Category: спорт

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Спартак – чемпион!

Ничего не бывает в чистом виде кроме очень условно качественной водки и хорошего кокаина. Но обычно имеются превалирующие черты продуктов и событий, определяющие их качества и последствия.

Великая французская революция была подлейшим кровавым преступлением, но она, возможно даже далеко не самыми основными векторами своего движения, а, во многом и вполне вероятно случайно и попутно, но заложила основы последующей европейской цивилизации.

Английская промышленная революция, на мой взгляд, лежала в фундаменте много более глубинных тектонических общественных сдвигов, хотя и от неё пострадало и даже погибло множество ни в чем не повинных и ничего в ней не понявших людей.

Февральская революция в России даже и революцией не очень была, но несла свободу, вернее, мечту о свободе и её идею. Наивную, глуповатую, не подготовленную, потому бессильную, но от того ещё более для меня прекрасную и искреннюю.

Однако эти и многие подобные «революции», хоть и оказавшие наиболее действенное глубинное влияние на судьбы мира, в абсолютном меньшинстве перед «восстаниями рабов», от Спартака и Тусена Лувертюра до Великой Октябрьской.

Страна начинает закипать. Екатеринбург, Архангельск, ещё много где. Не стану комментировать каждую конкретную ситуацию отдельно. Но, например, я, к сожалению, уже слишком стар и немощен, однако, если бы мог, то с удовольствием и без малейшего сомнения поехал бы в Архангельскую область поддержать их бунт против помоек и встал бы в первых рядах шеренги перед нанятыми властями бандитами.

И всё же следует себя не обманывать и понимать. Это не только не революция, но даже не её отдаленные предпосылки. Это «крымнаш» обижается, что не оценили, насколько он замечательный «крымнаш», обманули, не расплатились по-честному за подлость и внутреннюю гнилость. Впрочем, в основном, просто за душевную тупость и нравственный идиотизм.

То есть, это всего лишь попытка робкого восстания рабов. А из него, даже в случае блистательной победы, никогда ничего хорошего не получается. Только Гаити.
вторая

Аргентина-Ямайка

У Михаила Козырева на «Дожде» есть передача «Как всё начиналось», где в основном музыканты и известные околомузыкальные деятели рассказывают о начале своей карьеры в основном или в последние годы советской власти, или в первые новой России. И в конце Козырев обычно спрашивает каждого гостя, что бы тот мог сказать и посоветовать сегодня себе тому, молодому, ещё только вступающему на путь. И вот не так давно, по-моему, это был как раз товарищ моей юности Саша Липницкий, прозвучал ответ не то, что самый мудрый или оригинальный, но просто наиболее лично мне близкий. Типа, ну, перестаньте, о чем мне с тем мальчишкой говорить и, главное, что бы он мог понять из мною сказанного?

И действительно, общаясь с самим собой постоянно и даже, порой, много чаще, чем хотелось бы, не слишком замечаешь происходящие изменения. Но если задуматься и посмотреть реально, то многое самому себе сегодняшнему очень трудно, а иногда и совсем невозможно объяснить из поступков, мыслей и реакций себя тогдашнего. И понимаешь, насколько тебе того времени сложно было бы понять тебя сегодняшнего.

Это странновато, но столь глубокая и экзотичная мысль пришла мне в голову, вернее, не то, что пришла и именно мысль, а больше возникло ощущение, которое я таким образом сейчас пытаюсь сформулировать, вчера, когда наша хоккейная сборная после триумфальной победной серии вдруг проиграла финнам. Причем проиграла не в какой-то яростной фантастической борьбе, а в довольно скучной, невыразительной игре. Однако проиграла совершенно по делу, не оставляя сомнений в справедливости такого результата. И я, не очень ожидаемо для себя, испытал отнюдь не досаду, а явное удовлетворение. Больше от того, что прекратится поток славословий на тему, как наша «красная машина» рвет всех подряд и нет нам преград на море и на суше.

