Category: транспорт

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Мелочи быта

В комментарии к моей предыдущей реплике читатель написал:

«Работа у проводников поезда нелегкая, а зарплата маленькая - почему бы и не облегчить им работу немного, если мне это нетрудно?»

Как будто элементарное, естественное замечание, не претендующее на какую-то особую глубину, а на самом деле затрагивает гигантский пласт всевозможных понятий в самых разных областях, начиная от социальных и экономических и заканчивая психологическими и историческими. Но у меня сейчас нет сил и желания пускаться в подробные обсуждения этих тем, тем более, что они практически бесконечны, так что позволю себе ограничиться буквально несколькими строчками.

Люди, знающие меня лично, некоторые из которых, случается, читают и этот Журнал, не дадут соврать, что меня много в чем можно упрекнуть, но только не в тупом бытовом снобизме и высокомерии. И мне не западло любая работа, много более трудоемкая и неприятная, чем сдать белье в поезде. И, сейчас, конечно, уже совсем не то в связи с возрастом и физическим состоянием, но когда я был моложе и здоров как бык, а я таковым был довольно долго, даже к зубному первый раз попал только лет в сорок, то мог без проблем много часов бесплатно проковыряться в канализации мало мне знакомого или, случалось, вовсе незнакомого человека, если меня по-человечески попросят помочь с ремонтом.

Но, как сказано в древнем неприличном анекдоте, есть нюансы. Когда к тебе подходит женщина или неважно кто, но, возможно, нуждающийся в помощи, и говорит что-то типа, мол, парень, если не сложно, отнеси пожалуйста белье в купе проводника, то это одно. А если по вагону шествует гордая надзирательница и орет: «Сдавать белье! Кто ещё не сдал?! Поторапливаемся!» - это, согласитесь, несколько другое. То есть, даже написать «Пива нет» можно по-разному.

У меня в доме уборщицей уже много лет работает очень милая многодетная татарка лет под пятьдесят. Когда она протирает шваброй холл или лестничную клетку, я всегда стараюсь пройти максимально для неё удобно, не наступать на влажные, только что вымытые места, короче, вообще не помешать. И она то же самое делает в отношении и меня, и иных жильцов. Мы давно при этом предельно доброжелательно здороваемся друг с другом. Но до того, практически всю сознательную жизнь, что в транспорте, что в советском общепите, вроде пельменных, что в магазинах и тому подобном уборщицы всегда были моим злейшим врагом. А я, соответственно, главной помехой и неприятностью для них. Они старательно пытались сбить меня с ног мокрой тряпкой на палке, и орали: «Куда прешь»! Кто скажет, что никогда не сталкивался с подобным, тот никогда не жил в России, по крайней мере в городской.

Ещё одна из мелких подробностей из бесчисленного множества такого рода. Это разговор про маленькие зарплаты. Но дело в том, что зарплату проводнице определяю не я, а РЖД. Богатейшая компания если не в мире, то в стране точно. Я же, в свою очередь, плачу ей и с каждым годом все больше и больше. И от неё в праве, сейчас говорю, естественно, о морально, иное у нас просто не работает, впрочем, и моральное брезжит лишь слегка в зависимости от личного выбора каждого, требовать предоставления услуг надлежащего качества, определенного публичной офертой.

А в ресторане вы тоже помогаете пожилой официантке или официанту относить грязную посуду со стола? Если да, то советую вместе с этой посудой заглянуть и на кухню, ещё осталось немало мест, где нет полной автоматизации и посуду кто-то моет вручную, нередко это тоже женщина и не самая молодая. Рекомендую встать рядом и оказать посильную помощь. У неё тоже не самая большая зарплата и весьма почтенный возраст.

Но опять же, здесь нет никаких абсолютных законов и всё зависит от психологического и ситуационного контекста. Нередко бывало, даже в самых лучших европейских заведениях высшего уровня, когда официантка не сразу может справиться со сложной пробкой на бутылке, особенно это касается элитного шампанского. И я никогда не начинаю капризничать, тем более скандалить, а берусь помогать и стараюсь сделать так, чтобы метрдотель не заметил, чтобы у женщины не было неприятностей, так как это считается определенным браком в работе.

Короче, в любом случае нужно, мне так кажется, просто стараться с одной стороны, оставаться приличным человеком, но с другой и не давать вытирать о себя ноги. И тут, по моему мнению, гениальнее всего написал другой читатель в комментарии к тому же тексту про сдачу белья в поезде: «Все всегда сдавали, и я сдавал». Вот тут как раз и корень всего. Как-нибудь однажды задуматься, а верно ли то, что всегда делают все?
вторая

Очевидное невероятное

С большим изумлением узнал, что появившийся в интернете некий сюжет, где пассажирка скандалит по поводу просьбы проводника сдать белье после поездки в поезде, вызвал столь большой общественный резонанс, что потребовалось специальное разъяснение самого высокого транспортного начальства.

И многие ещё больше удивились, когда выяснили, что действительно нет, пассажир совершенно не обязан этого делать, а, соответственно, проводник не имеет права таковое требовать. А до этого всю жизнь послушно и беспрекословно собирал простыни и наволочки и считал это совершенно естественным.

Я же, собственно, вот чему изумился. Конечно, последние лет десять ещё советской власти я ездил в «СВ», и там речь о сдаче белья, как о многом подобном, уже не шла. Постели изначально были приготовлены, и после поездки ты просто спокойно покидал свое купе. Но до того я довольно часто и много мотался по стране в любых вагонах, не только плацкартных, но и общих, в некоторых их которых тоже можно было взять белье. И обычно там при выходе и в самом деле перед выходом проводники велели сдавать простыни с наволочками. Я никогда этого не делал. Прекрасно знал, с уверенностью сейчас уже не скажу откуда, скорее всего элементарно взглянул в свое время какую-то инструкцию, что не обязан. И спокойно уходил без всяких скандалов. Никогда не было никаких проблем. Проводник сказал, я не отреагировал, и на этом всё заканчивалось.

А, оказывается, полвека прошло с начала моего опыта и вдруг множество людей прозрело. Они покорно исполняли несуществующий даже не закон, а некое правило, о правомочности которого они даже не задумывались.
вторая

Уступаю место

У меня была замечательная, в общем вполне вменяемая мама, которую я очень любил, и которая, естественно, безумно любила меня, своего единственного сына. Мы были достаточно близки и никаких принципиальных конфликтов между нами в жизни не происходило, а то, что я, шестнадцати ещё не исполнилось, ушел из дома, тому причины чисто бытовые и возрастные и, кстати, особого влияния на наши отношения не оказавшие.

Но как же всё-таки самые лучшие родители иногда абсолютно не понимают своих детей! Вот сижу я дома, читаю книжку, а мать нудит и нудит над ухом, мол, вредно всё время проводить неподвижно в помещении, иди, подыши свежим воздухом, погуляй во дворе с ребятами…

Какой, нахрен, двор, какое погулять и с какими ребятами? Ну, когда ещё был совсем маленький, то у магаданских бараков была какая-то дворовая компания, где играли в войну или в «вышибалы». Я и тогда и там не был большим любителем массовых затей, но хоть как-то мог найти во всем этом себе применение. А вот мы в Москве, мне уже лет четырнадцать, погода мерзкая, денег нет, большой постоянной компании тоже, есть какие-то приятели, но у каждого свои дела и отнюдь не все живут поблизости, каким свежим воздухом я могу дышать в переулке между Кропоткинской и Метростроевской промозглым осенним или гниловатым ветреным зимним вечером? Короче, полный бред.

Но мать я тоже могу понять. Комната в коммуналке крохотная. Я сижу часами в её центре, даже если нужно пол подмести, то ноги поднимаю крайне неохотно. К общению особо не расположен. А тут ещё отчим с работы пришел уставший. Им тоже хочется хоть немного побыть вдвоем. А ещё их приятельница зашла, а то и с кем-то. Хочется потрепаться по-взрослому. Или еще что. В общем именно те бытовые моменты общежитийного существования, которые в результате и заставили меня свалить. Но пока этого ещё не произошло, в конце концов чаще всего сдавался, брал книжку, одевался и «шел гулять».

Понятно, что именно гулять в прямом смысле слова у меня и мысли не было. Конечно, самым удобным и комфортным вариантом было метро с с его кольцевой линией, тем более, что «Парк культуры» находился в пешей доступности. Это сейчас некоторым может показаться смешным, но тогда у метро был один довольно большой недостаток. Необходим пятак. А его или вовсе не было, или жалко, поскольку это практически половина субботнего «эскимо» или билета в кино на утренний сеанс. Поэтому часто предпочтительнее троллейбус «Б».

Теоретически, там тоже требовался билет, хоть и за четыре копейки. Но, во-первых, контролеры являлись относительной редкостью и, главное, они особо не цеплялись к несовершеннолетним, не волокли в отделение со скандалом, а попросту ссаживали или равнодушно наблюдали, как ты сам, увидев их, выходишь. Тогда только требовалось перейти через Кольцо и ехать в обратную сторону, шанс столкнуться с ними повторно был минимальный. А, во-вторых, можно было и дополнительно схитрить для пущей надежности и подстраховки. Достаточно на время встать рядом с кассой, через какое-то время обязательно через тебя «передадут за проезд» и нужно совсем немного навыка и ловкости (я совсем уж небольшой фокусник, но ни разу не попался), чтобы, отматывая несколько билетов, оторвать ещё один и себе дополнительно.

Так что, обычно я садился на Зубовской и даже в «час пик» готовился пристроиться к окошку через несколько остановок. Поскольку у Смоленской, рядом с Гастрономом на углу Арбата, всегда выходило очень много народу и при хорошей подготовке и верных движениях место было практически гарантировано. И дальше сколько надо, час, два, три, светло, чисто, сухо, тепло, сидишь себе спокойно, читаешь и счастье полное, безмятежное.

Но случались сбои. Войдет какой-нибудь старичок, нависнет над тобой и, если даже напрямую не примется придираться, то так сопит и сверлит глазами, что все-таки не выдерживаешь и уступаешь ему место. Когда старушка, то не так обидно и мерзко на душе, а вот именно старичков я искренне ненавидел. И ведь вполне ещё на вид крепкий, нередка даже подвыпивший, то есть на это здоровья хватает, да и проехать ему надо всего пару остановок, но он обязательно, из принципа, тебя сгонит, а потом неизвестно сколько ещё жди свободного места, читать стоя, особенно в толкучке, не слишком удобно.

Но я уступал. Ненавидел и уступал. И продолжалось это довольно долго, даже после того, как начал жить самостоятельно и из дома меня никто не гнал, но ездить на общественном транспорте всё равно приходилось много. Только в начале семидесятых я сел за руль и на тридцать пять лет забыл об этом. Другие проблемы появились. А потом отказался от своей машины. Стал пользоваться такси, но не исключительно. Однако и относительное частичное возвращение мое в общественный транспорт получилось не совсем полноценным.

Поскольку могу выбирать время и своих поездок, передвигаюсь обычно в полупустых вагонах, где нет проблем со свободными местами. Но как-то недавно по случайной необходимости вошел в метро, когда всё было занято, и вдруг даже не совсем уж явная девушка, а достаточно зрелая и красивая молодая женщина немедленно уступила мне место. Я от неожиданности и подступившего к горлу ужаса не издал и звука, послушно сел, по-моему, забыв поблагодарить. С тех пор подуспокоился и воспринимаю подобное без эмоций, как данность.

Вчера еду к себе в Крылатское от Курской. Как только вошел, какой-то очень панковитый и шпанистый подросток лет пятнадцати, который сидел очень удобно устроившись со своим смартфоном, на котором занимался чем-то чрезвычайно увлекательным, благо, нынче в метро есть очень приличного качества интернет, вскочил передо мной со словами: «Садитесь, пожалуйста!». Я уже привычно и благосклонно кивнул, но всё-таки успел вспомнить, как сам ненавидел когда-то подобных мне старичков. Хотя сам, честно, готов поклясться, не нависал и не сопел, даже стоял довольно далеко и без малейшего намека.

Слева от меня сидела девушка лет двадцати, может, с небольшим, за ней девочка-подросток, примерно тринадцати-четырнадцатилетняя. Обе погружены в свои гаджеты. И через пару остановок входит бабуля, классическая такая, дородная, с огромной палкой и бездонной сумкой. Девушка сразу вскочила, уступила место. Более того, вагон покачивало, старушка не очень уверенно двигалась, так вот, стоявший рядом парень чеченского боевого вида предупредительно поддержал её за плечи и с самыми вежливыми словами помог угнездиться на сиденье. А она, сев и пристроив сумку, властно огляделась, после чего громогласно на весь вагон стала пояснять, что, мол, было тут кому и помладше уступить место, а не строить морду кирпичом. И, во избежание недопонимания, тыкала своей палкой в сторону оказавшейся теперь её соседкой девочки, которая, мне кажется, не очень понимала, о чем речь, и смотрела на происходящее в некотором ужасе.

А я сидел и тосковал. Что же ты, старая блядь, делаешь? Ну, тебя уже усадили, едешь, как королева, чего же тебе ещё надо? Обязательно начинать воспитывать весь вагон и портить настроение максимальному количеству людей?

Надо, похоже, вообще прекращать ездить. Или, скорее, просто прекращать. Устал. Надоело.
вторая

Комплексное обслуживание

Вообще-то у всего этого есть своя отдельная, и при том неразрывно связанная со всей прочей, богатая и очень длинная история, идущая не только из времен крепостничество, но и из совсем темной глубины веков.

Я имею в виду взаимоотношения между так называемыми «господами» и обслуживающим персоналом. Написал «так называемыми» и поставил слово «господа» в кавычки потому, что здесь идет речь не только об истинном постоянном статусе, но и о конкретных ситуативных социальных ролях, когда, например, извозчик, которого только что, сидящего на козлах, барин мог огреть тростью по спине, чтобы поспешил, потом приходил в трактир и начинал гонять полового, по отношению к которому тут сам становился «барином».

Но здесь и сейчас, естественно, я подробно эту историю писать не буду, ограничусь лишь мелкими любопытными и показавшимися мне актуальными частностями. При советской власти упомянутые социальные роли и маски сильно перемешались, и игра в принципе нередко походила на откровенный балаган. Основными «господами» становились продавец мясного отдела, слесарь автоцентра или парикмахер, а насколько престижным считалось иметь «своего» официанта, не говоря уже о метрдотеле, я неоднократно упоминал. А вот горничные, няньки и даже домашние прислуги, кое-где продержавшиеся аж до конца пятидесятых, далее практически исчезли вовсе, кроме совсем уж редчайших исключений.

Короче, в девяностых вся эта структура стала по сути или полностью переформировываться, или вовсе формироваться заново. С одной стороны появились «новые русские» с хамской распальцовкой и абсолютно не представляющие себе, как следует общаться и обращаться с «обслугой», а с другой – и сама эта «обслуга» начала развиваться в самых разнообразных формах, отнюдь не всегда цивилизованных. В итоге мы сейчас получили довольно пеструю и красочную, хотя далеко не всегда благостную картину с, порой, очень смешными, а, порой, и достаточно неприятными протуберанцами.

Опять же, не стану нынче особо заниматься развлекательным бытописательством, я хотел обратить внимание только на один чисто личный момент, почему-то вдруг пришедший мне в голову. Тут, видимо, за праздничным отсутствием ярких и важных событий, несколько дней по большинству телеканалов, от РБК до самых федеральных, в новостных выпусках посвящали чуть ни треть времени истории, как жену футболиста Аршавина высадили из самолета Аэрофлота. Якобы женщина вела себя неадекватно и по-хамски, пренебрегла мерами безопасности, за что и получила. Сам дама, в свою очередь, посчитала себя оскорбленной хамским поведением стюардесс, собирается судиться с компанией и заявляет о разыгравшимся у команды корабля «комплекса швейцара».

Меньше всего хочу разбираться в данной конкретной ситуации. Однако то, что такой комплекс существует, и, особенно, в нашей стране (хотя отнюдь не только), как своеобразная отрыжка упомянутого «ненавязчивого советского сервиса», это несомненно. Но вот что я вдруг сообразил. За всю свою уже довольно долгую жизнь и достаточно большой опыт общения с этим самым «сервисом», у меня практически никогда не было с ним серьезных конфликтов. Конечно, встречались более или менее ловкие, любезные, расторопные официанты, разного уровня приветливости продавцы в магазинах, те же стюардессы, мастера СТО, парикмахеры, клерки офисов мобильной связи, да, кто угодно подобный, с кем сталкиваешься практически ежедневно, и некоторые были даже исключительно непрофессиональны. Но так, чтобы я с кем-то сцепился и устроил скандал…

Это довольно странно, поскольку в принципе меня нельзя назвать неконфликтным человеком. И этих самых конфликтов было чуть ни с детства немерено по всем уровням и направлением. Но вот сейчас пытался напрячь память, чтобы хоть что-то вспомнить связанное именно с «обслуживающим персоналом»… Совсем получается как-то скучно и убого. Всего за жизнь каких-то полтора тусклых случая удалось наскрести.

Однажды, наверное, в середине семидесятых в поезде. Тогда проводники белье раздавали стопками, а перед прибытием в пункт назначения примерно за полчаса объявляли, чтобы пассажиры сдавали его обратно. И всё послушно волокли свои сыроватые простыни и наволочки в купе проводника. И я обычно покорно делал то же самое. Хотя совершенно случайно, в процессе подготовки одной из статей, к своему удивлению выяснил, что да, когда-то, действительно, подобные правила существовали, однако к описываемому времени уже довольно давно в должностных инструкциях проводников было прямо написано, что в их обязанности входит не только самостоятельно собрать белье после поездки, но и перед ней лично застелить пассажиру койку. Но я не базарил и поступал как все. Лень было тратить нервы на чепуху, а отнести простыни не трудно, всё равно в это время делать совершенно нечего.

Однако как-то раз задержался в тамбуре, пока курил после утренней чашки кофе, и, когда вернулся в купе, поезд уже почти подходил к перрону, а проводница в предельно хамской форме потребовала, чтобы я поспешил со сдачей белья. Вот тут почему-то не выдержал, скандалить не стал, просто сказал, что не обязан, и направился к выходу. Женщина истошно заверещала и встала в дверях, раскинув руки и грозя милицией. Но я инциденту не дал развиться, был тогда довольно изящным и подвижным, просто поднырнул ей под руку и спокойно вышел из поезда. Тем всё и закончилось.

Кстати, с тех пор, хоть и ездил постоянно, но сдавать белье перестал, правда, предупреждал проводника об этом заранее, ссылаясь на инструкцию, номер которой специально запомнил, смотрели при этом на меня зачастую довольно зло, но никаких неприятностей не происходило.

И второй случай, который я не могу даже засчитать за целый, потому и написал «полтора», произошел лет десять с небольшим назад, даже число точно помню, поскольку дело было ровно за день до пятидесятилетия моей супруги. Посчитать за целый не могу, поскольку это всё же не совсем «сфера обслуживания», но на безрыбье хотя бы это расскажу. Был в своей районной поликлинике по какому-то не слишком важному делу, врачихе не понравился мой цвет лица, она померила давление, пришла в ужас, сказала, что с таким низким не живут и вызвала неотложку прямо в свой кабинет.

Приехали молодые ребята, перемеряли, тоже пришли в ужас, но только от того, какое высокое, однако согласились, что домой в таком состоянии отпускать опасно, стали настаивать на госпитализации. Я согласился и дал им то ли сто, то ли двести долларов, чтобы они подобрали какое-нибудь место поприличнее. Это, видимо, и сыграло со мной злую шутку, поскольку ребята из самых, похоже, лучших побуждений и желая честно отработать не слишком ожиданный гонорар, пристроили меня в реанимацию ближайшей районной больницы тут у нас неподалеку на Кутузовском.

Я там отлежал ночь, а на следующий день пришла супруга, в реанимацию её, естественно, не пустили, тогда я тихонечко пробрался мимо поста к ней в вестибюль, чтобы успокоить и поздравить с юбилеем. Тут меня засекла врачиха и заорала, чтобы я немедленно возвращался. Говорю ей так предельно мягко и ласково, что буквально ещё пару минут, у жены пятидесятилетие, только скажу ещё несколько слов и приду. Но тут дама просто вызверилась и заверещала: «Если немедленно не окажитесь в койке, то я вас так опутаю и привяжу датчиками, что неделю не сможете пошевелиться и всю задницу себе отлежите». Ничего не преувеличиваю, вот именно такими словами и с красными ненавидящими глазами навыкате. Тут я сломался, пошел, оделся и поехал домой. А вслед мне неслись какие-то идиотские бессмысленные угрозы и самые изощренные пожелания.

Собственно, и всё. За все шесть с лишним десятков лет. Нечего больше не вспомнил. Даже обидно как-то стало. Как сказал бы Фирс: «Жизнь-то прошла, словно и не жил».
вторая

На Украине одни нацисты

Полицейские Санкт-Петербурга расследуют дерзкое нападение вооруженных ксенофобов на пассажиров метрополитена. Нападавшие имели при себе холодное оружие, в том числе нунчаки. Пострадавших избили в рамках акции "Белый вагон", которая проводилась неонацистами в Москве еще несколько лет назад.

В рамках начатого расследования силовики задержали двух участников неформального молодежного движения Straight edge ("Четкая грань"). Их сообщник объявлен в розыск, сообщает "Оперативное прикрытие".

По версии следователей, трое хулиганов ворвались в вагон метро 9 декабря около 12:00 на станции "Технологический институт". Они напали на пассажира с неславянской внешностью, избили его и выкинули на платформу с криками: "Вагон для белых! Вагон для русских!"

Трое злоумышленников "из хулиганских побуждений нанесли несколько ударов по лицу и телу гражданина, затем вытеснили его из вагона электропоезда", отмечается в пресс-релизе, размещенном на официальном сайте ГУ МВД Петербурга.

На перегоне до станции "Балтийская" был избит еще один пассажир с неславянской внешностью, которого тоже били по лицу и телу. Кроме того, пострадали двое мужчин, которые заступились за избитого пассажира. Им причинили травмы с использованием металлических нунчаков и ножа, добавили в полиции.

По предварительным данным, нападавшие использовали нож производства компании Viking Nordway.

Как рассказала родственница одного из пострадавших Ольга Унукайнен, нападавшие скрывали лица под масками и использовали охотничьи ножи. Одного пассажира они били ногами, а другому проломили голову, пишет 78.ru.

"Самое странное то, что тот пассажир, который пострадал больше всего, - русский. Не понимаю, какую цель они преследовали", - добавила Ольга Унукайнен.

Расследованием преступления занимаются сотрудники центра "Э" (по борьбе с экстремизмом) МВД РФ. Задержанным исполнилось 16 и 18 лет. А третий подозреваемый - 21-летний Герасимов. Их кумирами являются застреленный при задержании неонацист Боровиков и осужденный пожизненно за серию убийств Воеводин, пишет "Фонтанка".

По данным издания, петербургские неонацисты часто собираются в районе Балтийского вокзала, рядом со станцией метро "Балтийская", недалеко от места одного из нападений.

Уголовное дело возбуждено по ч. 2 ст. 213 УК РФ ("Хулиганство, совершенное в составе организованной группы"), сообщает "Медиазона".

Движение Straight edge сформировалось в 1980-90-х годах как ответвление хардкор-субкультуры. Оно возникло как ответ на сексуальную революцию и гедонизм, распространившиеся в современном обществе. Последователи Straight edge пропагандируют трезвость и здоровый образ жизни. Со временем новыми сторонниками в эту субкультуру были привнесены элементы, ранее ей не свойственные: например, насилие. Сторонниками Straight edge были упомянутые петербургские националисты Боровиков и Воеводин, создавшие одну из самых опасных неонацистских банд.

Добавим, неонацистская акция "Белый вагон", которая сводится к избиению в вагоне метро пассажиров неславянской внешности, проводилась в Москве еще в 2013 году. Причем избиения снимались на камеру, а видеозаписи потом выкладывались в интернет. Во время одной из таких акций неонацисты в возрасте 14-17 лет избили до полусмерти 42-летнего многодетного москвича Юрия Долженко, приняв его по ошибке за приезжего. Мужчине наносили удары бейсбольной битой под крики "Россия для русских!" Среди нападавших были и девушки, снимавшие расправу на видео.

Подробнее: http://www.newsru.com/crime/11dec2017/nazibeat4passmetro.html
вторая

Наши люди

В Самаре две пенсионерки после первомайской демонстрации, выпив спиртное, проникли в здание городского трамвайного депо, угнали трамвай и скрылись в неизвестном направление.

