Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

А также в области балета

И как тип государственно устройства, и как образ мышления империю придумала не Россия. Не Россия придумала классовую борьбу и диктатуру пролетариата. Не в России первыми организовали концентрационные лагеря. Не Россия изобрела атомную бомбу, баллистические ракеты и химическое оружие. Не в России придумали интернет и мобильный телефон. Не Россия открыла взятки и хищение бюджета.

Но почему-то именно в России умудрились довести всё это до блистательных и совершенных степени и уровня маразма с дерьмом.

И не в России придумали матрешку. Не Россия изобрела валенки и ушанку. Не русским по происхождению является самовар и даже балалайка, да простит меня гениальный Василий Васильевич Андреев, под большим вопросом. Но балет точно возник не в России. И папиросы. И водка, вопреки великому Вильяму Васильевичу Похлебкину, всё-таки иностранного происхождения, хоть ты тут сдохни с похмелья.

Но почему-то именно в России умудрились довести всё это до блистательных и совершенных степени и уровня крайне полезных и приятных вещей.
вторая

Простите, ежели чё не так

Возможно, это только показалось моему пристрастному и не всегда слишком доброжелательному взгляду, но у меня создалось следующее впечатление.

Когда в театре перед спектаклем просят зрителей выключить телефоны, то начинают шарить по карманам и проверять, не забыли ли это сделать, только и именно те, которые всегда выключают, и на этот раз привычно сделали то же, но хотят на всякий случай ещё раз удостовериться.

А те, которые никогда не выключают, и сейчас не выключили, поскольку им наплевать на окружающих, они этой просьбы даже не слышат, проходит мимо них вовсе не задевая внимания. И как их не проси, они не то, что не выключат, а обязательно найдут способ и время поговорить по телефону в самый патетический момент на сцене, расскажут своему ребенку, где стоят колеты в холодильнике именно тогда, когда героиня перегрызает горло герою.

Так и я уже сильно пожалел, что позволил себе предыдущую реплику. На неё как-то слишком личностно и остро отреагировали как раз те, к кому она меньше всего относилась. Да и вообще, это больше шутка, не надо принимать так близко к сердцу и серьезно.

Правда, к тому, что мой юмор всё меньше воспринимается и не очень веселит, я давно привык. Но ещё раз прошу прощения за своё старческое ворчание, ни к кому никаких претензий, главное, будьте здоровы и счастливы.
вторая

Так же падает листва в садах

Ночью бессчетный раз пересмотрел гениальный «Три тополя на Плющихе». И опять столь же бессчетный раз напомнило о себе давнее недоумение, которому уже несколько десятков лет. Хотя, казалось бы, на все вопросы по данному поводу отвечено до последнего предела, тема затерта и закрыта, а уж эмоционального интереса точно практически ни у кого не осталось. Но я ведь, как всегда, исключительно о самом себе.

Имею в виду, конечно, прежде всего связанное с отношениями Ефремова и Дорониной. Но тут «прежде всего» только по яркости и уровню обсуждаемости в свое время, а по настоящему смыслу это только фон и косвенная привязка, для меня странность и загадочность там вовсе в другом.

Это сейчас практически во всех воспоминаниях и так называемых искусствоведческих работах основной упор при рассказе о разделе МХАТа делается на каких-то социально-технических моментах, кого Ефремов хотел оставить в штате, кого перевести на контракт, что было делать со «стариками» и вообще оказавшимися в трудные времена не слишком нужными театру актерами чрезмерно разросшейся труппы, ну и прочая подобная сентиментально-бюрократическая лирика.

А тогда, в восемьдесят седьмом, для нас современников, но рядовых обывателей и зрителей, не особо погруженных во внутренние театральные проблемы, всё представлялось совсем иначе и предельно просто. Ведь это были самые первые, смутные и невнятные, но от того ещё более опьяняющие глотки «перестройки», никто толком ещё не понимал и тем более точно не предчувствовал целей и последствий, но общее настроение и граница водораздела ощущалась уже очень четко. Ефремов шел к новому и свободному. А Доронина и те, кто с ней, хотели оставить как было. И точка. А конкретные судьбы и даже абстрактные вопросы театрального искусства вообще почти никого не трогали.

И в этом отношении меня, собственно, занимает вот что. Олег Ефремов ведь, несмотря на определенный легендарный налет свободомыслия, никогда не был и в малейшей степени диссидентом, не говоря уже, упаси Господи, антисоветчиком. Конечно, папа его был, как я часто встречал в «житиях», «тончайшим интеллигентом», но вообще-то он работал на довольно высокой должности в бухгалтерии Гулага и ни в чем предосудительном на этом посту советской властью замечен не был. А сам Олег Николаевич вступил в КПСС в пятьдесят пятом, по так называемому «сталинскому призыву», отвечая таким образом вместе с множеством прочих сознательных граждан на смерть вождя сплочением рядов.