А ведь можно сейчас придумывать себе что угодно, но к советской власти я относился много хуже, чем к нынешней, при всём моем к этой самой нынешней отвращении. И про советский хоккей, про все его «любительское» лицемерие и крепостническую сущность тоже всё прекрасно понимал. И таким уж особым спортивным болельщиком тоже не был. Но когда играла наша хоккейная сборная, особенно на соревнованиях высшего уровня с теми финнами, шведами, чехами или канадцами, меня от экрана оторвать было невозможно. Я уже про «суперсерию» не говорю. До сих пор помню наизусть и в мельчайших подробностях каждый матч. Переживал жутко. И болел за наших. И получал огромное наслаждение. Там была какая-то запредельная драматургия и зашкаливающие эмоции. Понять и ощутить мне это сегодняшнему совершенно невозможно.

Много лет спустя сильно постаревшего Фила Эспозито в интервью спросили, почему всё-таки они все, и он сам в том числе, после первого матча не стали пожимать руки советским хоккеистам. И он честно развел руками: «Да какие там рукопожатия. Нас, великих и ужасных, унизили и разгромили какие-то щенки. Я их был готов просто убить. Конечно, сейчас этим совсем не горжусь, но и врать никакой охоты нет. Только убить». При том должен заметить, что свою единственную любимую дочь Фил отдал замуж за русского хоккеиста и воспитал своих троих полурусских внуков, в которых души не чает.

… Но всё это, конечно, полная чепуха. А значение и ценность имеет лишь тот момент, когда ты юный, немного дурковатый и слегка излишне самоуверенный сидишь на диване перед черно-белым экраном, у тебя не только ничего не болит, но и каждая клеточка тела наслаждается ощущением своего абсолютного здоровья, рядом с тобой влюбленная в тебя девочка, в руке откупоренная бутылка отвратительного, но казавшегося тогда самым вкусным в мире с диким трудом добытого «Жигулевского», а на поле складывается очень непростая игровая ситуация для нашей команды, кажется, всё потеряно, но тут внезапно на мгновение возникает идеальная тишина, прерываемая лишь тяжелым дыханием десятков тысяч человек и звуком режущей лед стали, и от своих ворот, немного раскачиваясь, начинают набирать скорость Михайлов, Петров и Харламов…

И смертельно обидно только то, что этого уже никогда больше не будет.
вторая

Славная слава

Не, ну, если серьезно, то это какую же надо колоссальную работу провести, сколько труда вложить, какой фантастический переворот в сознании и эмоциях произвести, чтобы в России сказанные неважно каким футболистом слова «Слава Украине» были восприняты как политическое оскорбительное деяние, требующие выговора от международной организации и осужденное населением.

Блестящий результат.
вторая

Соревнования начинаются

Двое грузчиков московского аэропорта Шереметьево задержаны по подозрению в краже 11 тысяч долларов у нигерийского футболиста Нванкво Кану. Он прилетел на чемпионат мира, заселился в гостиницу и обнаружил, что его обокрали. Спортсмен летел из Лондона. Он делал пересадку в Шереметьево, чтобы добраться до Калининграда.

По данным полиции, сотрудники аэропорта вытащили деньги, когда разгружали багаж пассажиров рейса Лондон – Москва. В пресс-службе МВД агентству ТАСС сказали, что всю сумму уже нашли и вскоре вернут её экс-игроку «Арсенала» и сборной Нигерии.
вторая

Бежать быстрее лани

У каждого в голове свои тараканы. Тут одну читательницу оскорбило мое выражение «сбежать в Израиль». Мол, туда еврей может только «вернуться». Меня это особо умилило в связи с тем, что бóльшая часть моей собственной семьи перед Олимпиадой восьмидесятого, воспользовавшись случайным счастливым стечением обстоятельств, именно сбежала указанным маршрутом, иначе непременно поехала бы в прямо противоположную сторону.

