?

Log in

No account? Create an account

Категория: россия

Верхняя запись Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Читать дальше...Свернуть )
В Москве на самой Смоленской площади открыли памятник Евгению Максимовичу Примакову. Лично Владимир Владимирович поучаствовал. Злые завистливые языки уже начали говорить гадости, что, мол, это за то, что Примаков отказался в свое время соперничать с Путиным за пост президента. Конечно, жаба душит, не каждый подобного удостоится. Вот и исходят ядом, сволочи.

А я вспоминаю ту самую первую ночь после выборов. Когда сказал окружающим уже прилично подвыпившим мужикам, что поздравляю их с новым вождем из чекистов. А кто ещё был в силах отвечать, дружно возразили, типа, а что, разве было бы лучше, если бы поставили замшелого сомнительного разведчика?

И я уже тогда однозначно сказал, что да, лучше. Но на вопрос почему прямо не ответил. Несмотря на свою кажущуюся, порой, излишнюю прямоту, всё-таки заражен избыточной вежливостью и не позволяю себе произносить некоторые вещи вслух. Но теперь уже можно, прошедшее время позволяет.

Да, конечно, лучше бы избрали Примакова. По одной единственной самой примитивной причине. Потому, что он уже больше четырех лет как умер. А этот всех собравшихся тогда за моим столом переживет. И их всё меньше.

Снаряды падают уже совсем близко.

Дело ясное

Кто сбил «Боинг» над Украиной, были в Москве недавно вооруженные уличные беспорядки, почему на самом деле не избрали Касамару и что там реально произошло в свое время в Польше, ударили ей в спину, начав Войну вместе с Германией, или защитили братские народы от панов и фашистов?

Есть множество маргинальных мнений, есть мнение подавляющее общественное, а есть и официальное государственное. Совпадают они редко, но друг на друга влияют плохо и слабо, а уж установлению истины способствуют совсем малозаметно. Но, согласитесь, все эти мелочи меркнут по сравнению с действительно судьбоносными событиями, по поводу которых имеется обидное и неприятное недопонимание.

Вот, скажем, почему Тамерлан не взял Москву? Как известно каждому ребенку, в триста девяносто пятом он подошел к южным границам Руси, захватил и разорил Елец, постоял там немного, почти доведя до инфаркта российское руководство, и повернул обратно каким-то чудесным образом оставив нас в покое.

Русские, естественно, сделали самый очевидный и общепринятый вывод. Византийская, а то и более раннего, иерусалимского, что представляется мне несколько сомнительным, происхождения икона, после долгих странствий и перемещений в определенный момент получившая название Владимирской Богоматери, была предусмотрительным князем Василием перевезена в Москву при возникновении угрозы со стороны Тамерлана. Ей начали усердно молиться, поставили конкретную задачу, и заступница явилась во сне «железному хромцу». Он сразу был смущен, а тут ещё окружающие умные люди объяснили, что это такая богиня местных и она возражает против задуманных безобразий. Сработало.

Возразить против этого нечего и некому. Лично у меня есть лишь одна небольшая претензия к деве Марии. Раз уж эта еврейка столь серьезно вписалась за православных, то могла бы уж заодно обратить правоверного мусульманина Тимура в истинную веру и разом решить вопрос принципиально, а не ходить вокруг да около. Но это, конечно, мои глупые капризы, Она лучше знает, как себя вести и что делать.

Имеются и более рациональные и приземленные объяснения странноватых и не очень понятных на первый взгляд поступков Тамерлана. Любопытно, что наиболее распространенное из них заключается в элементарном пьянстве великого завоевателя. Якобы Хромец тупо нажрался вусмерть и это помешало осуществлению его подлых планов. Самое милое, что в этой экзотической версии имеется немалое здравое зерно. Правда, возникает множество нерешенных и даже в принципе не решаемых вопросов. Начиная от того, как сочетается ярое мусульманство Тамерлана со спиртным, и заканчивая тем, что умер он минимум лет через десять после упоминаемых событий. Там столько несообразностей и несоответствий, что фоменковцы даже на этих основаниях усомнились в истинной правоверности Тимура, вернее, в том, что под этим понятием подразумевалось и не был ли он вообще христианином, а то и вовсе православным.