Ну, и далее я уже не стану перечислять всем прекрасно известное про Героя Соцтруда, три Госпремии, депутатство СССР и прочие посты и регалии. И когда в семидесятом Ефремова назначали руководителем главного театра страны, хоть это молвой и приписывалось в какой-то степени влиянию Фурцевой, имевшей, согласно той же молве, определенную слабость по отношению к Ефремову, но любой, погруженный в реалии той эпохи прекрасно понимал, что это уровень решения минимум отдела пропаганды ЦК, которое, если напрямую и не утверждалось, то уж точно согласовывалось с Сусловым. И у Михаила Андреевича не было возражений против Олега Николаевича.

При этом, конечно и несомненно, чего зря наговаривать, Ефремов был и в творческом, и в гражданском смысле порождением «оттепели» и вообще всего «шестидесятничества». Его подпись стояла второй среди двадцати пяти, обратившихся в шестьдесят шестом к Брежневу с предупреждением об опасности возможной реабилитации Сталина и сталинизма. И сам театр «Современник» являлся определенной отдушиной во всё усиливающейся атмосфере официальной советской мертвечины. Но всё это было исключительно в рамках, даже не только идеологических, но и эстетических «генеральной линии» и никак не подрывало и даже не пыталось подорвать никаких устоев.

А Татьяна Доронина, насколько я знаю, во всяком случае нигде об этом упоминаний не встречал, вовсе никогда в КПСС не вступала. И занята была всегда в основном своей личной и актерской судьбой, пять раз сходила замуж и даже несколько лет вполне счастливо прожила с Эдвардом Радзинским, никогда особой политической благонадежностью не отличавшемся, что не помешало им до сих пор сохранять теплые отношения. При том сама она за весь период успешнейшей профессиональной карьеры в СССР не была особо замечена в каких-то президиумах, на съездах и каких-либо подобных общественных публично-пропагандистских представлениях. Да, в восемьдесят первом стала Народной, но это по сути всё, ничем иным её власть особо не баловала и среди наград чуть ни самыми главными обычно упоминаются призы журнала «Советский экран».

И с точки зрения чисто художественных образов есть некоторые принципиальные отличия. Да, Ефремов сыграл императора в «Декабристах» и сыграл блестяще, я сам видел и был в полном восторге. Но это всё-таки был исключительный театральный случай. А та, вообще-то, особенно в кино, Олег Николаевич это самый что ни на есть «мужик из народа», «парень свой в доску» и именно в этой роли органичен, как мало кто. Он танкист Иванов из «Живых и мертвых», на котором вся русская земля держится. При этом баз излишних подтекстов и слюнявых сложностей, что прекрасно почувствовал Рязанов, который сначала хотел снимать Ефремова в роли Деточкина, но потом понял, что тут лучше рефлексирующий Смоктуновский, а Олег Николаевич классический Максим Подберезовиков, наш человек, прямой, как правда и истинный выразитель духа народного. Так что, когда видишь в «Трех тополях» Ефремова за баранкой такси, то не возникает и малейшего сомнения, что это именно настоящий московский таксист плоть от плоти и кровь от крови.

А вот с Дорониной, на мой взгляд и вкус, вовсе не так. Можно что угодно говорить и фантазировать, но, конечно, никакая это не простая деревенская баба, торгующая мясом на рынке. Это мечта таксиста о русской женщине, сыгранная великой актрисой Татьяной Дорониной. Идеальное воплощение, не имеющее никакого отношения к реальности, но тем более прекрасное и манящее. Там, как у Шарапова на лбу была написана десятилетка, во весь кадр про Нюру постоянно выведено пылающими письменами «произведение искусства». Наслаждайтесь, но путать с жизнью не стоит.

И я смотрю и наслаждаюсь. И опять не могу понять. Почему вот такой Олег Ефремов, да ещё и запойный бабник с отвратительным характером, часто безжалостный до жестокости, по большому счету номенклатурный работник советского разлива, в принципе в конце концов если не заваливший, то уж точно не спасший театр того времени вообще и МХАТ в частности, и тогда для меня был, и сегодня остается «в доску своим» свободным и близким мне человеком? А тончайшая и нежнейшая Татьяна Доронина, королева бездонных смыслов, щемящих эмоций и покоряющих душу придыханий остается истинно советским человеком, воплотившим одновременно всё самое из этого советского лично для меня отвратительное.