По заявлению работников трамвайного депо, изучивших запись с камер видеонаблюдения, после первомайской демонстрации в защиту дачных кооперативов, на которой, по версии следствия, люди употребляли спиртное, две пенсионерки проникли на территорию городского трамвайного депо справить нужду. Далее, не меняя локацию, женщины начали распивать напиток из пластиковой бутылки, предположительно, спиртосодержащий.

Допив, как следует из видеозаписи, одна начала зазывать другую в здание стоянки трамваев, и после непродолжительных уговоров та соглашается. В следующий раз пенсионерки попадают в обзор камер видеонаблюдения уже в трамвае на пункте выезда в город, который, почему-то, преодолевают без особых препятствий и покидают депо.

Без определенной подготовки обычный человек машину с места не сдвинет, это наводит на мысль об опыте управления трамваем одной из женщин. Не понятно как и пропускной пункт они миновали. Странная ситуация.
Виталий, водитель трамвая

Ведутся оперативно-розыскные мероприятия. Возбуждено уголовное дело по статье 166 УК РФ, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, административное дело по статье 20.20 КоАП РФ, потребление (распитие) алкогольной продукции в запрещенных местах.

Напомним еще одну выходку уже ульяновской пенсионерки, тогда старушка ударила электрошокером школьницу, не уступившую ей место в автобусе.

UPD. 20:48 трамвай обнаружен на Хлебной площади

Самарские пенсионерки, угнавшие трамвай, задержаны. Они успели перевезти 250 пассажиров.
Позже женщины извинились и угостили горожан ватрушками.
вторая

Ах-ре-неть!

Год, если не больше, не ездил на электричке. Сегодня, наконец, сподобился.

Она подошла секунда в секунду по расписанию. Зашел в вагон, виноват, салон. И слегка обалдел.

Великолепно работает кондиционер. Мягкие кресла (технически, конечно, род скамеек, но по сути, конечно кресла) с подголовниками. Очень удобные места для инвалидов и багажа самого разного калибра. Электронные с табло с актуальной информацией вплоть до температуры снаружи и внутри в реальном времени.

Поезд идет по нашим понятиям довольно плавно и почти бесшумно.

Туалеты! Чистые!!! Легкий запах отдушек, как в аэропорту Женевы. Состояние всего оборудования идеальное, санитария лучше, чем во многих отечественных больницах ещё совсем недавно (на всякий случай вынужден сделать такую оговорку, так как и там некоторое время не был).

Если кто когда ещё скажет хоть одно плохое слово о Путине, будет иметь дело со мной. Крым – наш, Америка – параша, в понедельник, как проснусь, иду вступать в партию.
вторая

Каков логин, таков и пароль

Если кто из Белоруссии, помогите, пожалуйста, с более точной информацией на бытовом уровне, а то из официальных источников понять сложно.

У меня друзья были в Минске. Там в одной из самых дорогих гостиниц обнаружили, что их гаджеты не выходят в интернет. Обратились на рецепшн, и им объяснили, что требуется выписать на номер специальный талон с личным логином и паролем, в котором инструкция по подсоединению к местному вай-фаю. Дали такой талон на 48 часов, сказали, что, если будут продлевать проживание, то выпишут следующий, с уже другими логином и паролем.

Вот и интересуюсь, а как в Белоруссии в принципе со свободным доступом? Есть ли где, как у нас, например, в метро или крупных торговых центрах, чтобы совсем анонимно?
вторая

Твоя моя не понимай

Не, ну, понятно, Венедиктов окончательно сошел с ума, не знаю, как там саму радиостанцию, давно не слушаю, но сайт "Эха", который иногда мельком просматриваю, превратил в совершенную помойку под руководством взбесившихся от самомнения пэтэушников.

Альцгеймер уже просто зашкаливает, это как, знаете, в метро едет вонючий старик с расстегнутой ширинкой и свисающими до полу соплями. И жалко его безумно, и не знаешь, куда глаза девать от неудобства, и самого себя стыдишься за такую черствость и немилосердность... Но в любом случае ужасно противно до омерзения.

"Лидера украинской партии «Свобода» приехал на допрос по делу о беспорядках около Верховной рады"

День через день подобное висит на первой полосе по центру самыми крупными буквами. Наивный народ умоляет исправить, но всем на всё насрать. Мрак.