Я сейчас не стану вдаваться в нюансы этой интереснейшей, но совершенно отдельной темы. Хотя Тамерлан, конечно, был не просто мусульманином, но и во многом столпом фундаментального магометанства, и при этом действительно не только употреблял, но и явно злоупотребляли, причем кроме вина ещё и водкой, совсем опускаем проблему, что это в те времена могло означать. И умер в реальности вправду перепив, однако спасло это не Россию, а Китай.

Бесконечно можно ещё на эту тему нафантазировать, но я не стану более испытывать терпения читателей и предельно кратко изложу истину. А она в том, что Тамерлан не имел никаких намерений не только завоевывать Русь, но и вовсе хоть как-то ей пакостить. По той примитивной причине, что имел крайне слабое представление о её существовании. То есть, нет, для своего времени и уровня человеком Тимур был достаточно просвещённым, к тому же в его окружении имелись люди и вовсе по тем меркам высоко образованные. Так что, в принципе, у него была информации о существовании там, на севере таких городов, как та же Москва. Но это были земли крайне отдаленного и предельно маргинального улуса Золотой Орды, совершенно не интересные Хромцу. Да, у него были серьезные терки с Тохтамышем, однако он их полностью и принципиально решил без всякого геополитического экстрима, по сути уничтожив государство последнего, а Елец просто попался случайно под руку во время одной второстепенной военной операции по преследованию слишком быстро удиравшего не слишком крупного ордынского военачальника Бек-Ярык-Оглана.

Но самое главное заключалось в том, что Тамерлан с рождения терпеть не мог холодов. И ему в голову не могло прийти забираться куда-то в снежные и ледяные северные дебри, когда вокруг столько прекрасных территорий, неизмеримо более богатых и с чудесным климатом. Он и пил в основном, чтобы согреться, вот однажды и не рассчитал, ничего тут чудесного или противоестественного. Обычное дело.

Однако, как в свое время советскому человеку была невыносима сама мысль, что пять с половиной тысяч не просто брошены на мостовой, но ещё и снабжены колесами, так и нынешнему русскому нет сил признать, что кто-то может не хотеть завоевать Россию. Да к тому же ещё смириться, что по сути от «татаро-монгольского ига» освободили не Дмитрий Донской с Иваном Грозным, а какой-то пришлый сомнительный узбек.

Потому остается признать бесспорным и несомненным факт, что тут Маша Владимирская поработала. И до сих пор на неё вся надежда. Только сретение.

Выбор цели

Традиционно сложилось, что и в официальной истории, и в памяти народной более отпечаталась так называемая героическая оборона Севастополя сорок первого – сорок второго годов. Я написал «так называемая» не затем, что хоть в какой-то степени умалить героизм защитников города, который несомненен. Но всё-таки, думаю, следует иметь в виду, что во время самой по себе военной операции было совершено советским командованием большое количество ошибок, и это самое мягкое определение, и, главное, факт остается фактом, наши войска оказались разгромлены, битва проиграна, а потери огромны.

Однако меньше известна и популяризируема история освобождения Севастополя и всего Крыма в сорок четвертом. Тому есть и объективные, и субъективные причины и объяснения, но мы сейчас о них не будем. Там тоже не обошлось без ошибок, но результат бесспорен. Город взяли неизмеримо быстрее, чем отдавали, соотношение потерь тоже для наступательных боев вполне достойное, да и вообще, что говорить, в целом битва успешная и победоносная. Но я сейчас хочу напомнить лишь об одном моменте, который не то, чтобы особо скрывался, но и не стал слишком публичным среди сюжетов о военных подвигах советской армии.