Уму моему это непостижимо. Впрочем, возможно, и постигать тут особо нечего, а «Три тополя на Плющихе» не такой уж и гениальный фильм. Просто мне тогда было тринадцать лет, я первый раз серьезно влюбился и писал стихи (события и деяния между собой ничем не связанные, кроме времени).

А жизнь казалось бесконечной и очень хорошей. Хотелось её жить.
вторая

Сара, не ходи туда, где тебя знают

Райкину сорвали гастроли в Одессе. Хулиганы, в чем практически единодушно согласно российское прогрессивное сообщество

Чтобы не было и малейшей двусмысленности. Я считаю Константина Аркадьевича Райкина крупнейшим и уникальнейшим не только актером и режиссером, но и много шире, театральным деятелем, фигурой в искусстве огромного масштаба.

Я считаю, что гопники, устроившие безобразие на его концерте, совершили полную глупость и абсолютно несоизмеримы с Райкиным по уровню таланта и интеллекта.

Но я так же уверен, что в данной ситуации Райкину не нужно ездить на Украину. И мне чрезвычайно странно, почему он этого не понимает. Похоже, довольно стандартный случай житейской нравственной ограниченности творческого человека.

Но никакой трагедии я во всем этом не вижу. И для Райкина, и особенно, для украинцев она вовсе в другом.
вторая

Пробный шар – ещё не пуля в лоб. Но что-то общее имеется

А вот это, кстати, уже любопытно. Трамповского зама Пенса освистали на одном из бродвейских мюзиклов и нахамили ему со сцены.

Трамп вспомнил Кадырова и немедленно отреагировал в своем твиттере:

Donald J. Trump
✔ @realDonaldTrump
The Theater must always be a safe and special place.The cast of Hamilton was very rude last night to a very good man, Mike Pence. Apologize!

Остается ждать. Извинятся, пошлют в жопу, дождутся инаугурации, тогда извинятся или тогда пошлют в жопу, дождутся приходя в театр силовиков или возмущенной протрамповской общественности и только тогда извинятся или только тогда и пошлют в жопу по-настоящему.

В любом случае любопытно и характерно.
вторая

Народная воля и черный передел

«Большинство жителей Орла в ходе соцопроса высказались за установку памятника Ивану Грозному перед театром юного зрителя "Свободное пространство". 72,6% орловчан высказались за установку памятника. В том числе 76,6% — за установку возле ТЮЗа, 4% — на въезде в город, 2,4% в городском парке».

Конечно, такого рода опросы всегда в определенной степени манипулятивны. Но в данном случае я более чем уверен, что, если не зацикливаться на точных цифрах, то, в целом, народное настроение отражено совершенно верно.

Великолепно, на мой взгляд и вкус, прокомментировал сей факт Всеволод Чаплин, которого в связи с этим мне хочется с истинным удовольствием поименовать истинным Отцом. Вообще, после ухода с высокой официальной должности, этот протоиерей стал излагать много откровеннее, точнее и порой просто блестяще. К сожалению распечатки его интервью пока нет, как только она появится, я обязательно ещё раз вернусь к тексту, там было сказано много замечательного и на редкость верного, пока же ограничусь пересказом всего одной мысли, как запомнил, но, поверьте, достаточно близко к оригиналу:

Протесты были только со стороны администрации театра, напротив которого хотели памятник поставить, и со стороны какой-то группы интеллигенции, в основном московской… Самое главное, Грозный мог справляться и с внешними угрозами, и с внутренними. При этом действуя гораздо более гуманно, чем многие его современники из западной Европы. Вообще я понимаю, почему боятся Грозного. Боятся сильной власти, которая не остановится перед тем, чтобы жестко разобраться с внутренней «пятой колонной» и совпасть в этом с волею народа. А воля народа совпадает с таким идеалом, как идеал царя Иоанна Васильевича.
вторая

Больше ни слова о беспределе

Отныне только о красоте. Наслаждайтесь вместе с Ксенией Анатольевной!


Новопушкинский сквер.


Там же.


Пушкинская площадь.


У памятника Юрию Долгорукому.


У Большого театра.


Площадь Революции.

Всё, простите, больше не могу. Дальше, при желании, сами, интернет полон. Или просто сходите прогуляйтесь.
вторая

Я ловлю в далёком отголоске

Как же всё-таки приятно, что мимоходом написанные несколько строк о стихах из школьной программы вызвали такую заинтересованную реакцию. Спасибо всем огромное, прямо настроение подняли, осталось всё-таки ещё что-то у людей в этой стране общее. Это вряд ли спасет, но какие-то остатки самоуважения сохранить позволит, что на самом деле не так уж и мало.

