Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Бес паники

Условная рыночная экономика, ещё более условно называемая в народе капитализмом, штука, конечно, мерзкая и неудобная. Она одновременно противоречит всем мыслимым моральным с нравственными, гуманистическим представлениям человечества в целом и базовым устремлениям к справедливости, упорядоченности и стабильности каждого человека в частности.

Но дело в том, что она работает. Вне зависимости от качественных оценок. Кому война, а кому мать родна. Тут беда лишь такая, что все так называемые экономисты, от доморощенных кухонных, не умеющих свести собственный семейный бюджет, но рассуждающих об американском внешнем долге, до самых авторитетных нобелевских лауреатов не знают, как она работает. Вернее, вру, основная беда даже не в том, что не знают, а в том, что думают, будто знают.

Великий немецкий бородатый еврей так умудрился задурить всем голову на много поколений вперед, причем одинаково, что своим догматическим последователям, что самым ярым противникам и критикам, что просто диву даешься. Примитивный марксизм, даже не как идеология, я чисто как бухгалтерская методология, в изложении для пятиклассников средней школы отравил массовое сознание. Всякие там прибавочные стоимости, производственные издержки, проценты прибыли и прочая подобная чепуха затуманили мозги и вполне вменяемых, неглупых людей, но родившихся и воспитанных в этой искаженной виртуальной реальности.

А между тем, если нечто вроде экономики при всех мыслимых оговорках и существует, то не имеет никакого отношения к этой белиберде. Экономика — это не деньги и товары, не производительные силы и производственные отношения, а надежды, стремления, амбиции, мироощущение и мировоззрение.

Цена на нефть, как и подавляющее большинство прочих важных для «мировой экономики» «цен», давным-давно никак не зависит от пресловутых спроса и предложения, а также прочих такого рода материальных глупостей. Это всего лишь один из видов термометров или стетоскопов, кому какая ассоциация ближе, показывающих множество всяческих сущностных состояний в реальном времени, в частности и например некие параметры и уровни взаимоотношений между сообществами и государствами.

И Путин, несомненно, абсолютно прав, что даже не стал пытаться договариваться с арабами по поводу каких-то чисто технических мер регулирования. Кстати, если совершенно серьезно, то Владимир Владимирович единственное, в чем хоть что-то действительно понимает, так это в углеводородах. И одна из самых роковых ошибок Ельцина, что он не сделал Путина главой «Газпрома», как тот мечтал, а почему-то придумал совсем другую «загогулину, понимаешь».

Нефть дешевеет не из-за короновируса, Идлиба, Китая, всемирного потепления или Сечина. Просто в данный момент это показатель совпавших векторов основных настроений и устремлений. Частный, далеко не самый принципиальный, но достаточно наглядный пример. Сколько истерических волн было по поводу сланцевой добычи, мол, финансово-производственный пузырь, никогда она не сравнится с классикой по себестоимости, вот-вот заглохнет, такой-то рубеж для неё непреодолим и непереносим, всё такое прочее. Но омерзительный, антигуманный и несправедливый капитализм работает. Когда нужно было, чтобы стартапы средних мобильных и креативных компаний делали свое дело, совершенствуя технологии и повышая рентабельность, американский рынок был заинтересован в их поддержке в том числе и путем удержания цен на определенном уровне.

А сейчас настал момент, когда дальше тянуть нельзя, слишком молодые и наглые могут излишне разбалансировать привычную и комфортную ситуацию. И цели стали совсем иными. Сланцевая добыча не выдержит падение барреля ниже 25 долларов и прекратится? Полная чепуха. Не выдержит не добыча, а недостаточно вставшие на ноги компании. Их скупят гиганты, которые как раз теперь заинтересованы в низких ценах на нефть и газ, как как это снижает и саму сумму скупки. И они совершенно спокойно способны достаточно долго продавать углеводороды ниже себестоимости, одновременно и работая над её снижением, и, самое главное, убирая с рынка конкуренцию со стороны всякой мелочевки.

Но и это тоже так, попутная лирика и дивертисмент для наши мелких шкурных интересов. Вопреки постоянно повторяемой всеми мантре о связи курса рубля с ценой на нефть, он, этот самый курс, так же на самом деле зависит совсем от иных причин. Я уже давно, особенно последнее десятилетие, ну, на пике, естественно, после Крыма, постоянно слышу про то, что Россию всё больше уважают в мире. Даже те, кто говорит об этом без всякого восторга, в основном всё-таки пусть и с некоторой грустью, но соглашаются. Да, против фактов не попрешь, Путин заставил уважать свою страну.

Вот именно и только эта смешная легенда и замеряется курсом рубля. Не покупательная способность, не состояние экономики, не нравственные скрепы, не конституционные реформы, никакие этого рода глупости. Исключительно уважение. Но только реальное.