И особо считаю нужным отметить, что не нужно заострять внимание на цифрах. Они в принципе во многих случаях относительно той Войны расходятся, хотя иногда имеют и очень большое, порой даже принципиальное значение, но не в данном случае. Достаточно того, что, несмотря на все последующие попытки немецкого командования хоть как-то оправдаться и представить по крайней мере эвакуацию войск достаточно успешной, их разгром был весьма серьезным и болезненным. А советская авиация в тот момент господствовала в воздухе и её успехи впечатляющи. И немецкие, и румынские корабли, пытавшиеся вывезти солдат, наши летчики топили очень эффективно, а после гибели известного конвоя «Патрия» стало понятно, что дело может кончиться совсем уже катастрофой.

И тогда немцы применили следующую тактику. Они сажали на верхние палубы транспортов гражданское население Севастополя, а это, естественно, были в подавляющем большинстве дети, женщины и старики, других там тогда по сути не оставалось, и приказывали заложникам при появлении самолетов махать руками и всяческими иными способами привлекать внимание, чтобы пилотам бомбардировщиков стала понятна ситуация. Но у летчиков не было приказа разбираться. А как раз совсем наоборот, четко и однозначно – топить вражеские суда. И вот они снижаются для бомбометания или сброса торпеды и обнаруживают, что на корабле свои. Женщины и дети.

Ещё раз повторю. Дело не в цифрах. Да и никто их точно никогда не назовет. Но часть кораблей всё-таки добралось до Румынии. А, судя по тому, что уже после войны оттуда возвратилось какое-то количество гражданских севастопольцев, именно в этих случаях «живой щит» и сработал. Появилась даже такая тихая и не очень распространяемая легенда, что многие, ну, хотя бы некоторые летчики, откровенно как бы не саботируя боевой приказ, но, оценив происходящее, в последний момент уходили в сторону и намеренно промахивались мимо кораблей.

Не знаю. И вряд ли когда-нибудь станет с абсолютной достоверностью известно, сколько было таких случаев и сколько женщин с детьми оказалось спасено. Но мне лично принципиально важно другое. Это страшный, нечеловеческий выбор, перед которым тогда оказались те летчики. Перед ним никого и никогда нельзя ставить. Но случается, что вопреки всему он встает перед человеком. Невозможно быть к такому готовым.

Но выхода нет.

Спартак – чемпион!

Ничего не бывает в чистом виде кроме очень условно качественной водки и хорошего кокаина. Но обычно имеются превалирующие черты продуктов и событий, определяющие их качества и последствия.

Великая французская революция была подлейшим кровавым преступлением, но она, возможно даже далеко не самыми основными векторами своего движения, а, во многом и вполне вероятно случайно и попутно, но заложила основы последующей европейской цивилизации.

Английская промышленная революция, на мой взгляд, лежала в фундаменте много более глубинных тектонических общественных сдвигов, хотя и от неё пострадало и даже погибло множество ни в чем не повинных и ничего в ней не понявших людей.

Февральская революция в России даже и революцией не очень была, но несла свободу, вернее, мечту о свободе и её идею. Наивную, глуповатую, не подготовленную, потому бессильную, но от того ещё более для меня прекрасную и искреннюю.

Однако эти и многие подобные «революции», хоть и оказавшие наиболее действенное глубинное влияние на судьбы мира, в абсолютном меньшинстве перед «восстаниями рабов», от Спартака и Тусена Лувертюра до Великой Октябрьской.

Страна начинает закипать. Екатеринбург, Архангельск, ещё много где. Не стану комментировать каждую конкретную ситуацию отдельно. Но, например, я, к сожалению, уже слишком стар и немощен, однако, если бы мог, то с удовольствием и без малейшего сомнения поехал бы в Архангельскую область поддержать их бунт против помоек и встал бы в первых рядах шеренги перед нанятыми властями бандитами.

И всё же следует себя не обманывать и понимать. Это не только не революция, но даже не её отдаленные предпосылки. Это «крымнаш» обижается, что не оценили, насколько он замечательный «крымнаш», обманули, не расплатились по-честному за подлость и внутреннюю гнилость. Впрочем, в основном, просто за душевную тупость и нравственный идиотизм.

То есть, это всего лишь попытка робкого восстания рабов. А из него, даже в случае блистательной победы, никогда ничего хорошего не получается. Только Гаити.