Однако и тут не удалось совсем уж ограничиться поэзией, особенно когда речь зашла об исполнении Безрукова. Один из читателей всё-таки не удержался и попытался перевести разговор в плоскость «запутинец-незапутинец». И я тоже тогда позволю себе на эту тему пару слов.

Чего там лукавить, и повод не тот, и вообще это развлечение занимает меня последние годы всё меньше, поэтому сразу признаюсь откровенно, хотя одновременно скажу, что признание это у меня самого большой гордости не вызывает. Действительно, к огромному сожалению, особенно после украинских событий, я за собой стал замечать, что не могу полностью абстрагироваться и воспринимать некоторых актёров без привкуса их позиции, которую я даже не назвал бы политической, тут для меня больше личностного и имеющего отношение к нравственности, естественно, как я её понимаю.

Только хочу ещё раз подчеркнуть, что говорю именно об актерстве, режиссура – это для меня совсем иное, и там отношения складываются совсем по иным законам. А фраза Любимова о том, что «актёры не совсем люди» и потому к ним следует изначально относится соответственно, подтвержденная ещё многими уважаемыми мною людьми театра, стала понятна мне ещё в юности, и я никогда не предъявлял представителям данного ремесла требований вне их профессии.

И тем не менее, не могу сейчас смотреть Михалкова, многие роли которого когда-то очень любил (хотя, мне кажется, что и как актер он стал уже слабее). Не то что не могу, но не хочу смотреть Табакова или Калягина. Хотя, конечно, у меня язык не повернется сказать, что это не выдающиеся артисты. Ну, не хочется, и всё, что мне, застрелиться теперь?

А вот, как ни странно, та же Доронина может нести любую, самую тупую пургу, но смотрю на неё и ничего не слышу. У меня перед глазами «Старшая сестра» или, самое мною любимое, «Три тополя». И я тихо млею.

Что же касается Безрукова, то для меня (исключительно для меня!) он просто плохой актер вне зависимости от его воззрений, которые, кстати, в отличие от тех же табаковских или михалковских мне не очень и известны, как-то не следил по малой заинтересованности в личности. Но тот, кто считает его хорошим актером, не вызывает у меня и малейшего раздражения. Нравится, и нравится, только рад.

Другое дело, если кому-то Сергей Витальевич близок не своим пониманием и воплощением в жизнь искусства, а, скажем, пропагандируемой идеей, что Есенин пал жертвой жидомасонского заговора. Но это, как вы понимаете, совсем иной спектакль.

Ну, как-то так… Я, собственно, даже не хотел писать некий логически структурированный текст, всего лишь поделился эмоциями, надеюсь, никого не обидел. И ещё раз хочу всех поблагодарить за возможность вспомнить о тех беседах прежних времен, когда неприятие чужого мнение не столь болезненно зашкаливало…
вторая

Тень собора

Я вчера просто под ужин после бани в фоновом режиме включил вечерние итоговое новости на «Дожде», и не сразу, а только после второй-третьей сообразил, а когда сообразил, то только после четвертой-пятой удивился, что чисто новостную программу пригласили почему-то комментировать человека, которого представляли, как «драматурга Гоголь-центра».

Сейчас не буду вдаваться в выяснение в принципе для меня странноватого статуса, то ли звания, то ли должности, поскольку эту мелочь перевесили два других, умиливших меня эпизода.

Сначала драматург пару раз, горя о процессе над Пусями, упомянул Тирольский собор. Причем, отвечаю, он не оговорился, а произнес именно так, что было несомненно, человек полностью уверен в таком названии данного мероприятия.

А потом драматург сказал, что на днях прочел пьесу Шварца «Тень», и принялся увлеченно пересказывать её содержание, ведущий еле его остановил.

Сегодня специально посмотрел в интернете. Он даже в Википедии есть. Зовут человека Валерий Печейкин, действительно известный драматург и ещё «сценарист, журналист».

Вы понимаете, если бы в семидесятом, за четыре года до рождения Валерия Валерьевича, в девятом классе моей школы кто-нибудь из двоечников сказал, что недавно прочел «Тень», на него посмотрели бы с удивлением. А пересказ содержания точно слушать не стали бы.

Только, пожалуйста, не посчитайте за придирчивое высокомерие, честное слово я не хочу кого-нибудь не только обидеть, но даже слегка упрекнуть. Просто сожалею, что, видимо, реально произошел определенный культурный разрыв между поколениями. Стерся некий единый код.

И очень боюсь, что его уже не восстановить.