Category: экономика

вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Несколько слов вдогонку

В том-то и дело, что при экономике третьего порядка вопрос «в каком узком месте рванет первым» становится совершенно непринципиальным и даже лишним. Нигде ничего реально не «рванет».

Кризисы перестают играть ту роль, что раньше и приобретают совсем иные формы. Но остается инерционная путаница с понятиями «экономика» и «экономические показатели». Например, очень часто количественный рост не нужен и даже вреден, а качественные структурные изменения плохо отражаются в цифрах. Потому возможна чисто человеческая субъективная паническая реакция на незначимые и виртуальные факты, которые именно и только за счет этой реакции становятся реальными и влиятельными.

Но на серьезный и подробный разговор у меня сейчас нет сил и времени, да и смысла особого не вижу. Хочу только ещё раз подчеркнуть, что встречать шампанским и фейерверками грядущую рецессию в США не стану, и не только потому, что лишен злорадства, а потому, что никакой истинной рецессии не будет.

Но ухудшение ощутимых для трамповского электората факторов неизбежно, что, на мой взгляд, может сыграть положительную корректирующую роль.
вторая

Слепая бабушка

А вот сейчас можете не только пробежаться взглядом по нижеследующему предельно краткому тексту, но и, ради чистого любопытства пометить где-нибудь у себя и попытаться запомнить. Если не вылетит из головы, то примерно через пару лет вы будете слегка удивлены, когда всё это сбудется достаточно точно и по срокам, и по многим другим параметрам.

Последнее время даже среди достаточно трезвых, скептичных и профессиональных людей, при этом отнюдь не фанатов Трампа, стало привычным констатировать, что, да, возможно, он и несколько экзотично себя ведет, особенно на международной арене, но факт есть факт, экономика при нем растет. И это действительно так, некоторые показатели просто весьма впечатляющие. Но тут стандартная школярская путаница «при» и «из-за».

Американская экономика начала расти ещё при Обаме. Опять-таки «при», тоже не надо на этого милого человека вешать лишнего. И, если серьезно, не особо фантазируя и не придумывая каких-то хитромудрых объяснений с копанием в налоговых и прочих регуляторных нюансах, иногда тактически и вправду достаточно важных, но ни в чем не особо революционных, то Трамп принципиально ничего не поменял. Конечно, спасибо, что сильно не подпортил, но будет откровенной спекуляцией утверждать, что придал какой-то личностный фантастический импульс эффективности. Однако в том-то и дело, что он может действовать только в рамках своих возможностей, а их наивно преувеличивать.

Я уже как-то подробно объяснял, что в США давно существует экономика условно «третьего рода» или уровня. Позволю себе напомнить совсем коротко и примитивно. Первый уровень, это когда строят дороги. На втором проектируют для тех, кто строит. А на третьем всем этим вообще не занимаются, а выясняют и говорят проектировщикам, куда эти дороги нужно вести. И эта экономика функционирует совсем не по стандартным, хотя для своей системы исчислений вполне верным, законам экономических циклов или волн великого Николая Дмитриевича Кондратьева, не по моделям не менее великого Василия Васильевича Леонтьева, не по каким иным более современным и модным компьютерным прогностическим играм, основанным на баловстве типа «big data». Там свои порядки, достаточно рациональные и просчитываемые, но я их сейчас даже затрагивать не стану, иначе каждый большой специалист, а у нас нынче именно каждый в этих вопросах является самым большим специалистом, начнет приводить миллионы собственных возражений, и мы утонем в глубокомысленных пустословиях.

Один русский физик, мой ровесник, подозреваю, не без некоторой доли еврейской крови, ещё в начале девяностых уехал преподавать в провинциальный английский университет. Там немного заскучал со студентами и попутно изобрел некую технологию, которую запатентовал и продал за весьма приличную сумму. Как-то лекции после этого читать немного расхотелось, купил хороший дом и стал больше в виде хобби заниматься всякими интересными, как я понимаю, более всего лично ему исследованиями. Так прошло несколько лет, и вдруг к нему приезжают два относительно молодых американца с корнями из Юго-Восточной Азии. Говорят, что им случайно попалось на глаза его прошлое изобретение и они странным образом решили, что ученый сможет им помочь и в решении их проблемы. Когда изложили суть, физик только вежливо улыбнулся. Во-первых, говорит, это имеет довольно слабое отношение к области моих знаний, а, главное, во-вторых, если я что-то и понимаю в науке, то ваша задача принципиально не решаемая. Ну, как знаешь, отвечают, мы можем сразу предложить такую-то сумму (и называют что-то запредельное), а, если дело пойдет, возьмем тебя в долю, ты подумай.

И мужик стал думать. Уже придумал. Через год-другой, когда технология начнет внедряться, это произведет революцию в одной из важнейших финансово-экономических мировых сфер и окажет огромное влияние на все биржи и фондовые рынки. Принадлежать всё будет американской компании. При этом в США ничего производиться не будет и интеллектуальный вклад американский там тоже практически нулевой. Просчитываются и прогнозируются такие вещи стандартными классическими методами?

Но это я так, в виде развлекательного лирического отступления. Мои же расчеты говорят конкретно о следующем. Абсолютно вне зависимости от действий Трампа или в принципе расклада их политических сил, через пару лет экономический там сильно замедлится, возможно по каким-то параметрам даже начнется откат, во всяком случае показатели, в том числе и социально значимые, явно ухудшатся. Это может совпасть с концом нынешнего президентского срока Трампа, может с началом следующего, если его переизберут на волне продолжающегося подъема, но дурных последствий он не избежит.