Только честно

А вот ответьте-ка мне так с ходу на вопрос, только, пожалуйста, не надо нигде подсматривать. Какой город расположен западнее, Москва или Иерусалим?
Возвратит Россия Русский Севастополь,
Станет снова Русским полуостров Крым,
Наш Босфор державный, наш Константинополь
И святыня мира Иерусалим!

Метки:

(Окончание.Начало здесь)

1 И тут считаю себя обязанным предупредить, что далее пойдет некий род потока сознания и эмоций, много менее структурированный, чем обычные мои тексты. Потому как я резко меняю жанр исследовательской статьи, исследовать мне больше нечего, и представляю вашему вниманию скорее поэму, пусть не со всеми присущими ей признаками и атрибутами, зато, поверьте, в ней есть главное, необходимое для поэтического произведения – абсолютная бескорыстная искренность.

2 Итак, дело вовсе не в Крыму и не в Украине, сто лет она Путину нужна была. Всё гораздо проще и хуже. Для кого-то. А для других лучше. Или вовсе никак, что самое распространенное, просто эти «никаковские» обычно сами своего «никаковства» не понимают, думая, что яростные сторонники или убежденные противники чего-то.

Читать дальше...Свернуть )

Метки:

(Продолжение. Смотри начало)

МАГАЗИН

Когда собираешься писать художественное произведение, начать его очень просто. То есть, это как раз самое сложное, но стилистически, эмоционально и ещё всячески, однако обычно понятна отправная точка во времени. Сюжет зарождается с какого-то момента, от него и пляши, никаких проблем.

Но если хочешь рассказать о реальных событиях, то каждый раз возникают сомнения, сбиваешься на всякие «подождите, а вот ещё до этого», «для ясности и понятности нам придется вернуться несколько назад» и прочие подобные оговорки. Идешь постоянно всё дальше и дальше к истокам, вернее, к тому, что представляется тебе истоками, но и когда, кажется, более и некуда, потому, что, отчаявшись, решаешь начать с момента своего рождения, так и тут понимаешь, насколько невозможно обойтись без очередного «раньше».

Так, когда же всё началось? Может быть ещё в начале прошлого века, когда один мой прадед послал своего сына в Прагу учиться на врача, а другой разрешил своему отпрыску поехать в Париж совершенствоваться в живописи? Или когда дедам в голову пришла мысль вернуться обратно на родину? Глупейшая, конечно, мысль, но иначе у меня оказалось бы крайне мало шансов появиться на свет. Хотя, кто знает…

Но надо прекращать валять дурака и просто принять волевое решение, понимая, сколь спорным и сомнительным оно окажется в любом случае. Итак, представим себе, что всё началось именно тогда. Поздним летом тысяча девятьсот семьдесят второго года.

Я решил устроить небольшой перерыв в спешке бытия, ощутив избыточность его ускорения, потому нашел весьма пригодную для поставленной цели халтуру на мотыгинской пилораме. И действительно, когда человеку исполняется восемнадцать лет, ему полезно хоть на какое-то время немного притормозить и чуть внимательнее оглядеться, побыв наедине с самим собой.

Читать дальше...Свернуть )

Окрестности

В нашем Западном административном округе столицы вчера было всё хорошо. Вообще, признаться, у нас тут вообще всегда неплохо. Но вчера особенно благолепно и духоподъемно.

Официальных прорубей для крещения организовали четыре. Но это было такое парадное действо, «от властей», со всеми роскошными атрибутами от купален изысканных форм до полиции со спасателями и врачами. А здесь, на районе, есть ещё и свои местные традиционные точки, я конкретно указывать не буду, что бы ненароком людей не заложить, а то вдруг это какие нормы и порядки нарушает. Однако ни для кого не секрет, что лучшие в Москве места для «моржевания» находятся как раз в районе Крылатских холмов. Так что, народ окунался в гораздо большем количестве мест, чем формально объявлено.