Рубль не рухнет. У него даже возможны обнадеживающие конвульсии. Но в принципе будет падать.
вторая

Несколько слов вдогонку

В том-то и дело, что при экономике третьего порядка вопрос «в каком узком месте рванет первым» становится совершенно непринципиальным и даже лишним. Нигде ничего реально не «рванет».

Кризисы перестают играть ту роль, что раньше и приобретают совсем иные формы. Но остается инерционная путаница с понятиями «экономика» и «экономические показатели». Например, очень часто количественный рост не нужен и даже вреден, а качественные структурные изменения плохо отражаются в цифрах. Потому возможна чисто человеческая субъективная паническая реакция на незначимые и виртуальные факты, которые именно и только за счет этой реакции становятся реальными и влиятельными.

Но на серьезный и подробный разговор у меня сейчас нет сил и времени, да и смысла особого не вижу. Хочу только ещё раз подчеркнуть, что встречать шампанским и фейерверками грядущую рецессию в США не стану, и не только потому, что лишен злорадства, а потому, что никакой истинной рецессии не будет.

Но ухудшение ощутимых для трамповского электората факторов неизбежно, что, на мой взгляд, может сыграть положительную корректирующую роль.
вторая

Слепая бабушка

А вот сейчас можете не только пробежаться взглядом по нижеследующему предельно краткому тексту, но и, ради чистого любопытства пометить где-нибудь у себя и попытаться запомнить. Если не вылетит из головы, то примерно через пару лет вы будете слегка удивлены, когда всё это сбудется достаточно точно и по срокам, и по многим другим параметрам.

Последнее время даже среди достаточно трезвых, скептичных и профессиональных людей, при этом отнюдь не фанатов Трампа, стало привычным констатировать, что, да, возможно, он и несколько экзотично себя ведет, особенно на международной арене, но факт есть факт, экономика при нем растет. И это действительно так, некоторые показатели просто весьма впечатляющие. Но тут стандартная школярская путаница «при» и «из-за».

Американская экономика начала расти ещё при Обаме. Опять-таки «при», тоже не надо на этого милого человека вешать лишнего. И, если серьезно, не особо фантазируя и не придумывая каких-то хитромудрых объяснений с копанием в налоговых и прочих регуляторных нюансах, иногда тактически и вправду достаточно важных, но ни в чем не особо революционных, то Трамп принципиально ничего не поменял. Конечно, спасибо, что сильно не подпортил, но будет откровенной спекуляцией утверждать, что придал какой-то личностный фантастический импульс эффективности. Однако в том-то и дело, что он может действовать только в рамках своих возможностей, а их наивно преувеличивать.

Я уже как-то подробно объяснял, что в США давно существует экономика условно «третьего рода» или уровня. Позволю себе напомнить совсем коротко и примитивно. Первый уровень, это когда строят дороги. На втором проектируют для тех, кто строит. А на третьем всем этим вообще не занимаются, а выясняют и говорят проектировщикам, куда эти дороги нужно вести. И эта экономика функционирует совсем не по стандартным, хотя для своей системы исчислений вполне верным, законам экономических циклов или волн великого Николая Дмитриевича Кондратьева, не по моделям не менее великого Василия Васильевича Леонтьева, не по каким иным более современным и модным компьютерным прогностическим играм, основанным на баловстве типа «big data». Там свои порядки, достаточно рациональные и просчитываемые, но я их сейчас даже затрагивать не стану, иначе каждый большой специалист, а у нас нынче именно каждый в этих вопросах является самым большим специалистом, начнет приводить миллионы собственных возражений, и мы утонем в глубокомысленных пустословиях.

Один русский физик, мой ровесник, подозреваю, не без некоторой доли еврейской крови, ещё в начале девяностых уехал преподавать в провинциальный английский университет. Там немного заскучал со студентами и попутно изобрел некую технологию, которую запатентовал и продал за весьма приличную сумму. Как-то лекции после этого читать немного расхотелось, купил хороший дом и стал больше в виде хобби заниматься всякими интересными, как я понимаю, более всего лично ему исследованиями. Так прошло несколько лет, и вдруг к нему приезжают два относительно молодых американца с корнями из Юго-Восточной Азии. Говорят, что им случайно попалось на глаза его прошлое изобретение и они странным образом решили, что ученый сможет им помочь и в решении их проблемы. Когда изложили суть, физик только вежливо улыбнулся. Во-первых, говорит, это имеет довольно слабое отношение к области моих знаний, а, главное, во-вторых, если я что-то и понимаю в науке, то ваша задача принципиально не решаемая. Ну, как знаешь, отвечают, мы можем сразу предложить такую-то сумму (и называют что-то запредельное), а, если дело пойдет, возьмем тебя в долю, ты подумай.

