в прошлом году. И все эти славословия на тему «русские не сдаются» и про «массовый героизм советского солдата» совершенно не работали. Немцы откровенно и явно воевали лучше во всех отношениях. Недаром именно тогда, в июле, а не под Москвой, появился знаменитый приказ № 227. Но следует отметить, что Гитлер подобный «стоп-приказ» отдал ещё прошлым декабрем, хотя там, на сколько я понимаю, к заградотрядам это всё-таки не привело, хотя штрафные роты и появились. Но таким приказами войны не выигрываются, всего лишь констатируются настроения и положение вещей. А положение было аховое. Советская армия драпала. Панически и неумело. В результате чего оказалась у Волги и Кавказских гор.

Но есть ещё один нюанс. Ещё с отрочества, разглядывая карты сражений под Сталинградом, я постоянно пытался понять и не мог какую-то разумную мысль и цель происходившего, особенно с точки зрения немцев. Конечно, во фразе, приписываемой снайперу Василию Зайцеву: «За Волгой для нас земли нет» предельно ясен психологический и идеологический смысл, но, если хоть немного задуматься, то это мало может объяснить особую ценность земли «за Волгой». Посмотрите сами. На что был направлен удар немцев? Куда и зачем там дальше идти? В казахские степи? Даже как обходной маневр с дальним прицелом на Свердловск выглядит совсем дурковато. Да и не ставилось, и не могло ставиться ещё тогда такой цели, при всех успехах летней кампании было не до того.

Не очень убедительно выглядят и все стандартные классические объяснения особой значимости именно этого места и этого города, что для немцев, что для русских, начиная от «важнейший промышленный центр» и «стратегически важный транспортный узел» и заканчивая языческими заклинаниями про «имя Сталина». Я не буду опять же здесь и сейчас углубляться в нюансы и частности, отмечу лишь очевидное, что не только как промышленный центр, но и как просто город в обычном понимании Сталинград с какого-то момента просто перестал существовать, важным транспортным узлом он был, но отнюдь не выдающимся и исключительным, те же Харьков или Ростов-на-Дону значение имели не сильно меньшее, а «имя Сталина» у нас тогда носил не один город, а практически вся страна, что поначалу не очень ей помогало. Так что, вопрос остается, чего там было такого особого?

Но тут как раз особой загадки нет. У немцев в том направлении никаких целей вообще не было. Они осуществляли и до определенного момента очень успешно операцию «Блау» со всеми запланированными продолжениями по захвату нефтедобывающих районов на юге. А к Сталинграду вышли только для того, чтобы защитить свои войска с севера. То есть, по сути, изначально довольно рутинная и относительно второстепенная операция прикрытия. По идее, им брать сам город, а, тем более, форсировать Волгу, было совершенно не нужно. Хватило бы по условной линии Харьков- Сталинград, это всего километров шестьсот с небольшим, расстояние по масштабам боевых действий того времени не самое грандиозное, организовать достаточно эффективную оборону от возможной угрозы сверху, ну, или, на всякий случай, для верности, спуститься к Астрахани, чтобы совсем уже перекрыть доступ любым угрозам наступающим в сторону нефти войскам.

А с другой стороны, что такого особого в этом самом Сталинграде было защищать русским? Понятны все пропагандистские визги про «имя вождя» с эмоциональных и психологических точек зрения, но это в газетах продолжали писать, что в атаку бегут с криками «За Родину, за Сталина!». А не только те, кто воевал в окопах на передовой, но и к тому времени уже и те, кто ими руководил, прекрасно знали, что, во-первый, в атаку вообще редко бегут, поскольку войска в основном не состоят из профессиональных стайеров, ползти много надежнее, а, во-вторых, если для последнего броска и поднимались в полный рост, то из уст неслось обычно неслось несколько иное, не столь приличное и идеологически выдержанное.

Так что, чепуха всё это и пустая болтовня. Отдали всю Белоруссию и Украину, Крым с «городом русской славы» Севастополем, огромное количество старинных российских городов, позволили блокировать Ленинград, да и за Москву в тот момент Сталин отнюдь не был спокоен, это, кстати, сыграло не лучшую роль в том, что, имея довольно случайно весьма подробную информацию о планах операции «Блау», он изначально не очень в неё поверил, продолжая ожидать повторения немецкого наступления по центру. Короче, воевали объективно хуже гитлеровцев. И встали у Волги.

Я, естественно, как многие люди моего поколения, внимательнейше прочел всё художественное на эту тему. И Виктора Некрасова, и Василия Гроссмана, и Юрия Бондарева, и Константина Симонова, и многое подобное. Читал в большом количестве мемуары, да, конечно, причёсанные советской цензурой, но неизбежно носившие в себе осколки реальности, которую не могла скрыть никакая редактура. Но главное даже не это. Мне посчастливилось застать в живых ещё немало людей, которые не просто воевали, но прошли и именно Сталинград. И я всегда пытался получить от них максимально правдивую и искреннюю информацию, приставая с иногда, подозреваю, достаточно бестактными вопросами о войне. Иногда мне удавалось получить весьма нестандартные и информативные ответы. Но сейчас уже вынужден окончательно признать, что главного я так и не понял.

Что, собственно, произошло? Почему именно там и тогда они так намертво вцепились в эти мертвые руины на выжженном берегу, и оказались не нужны никакие штрафбаты и загродотряды, роль которых и в принципе несколько преувеличена (при всей важности и необходимости об этом говорить, поймите меня правильно), но которые в той битве вообще не имели никакого практического значения? Что принципиально изменилось? Какой появился новый фактор и появился ли он?