Я подсчетами, конечно, не занимался, да и вообще лично не рискнул принять непосредственное участие в проявлении массового героизма, но так, чисто визуально, как стороннему наблюдателю, кажется, что народу было раза в два больше прошлогоднего. А тогда власти говорили про тысяч пять окрестившихся в округе. И мне в этом видится очень позитивная тенденция развития и даже углубления демократического протестного движения. Ведь залезть на морозе в ледяную воду, это не пройтись в норковой шубе по бульвару до проспекта Сахарова. Тут действительно нужно иметь серьезную мотивацию и твердую гражданскую позицию.

А если даже городское руководства согласно, что в стремлении уйти куда угодно, хоть под воду, от свинцовых мерзостей режима по всей Москве вчера приняло участие около двухсот тысяч неравнодушных граждан, минимум в два раза больше, чем собирали любые болотные с сахаровыми, то становится ясно, какое направление проявления политических предпочтений является наиболее эффективным и перспективным.

Так что, никаких больше митингов и шествий. Все в воду! Тем более, что впереди лето, и тогда мы им покажем по-настоящему мощь народного гнева. Как потеплеет, даже я думаю присоединиться, а жена уже с утра намекала по поводу денег на новый купальник.

Тоже мне, новости!

И не просто, а РИА Новости:
«Алену Делону стало плохо в Москве».
И что?
Может, вам еще кого назвать, кому тоже не очень хорошо стало и уже давно?
Кстати, я, отнюдь, не себя имею в виду, так что не надо подозревать в саморекламе.
Мне нормально.

По собственному

Я и изначально не хотел и сейчас не хочу принимать участие в обсуждении подробностей того, почему Роман Баданин ушел с поста заместителя главного редактора «Газеты.ру». Читать дальше...Свернуть )
Сегодня, 19 ноября в Москву спецбортом из Калининграда в столичный аэропорт «Внуково-3» прибыла одна из величайших святынь православного мира — ковчег с Поясом Пресвятой Богородицы. Мэр столицы Сергей Собянин, представители духовенства встретили самолет на летном поле. Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Спасибо Познеру, показали интервью Жукова Симонову середины шестидесятых. Со всех сторон тут же поднялся обычный вой всяческой мрази (опять к вопросу о благостном влиянии рассекречивания и публикации архивов), и совсем не хочется в любой роли и форме становиться участником хора кастратов — самодеятельных историков и просто повизгивающих сталинских выблядков. Но я, ни в коем случае не изображая из себя великого стратега или большого исследователя, все же не могу не поделиться всего лишь собственными многолетними ощущениями.

Еще совсем ребенком помню: крайне редко, выпив лишнюю стопку коньяка, мой дед Старчевский, начиная крайне нехарактерно для него материться, вспоминал, как, отправив осенью сорок первого семью в эвакуацию, ходил по стремительно пустеющей Комсомольской площади и злобно поддавал ногой обрывки партийных и комсомольских билетов, вываливающихся из переполненных этим продуктом урн, оставшихся от последних драпающих эшелонов. Он был уверен, что Москву уже не надеются защитить, и никак не мог понять, каким образом все же защитили. Я много лет потом читал всякие книжки, разговаривал с самыми разными людьми: и историками, и свидетелями, и участниками, — но хоть сколько-нибудь стройная картина происходившего тогда никак не складывалась в моей голове.

И вот я увидел Георгия Константиновича (между прочим, безумно именно на этих кадрах похож на моего деда в этом же возрасте, что, учитывая ряд обстоятельств, может показаться совершенно невероятным). Все понимаю: ведь это не телеинтервью, даже в понимании тех лет, это съемки для доку-ментального парадно-официального фильма, где роскошный маршал в блистающем мундире, с мягкой, мудрейшей и доброжелательнейшей улыбкой, делится перед объективом с Симоновым (тоже на-до понимать, кто это тогда был такой) и всем советским народом бесценными крупицами своего опыта. И при этом я вижу, что он, совершенно как мой более чем штатский дед, и как я впоследствии, абсолютно не понимает, почему тогда немцы не взяли Москву.