И мужик стал думать. Уже придумал. Через год-другой, когда технология начнет внедряться, это произведет революцию в одной из важнейших финансово-экономических мировых сфер и окажет огромное влияние на все биржи и фондовые рынки. Принадлежать всё будет американской компании. При этом в США ничего производиться не будет и интеллектуальный вклад американский там тоже практически нулевой. Просчитываются и прогнозируются такие вещи стандартными классическими методами?

Но это я так, в виде развлекательного лирического отступления. Мои же расчеты говорят конкретно о следующем. Абсолютно вне зависимости от действий Трампа или в принципе расклада их политических сил, через пару лет экономический там сильно замедлится, возможно по каким-то параметрам даже начнется откат, во всяком случае показатели, в том числе и социально значимые, явно ухудшатся. Это может совпасть с концом нынешнего президентского срока Трампа, может с началом следующего, если его переизберут на волне продолжающегося подъема, но дурных последствий он не избежит.

Ругать Трампа тогда будет столь же бессмысленно, как сейчас хвалить. Однако иметь в виду стоит. Я же не об окончательной победе коммунизма, тут всё достаточно скромно по срокам и проверяемо. Так что, не надо сейчас начинать со мной спорить. Просто вспомните в свое время.
вторая

Небо над Испанией

Вот уж точно не мое дело. И мнение мое по данному поводу не только не важно, но и не может быть никому интересно. И всё-таки…

Я жил в Испании. Не очень долго, но довольно «плотно». Общался с людьми самых разных возрастов и социальных слоев. Конечно, и языковой барьер, и вообще «чужак», но, знаете, грани на стройплощадке или во время серьезной пьянки иногда стираются весьма сильно. И у меня сложилось впечатление, что разделение между франкистами и республиканцами, конечно, до сих пор сохранилось. Но, во-первых, оно гораздо менее острое, чем, например, у нас по многим параметрам, а, во-вторых, имеются много более серьезные трещины раскола, скажем, между испанцами и каталонцами.

И личность Франко я сейчас не собираюсь анализировать. Однако два факта можно констатировать без особых сомнений. Свою страну он умудрился провести мимо Второй мировой и оставил её с возможностью реформы и перспективы.

Вроде формально считается, что «испанское экономическое чудо» началось в середине пятидесятых. Франко умер в семьдесят пятом, а от дел отошел ещё на пару лет раньше. Я впервые приехал в Испанию в конце восьмидесятых. На внешний поверхностный взгляд особых следов этого «чуда» тогда не наблюдалось. Нельзя было сравнить не то, что с Германией, но даже с южной Францией. Однако уже лет через двадцать это стала совсем другая страна. Барселона вообще, на мой субъективный вкус, сейчас самый крутой современный город Европы.

Я не могу сказать, что люблю Испанию, это в принципе не очень то чувство, которое могу испытывать к какому-то государству, но она мне, конечно, очень нравится, особенно Коста-Брава. Райские места. И там очень много сложностей и проблем, но, мне представляется, что отнюдь не франкизм, воспоминания о нем и массовая рефлексия по этому поводу лежит в их основе. По крайней мере, точно, это не главное и не определяющее.

Так что, не стоило трогать прах каудильо. Мне это было неприятно и тревожно. Но, ещё раз повторю и подчеркну, не моё дело. Им лучше знать. Мне же остается лишь желать над всей Испанией безоблачного неба.
вторая

Amphibia

Ну, ладно бы только кремлевские специалисты на федеральных каналах, но и самые что ни на есть демократы с либералами, типа всяких там мовчанов и шульманов, когда говорят о нынешнем состоянии венесуэльской экономики и вытекающем оттуда положении общества, не обходятся без упоминания «американского фактора».

То есть, разница только в том, что кто-то уверяет, что Чавес и продолжатель его дела Мадуро во всем были правы, и сейчас правы, а гадят исключительно США, а кто-то признает в разной степени, что да, возможно, эти ребята и сами совершили и совершают какие-то ошибки, но в любом случае «без американского влияние на ситуацию тут не обошлось».

Вот уж кого, а меня убеждать, что во всем виноваты пиндосы-америкосы, точно не нужно. И так в этом глубочайше уверен без всяких оговорок. Меня в практическом плане совсем другой вопрос интересует. Как с соседом Валерой. То, что именно он спер лопату из моего сарая, у меня вопросов никаких. Интересует только способ, которым он это сделал. И для того, чтобы всё предусмотреть и следующий раз не лопухнуться, и для того, чтобы самому владеть на всякий случай столь эффективной методикой хищения лопат, вдруг пригодится в какой критической ситуации.

Так и с этой самой грёбаной Америкой. Когда она начала ещё в шестидесятом устраивать мерзости Кубе, то изначально всё было достаточно прозрачно и понятно. Не будем сейчас о причинах этого скотства, а исключительно о методах. Сперва ограничили закупки сахара. А потом довольно быстро и неумолимо начали вводить вообще полное эмбарго на торговлю, в какой-то момент превратившееся по сути в экономическую блокаду.