И тут бы я мог рассказать ещё массу увлекательных историй, но сейчас вовсе не о том, поскольку в связи со столь неожиданной реакцией мне захотелось остановиться на одном моменте, который я сознательно, дабы не путать темы, опустил в своем предыдущем тексте о Шахаре Вайсере, заменив лакуну тем самым «сбежал в Израиль».

Дело в том, что вся эта история представляется мне предельно темной. Из того, что удалось обнаружить в публичных источниках, никакие конкретные технические подробности отъезда не проясняются. Даже даты встречаются разные, иногда упоминают даже девяностый. Но, исходя из даты рождения Бориса Смирина в семьдесят пятом и возраста прибытия в Израиль в шестнадцать, скорее всего произошло это всё-таки в начале девяносто первого, однако в любом случае ещё при СССР.

Хотя это даже не очень принципиально. У многих, видимо, стерлось из памяти, что советский порядок выезда за границу сохранился аж до девяносто третьего. Правда, относительно именно «репатриации в Израиль» в июле девяносто первого вступили в силу некоторые изменения, но они касались только того, что отъезжающих перестали автоматически лишать нашего гражданства, что в данном случае не имеет значения.

Так вот, шестнадцатилетний мальчик никак из СССР за границу в одиночестве уехать не мог. Он и сейчас не может без нотариально оформленного согласия родителей, а тогда об этом и вовсе речи не было. Кстати, и с самим теоретическим согласием тоже полная невнятица. Да, много позже Шахар как будто обмолвился, что «несомненно, родители были в курсе моих планов», но, знаете ли, между «быть в курсе», даже если это правда, и активно участвовать в довольно сложной и муторной бюрократической системе выезда на ПМЖ, есть большая разница. В принципе, и с таким участием история невероятная, а уж без него и вовсе фантастическая.

Парень, ещё раз уточним для забывчивых и только смутно помнящих, что паспорт тогда давался в шестнадцать, по всем советским законам несовершеннолетний. Ну, никак не мог он самостоятельно свалить.

(Правда, ещё одной моей дальней родственнице удалось сбежать от родителей в Израиль аж в четырнадцать, тоже чудо, но надо учитывать, что стартовала она не из СССР, а из Англии, что делает сюжет чуть более реалистичным).

И это тогда все прекрасно понимали: «Прямых рейсов еще не было, лететь пришлось через Будапешт, и в аэропорту Бен-Гуриона чиновники "Сохнута" не могли поверить, что этот мальчик, не знающий ни слова на иврите, прибыл один».

Гарун бежал быстрее лани, быстрей, чем заяц от орла.

Как известно, человек, если он очень хорошо тренированный спортсмен, может бежать со скоростью до тридцати пяти, ну, в исключительных случаях до сорока километров в час. Однако довольно короткое расстояние, порядка метров двухсот, если не меньше.

Относительно лани сложнее, официальные соревнования по бегу среди оленей этого вида довольно редки. Впрочем, у некоторых специалистов встречается утверждение, что скорость лани соизмерима со скоростью скаковой лошади на ипподроме, то есть в пределах 72-80 километров в час.

С зайцами, по ряду причин, ещё неопределеннее, но многие сведущие люди говорят, что в минуты повышенной опасности он может драпать со скоростью хоть и меньшей, чем лань, но всё-таки до шестидесяти километров в час.

Так что, получается, никак не мог Гарун бежать быстрее. Если только это не какой-то особый Гарун.

Вот и Боря Смирин никак не мог в одиночку сбежать в Израиль из СССР. Если только он не какой-то особый Боря. Как, похоже, оказалось в данном случае.
вторая

Виноват, никак до меня не доходит

Некоторые вот презрительно говорят про футболистов, что они просто хорошо машут ногами, или про боксеров, что то же делают руками, а спрашивать с них по поводу мозгов бессмысленно. Это и так, и не совсем так, и совсем не так.