Хотелось бы ещё упомянуть два момента. Произошедшее в районе Сталинграда трудно с некоторой натяжкой можно называть битвой или сражением в обычном понимании. В ряду с, казалось бы, подобными типа той же обороны Москвы или Курской дуги. Даже если несколько искусственно ограничивать начало семнадцатым июля, то всё равно активные боевые действия практически непрерывно продолжались более полугода. Многовато для какого-то единичного порыва или случайного стечения обстоятельств. Это получается уже нечто вроде отдельно войны, к которой даже слово «мини» не очень подходит, учитывая количество жертв и степень взаимного остервенения.

И второе. Речь не только о солдатах, дравшихся непосредственно у Волги. Много чего было и иного, вроде вспомогательного и сопутствующего, но, по сути, неотъемлемого. Из наиболее яркого и известного, например, неудачная попытка одного из самых профессиональных и талантливых немецких полководцев Манштейна деблокировать с юга армию Паулюса. На счету Эриха и до того, и, что немаловажно, после было немало блистательных побед. А тогда ему не противостоял никто из хоть сколько-то сравнимых военачальников. Танки Манштейна у Котельниково не пропустили солдаты. Без особых тактических и стратегических ухищрений. Вот просто уперлись тупо и не дали пройти.

Да, кстати или не очень, но точно напоследок. Если читаешь сводки «Совинформбюро» того времени или даже многие современные исследования, то в большинстве случаев встречаются формулировки о «превосходящих силах противника», фразы «несмотря на численное превосходство противника», «при превосходстве немцев в живой силе и технике» и тому подобное. А начинаешь разбираться, так выясняется, что не только никакого превосходства не было, а всё как раз ровно наоборот. Так вот, под Сталинградом на всех этапах и почти во всех локальных точках у немцев действительно было численное превосходство, иногда весьма значительное. Так же, как по количеству артиллерии и авиации.

В общем, вся эта история была для меня несколько странноватая и до сих пор окончательно не очень понятная.
вторая

Красота, кто понимает…

За свою достаточно уже длинную жизнь, в ранней юности с некоторым даже ужасом, позднее более с недоумением, а уже достаточно давно с полным равнодушием убедился и продолжаю убеждаться, что у множества, если не у большинства, людей существуют стремления, желания, пристрастия, удовольствия, интересы и всё такое прочее подобное, абсолютно мне недоступные, а, случается, и вовсе до какого-то момента случайного узнавания неведомые. И наоборот.

И часто речь не идет о чем-то хоть относительно серьезном и стабильном, типа «люблю-не люблю» или «чуждо-близко», а о совсем примитивном «хочу-не хочу». Вот я сейчас смерть как хочу раскаленный чебурек с глотком ледяного пива, а супруге эту мерзость даже представить себе страшно. Или приходит дочка после работы, я слушаю Вагнера, она просит, мол, папочка, если можно, дай мне немного отдохнуть от этой твоей какофонии. И ставит свою «бумс-бумс», от которой у меня волосы на голове шевелятся, отдыхает…

Но это всё так, чепуха и мелочь, часто зависящая от конкретной ситуации, настроения, состояния здоровья или, случается, элементарно погоды на дворе. Есть же вещи более глубинные и стабильные, но не менее для меня изумительные. Например, недавно, когда заходил разговор о выборах московского мэра и обсуждался Собянин, в подавляющем большинстве случаев люди даже самых либеральных и прогрессивных взглядов начинали обмен мнениями с чего-то вроде, ну, мол, с тем, что Москва похорошела, вы, наверное, спорить не станете… И практически все пусть и ещё более прогрессивные и либеральные собеседники в ответ затягивали, типа, нет, конечно, спорить не будем, несомненно похорошела, однако…

Я про всякие «однако» обычно дальше не слушаю. Вот что значит в представлении собянинских «Москва похорошела».



Самый рядовой и стандартный пример. Эту штуку ещё весной поставили в одном из самых любимых мною мест старого города, на Пятницкой, у метро «Новокузнецкая». И так украшена вся столица. На Манежной, скажем, стоит гигантская фанерная арка тоже с искусственными цветочками, лампочками и надписью «Москва», видимо, чтобы кто не перепутал. Это стиль и вкус. Есть ещё такое прекрасное слово «нарядненько». Они так наряжаются. И получают удовольствие.

И, поверьте, у меня тут нет какой-то социально-классовой надменности. Понятно, что человек, воспитанный на регулярных с детства посещениях музея д’Орсе по предпочтениям будет несколько отличаться от никогда не выезжавшего из деревни под Рязанью. Но, во-первых, не обязательно, во-вторых, не обязательно в лучшую сторону, а, в-третьих, и это самое главное, я вполне могу понять, как восхищение пламенеющей готикой совмещается с наслаждением от архитектуры в Малых Карелах. Так что, дело не в том, или не совсем в том, что собяниские провинциальные, деревенские или необразованные и не воспитанные. Тут что-то другое, более нутряное и фундаментальное.

Нет, я меньше всего хочу выглядеть каким-то эстетствующим придирой. К тому же, наверняка, по мнению значительного большинства у меня самого, мягчайше говоря, со вкусом далеко не идеально. Скажем, мне очень понравилась и доставила удовольствие последняя выходка Бэнкси с самоуничтожающейся картиной. Хотя, наверняка, многое только покрутят пальцем у виска. И в его адрес, и в мой. Ну, что делать. Каждому свое.



Однако, я хотел бы предложить идею, чтобы совместить их «нарядненько» и мои представления о прекрасном. Установить, как в раме картины «Девочка с воздушным шаром», такой шредер, только очень мощный, стационарный, под каждым произведением Собянина. И рядом кнопку, чтобы я мог подойти и нажать.