Ругать Трампа тогда будет столь же бессмысленно, как сейчас хвалить. Однако иметь в виду стоит. Я же не об окончательной победе коммунизма, тут всё достаточно скромно по срокам и проверяемо. Так что, не надо сейчас начинать со мной спорить. Просто вспомните в свое время.
вторая

Небо над Испанией

Вот уж точно не мое дело. И мнение мое по данному поводу не только не важно, но и не может быть никому интересно. И всё-таки…

Я жил в Испании. Не очень долго, но довольно «плотно». Общался с людьми самых разных возрастов и социальных слоев. Конечно, и языковой барьер, и вообще «чужак», но, знаете, грани на стройплощадке или во время серьезной пьянки иногда стираются весьма сильно. И у меня сложилось впечатление, что разделение между франкистами и республиканцами, конечно, до сих пор сохранилось. Но, во-первых, оно гораздо менее острое, чем, например, у нас по многим параметрам, а, во-вторых, имеются много более серьезные трещины раскола, скажем, между испанцами и каталонцами.

И личность Франко я сейчас не собираюсь анализировать. Однако два факта можно констатировать без особых сомнений. Свою страну он умудрился провести мимо Второй мировой и оставил её с возможностью реформы и перспективы.

Вроде формально считается, что «испанское экономическое чудо» началось в середине пятидесятых. Франко умер в семьдесят пятом, а от дел отошел ещё на пару лет раньше. Я впервые приехал в Испанию в конце восьмидесятых. На внешний поверхностный взгляд особых следов этого «чуда» тогда не наблюдалось. Нельзя было сравнить не то, что с Германией, но даже с южной Францией. Однако уже лет через двадцать это стала совсем другая страна. Барселона вообще, на мой субъективный вкус, сейчас самый крутой современный город Европы.

Я не могу сказать, что люблю Испанию, это в принципе не очень то чувство, которое могу испытывать к какому-то государству, но она мне, конечно, очень нравится, особенно Коста-Брава. Райские места. И там очень много сложностей и проблем, но, мне представляется, что отнюдь не франкизм, воспоминания о нем и массовая рефлексия по этому поводу лежит в их основе. По крайней мере, точно, это не главное и не определяющее.

Так что, не стоило трогать прах каудильо. Мне это было неприятно и тревожно. Но, ещё раз повторю и подчеркну, не моё дело. Им лучше знать. Мне же остается лишь желать над всей Испанией безоблачного неба.
вторая

Amphibia

Ну, ладно бы только кремлевские специалисты на федеральных каналах, но и самые что ни на есть демократы с либералами, типа всяких там мовчанов и шульманов, когда говорят о нынешнем состоянии венесуэльской экономики и вытекающем оттуда положении общества, не обходятся без упоминания «американского фактора».

То есть, разница только в том, что кто-то уверяет, что Чавес и продолжатель его дела Мадуро во всем были правы, и сейчас правы, а гадят исключительно США, а кто-то признает в разной степени, что да, возможно, эти ребята и сами совершили и совершают какие-то ошибки, но в любом случае «без американского влияние на ситуацию тут не обошлось».

Вот уж кого, а меня убеждать, что во всем виноваты пиндосы-америкосы, точно не нужно. И так в этом глубочайше уверен без всяких оговорок. Меня в практическом плане совсем другой вопрос интересует. Как с соседом Валерой. То, что именно он спер лопату из моего сарая, у меня вопросов никаких. Интересует только способ, которым он это сделал. И для того, чтобы всё предусмотреть и следующий раз не лопухнуться, и для того, чтобы самому владеть на всякий случай столь эффективной методикой хищения лопат, вдруг пригодится в какой критической ситуации.

Так и с этой самой грёбаной Америкой. Когда она начала ещё в шестидесятом устраивать мерзости Кубе, то изначально всё было достаточно прозрачно и понятно. Не будем сейчас о причинах этого скотства, а исключительно о методах. Сперва ограничили закупки сахара. А потом довольно быстро и неумолимо начали вводить вообще полное эмбарго на торговлю, в какой-то момент превратившееся по сути в экономическую блокаду.

То есть до полного уже маразма. Человек мог в США сесть в тюрьму за то, что курил кубинские сигары или пил ихний ром. Про то, чтобы уже американцу поехать на Кубу и потратить там свои кровные доллары, и речи быть не могло. Любой желающий способен свободно открыть в интернете список вводимых Штатами экономических санкций против Кубы по годам и посмотреть, как затягивалась удавка и обрубались все концы.

Нет, я, естественно, не могу утверждать, что, если бы США вели себя иначе, а кубинцы делали то же, что они все эти годы и делали, то сейчас на Кубе люди жили бы не хуже, чем в Майами. Но чисто формально у кубинского руководства есть все основания утверждать, что их нынешнее положение является прямым следствием пакостей сволочей-империалистов. Против фактов не попрешь, и все механизмы явные и наглядные.

Или, например, Иран. Ему накручивать хвост начали ещё англичане в начале пятидесятых, после того как Моссадек национализировал их нефтедобывающие и перерабатывающие предприятия. Потом присоединились, а с какого-то момента стали и основными в этом деле, американцы. И опять же можно свободно посмотреть, как и в связи с какими обстоятельствами США вводили и ужесточали, вплоть до полного запрета товарооборота между странами, экономические санкции против Ирана.

И в данной ситуации я, понятно, не стану утверждать, что если бы не это, то при всем остальном происходящем в Иране так, как оно происходило, теперь это была бы счастливая процветающая страна, а они не грохнули бы все свои бабки и ресурсы на атомное оружие и нынче сидели бы с ещё более голой задницей, но зато на развалинах дымящегося после ядерной бомбардировки Израиля. Но вне зависимости от любых фантазий иранцы могут с цифрами в руках и на конкретных фактах объяснить, какой ущерб их экономика понесла от всяких гадов, прежде всего заокеанских.

А вот с Венесуэлой у меня ничего понять не получается. Какая-то сплошная пустая и бездоказательная болтовня. И особенно это проявилось последние дни, когда действительно сначала англичане, а потом и Трамп (честь ему и хвала, вот теперь пусть кто-нибудь упрекнет меня в пристрастности к нему и необъективности) стали предпринимать хоть что-то реальное. Заморозили какие-то счета и ограничили доступ к каким-то финансовым операциям на своей территории. То есть, получается, что раньше ничего подобного не было? Тогда, о чем вообще весь базар?

Чавес начал строить свой венесуэльский социализм ещё в конце прошлого века. Я, кстати, отнюдь не склонен демонизировать товарища Уго Рафаэля, в смысле, придурок, конечно, но далеко не самый кровавый и безумный, многие, ну, по крайней мере некоторые его поступки были вполне справедливыми и оправданными, но у меня сейчас нет никакого желания анализировать его политику, я о другом, много более простом и очевидном.

Начался бурный мировой рост цен на нефть и на Венесуэлу полился тропический долларовый ливень. Чавес принялся под его струями взращивать социальные райские кущи и по запарке заодно уже в седьмом году национализировал ExxonMobil и ConocoPhillips. Ну, не совсем так уж отнял и ограбил, но будем честными, выставил такие условия, что они вынуждены были собрать вещички и слинять. Да, почти уверен, что сильно обиделись. Что, впрочем, не слишком странно. И, возможно, кто-то из политиков на Западе, в том числе в США, за них тоже обиделся.

Но никто совершенно на рожон не полез. Всего лишь, как там у них и было записано в договорах, подали протест в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров при Всемирном банке. Дело тянулось и разбиралось почти шесть лет и только в тринадцатом этот Центр принял решение, что конфискация активов ConocoPhilips была незаконной и обязал Каракас выплатить 1,6 миллиардов долларов компенсации. А потом ещё и Международная торговая палата, так же предусмотренная в соответствующих договорах как арбитр в подобных спорах, признала необходимость выплаты Венесуэлой Conoco, правопреемнице ConocoPhilips, 2,4 миллиарда долларов.

Но, тут особое внимание, цифры эти, какими бы огромными или наоборот мизерными кому-то не казались, никакого абсолютно значения не имеют. Поскольку Венесуэла никаких денег не платила и платить не собиралась. Так что, вся эта трогательная история имела одно единственное последствие. В Карибском море, всего в примерно сотне километров от Венесуэлы есть несколько островков, входящих в Малые Антильские, в частности Бонейр, до сих пор имеющих такой довольно странноватый статус заморской территории Нидерландов с очень туманными правовыми и финансовыми особенностями, а по сути это такой не слишком афишируемый формально декларируемый офшор. И там у ставшей при Чавесе единственным монополистом венесуэльской нефтяной компании PdVSA было зарегистрировано несколько дочерних «помывочных контор», а заодно рядом находились и какие-то перегрузочные терминалы, где ещё и смешивали венесуэльскую тяжелую нефть с легкой (о чем мы ещё упомянем).

Так вот, Conoco удалось в обеспечение венесуэльского долга наложить лапу на эти активы. Но, ещё раз подчеркну, там всё вместе не стоило даже какой-то значительной части этого долга, а уж говорить о том, что островные структуры имели какое-то принципиальное значение в производственном процессе для Венесуэлы в целом, просто смешно. У неё мест и возможностей для подобного у самой более, чем достаточно, дефицита земель и прибрежных территорий не наблюдается. Хотя, понятно, потеря удобной «прачечной» под боком может несколько расстраивать, но явно не до уровня «повеситься».

Вы можете, конечно, мне не верить, но это и всё. Ну, в смысле вообще всё на долгие годы. Только в декабре четырнадцатого, то есть через пятнадцать лет после начала строительства ихнего социализма, американцы ввели хоть какие-то санкции. Да и их серьезными назвать сложно, да к тому же там вопросы больше не экономические, а политические и гуманитарные. Конгресс даже не то, что заморозил, но дал право правительству и соответствующим структурам замораживать личные активы и вводить визовые ограничения для тех, кто замешан в нарушении прав человека в Венесуэле. В отношении того, сколько человек конкретно попали под эти страшные «карательные меры» и какой это такой уж жуткий урон нанесло венесуэльской экономике, у меня точной информации нет. Но, судя по тому, что и сам Мадуро, и его окружение особо по этому поводу не выступало и не парилось, реальный эффект тут был, мягко говоря, не великий и не катастрофический.

А больше уже, ну, совсем ничего. То есть, очень возможно, что я ошибаюсь и даже именно с этой целью и пишу, чтобы меня поправили, но никаких конкретных расчетов и выкладок не нашел. Даже относительно той же самой пресловутой нефти. Дело в том, что венесуэльская нефть очень «тяжелая», густая, с большим количеством примесей и не особо ценится. Но есть ряд американских предприятий, которым по технологическим особенностям именно такая и нужна. Так вот, они сколько её закупали, столько и закупают, никто на это никаких ограничений не вводил.

С другой стороны, самим венесуэльцам постоянно нужно какое-то количество американской «легкой» нефти чтобы смешать, иначе даже в танкер залить сложно, не течет. И американские компании эту нефть спокойно продают без малейших ограничений. И ценами никто друг друга ни с одной стороны не давит, нормальная идет торговля по биржевым и договорным механизмам, как-то никто никому на эту тему особых претензий не предъявлял.

Но, в принципе, о каких-то американских гадостях можно было бы говорить в ситуации, подобной иранской. Если бы у Венесуэлы были проблемы со сбытом, и она задыхалась от перепроизводства не находящей спроса нефти. Но тут даже нет предмета дискуссии. Сечин постоянно публично жалуется, что ему PdVSA постоянно уже предоплаченную нефть не додает. Предпочитает в первую очередь рассчитываться с китайцами, а на «Роснефть» у них просто не хватает. Так при чем здесь американцы?

Теперь по суммам. Даже если говорить об ограбленных международных консорциумах, то, если забыть, что им в любом случае практически ничего не досталось, и чисто теоретически всё это бодание идет вокруг одного-трех миллиардов долларов. А только Россия вложила туда по разным подсчетом ярдов пятнадцать-семнадцать. Но и это чепуха, Китай потратил уже больше шестидесяти и, хотя с вложениями пока притормозил, но сворачивать сотрудничество не собирается. Так какие, собственно, проблемы?

Я уже не говорю о том, что по иным, не нефтяным вопросам, не было никаких экономических и торговых ограничений со стороны США или ещё кого-то. Опять же, если я что-либо пропустил, то прошу с цифрами и фактами в руках рассказать мне, какой страшный урон это нанесло Венесуэле. Мне ничего выяснить не удалось.

Единственная ещё претензия, что американцы ограничивают Венесуэлу в поставках туда новейших технологий, прежде всего, естественно, относящихся к нефтяной отрасли. Но тут, прошу прощения, мне совсем непонятно. Американское правительство никакими технологиями не владеет и их не применяет. И законов, которые запрещают частным фирмам делать это в Венесуэле, опять же по моим, возможно, неверным сведениям, не принимало. А то, что эти фирмы не горят большим желанием идти работать там, где их старших товарищей уже один раз обобрали, это, подозреваю, не самое странное.

Во всяком случае вон и мы, и тот же Иран и под санкциями, и как-то эту свою нефть качаем, и пока ещё с голоду не дохнем. И при всем нашем родном антиамериканизме я как-то особо не слышал, что нас до повышения пенсионного возраста америкосы довели. Про «банду Ельцина», про «лихие девяностые» и многое подобное, это да. Но американцы виноваты только в том, что развалили СССР. А дальше мы сами. И встаем с колен тоже сами. Так что, санкции нам только на пользу.

Но, господа, Венесуэла-то и не была до последних дней ни под какими санкциями! Каким же уникальным мистическим способом США умудрились довести её до нынешнего состояния?
вторая

Волны гасят ветер

Года примерно до двухтысячного, во всяком случае в моем кругу общения, рубль не то что даже предельно мало участвовал в реальных расчетах, но и в просто разговорах присутствовал лишь в случаях специфических и исключительных. Когда ты задавал любой практический вопрос, начиная от того, сколько человек зарабатывает, и заканчивая ценой какой-нибудь квартиры, машины или участка, то получая ответ и не думал переспрашивать, в какой это валюте. Естественно в долларах, это подразумевалось само собой. Если нужно было перехватить взаймы на несколько недель небольшую сумму (более крупные и на значительные сроки обуславливались иначе, то был уже не «взаймы», а коммерческий кредит, потому и разговор другой), то никому не приходило в голову просить в рублях, это было бы элементарно неприлично по всем понятным причинам.

А потом были четыре года за которые произошло довольно много очень важных изменений. Вы можете продолжать говорить любые гадости про Касьянова, но именно тогда уникально за всё постсоветское время при даже с любым учетом инфляции уж минимум в полтора, а то и больше, раза меньшей цене на нефть стабильно росла экономика. И, кроме прочего, произошел крайне значимый ещё и чисто психологически переход на взаимоотношения в рублях. Более того, в какой-то момент даже такой осторожный и аккуратный, особенно в подобных делах, человек, как я, совершил то, что до того не делал никогда. Совершил несколько для меня достаточно крупных финансовых операций чисто в рублях и пр этом вполне прилично заработал в любом эквиваленте.

Как, почему и каким образом всё это закончилось, мы обсуждали многократно и сейчас не станем возвращаться. Но я здесь несколько о другом. При моем, без малейшей иронии, безусловном уважении к управленческим административным и даже сугубо бухгалтерским талантам Михаила Михайловича, можно ли говорить, что всё или хотя бы большая часть произошедшего тогда явилось исключительно или опять же в основном его личной заслугой? Думаю, что однозначно можно ответить отрицательно.

Там было несколько этапов. И первый, как ни странно, очень важный пришелся ещё на поздние горбачевские времена. Смешные с нынешней точки зрения «кооперативы» сыграли на самом деле гигантскую роль в становлении новых отношений и появлении нового, практически забытого за предыдущие десятилетия, типа людей. И эти люди оказались готовы к тому, что началось уже с девяносто первого в совершенно ином масштабе и на принципиально иных основаниях. Дальше было пару лет реально полнейшего бардака, но полного возврата к старому уже не получилось, и с девяносто третьего по девяносто восьмой, всего за одну по-старому говоря «пятилетку» условному (крайне условному) Гайдару удалось доломать систему и установить капитализм.

Мы сейчас не станем давать определения этому капитализму. Я заранее согласен со всеми ругательными, вплоть до матерных, словами и даже от себя могу еще добавить с десяток пооскорбительнее. Но сути это не меняет. Плановая социалистическая экономика с запретом частной собственности на средства производства закончилась. При этом, вполне естественно, накопилось огромное количество попутного и во многом неизбежного дерьма, замешанного зачастую на элементарном массовом мошенничестве, в котором принимали участие почти все (я нет) вплоть до самого государства. Плюс цена на нефть и газ не баловала. В результате всё то же государство пошло на довольно рискованную, абсолютно противозаконную и в общем-то откровенно подлую авантюру, вошедшую в историю как «дефолт девяносто восьмого».

Однако при всей наглости и пакости вместе с кое-чем вполне честным и работоспособным (будем объективны, не очень многим) экономическая структура стряхнула с себя самый уж отягощающий и одиозный балласт «лихости» девяностых и начала потихоньку приходить в себя после болезненной, но необходимой и оказавшейся весьма стимулирующей встряски. Тут в какой-то степени просто повезло, хотя в тот момент поначалу в это мало кто мог поверить. Пришедший на смену жертвенному тельцу Кириенко старый советский комитетчик и аппаратчик Примаков неожиданно оказался в финансово-экономических вопросах человеком очень разумным. Он сделал именно то, что этот момент и было нужно. То есть ничего. Просто позволил локомотиву катиться по уже проложенным (да, ужасного качества и зачастую не совсем туда, но в принципе в правильном направлении) рельсам. И далее наступила эра раннего Путина, когда правительством руководил Касьянов. Который всего лишь грамотно считал, старался ничего особо не поломать и всё предыдущее, наконец, сработало.

Сработало именно то, что казалось полным безобразием и мраком. Но можно говорить любые глупости и гадости, а Россия снова начала экспортировать зерно, причем не как в пятидесятых, при нехватке для собственного населения, а на вполне сытый желудок.

Я, собственно, всю эту лирику вот к чему. Можно быть хорошим руководителем страны или хотя бы правительства. Можно не очень хорошим, а можно и откровенно плохим. Но в тот момент, когда человек приходит к власти, ничего на самом деле не происходит. Это довольно инерционная махина. Изменения и предпосылки к ним вместе с условиями накапливаются довольно долго и только затем начинают действовать в ту или другую сторону. Временной лаг тут минимум от двух лет, а обычно по крайней мере года четыре-пять. К тому же, можно спорить со стариком Кондратьевым по поводу сроков, цифр и множества прочих частностей, но в принципе само понятие экономических волн никто так и не отменил, при всем старании.

А теперь конкретно по поводу Трампа. Несомненно, он сам и вызванные им определенные настроения, и ожидания сами по себе являются объективным экономическим фактором. Но происходящие сейчас в Америки рост экономики и многие другие сопутствующие радужные показатели никак не являются и просто чисто технически не могут быть результатом именно его деятельности. Это до сих пор пока работает система так презираемого и ненавидимого многими Обамы. Можете пренебрежительно смеяться, но это данность. А благотворность и плодотворность деятельности самого Трампа проявится и станет понятной только через пару лет. Но, в любом случае, показатели неизбежно ухудшатся, опять же отнюдь или вовсе не по вине Трампа, или не только по его вине, или даже вопреки ему.

От него и от системы уравновешивающих и корректирующих его институтов зависит лишь – насколько ухудшатся. И какими будут последствия. Волны, господа, волны.
вторая

Ода хитрожопости

В моем заголовке нет и намека на малейшее пренебрежение или ёрничанье, я исключительно серьезно и уважительно. Если это действительно так, то факт сам по себе очень занимательный, характерный и поучительный.

«Экономисты сравнили зарплаты в долларах в России, странах СНГ и Восточной Европы, а также в Китае и Бразилии в терминах паритета покупательной способности валют (ППС, уравнивает покупательные способности валют разных стран). При расчетах авторы использовали данные Всемирного банка о ППС 2011 года, а также курс валют и уровень инфляции в рассматриваемых странах в последующие годы. Российский уровень оплаты труда остается выше большинства стран СНГ — в 2017 году ее среднемесячный размер составил $1640 по ППС, оценили в ВШЭ. Единственным государством СНГ, обогнавшим Россию, стала Белоруссия, где средняя зарплата по ППС в прошлом году достигла $1648».

Я написал «если» потому, что все эти показатели, типа ППС со всеми примочками вроде сравнительного курса валют на фоне инфляции предоставляют слишком много возможностей для разных фокусов и манипуляций. К тому же абсолютные цифры вызывают у меня большие вопросы, откуда взялась среднемесячная зарплата в России порядка ста тысяч, если не больше, мне не совсем понятно, или доллары уж слишком условные. Но при всех «если» ситуация в любом случае милая.

Я лет пятнадцать назад довольно часто бывал в Белоруссии по делам и неплохо знаю и понимаю тогдашнее реальное положение. Они по сравнению с нами в массе были просто нищие. Разница уровней доходов и жизни наглядно и явно поражала. И вот, видимо, всё изменилось.

Не стал бы делать из этого каких-то принципиальных выводов. Я по-прежнему считаю. Что Лукашенко человек неприятный, регрессивный и у его системы управления нет никаких серьезных стратегических перспектив. И всё-таки, о чем я начал писать уже давно, он сумел помудреть, набраться опыта и не стать окончательным шизофреником. К тому же лично оказался человеком не слишком корыстным, во всяком случае, без запредельных извращений жадности. И этого оказалось достаточно, чтобы страна без особых полезных ископаемых и прочих подобных преференций, просто работая и не пускаясь в излишние международные авантюры, начала потихоньку выходить на вполне приличный уровень благосостояния.

Дай Бог белорусам удачи. И пережить Батьку без неприятных потрясений.
вторая

Ну, если так, по-хорошему

SWIFT, морская транспортировка углеводородов и госдолг.

Делается в полпинка, одним нажатием кнопки. Ощущения, поверьте, изумительные.

Ничего, прорвемся, как сказал один презерватив другому.

А интернет, это чепуха, этого в процессе никто и не заметит.

Вообще, многое с жиру и от лукавого.

Быть беде. Взметнулось пламя.
Против нас тот, кто не с нами,
Быть беде, когда беда у стен.
И за сельские забавы,
За тенистые дубравы,
За улыбки милых дев,
Улыбнется играм вашим
И покатится, сорвавшись,
Золотой осенний день.
И последнее виденье
Будет вам не на постели.
И с последним взглядом вашим ―
Мерно бьют часы на башне,
Тихо бьют часы на башне,
Снова бьют часы на башне.

Чепуха. Не берите в голову. Всё будет хорошо. Хоть и всем по-разному, но это уже частности.
вторая

Нелекция

Случившийся в комментариях к моей реплике «о налогах и смерти» даже не то, что диспут, а, скорее, странноватый обмен эмоциями, к моему большому удовольствию показал, насколько отмеченное мною явление «лекционного мышления» действительно распространено и властвует всё более.

История стандартная. Мало кто (хотя были и такие, не стану врать и преувеличивать ради красного словца) попытался понять написанное, а обсуждать принялись лишь весьма косвенно связанное с темой. Правда, почему-то смерть показалась менее значимой темой по сравнению с налогами, вот и начали говорить о том, хороша или плоха налоговая реформа Трампа и полезно или нет для экономики снижать налоги на корпорации.

Хорошо, ещё раз, на всякий случай, повторю сказанное мною уже многократно и тоже практически всегда встречаемое в штыки и с полнейшим непониманием. Лично я категорический и однозначный сторонник максимально возможного, наиболее оптимального и эффективного снижения налогов во всех сферах и областях, не только для корпораций, но и для частных лиц. Более того, являюсь противником наиболее популярной меры, то есть прогрессивной шкалы налогообложения, опять же, не только для физлиц, но и для любых организаций. Да что там, вообще страшную чепуху несу, за которую и вовсе изначально подвергаюсь остракизму, утверждаю, что эта шкала должна быть регрессивной, да и то до определенного предела, после которого прибыль и вовсе должна быть освобождена от любого налогообложения.

Уверен в том, что именно такая система наиболее полезна и для социального, и для психологического, и для экономического состояния общества. Но, во-первых, я никому не читаю публичных «лекций», которые начинались бы с категорического утверждения, что давайте предельно снизим налоги или отменим их вовсе, и всем будет счастье. А, во-вторых, заметьте, что говоря о налогах, я говорю не «максимальном их снижении», а о «максимально возможном, оптимальном и эффективном». Что подразумевает в каждом отдельном случае необходимость общественного и профессионального диалога применимо к конкретным ситуациям.

Но это всё совершенно из другой оперы, которую можно петь ещё очень долго, если не бесконечно. Я же в данном случае писал совсем о другом. Об очень простом, почти примитивном. Что утверждение «если снизить налоговое бремя на корпорации, то они станут платить большие зарплаты своим работникам» в устах высокопрофессионального экономиста, с экрана телевизора читающего «лекцию» простому народу, неправомочна и отражает определенную психологическую тенденцию поучать от имени некой высшей истины, которой якобы владеет «лектор». Ну, тут нечего обсуждать и не о чем спорить. Просто сие есть фактический факт, что нет такого абсолютного закона или, во всяком случае его наличие ничем никогда не подтверждено на практике. И точка. Но нет же, надо опять переходить на дискуссию, хорошо ли снижать налоги на корпорации и правильно ли, что Трамп это делает. Тьфу, белка в колесе какая-то получается.

А вообще, если серьезно, и прекратить использовать собственные дурные эмоции как питательную почву для подтверждения и ощущения реальности своего бытия, то стоит попытаться, расслабившись, посмотреть на вещи несколько проще. Снижение налогов – это всего лишь один из способов увеличения прибыли и доходов. А выплата зарплаты работникам – тоже только один из видов оставления денег населению и внегосударственного распределения между людьми вместо изъятия их в бюджет.

И вот с этой точки зрения рассмотрим два весьма типичных совсем реальных случая в очень во много экономически и демографически схожих, но по огромному количеству критериев и различных странах.

В Китае, в провинции Чжэцзян ещё лет больше двадцати назад один мужик создал фабрику по производству пластмассовых контейнеров для холодильников. Я своими глазами видел, что там происходит, это полный ужас. Они там что-то в нечеловеческих условиях комструлят в каких-то допотопных ржавых ваннах, ходят в грязных марлевых повязках, но все равно как пьяные доходяги, труд невероятно тяжелый, вредный и в принципе чрезвычайно варварский, всё вокруг засрали на многие километры и живут очень паршиво. Но за счет дешевой рабочей силы, лояльного отношения властей, особенностей китайского менталитета и ещё множества подобных привходящих, продукция этой фабрики по соотношению цены и качества сразу стала весьма конкурентоспособной даже на мировом рынке, и хозяин потихонечку богател, расширяя производство.

В результате там оказалось чуть ни десять тысяч занятых, а объемы производства таковы, что владелец стал грести миллионы в валюте. Но одновременно и общий уровень что жизни, что зарплат в Китае повышался и какое-то время мужик шел в фарватере общего движения, немного увеличивая зарплаты рабочим и по мере возможности слегка облегчая им условия труда. Что, естественно, тоже не сильно и не принципиально, очень постепенно, но неумолимо снижало конкурентоспособность его продукции и, следовательно, прибыль. И всё-таки капитал рос. И когда он перевалил через определенный уровень, хозяин в нескольких километрах от старого производства построил новый завод. По последнему слову технологии и экологии.

Набил его самым современным немецким оборудованием, в Германии же обучил сотню операторов, достаточную и необходимую для управления автоматическими линиями и приготовился к запуску нового производства, объем которого должен был стать в несколько раз выше прежнего. Да ещё и экономически более эффективным, себестоимость ниже в том числе и за счет гигантского уменьшения фонда заработной платы, хотя конкретные зарплаты каждого нового рабочего тоже предполагались почти немецкие, то есть, неизмеримо выше прежних. Но всего для ста человек вместо десяти тысяч.

Однако мужик, как битый пожилой китаец, хоть и имел уже предварительные договоренности, иначе и дергаться бы не стал, но на всякий случай решил не спешить и ещё раз пошел в обком КПК к самому высокому руководству. Так, мол, и так, запускаю новый завод, но старый придется закрыть, что прикажете делать с рабочими? Ему ответили четко и жестко. Типа, ты в такие дела не лезь, судьбами народа занимается коммунистическая партия, она и без тебя найдет верные решения, а твое дело гнать конкурентоспособный товар по всему миру и высоко нести знамя китайского качества, пополняя банковские счета всеми возможными видами конвертируемых валют.

Кстати, история с десятком тысяч новых безработных в провинции на фоне и так не полного порядка занятости в ней до сих пор не закончена, и там довольно серьезные проблемы, но новый завод работает, прибыль дает значительно большую, а фонд заработной платы с прежним несоизмерим.

В Индии, недалеко от Калькутты, есть традиционный регион производства изделий из кожи. И, хотя именно обувь, особенно в европейском её понимании и варианте, не является для этой страны в силу ряда культурных и климатических причин предметом таким уж родным и исконным, но уже со второй половины прошлого века там стали делать вполне международных образцов туфли и ботинки. Качества нельзя сказать, чтоб такого уж высочайшего, да и производительность труда не такая уж высокая, но из-за приличного сырья, низких зарплат и капиталовложений, определенных преимуществ ручной работы и прочих подобных местных факторов, дело потихоньку шло и развивалось.

Несколько десятков лет назад одному предприимчивому индусу удалось организовать даже вполне массовое и по их понятиям эффективное производство, которое как-то выползло на международный рынок и медленно по нему принялось растекаться. В конце концов на фабрике оказалось тоже порядка десяти тысяч рабочих и в принципе никакой особый кризис всему этому не грозил. Однако владелец-индус оказался не только предприимчивым, но и прозорливым. Он понял, что это тупик, и в связи опять-таки с очень медленным, постепенным, но неумолимым ростом уровня жизни и стоимости рабочей силы в стране он в конце концов потеряет большую часть своих преимуществ в конкурентоспособности, если не предпримет каких-то кардинальных изменений.

И, поскольку капиталов у его корпорации уже набралось и появились финансовые возможности определенного уровня, он договорился с несколькими крупными международными производителями из Италии и Германии, что он для них построит современное производство, закупит соответствующее оборудование, обучит персонал, и они начнут гнать продукцию уже совсем иного объема и качества.

Но как только он приступил к осуществлению идеи, к нему явились местные политики и представители влиятельных местных же общественных организаций. Подожди, парень, сказали они, а сколько народу будет работать на твоем новом оборудовании? Он ответил, что несколько сотен. Нет, возразили политики и общественники. Так не пойдет. Ты можешь, естественно, делать что угодно и как угодно улучшать производство, у нас демократическая страна. Но ни один человек не должен быть уволен. Иначе мы тебя сожрем, у нас и без того тут социальных проблем с безработицей хватает.

И вот индус до сих пор чешет репу. Прибыль-то у него продолжает пока расти, но экстенсивно продолжать улучшать условия труда и увеличивать его оплату он больше не может, рынок подает явные сигналы, да и партнеры из Италии и Германии ещё его окончательно не послали, но уже начинают сильно нервничать.

Я всё это рассказал не для выведения какой-то общей морали. А исключительно чтобы показать, насколько нет единой кнопки в экономике, нажав на которую можно всегда и везде получить одинаковый результат. И любая абсолютизация своей позиции за пределы конкретики не то, что глупа или нелепа, а элементарно не работает. А именно с американскими корпорациями в нынешних условиях всё ещё много сложнее, поскольку там просто иной уровень проблем и количество взаимосвязанных факторов.

И тут ещё хочу добавить один смешной момент. Процент нематериальных активов в мировой экономике приближается к восьмидесяти. И это переводит вопрос связи налогообложения с уровнем зарплат во множество совсем иных плоскостей, но пока туда соваться мы совсем не станем, и так наговорено достаточно для легкой изжоги после вечерней рюмки водки. Так что, глотните Альмагеля и не парьтесь, после него бараний жир котлет можно безболезненно залить не только с помощью Veuve Clicquot, но и самым обычным пивом. Главное, чтобы в удовольствие.

А о самих налогах мы ещё, возможно, немного поговорим позже, если позволит здоровье и настроение.
вторая

Курс Nord-Ost

А и правда, что это мы последнее время всё больше о духовном и нравственном? Хотя последняя и даже предпоследняя заначка у многих до сих пор в зелени, а цены в магазинах по-прежнему, если не совсем напрямую, то в очень большой степени так или иначе зависят от цены барреля нефти. Так что, действительно, давайте хоть несколько слов о насущном.

И сразу у некоторых постоянных внимательных читателей может сложиться впечатление, будто я собираюсь оправдываться за допущенные ошибки в прогнозах и расчётах. Каковые подозрения вроде бы, на первый взгляд, и имеют под собой определенные основания. Я говорил, что доллар и евро стремятся к паритету. А век углеводородов клонится к закату, между тем курс евро к доллару начинает неприлично близко подбираться к один и два, а нефть постоянно отталкивается вверх от пятидесяти. Выходит, сел Юрич в лужу со своим хваленым безошибочным чутьем?

Рано радуются недруги и зря огорчаются доброжелатели. В реальности ничего особо непредусмотренного не происходит, хотя оно, это самое непредусмотренное всегда произойти может и потому неизбежно обязано присутствовать в любых расчетах. Однако не сейчас.

В принципе, о чем я неоднократно писал, колебания до один пятнадцать в любую сторону и являются по сути техническим паритетом, что было заложено ещё изначально при введении евро. Но, конечно, только на это не свалишь наглядную девиацию, когда за считанные месяц качнулось от 1,05 до 1,19. Там явно ещё что-то вклинилось.

И надо признать, что многие самые сановные и именитые аналитики финансового рынка, то есть, с моей точки зрения, самые большие бездельники и фуфлогоны, уже последнее время или сами нехотя лениво проговариваются, или надменно стараются не замечать и не возражать, когда об этом говорят люди менее пафосные и более деловые, что курс доллара не только к евро, но и основным мировым валютам всё более становится откровенно «нарисованным». Поскольку вовсе перестал соотноситься с любыми фундаментальными и хоть сколько-то объективными показателями, типа торгового баланса США, состоянием рынка труда или инфляцией. Ну, то есть полный отрыв крыши, даже какой-то искусственной фантастической связи не придумаешь.

Но тут и придумывать ничего не надо. Почему сразу после выборов Трампа на российский рынок ценных бумаг пришло довольно большое количество денег из-за рубежа, в том числе из Америки? По кочану. Люди купили аплодисменты, которыми это событие было встречено в нашей Госдуме и звездно-полосатый флаг на машине Маргариты Симоньян. Ничего более. Но как бездумно купили, так через какое-то время автоматически и продали, горячие денежки по своему обыкновению испарились очень быстро. Тут никаких реальных факторов или работы мозга. Препарированная лягушка сокращением мышцы лапки реагирует на любой раздражитель.

Так и с долларом вообще. Эти десять с небольшим процентов есть просто цена «фактора Трампа». Совершенно вне зависимости от того, существует ли он на самом деле и каков, положителен или отрицателен, знак этого существования. Такова стоимость. По моим расчетам максимальная её величина процентов двадцать пять. Хотя и это вряд ли, очень многие уже закрывают позиции и фиксируют прибыль. Дальше включатся стандартные игровые примочки, типа ставки Евробанка, и всё пойдет своим привычным путем, то есть к паритету.

А самому «фактору Трампа» в любом виде и на любых уровнях работать ещё не больше года, хотя, скорее всего, и значительно меньше, прочность, стабильность и инерционность общей системы слишком велика.

Это же относится и к нефти. Поспекулировать, естественно, не только можно, но, у кого тут профессия, просто-таки нужно до необходимости. Вот и выискиваются какие-то надуманные прибамбасы, вроде политической ситуации в Нигерии. А в рукаве ещё спрятана ядерная бомба КНДР.

При том, что, казалось бы, более конкретные и приземленные рабочие инструменты, типа пресловутых «договоренностей России с ОПЕК», оказываются уже полностью анекдотом, когда все кричат об ограничениях и одновременно увеличивают добычу, оправдываясь «чисто техническими причинами». Запасы нефти в США растут одновременно с ценой барреля. Все смеются, все довольны и все стыдливо отводят глазки.

Но на суть это всё не влияет. Нефтяной век не реанимировать, а доллар не убить. Наше дело правое и победа будет за нами. In God We Trust!