Всё-таки любая игра есть игра, и там совсем без интеллекта невозможно, хотя да, в большинстве случаев это интеллект особого рода и уже упомянутые мозги зачастую устроены несколько, мягко говоря, своеобразно. Но эту крайне увлекательную для меня, как тоже не совсем нормального существа, то есть игрока, тему мы сейчас оставим, речь о другом.

Какое удовольствие наблюдать, как один человек пробегает некоторое расстояние быстрее другого на ту долю секунды, что не ловится невооруженным взглядом, мне абсолютно непонятно. Да, пусть бы и ловилась. Или поднимает более тяжелый груз. Или выше прыгает. Мне тот же подъемный кран, который тянет всё равно больше, рассматривать много интереснее, как произведение инженерного искусства. О прыжках кенгуру уже не говорю, это просто и смешно и красиво одновременно, никто из спортсменов никогда не достигнет такого изящного сочетания.

Но даже оставим вопрос о наслаждении наблюдателей, в конце концов, каждый имеет право на собственную придурь. Как и не будем сомневаться, защищают ли в самом деле всякие бегающие или прыгающие честь своей страны, ведь мы совсем недавно выяснили, что честь России прекрасно защищают даже кельтские суки. Это всё лирика. А я сейчас совершенно о конкретном.

Почему человек, который умудряется при помощи специальной палки перескочить через другую специальную палку, подвешенную на в данный момент недоступной для других высоте, становится по этому поводу во-первых, гордостью целого государства, а, во-вторых, непререкаемым авторитетом во множестве областей, никак не связанных с прыгучестью и всем остальным, с данной прыгучестью связанным?
вторая

Снос всего

Вот только что один гордый собой умник по поводу «ларьков», излагая какую-то чрезвычайно мудрую мысль, заметил «хотя я за снос».

Это то же самое, что заявить: «Я за удар кулаком в челюсть».

Ударить можно во время честного боксёрского матча, типа Роя Джонса в лучшие годы.

Можно бандиту в челюсть ограбляемого в темной подворотне.

Можно в ответ на оскорбление в равносильном и равноправном конфликте.

Много есть вариантов. Нет только единообразного решения и отношения.

В данном случае нужно честно писать:

«Я за ничтожность основных принципов Конституции во имя волюнтаристского понимания общественного блага в ущерб законности и примату священного права частной собственности».

Или ещё чего подобное вменяемое. Можно, вовсе не возбраняется, быть мудаком и говном.

Но желательно при этом быть честным и четким мудаком и говном. Не извиняет, но хотя бы оставляет за провозгласившим данные принципы чувство собственного достоинства.
вторая

О, спорт – ты мир!

Встречаются в 2020-м году два русских интеллигента-патриота в камуфляже на развалинах сожженной Европы. Груди в орденах, у одного руки нет, у другого ноги, головы перебинтованы. Оглядываются удовлетворенно, и один другому говорит:

- Ну, что, всё как будто удачно получилось. Только вот у меня иногда мелькает смутное подозрение, что тогда с сочинской Олимпиадой мы немного погорячились…
вторая

Ещё одна «Шапка»

Это не первое в русской литературе художественное произведение с таким названием. И не лучшее.

Более того, сразу предупрежу, и без всяких сравнении, оно мне не очень нравится. Не поражает своей творческой мощью и поэтической силой. Даже смешного там особо ничего нет, сюжетный ход примитивен и ассоциации слишком лобовые. Собственно, у меня и мысли бы не было его перепечатывать, но уже множество людей позвонили и написали, типа, а ты слышал?

Я слышал. Леонид прочел на «Дожде», и всем почему-то очень понравилось. Однако там прозвучал сильно им самим цензурированный вариант. Потому желающим просто предлагаю взглянуть на стихотворение в оригинале.

Единственно, хочу предупредить, там довольно много мата, и кого он так же как меня коробит, избавьте себя от неприятных ощущений, не читайте далее.

Collapse )