То есть до полного уже маразма. Человек мог в США сесть в тюрьму за то, что курил кубинские сигары или пил ихний ром. Про то, чтобы уже американцу поехать на Кубу и потратить там свои кровные доллары, и речи быть не могло. Любой желающий способен свободно открыть в интернете список вводимых Штатами экономических санкций против Кубы по годам и посмотреть, как затягивалась удавка и обрубались все концы.

Нет, я, естественно, не могу утверждать, что, если бы США вели себя иначе, а кубинцы делали то же, что они все эти годы и делали, то сейчас на Кубе люди жили бы не хуже, чем в Майами. Но чисто формально у кубинского руководства есть все основания утверждать, что их нынешнее положение является прямым следствием пакостей сволочей-империалистов. Против фактов не попрешь, и все механизмы явные и наглядные.

Или, например, Иран. Ему накручивать хвост начали ещё англичане в начале пятидесятых, после того как Моссадек национализировал их нефтедобывающие и перерабатывающие предприятия. Потом присоединились, а с какого-то момента стали и основными в этом деле, американцы. И опять же можно свободно посмотреть, как и в связи с какими обстоятельствами США вводили и ужесточали, вплоть до полного запрета товарооборота между странами, экономические санкции против Ирана.

И в данной ситуации я, понятно, не стану утверждать, что если бы не это, то при всем остальном происходящем в Иране так, как оно происходило, теперь это была бы счастливая процветающая страна, а они не грохнули бы все свои бабки и ресурсы на атомное оружие и нынче сидели бы с ещё более голой задницей, но зато на развалинах дымящегося после ядерной бомбардировки Израиля. Но вне зависимости от любых фантазий иранцы могут с цифрами в руках и на конкретных фактах объяснить, какой ущерб их экономика понесла от всяких гадов, прежде всего заокеанских.

А вот с Венесуэлой у меня ничего понять не получается. Какая-то сплошная пустая и бездоказательная болтовня. И особенно это проявилось последние дни, когда действительно сначала англичане, а потом и Трамп (честь ему и хвала, вот теперь пусть кто-нибудь упрекнет меня в пристрастности к нему и необъективности) стали предпринимать хоть что-то реальное. Заморозили какие-то счета и ограничили доступ к каким-то финансовым операциям на своей территории. То есть, получается, что раньше ничего подобного не было? Тогда, о чем вообще весь базар?

Чавес начал строить свой венесуэльский социализм ещё в конце прошлого века. Я, кстати, отнюдь не склонен демонизировать товарища Уго Рафаэля, в смысле, придурок, конечно, но далеко не самый кровавый и безумный, многие, ну, по крайней мере некоторые его поступки были вполне справедливыми и оправданными, но у меня сейчас нет никакого желания анализировать его политику, я о другом, много более простом и очевидном.

Начался бурный мировой рост цен на нефть и на Венесуэлу полился тропический долларовый ливень. Чавес принялся под его струями взращивать социальные райские кущи и по запарке заодно уже в седьмом году национализировал ExxonMobil и ConocoPhillips. Ну, не совсем так уж отнял и ограбил, но будем честными, выставил такие условия, что они вынуждены были собрать вещички и слинять. Да, почти уверен, что сильно обиделись. Что, впрочем, не слишком странно. И, возможно, кто-то из политиков на Западе, в том числе в США, за них тоже обиделся.

Но никто совершенно на рожон не полез. Всего лишь, как там у них и было записано в договорах, подали протест в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров при Всемирном банке. Дело тянулось и разбиралось почти шесть лет и только в тринадцатом этот Центр принял решение, что конфискация активов ConocoPhilips была незаконной и обязал Каракас выплатить 1,6 миллиардов долларов компенсации. А потом ещё и Международная торговая палата, так же предусмотренная в соответствующих договорах как арбитр в подобных спорах, признала необходимость выплаты Венесуэлой Conoco, правопреемнице ConocoPhilips, 2,4 миллиарда долларов.

Но, тут особое внимание, цифры эти, какими бы огромными или наоборот мизерными кому-то не казались, никакого абсолютно значения не имеют. Поскольку Венесуэла никаких денег не платила и платить не собиралась. Так что, вся эта трогательная история имела одно единственное последствие. В Карибском море, всего в примерно сотне километров от Венесуэлы есть несколько островков, входящих в Малые Антильские, в частности Бонейр, до сих пор имеющих такой довольно странноватый статус заморской территории Нидерландов с очень туманными правовыми и финансовыми особенностями, а по сути это такой не слишком афишируемый формально декларируемый офшор. И там у ставшей при Чавесе единственным монополистом венесуэльской нефтяной компании PdVSA было зарегистрировано несколько дочерних «помывочных контор», а заодно рядом находились и какие-то перегрузочные терминалы, где ещё и смешивали венесуэльскую тяжелую нефть с легкой (о чем мы ещё упомянем).

Так вот, Conoco удалось в обеспечение венесуэльского долга наложить лапу на эти активы. Но, ещё раз подчеркну, там всё вместе не стоило даже какой-то значительной части этого долга, а уж говорить о том, что островные структуры имели какое-то принципиальное значение в производственном процессе для Венесуэлы в целом, просто смешно. У неё мест и возможностей для подобного у самой более, чем достаточно, дефицита земель и прибрежных территорий не наблюдается. Хотя, понятно, потеря удобной «прачечной» под боком может несколько расстраивать, но явно не до уровня «повеситься».

Вы можете, конечно, мне не верить, но это и всё. Ну, в смысле вообще всё на долгие годы. Только в декабре четырнадцатого, то есть через пятнадцать лет после начала строительства ихнего социализма, американцы ввели хоть какие-то санкции. Да и их серьезными назвать сложно, да к тому же там вопросы больше не экономические, а политические и гуманитарные. Конгресс даже не то, что заморозил, но дал право правительству и соответствующим структурам замораживать личные активы и вводить визовые ограничения для тех, кто замешан в нарушении прав человека в Венесуэле. В отношении того, сколько человек конкретно попали под эти страшные «карательные меры» и какой это такой уж жуткий урон нанесло венесуэльской экономике, у меня точной информации нет. Но, судя по тому, что и сам Мадуро, и его окружение особо по этому поводу не выступало и не парилось, реальный эффект тут был, мягко говоря, не великий и не катастрофический.

А больше уже, ну, совсем ничего. То есть, очень возможно, что я ошибаюсь и даже именно с этой целью и пишу, чтобы меня поправили, но никаких конкретных расчетов и выкладок не нашел. Даже относительно той же самой пресловутой нефти. Дело в том, что венесуэльская нефть очень «тяжелая», густая, с большим количеством примесей и не особо ценится. Но есть ряд американских предприятий, которым по технологическим особенностям именно такая и нужна. Так вот, они сколько её закупали, столько и закупают, никто на это никаких ограничений не вводил.

С другой стороны, самим венесуэльцам постоянно нужно какое-то количество американской «легкой» нефти чтобы смешать, иначе даже в танкер залить сложно, не течет. И американские компании эту нефть спокойно продают без малейших ограничений. И ценами никто друг друга ни с одной стороны не давит, нормальная идет торговля по биржевым и договорным механизмам, как-то никто никому на эту тему особых претензий не предъявлял.

Но, в принципе, о каких-то американских гадостях можно было бы говорить в ситуации, подобной иранской. Если бы у Венесуэлы были проблемы со сбытом, и она задыхалась от перепроизводства не находящей спроса нефти. Но тут даже нет предмета дискуссии. Сечин постоянно публично жалуется, что ему PdVSA постоянно уже предоплаченную нефть не додает. Предпочитает в первую очередь рассчитываться с китайцами, а на «Роснефть» у них просто не хватает. Так при чем здесь американцы?

Теперь по суммам. Даже если говорить об ограбленных международных консорциумах, то, если забыть, что им в любом случае практически ничего не досталось, и чисто теоретически всё это бодание идет вокруг одного-трех миллиардов долларов. А только Россия вложила туда по разным подсчетом ярдов пятнадцать-семнадцать. Но и это чепуха, Китай потратил уже больше шестидесяти и, хотя с вложениями пока притормозил, но сворачивать сотрудничество не собирается. Так какие, собственно, проблемы?

Я уже не говорю о том, что по иным, не нефтяным вопросам, не было никаких экономических и торговых ограничений со стороны США или ещё кого-то. Опять же, если я что-либо пропустил, то прошу с цифрами и фактами в руках рассказать мне, какой страшный урон это нанесло Венесуэле. Мне ничего выяснить не удалось.

Единственная ещё претензия, что американцы ограничивают Венесуэлу в поставках туда новейших технологий, прежде всего, естественно, относящихся к нефтяной отрасли. Но тут, прошу прощения, мне совсем непонятно. Американское правительство никакими технологиями не владеет и их не применяет. И законов, которые запрещают частным фирмам делать это в Венесуэле, опять же по моим, возможно, неверным сведениям, не принимало. А то, что эти фирмы не горят большим желанием идти работать там, где их старших товарищей уже один раз обобрали, это, подозреваю, не самое странное.

Во всяком случае вон и мы, и тот же Иран и под санкциями, и как-то эту свою нефть качаем, и пока ещё с голоду не дохнем. И при всем нашем родном антиамериканизме я как-то особо не слышал, что нас до повышения пенсионного возраста америкосы довели. Про «банду Ельцина», про «лихие девяностые» и многое подобное, это да. Но американцы виноваты только в том, что развалили СССР. А дальше мы сами. И встаем с колен тоже сами. Так что, санкции нам только на пользу.

Но, господа, Венесуэла-то и не была до последних дней ни под какими санкциями! Каким же уникальным мистическим способом США умудрились довести её до нынешнего состояния?
вторая

Волны гасят ветер

Года примерно до двухтысячного, во всяком случае в моем кругу общения, рубль не то что даже предельно мало участвовал в реальных расчетах, но и в просто разговорах присутствовал лишь в случаях специфических и исключительных. Когда ты задавал любой практический вопрос, начиная от того, сколько человек зарабатывает, и заканчивая ценой какой-нибудь квартиры, машины или участка, то получая ответ и не думал переспрашивать, в какой это валюте. Естественно в долларах, это подразумевалось само собой. Если нужно было перехватить взаймы на несколько недель небольшую сумму (более крупные и на значительные сроки обуславливались иначе, то был уже не «взаймы», а коммерческий кредит, потому и разговор другой), то никому не приходило в голову просить в рублях, это было бы элементарно неприлично по всем понятным причинам.

А потом были четыре года за которые произошло довольно много очень важных изменений. Вы можете продолжать говорить любые гадости про Касьянова, но именно тогда уникально за всё постсоветское время при даже с любым учетом инфляции уж минимум в полтора, а то и больше, раза меньшей цене на нефть стабильно росла экономика. И, кроме прочего, произошел крайне значимый ещё и чисто психологически переход на взаимоотношения в рублях. Более того, в какой-то момент даже такой осторожный и аккуратный, особенно в подобных делах, человек, как я, совершил то, что до того не делал никогда. Совершил несколько для меня достаточно крупных финансовых операций чисто в рублях и пр этом вполне прилично заработал в любом эквиваленте.

Как, почему и каким образом всё это закончилось, мы обсуждали многократно и сейчас не станем возвращаться. Но я здесь несколько о другом. При моем, без малейшей иронии, безусловном уважении к управленческим административным и даже сугубо бухгалтерским талантам Михаила Михайловича, можно ли говорить, что всё или хотя бы большая часть произошедшего тогда явилось исключительно или опять же в основном его личной заслугой? Думаю, что однозначно можно ответить отрицательно.

Там было несколько этапов. И первый, как ни странно, очень важный пришелся ещё на поздние горбачевские времена. Смешные с нынешней точки зрения «кооперативы» сыграли на самом деле гигантскую роль в становлении новых отношений и появлении нового, практически забытого за предыдущие десятилетия, типа людей. И эти люди оказались готовы к тому, что началось уже с девяносто первого в совершенно ином масштабе и на принципиально иных основаниях. Дальше было пару лет реально полнейшего бардака, но полного возврата к старому уже не получилось, и с девяносто третьего по девяносто восьмой, всего за одну по-старому говоря «пятилетку» условному (крайне условному) Гайдару удалось доломать систему и установить капитализм.

Мы сейчас не станем давать определения этому капитализму. Я заранее согласен со всеми ругательными, вплоть до матерных, словами и даже от себя могу еще добавить с десяток пооскорбительнее. Но сути это не меняет. Плановая социалистическая экономика с запретом частной собственности на средства производства закончилась. При этом, вполне естественно, накопилось огромное количество попутного и во многом неизбежного дерьма, замешанного зачастую на элементарном массовом мошенничестве, в котором принимали участие почти все (я нет) вплоть до самого государства. Плюс цена на нефть и газ не баловала. В результате всё то же государство пошло на довольно рискованную, абсолютно противозаконную и в общем-то откровенно подлую авантюру, вошедшую в историю как «дефолт девяносто восьмого».

Однако при всей наглости и пакости вместе с кое-чем вполне честным и работоспособным (будем объективны, не очень многим) экономическая структура стряхнула с себя самый уж отягощающий и одиозный балласт «лихости» девяностых и начала потихоньку приходить в себя после болезненной, но необходимой и оказавшейся весьма стимулирующей встряски. Тут в какой-то степени просто повезло, хотя в тот момент поначалу в это мало кто мог поверить. Пришедший на смену жертвенному тельцу Кириенко старый советский комитетчик и аппаратчик Примаков неожиданно оказался в финансово-экономических вопросах человеком очень разумным. Он сделал именно то, что этот момент и было нужно. То есть ничего. Просто позволил локомотиву катиться по уже проложенным (да, ужасного качества и зачастую не совсем туда, но в принципе в правильном направлении) рельсам. И далее наступила эра раннего Путина, когда правительством руководил Касьянов. Который всего лишь грамотно считал, старался ничего особо не поломать и всё предыдущее, наконец, сработало.

Сработало именно то, что казалось полным безобразием и мраком. Но можно говорить любые глупости и гадости, а Россия снова начала экспортировать зерно, причем не как в пятидесятых, при нехватке для собственного населения, а на вполне сытый желудок.

Я, собственно, всю эту лирику вот к чему. Можно быть хорошим руководителем страны или хотя бы правительства. Можно не очень хорошим, а можно и откровенно плохим. Но в тот момент, когда человек приходит к власти, ничего на самом деле не происходит. Это довольно инерционная махина. Изменения и предпосылки к ним вместе с условиями накапливаются довольно долго и только затем начинают действовать в ту или другую сторону. Временной лаг тут минимум от двух лет, а обычно по крайней мере года четыре-пять. К тому же, можно спорить со стариком Кондратьевым по поводу сроков, цифр и множества прочих частностей, но в принципе само понятие экономических волн никто так и не отменил, при всем старании.

А теперь конкретно по поводу Трампа. Несомненно, он сам и вызванные им определенные настроения, и ожидания сами по себе являются объективным экономическим фактором. Но происходящие сейчас в Америки рост экономики и многие другие сопутствующие радужные показатели никак не являются и просто чисто технически не могут быть результатом именно его деятельности. Это до сих пор пока работает система так презираемого и ненавидимого многими Обамы. Можете пренебрежительно смеяться, но это данность. А благотворность и плодотворность деятельности самого Трампа проявится и станет понятной только через пару лет. Но, в любом случае, показатели неизбежно ухудшатся, опять же отнюдь или вовсе не по вине Трампа, или не только по его вине, или даже вопреки ему.

От него и от системы уравновешивающих и корректирующих его институтов зависит лишь – насколько ухудшатся. И какими будут последствия. Волны, господа, волны.
вторая

Утреннее

Выхожу сегодня перед завтраком на крыльцо с обычной наглой уверенностью, что какой-нибудь молодой подберезовик обязательно подобрался поближе к дому, чтобы оказаться на сковородке под утренней яичницей. И с изумлением обнаруживаю, что в зоне видимости ни одного приличного гриба. Одни поганки с мухоморами язвительно скалятся без малейшего стеснения и сочувствия.

Никогда особо не реагирую, к тому же подобная ситуация довольно редка, но тут почему-то задело. Решил спуститься и сделать несколько лишних шагов, уж очень настроился на определенный ожидаемый вкус. Но несколько не получилось, обошел весь участок, раздражаясь и разочаровываясь всё больше. Пусто и бесполезно. Похоже, день начался неудачно, боюсь даже думать о качестве продолжения. Наверное, курс доллара и смотреть не стоит. Про погоду и санкции уже молчу.

Однако в последний момент рискнул заглянуть на участок к соседу. Собственно, забора между нами нет и даже границы толком не обозначены, но общее представление, где чьё, имеется, и правила приличия стараемся соблюдать. Но тут я решил договориться сам с собой и сделал вид, что просто посмотреть, ничего брать не собираюсь, тем более, что, скорее всего, раз у меня ничего, то у него совсем бесполезно и надеяться. И действительно, худшие ожидания оправдались, совсем уже собрался возвращаться и тупо жрать свою яичницу с примитивной брауншвегской. Тоска.

И тут в последний момент у самого внешнего забора, там, где никогда и ничего, классическая семья белых. Как когда-то в букваре. Папа, мама и с десяток разнокалиберных детишек. Коллекционного качества и модельного вида. Взял один из крупных, остальные оставил на ужин. Половины гриба хватило полную ту самую специальную маленькую сковородку, на которой обычно готовлю по утрам. Получилось очень вкусно. Возможно, день может получиться и ничего. Пошел смотреть курс доллара.

P.S. Фото делать не стал. Надоело.Да и как-то даже обидно, будто мне и так не поверят.
вторая

Ода хитрожопости

В моем заголовке нет и намека на малейшее пренебрежение или ёрничанье, я исключительно серьезно и уважительно. Если это действительно так, то факт сам по себе очень занимательный, характерный и поучительный.

«Экономисты сравнили зарплаты в долларах в России, странах СНГ и Восточной Европы, а также в Китае и Бразилии в терминах паритета покупательной способности валют (ППС, уравнивает покупательные способности валют разных стран). При расчетах авторы использовали данные Всемирного банка о ППС 2011 года, а также курс валют и уровень инфляции в рассматриваемых странах в последующие годы. Российский уровень оплаты труда остается выше большинства стран СНГ — в 2017 году ее среднемесячный размер составил $1640 по ППС, оценили в ВШЭ. Единственным государством СНГ, обогнавшим Россию, стала Белоруссия, где средняя зарплата по ППС в прошлом году достигла $1648».

Я написал «если» потому, что все эти показатели, типа ППС со всеми примочками вроде сравнительного курса валют на фоне инфляции предоставляют слишком много возможностей для разных фокусов и манипуляций. К тому же абсолютные цифры вызывают у меня большие вопросы, откуда взялась среднемесячная зарплата в России порядка ста тысяч, если не больше, мне не совсем понятно, или доллары уж слишком условные. Но при всех «если» ситуация в любом случае милая.

Я лет пятнадцать назад довольно часто бывал в Белоруссии по делам и неплохо знаю и понимаю тогдашнее реальное положение. Они по сравнению с нами в массе были просто нищие. Разница уровней доходов и жизни наглядно и явно поражала. И вот, видимо, всё изменилось.

Не стал бы делать из этого каких-то принципиальных выводов. Я по-прежнему считаю. Что Лукашенко человек неприятный, регрессивный и у его системы управления нет никаких серьезных стратегических перспектив. И всё-таки, о чем я начал писать уже давно, он сумел помудреть, набраться опыта и не стать окончательным шизофреником. К тому же лично оказался человеком не слишком корыстным, во всяком случае, без запредельных извращений жадности. И этого оказалось достаточно, чтобы страна без особых полезных ископаемых и прочих подобных преференций, просто работая и не пускаясь в излишние международные авантюры, начала потихоньку выходить на вполне приличный уровень благосостояния.

Дай Бог белорусам удачи. И пережить Батьку без неприятных потрясений.
вторая

Мерзни, мерзни, волчий хвост

Давненько я не слышал этого замечательного выражения. Имею в виду «замораживание цен» относительно бензина.

Нет, я не являюсь таким уж упертым и абсолютным либертарианцем в вопросах экономики вообще и ценообразования в частности. Считаю, что государство имеет право и возможности, а иногда и обязанность влиять в определенные моменты на некоторые цены на ряд товаров. И для этого существует довольно разнообразный набор при правильном применении вполне эффективных инструментов.

К тому же многие известные и вполне вменяемые авторитетные экономисты, например Александр Аузан, считают, что при преимущественно государственной экономике, несмотря на спорность её полезности как таковой, в «замораживании цен» нет ничего страшного и противоестественного. Однако, не смея спорить по столь глобальным теоретическим вопросам, я просто поделюсь жизненным опытом. После того как в нашей стране на что-то «замораживают» цены, это продукт сначала становится дефицитным, потом его начинают распределять и затем он практически исчезает вовсе.

И здесь не имеет смысла успокаивать себя какими-то объективными законами. Помните, как при советской власти построили новый истребитель и у него все время отваливались крылья? Долго ничего не могли поделать и от безысходности обратились за советом к старому инженеру Рабиновичу. Он рекомендовал просверлить дырочки в местах крепления крыльев с фюзеляжем. Ему возразили, что это противоречит физике и здравому смыслу. Рабинович пояснил, что всю жизнь пытается оторвать кусок туалетной бумаги по дырочкам, но она рвется всегда где угодно, но только не там. Смирились, просверлили и самолет полетел. Вопреки всем законам.

Так что, не нужно придумывать тут логических обоснований. Много десятков лет в стране одной из основных редкостей была вобла. Достать её было почти невозможно. Однажды разрешили поставить ларьки и продавать в них кое-что по свободным ценам, в том числе воблу. Буквально следующий день она была везде и сколько угодно. Причем, отнюдь не за безумные деньги. Где столько лет скрывалась – неизвестно. Здравый смысл здесь бессилен.

И ещё почему-то вспомнилось. Ещё в конце восьмидесятых, когда много ездил по Америке на машине, обратил внимание. Но скоростной трассе идут почти в ряд несколько бензоколонок через небольшие промежутки. И на всех разные цены за галлон. А многие американцы, даже вполне обеспеченные, при том, что бензин тогда был по нынешним меркам очень дешев, увлеченно играли в игру, кто дешевле заправится. И вот едет человек, смотрит цену и думает, а какая на следующей колонке? Подъезжает, там действительно дешевле. Но он уже на крючке и не отпускает надежда, а вдруг дальше будет ещё дешевле. И вправду, там пусть всего на несколько центов, но меньше. Так несколько раз с всё большим азартом. И вдруг подъезжает к очередной, а у неё самая высокая цена из всех. Но фокус в том, что она в этом ряду последняя, до разворота несколько десятков километров, а движение задним ходом по таким дорогам категорически запрещено.

Я сначала стандартно произносил: «Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной», но потом понял, что большинство не понимает, причем тут поп, и просто ехидно улыбался.

А с бензином будет у нас однозначно и неизбежно. Или никакой реальной заморозки, а всего лишь переход от плавного изменения цен к скачкообразному, или бензин исчезнет. Ну, не рвется туалетная бумага по дырочкам.