Надо только представить себе эти картинки, эти сценки. Член Ставки Верховного Главнокомандования и, как я понимаю, уже с июля первый заместитель наркома обороны, генерал армии Жуков заходит к Сталину и говорит: «Иосиф Виссарионович, похоже, у нас на Можайском направлении какая-то лажа, там, по всему чувствую, вообще никого из наших нет, дорога немцам, извиняюсь, на столицу нашей родины свободна». «Как никого? А где 16-я армия, где 32-я, где тот, где этот, где дружок твой недостреленный Рокоссовский, в конце концов?!» «Так под Вязьмой все застряли, не похоже, чтоб кто-то нас левее прикрывал. Может, я к Семену Михайловичу смотаюсь, посмотрю, чего там от его компании на Резервном осталось? А то как-то совсем стремно». «А ты знаешь, где Буденный?» «В том-то и вопрос, что представления не имею, но ведь что-нибудь делать надо…»

Сел в машину и поехал. Не в какое-то конкретное место, а, как сам говорит, «по направлению к Малоярославцу». «Чутье подсказывало». Видит: мужики-связисты провод тянут. «А скажите-ка мне, братцы, где у вас тут штаб фронта?» Братцы, подозрительно косясь, посылают незнакомого дядьку в жопу. Приходится представиться по форме. Штаб Жуков в конце концов нашел. Заходит: «Всем привет, где Буденный?» «А кто ж его знает, пару дней уж не видели, сами волноваться начинаем, не случилось ли чего». Это не я стилизую и не утрирую, буквально эти слова сам Жуков передает. Фантастическая трогательность! Генерал армии снова садится в машину и вдвоем с шофером едет разыскивать командующего фронтом. По дороге в лесочке встречает танковую группу своего товарища еще по Халхин-Голу. Группа невелика, но Жуков как ребенок радуется: все-таки не полная пустота, хоть кто-то из своих прикрывает, надо продолжать искать дальше…

Последовавшее в рассказе маршала несколько скомкано, и это понятно: и смысл, и особенно тон своих разговоров со все-таки разысканным Буденным, да и прочими военачальниками, ему особенно передавать и не хотелось, и понимал, что не очень позволительно. Но главное — на неоднократный вопрос Симонова о самом трудном моменте обороны Москвы постоянно повторяет одно и то же: «С шестого (в первый раз, правда, сказал с десятого, видимо, сработала память о дне, когда Резервный с Западным объединили, и он принял общее командование группировкой, но тут же поправился: «нет, с шестого») по тринадцатое октября». И когда писатель все же пытается уточнить: а как же деревня Крюково? Немцы в двадцати километрах от города… — Жуков только отмахивается, это уже вторая половина ноября, это уже группа «Центр» на последнем издыхании, это уже понятно что делать и как, а вот тогда, в октябре… и опять повторяет, как крайне важное для себя, «с шестого по тринадцатое», и снова в глазах роскошного маршала Победы мелькает совершеннейшее непонимание произошедшего двадцать пять лет назад…

И на прямой вопрос: была ли уверенность, что защитят Москву? — совершенно прямо и отвечает, что никакой уверенности не было. Вот бы спросил писатель: а уверенность, что немцы возьмут город, была? Но это глупая моя фантазия.

Уже в те годы, не говоря о последующих десятилетиях, накопились эвересты документов, исследований и рассуждений с объяснениями причин провала немецкого наступления под Москвой. Не буду ни одной из них даже упоминать, потому что все они абсолютно убедительны и несомненны. И ни одна из них так и не дает ответа на мой многолетний вопрос, на который, как я теперь понял, также не имел ответа и Георгий Константинович: почему теми октябрьскими днями сорок первого, почему с шестого по тринадцатое, когда путь на город был свободен, а сил у группы «Центр», даже несмотря на Вязьму, было еще более чем достаточно, — почему немцы все же не взяли Москву?

Да, это я, собственно, к тому, что не только из дерьма состоит жизнь и история. Иногда необъяснимым и неожиданным бывает и что-то хорошее. Правда, редко.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel